Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - "Raphael vuelve por Navidad". 2004

"Raphael vuelve por Navidad". 2004

РАФАЭЛЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ ПОД РОЖДЕСТВО. 2004

Интервью после концерта в театре "Сарсуэла"

Журналист. - Всем испанцам, слушателям и  поклонникам из Латинской Америки, нет нужды говорить о том, что Рафаэль и Рождество уже давно и неразрывно связаны, с тех самых пор, когда был записан "La Canción Del Tamborilero". И, возможно, поэтому для своего второго диска, после столь ожидаемого всеми возвращения, Рафаэль избрал рождественскую тему.

- Не это ли, Рафаэль, стало  истинной причиной того, что ты назвал этот свой диск "Raphael vuelve por Navidad"?

Рафаэль. - Это одна из причин, которая послужила  мотвом  для создания этого диска, и, кроме того, я считаю, что для певца, выпустившего за свою творческую карьеру столько дисков, совсем не плохо иметь один классический рождественский диск. Не так ли?

У всех великих певцов мира имеются в своем активе такие диски. Я задумался над этим еще, когда был совсем молодым. В 1965 году я записал рождественскую песенку, которая называлась "Pequeño Tamborilero", и она доставила мне  огромное удовольствие. И что бы кто ни думал, но именно она явилась моим первым успехом. Это было еще до появления песен "Yo soy aquel", "Hablemos del amor", "Digan lo que digan", "La noche" и других.

 

Ж. - Если говорить об этом, то сейчас в любом специализированном магазине можно найти и Фрэнка Синатру, и Тони Бэннэта, Нат Кинг Кола, Джони Касса, Джони Баэса, Рея Чарльза, во Франции - Шарля Азнавура. А в Испании такой традиции нет. Ты считаешь, что в этом есть потребность? Как ты думаешь, почему в Испании не было традиции записывать диски, полностью посвященные Рождеству?

Р. - Не знаю, я думаю, что исполнителю  нелегко подобрать песни о Рождестве. И, кроме того, рынок сегодня достаточно сложный, необходимо иметь силы и большое влияние, чтобы сказать "нет, я хочу сделать это так, как считаю правильным, потому что именно это сейчас необходимо. Я записал очень много дисков, и не ищу просто успеха, который, всегда ожидается, так ведь? Немедленного успеха. Поэтому мне кажется, что  поступил правильно, и я очень доволен, что сделал  запись, и надеюсь, что людям диск тоже понравится.

Ж. – Что действительно трудно, так это, входя в 2005 год, найти репертуар, который бы не был обычным, классическим или попсовым.  Насуколько сложно  подобрать репертуар, составленный именно для такого диска? 

Р. - К счастью, мне действительно удалось сделать  так, благодаря особенностям моего голоса. Я все подчинил именно этому,  и потом у меня была возможность, чтобы для меня сочинили  заключающую диск рождественскую песню. О Рождестве, о котором нужно сегодня говорить,  так ведь? О Рождестве, которое бы решало проблемы обездоленных. О Рождестве "ángelitos negros" (являющихся людьми, которые пытаются добраться до наших берегов на плоскодонках), говорящем о социальных реалиях мира, в котором мы все живем, и не только здесь, в Испании, а везде. И потому, я думаю, песня под названием «bendito y maldito Navidad" очень взволнует людей, и надеюсь, не только в Испании, но и в других странах.

Ж. - Ты сделал новую аранжировку «Счастливого Рожества, война окончена» Джона Леннона.  Для меня, это великолепная рождественская песня, которая, тем не менее, имеет мало версий, так? Как тебе пришло в голову сделать это?

Р. – Ну, она уже была у меня, и я ждал подходящего момента, чтобы записать ее, и сейчас он настал. Я не думаю, что этот диск стал бы рождественским, поскольку такие веши, уникальны и делаются один раз.

Ж. - А Рождество длится долго, очень долго…

Р. – Да, уже есть один диск, который люди могут слушать каждое Рождество,  правда? Точно также, как они слушают "La cancion del tamborilero", начиная с 1965 года, и ему уже почти 40 лет, так? Ну, и здесь я сделал небольшое дополнение. Я включил в этот диск "La cancion del tamborilero". 

Ж. - Есть нечто удивительное: Ты записал все новые вещи и оставил неизменным "tamborilero". Ты предпочел оставить ту же версию, то есть, ты считаешь, что он не нуждается в улучшении?

Р. – Нет, нет. Дело совсем не в этом…

Ж. - Значит все-таки нуждается?

Р. – Ну, не знаю, я не критик и в еще меньшей  степени способен критиковать самого себя. Просто эта песня исполнена особого очарования, которое невозможно повторить. Поскольку она была записана тогда, когда должна была быть записана, там, где должна была быть записана, и именно теми людьми, которые ее записали, это неприкосновенно. Таким образом, я сохраняю свое глубочайшее уважение к Освальдо де лос Риос, поэтому все так и остается, и, кроме того, она на слуху у людей, они помнят ее именно такой. Я считаю, что, адаптировав ее под сегодняшний день, мы просто сделаем ее похожей на остальные записанные мною песни. Я не записал ее по-новому, хотя и мог это сделать, поскольку не чувствовал бы того, прежнего очарования.

Ж. – Это классика, нет?

Р. - Да. это классика, также, как и "Blanca navidad", новый вариант "Noche de paz". Мне очень нравится, как она получилась со всеми  изменениями и звучанием. Думаю, что этот диск произведет на людей  сильное впечатление. Во всяком случае, я надеюсь, и именно с такой надеждой он и был сделан. 

Ж. – Именно желая отдать дань современному, ты включил в свой репертуар еще одну рождественскую песню Джорджа Майкла "La ultima navidad"?

Р. – Да. Дело в том, что я записал ее в ¼ и сделал очень экспрессивной, с очень выразительными и по-доброму грустными словами.

Ж. - Говоря о грусти, то есть, грусти в "Bendita y maldita navidad" твоим посылом является "Не может быть хорошим только один день, а плохими 364"…

Р. – 364 плохих дня в году.

Ж. – Да, точно так, то есть, по-твоему, это хорошее послание в преддверии Рождества, когда мы должны забыть обо всех проблемах?

Р. – Да это так. Дело в том, что это так. И так ты это и объясняешь, один год без любви и один день для любви. Именно так, чтобы иметь возможность воспользоваться хотя бы одним хорошим днем, и чтобы на земле был мир – не только в этот день, и чтобы и для "желтых", и "черных", и "белых", и "индейцев", в общем, чтобы в этот день мир царил для всех. Я знаю, что этого слишком сложно достичь, но мы, люди, всегда надеемся, что это возможно. 

Ж. – Эту песню для тебя написал Мартинес Сарес? Как вы встретились? Кто кого нашел? Твоим продюсером была компания?

Р. – Нет. О нем мне сказал один мой самый большой друг, которого я очень люблю. Который в добрые, старые времена был моим менеджером и говорил мне о нем, и привел его однажды ко мне домой. Он мечтал о многих вещах, не имеющих отношения к Рождеству.

Ж. – Да?

Р. – Мы договорились, что будем работать вместе. И тогда я сказал ему: "А почему бы тебе авансом не сделать мне одну вещь…", а он сделал удивленное лицо, как будто бы спрашивая – Что? Я знаю, что очень сложно петь под Рождество или написать что-либо рождественское, находясь на излете своих лет. Однако он сделал просто чудо. И, надо сказать, сделал это, не веря в то, что у него что-либо получится, поскольку, мягко говоря, несколько странно выглядит просьба человека на склоне лет сочинить для него рождественскую песню.

Ж. - Да, и все же, как хорошо, что среди этой коллекции супер рождественских песен, оказались "Blanca Navidad", "Когда родился мальчик"…

Р. - "Noche de paz".

Ж-т. – Кстати, ты ведь до сих пор никогда не записывал "Blanca Navidad"? Для избранных рождественских песен?

Р. – Я записал ее вместе с "La canción del Tamborilero" в 1965 году.

Ж. - Ах, вот как. Но ты говорил …

Р. – Ничего подобного. Эту я должен был записать заново.

Ж-т. – Это великая песня Берли, которую тоже пели во всем мире…

Р. – Да, конечно.

Ж-т. И которую, всякий артист твоего уровня должен иметь в своем репертуаре.

Р. – Великие песни должны петь во всем мире. Да. Великие песни выдерживают испытание временем. Например, эта, "my way" всегда есть в репертуаре, разве нет? Каждый привносит в нее что-то свое. Французская "Не покидай меня" Жака… Есть песни, которые являются венцом всего, не так ли? Думаю, что "yo soy aquel" тоже входит в их число. 

Ж. – Да. "Yo soy aquel", с которой ты выступил в 66-ом на Евровидении, а в 67 с "Hablemos del amor", когда мы впервые зажгли победный свет на Евровидении. Ладно, давай продолжим наш разговор о рождественских песнях, например, эта «Он родился» Рея Чарлза. Как она пришла к тебе? Как ты с ним познакомился?

Р. – Эта рождественская песня у меня уже очень давно и я никак не мог понять, почему она не появилась на публике. И вдруг, несколько лет тому назад я услышал ее как обыкновенную песню, среди того, что пел Энтони Квин, и Марчело Мастрояни, или лучше сказать не пел, а проговаривал, и я сказал себе: "Если это рождественская песня, то почему ее не поют соответственно?". И поскольку это была очень хорошая музыка, то тогда они сказали: "Давайте положим ее на нормальные слова", Я не знаю, что они подразумевают под нормальными словами. И так ее и пели. И тогда я вернул ей рождественский дух.

Ж. – Рождественский дух. Мы столько говорим о многих более или менее современных песнях, что люди могут подумать, что речь идет не о том диске с традиционными рождественскими песнями. Однако ты говорил, что это было попурри… На какие темы?

Р. – Да. Есть фантастическое попурри. По крайней мере, мне оно очень нравится. В нем говорится и о мексиканских праздниках и о речных рыбах всех рек Испании. Десятиминутное попурри очень хорошое, на мой взгляд, скомпонованное, с великолепным, просто сказочным звучанием и великолепными хоровыми партиями.

Ж. – А есть на этом диске, что-нибудь современное испанское? Думаю, что там есть "Рождество приди в мой дом" Луиса Агилеса.

Р. - Конечно, конечно.

Ж. – Наверное, есть вещи, которые должны быть. Ты только что закончил работу над диском на все времена. Ну, то есть, который будут слушать и на это Рождество и на будущее и в течение 30, 40 или 50-ти лет. Не слишком ли это ответственно сказать: "Я сделаю произведение, дабы увековечить себя, а не сиюминутный хит"?

Р. - Поэтому я и старался сделать его, потому что для этого необходимо хорошо владеть профессией, ремеслом, знать, о чем идет речь, как сказали бы в Латинской Америке, откуда ноги растут. И, прежде всего, быть спокойным относительно того, что тебе не нужен просто диск, то есть, для того, чтобы он продавался, и, таким образом, спасти год, лето. Я давно уже не принадлежу к таким певцам. И, потом, я думаю, что мое дело – записывать лучшее, не привязываясь ни к моде ни ко времени. 

Ж. – В этот диск вы его сейчас видите, а мы слушаем, ты вставил видео с песнями из твоего концерта в театре «Сарсуэла».

Р. - Да, в этом концерте есть 11 песен моего повторного появления в мадридском театре "Сарсуэла", которые также, я надеюсь, появятся на видео. А здесь мы дали эти 11 песен предварительно. 

Ж. Какое значение для тебя имело не появление этого видео диска, а новая встреча с твоим зрителем после жестокого удара, нанесенного тебе жизнью? Почему все рукоплещут твоей жизнеспособности.

Р. – Это встречу я продолжаю проживать изо дня в день, потому что с тех пор я уже сделал два мировых концертных турне, и эти встречи с публикой - это что-то фантастическое. Я счастлив. Мне хорошо, как никогда, от благодарности и спокойствия. 

Ж. – Ты продолжаешь воспринимать концерты как ежедневный вызов?

Р. – Ну, в общем, да, если я нахожусь в одном месте, то да. Если я нахожусь в турне, то один день - да, второй - нет. Однако не из-за чего-либо. Просто потому что хватит уже. Да и мои турне долгие. Но, возможно, более контролируемые, чем раньше. 

Ж. Ну, что ж, для того, чтобы закончить наше интервью, нам остается только, чтобы ты рассказал нам, как ты живешь. Мы уже говорили об этом, но я думаю, что это сейчас ключевая тема: "Bendita y maldita Navidad". С чем ты обращаешься к публике, и что сейчас можешь сказать всем своим почитателям?

Р. – Ну, то же, что говорил и раньше. Такого не будет никогда, чтобы все наладилось, и даже Рождество не изменит что-либо. Поэтому остается лишь желать, чтобы хотя бы один день - да? - все было хорошо, и дай Бог – два, три, четыре, месяц и так, чтобы мы улучшали свою жизнь. В любом случае, эта песня, я уверен, будет иметь успех не только в Рождество, и я с удовольствием буду петь ее каждый день на всех моих концертах, поскольку эта песня навсегда.

Ж. – Ну, вот. Рафаэль отлично рассказал нам об этом диске. Древние греки приняли решение: каждые четыре года проводить олимпийские игры, и так, чтобы в это время царил мир, и никаких войн. А Рафаэль будет добиваться того же, будет добываться, чтобы рождественские дни увеличивались, чтобы Рождество было больше благословенным, чем проклятым, и чтобы мы все могли наслаждаться таким прекрасным диском, как этот, который называется: «Рафаэль возвращается под Рождество»

07.10.2004
Перевод Валерия Крутоуза

Опубликовано на сайте 02.09.2010