Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Confidencias con Viviana Gibelli. 2004

Confidencias con Viviana Gibelli. 2004

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО С ВИВИАНОЙ ГИБЕЛЛИ. 2004

Вивиана Гибели, ведущая передачи:- Все мы с детства имеем свои стремления и мечты. Но часто бывает так, что жизнь не дает им воплотиться. Но зато с каким привкусом счастья мы произносим такие слова, как "мне удалось добиться цели" или же "мои мечты уже реальность"...

Человек, который может это сказать совершенно точно - это личность абсолютно необыкновенная - с детства, когда был еще совсем мальчишкой он сказал, что хочет быть артистом - и он им стал в полном смысле этого слова - до мозга костей величайший артист, которого почитает весь мир. И мы можем даже сказать, что он - это легенда в своем роде, личность необыкновенная, артист, характер которого и его стиль не имеет равных в мире. И этой ночью я счастлива приветствовать этого артиста, для которого диски, золотые и платиновые, - это уже такая обычная вещь, что его наградили Урановым за 50 млн проданных копий.

Дамы и господа! Я счастлива приветствовать в студии - El Niño de Linares - Рафаэля!

Р. - Привет!

В. - Какое счастье! Какая удача! Проходи и присаживайся! Чувствуй себя как дома...

Р. - Я чувствую себя как дома... На сцене или перед камерой я чувствую себя прекрасно, как дома. Это как продолжение моего дома... 41 год, как я выхожу на сцену,  и это для меня уже привычное дело находиться здесь, с вами... Я счастлив этой возможности.

В. - И Венесуэлла для тебя стала твоим домом? Ты полюбил нашу землю? Что значит для тебя прикоснуться еще один раз к ней?

Р. - Я только и делаю, что трогаю ее от счастья... Но если серьезно, то первое, что я чувствую - это неимоверную любовь вашего народа, который мне верен столько лет... Я счастлив!

В. - Недавно ты отметил свой день рождения, 5 мая...

Р. - Теперь у меня два дня рождения. Второе - 1 апреля, когда мне исполнился один годик.

В. - Это день твоего нового рождения, возврата к жизни и, наверное, тебе годовалому подарили какую-нибудь пустышку.

Р. - Дома мне всегда делают много подарков в день рождения, и среди них на это раз были и пустышки. Да, конечно, я еще совсем маленький... Но все же не до такой степени.

В. - А теперь расскажи о твоем этом первом годе жизни: ты пережил операцию по трансплантации печени...

Р. - Да, первого апреля. И теперь я хочу обратиться к зрителям, к тем, кто сейчас в таком же положении или у кого-то кто-то из родных в похожей ситуации, в подобной беде - хочу Вам сказать, что самое хорошее - это не падать духом! Радость жизни - это самое важное для вас! Помимо всех врачей и лечения, больше чем прописанные лекарства - это желание жить и сила этого желания! Поэтому я всех призываю: "Воодушевляйтесь, ободряйтесь! Все будет хорошо!"

В. - Ты можешь это сказать теперь в полный голос! Ты выглядишь прекрасно! По тебе и не скажешь, что ты прошел через такое сильное испытание, как пересадка печени. Расскажи, что ты загадал, когда гасил эту свечку твоего первого года рождения?

Р. - Мне уже исполнилось 61.

В. - Ты прекрасно выглядишь, о Боже (обращаясь к зрителям) посмотрите, как прекрасен этот мужчина! Я люблю тебя!

Р. - Но мне всегда 23, не больше... Если думают, что больше - это их проблема.

В. - Так, что ты говоришь, когда гасишь свечку на торте?

Р. - Знаешь, у нас говорят, чтобы ничего не менялось, пусть все будет как есть... И я тоже хочу, чтобы все оставалось со мной: не только здоровье, но и любовь моей семьи, друзей, которых я обожаю. Эта любовь безграничная между мной и моей публикой, такая всепоглощающая, которую я чувствую всегда, когда выхожу на сцену.  Чтобы так оставалось всегда. Чтоб все оставалось, как оно есть сейчас.

В. - Сегодня мы будем тебя спрашивать о многом и говорить о многом, но прежде всего я хочу поблагодарить ту женщину, которая всегда делает возможным встречи с такими замечательными артистами и такой величины как ты. Это Мария Гомес. Аплодисменты Марии! И хочу напомнить, что с завтрашнего дня мы можем тебя видеть в концертах, а также поздравить тебя с новым диском De Vuelta.

Р. - Почему диск так назван - De Vuelta?.. Потому что я возвращаюсь... к жизни, к работе, к друзьям... Я на обратном пути... Я не говорю, что я уже вернулся, что означало бы "estar de vuelta", но я возвращаюсь... Ко всему.

В. - Ты возвращаешься к песне. Что ты думаешь об этом диске?

Р. - Я полагаю, что это мой лучший диск. Это 86-ой диск в моей карьере, и он лучший.

В. - В первый год твоей жизни...

Р. - Для меня лучший, и зритель меня поймет. Сейчас все идет лучше, чем раньше, все улучшается, все восстанавливается...

В - Ты извини, что я тебе говорю все время "ты"...

Р. - Но ведь я еще маленький, мне только годик.

В. - Тогда ты ко мне должен обращаться на "вы", я намного старше... Скажи, ты, который может смотреть на всех свысока, или, как говорится, "через плечо", ты всегда говоришь, что  ты "вечный ученик" - это скромность или непритязательность?

Р. - Нет, я не могу сказать, что это так, так как в какой-то степени мне присуще и тщеславие, в определенной степени, конечно. Особенно, когда я выхожу на сцену и вижу публику аплодирующую стоя, я знаю, что могу сделать то-то и то-то... Здесь нельзя без маленькой  доли тщеславия... Нельзя быть очень непритязательным, простым. Но я профессионал, который всегда учится чему-то еще, я всегда узнаю больше. И мне это нравится - процесс постоянного совершенствования. Работая над мюзиклом "Доктор Джекилл и мистер Хайд", я многому научился... Это было потрясающе! И скоро я начинаю новую музыкальную работу... Но я тебе не скажу, какую...

В. - Нет, я тебя все-таки попрошу.... Ведь у нас с тобой confidencia...

Р. - Нет, не могу... Это пока тайна...

В. - Сейчас сделаем перерыв, и в следующей части передачи он нам расскажет все! Это ведь CONFIDENCIA...

В. - Я могу сказать, что это наша "великая ночь" для меня как ведущей программы и для всех телезрителей Венесуэлы. Ты сейчас живешь своей новой жизнью, расскажи об этом твоем первом годе.

Р. - Я не очень люблю об этом говорить, хотя меня попросили написать книгу. Я еще не сказал ни "да", ни "нет"... Это еще должно созреть во мне, чтобы изложить, выплеснуть все на бумагу, говорить о таком трудном этапе моей жизни, но думаю, что очень скоро, я расскажу все... Возможно, эта книга выйдет в следующем году. И это необходимо для всех тех людей или их близких, что находятся в подобной ситуации. Так я могу помочь им.

В. - Это будет твоя вторая книга после твоих воспоминаний ¿Y mañana que?. (обращается к зрителям) Уважаемая публика! Эта книга написана самим Рафаэлем, как говорится, все из первых рук!

Р. - Да, это была первая часть моих воспоминаний. Вторая часть уже написана, но пока ждет своего часа, потому что присходит много разных событий, я занят концертными турами, выпуском дисков, так что издание второй части еще впереди. Не хочу вызвать головокружение у моей публики большим количеством материала обо мне.

В. - Не хочешь их "перенасыщать"...

Р. - Да, перенасыщать - это не всегда хорошо...

В. - И все же, что в действительности для тебя самое важное после всего тобой перенесенного?

Р. - Жить!

В. - А что же ты делал раньше?

Р. - Я просто не придавал значения всему этому.

В. - Изменилось твое отношение к жизни? Скажи, например, что тебя огорчало раньше, а теперь ты не придаешь этому значения?

Р. - Любого артиста всегда окружают много всяких посторонних и никчемных вещей, разговоров, пусть это даже слова, превозносящие тебя как артиста, когда тебе говорят, что ты лучший в мире... Потом ты понимаешь, что это пустая трата времени слушать все это... Теперь я вижу лучше реальность, все, что есть настоящее. Например, когда весь театр тебя приветствует стоя - это действительность, это правда. Помимо того, что я уже более 41 года выхожу на сцену, я все еще продолжаю оставаться учеником, продолжаю учиться многим вещам и сохраняю в себе это стремление с каждым днем становиться все лучше. И это я делаю ради моей публики: я стремлюсь сохранить свежесть и быть всегда в форме, так как это очень тяжело, когда подходишь в какой-то момент к своему жизненному "лимиту" и чувствуешь, что не можешь дать публике всего, что она заслуживает. Я не имею в виду только голос, который со временем так же становится не таким свежим. Я говорю о том внутреннем состоянии, когда хочешь делать все как можно лучше. К счастью, мне еще не пришлось пуститься вплавь по этой "горькой" реке.

В. - И ты не придаешь значения, наприсер, чьей-то глупости?

Р. - Нет... У меня поменялся "чип". Могу сказать, изменилось отношение ко многим вещам... (обращаясь к зрителям) становитесь донорми! Не ждите, когда вы отправитесь в "иные миры", чувствуйте эту внутреннюю потребность - становитесь донорами!

В. - Скажи, у тебя не произошло ли такого, что ты вдруг на этом сложном этапе жизни почувствовал в себе, что уже разуверился в Боге? Что уже не веришь в жизнь, что ты устал...

Р. - (после долгого молчания)... Знаешь, что произошло? Когда тогда я видел лица моих детей, я уже не мог себе говорить, что, Рафаэль, с тобой все хорошо... Нет, я признался себе - ну вот, я уже пришел сюда, ну и что... Хорошо... Силы моей жены, моих детей и друзей сделали так, что это отчаяние длилось не долго... Всего несколько минут.

Каждое утро я спускался в мою студию и пел, пел каждый день, пусть и приходилось петь сидя... Я не мог прекратить делать это, потому что уже был полон планов на будущее. Я хотел жить, жить ради моей семьи и моей публики.

В. - И ты верил и продолжаешь верить в Бога?

Р. - Да, я верю в Бога, который всегда и во всем. Но надо не забывать и всех тех людей, которые были рядом, доноров и медиков,которые сыграли свою роль в моей истории... Поэтому я призываю - становитесь донорами!

В. - С твоей верой в Бога и в медицину, всегда ли ты думал, что выйдешь победителем из этой ситуации, не было ли такого момента, когда ты сдавался?

Р. - Я всегда верил в хороший исход. Верил, что смогу выйти победителем.

В. - И, когда у тебя бывали приступы "тиков", это были ужасные минуты, когда ты думал, что не сможешь более петь, с кем ты был, кому приходилось выносить всю тяжесть этого - жене, детям?

Р. - Медсестрам... Это случалось ночами, эти приступы гнева, я не хотел огорчать моих близких этим...

В. - Приступы гнева, смешанные со слезами...

Р. - Нет-нет, об этом никто не узнает...

В. - Но ты обещал рассказать обо всем этом...

Р. - Это вещи очень серьезные и глубокие, и о них не расскажешь вот так, всуе... Надо иметь время и говорить долго об этом каким-либо поздним вечером...

В. - Знаешь, что хочу тебе сказать? Вот ты сидишь сейчас здесь, передо мной, и твоя вторая миссия - рассказывать о том, что случилось и призывать к донорству. Она такая же прекрасная, как твоя первая - ПЕТЬ!

Дамы и господа, аплодисменты Рафаэлю!

 

 В. - Мы продолжаем нашу встречу с вашим кумиром Рафаэлем. Который всех вас ждет в театре Тереса Кареньо в субботу и в воскресенье.

(Обращаясь уже к Рафаэлю) - Здесь у меня твоя изумительная книга воспоминаний ¿Y mañana que?...

Р. - Это первая часть воспоминаний периода еще до моей свадьбы.

В. - Здесь есть одна деталь очень веселая, когда ты был маленьким ты мечтал быть портным.И еще ты не мог произносить звук "Р" и как же ты все-таки этому научился?

Р. - О!.. Это получилось после усиленных тренировок.

В. - Произносит несколько скороговорок на тренировку звука "Р".

Р. - Мое произношение было с очень "французским" акцентом!

В. - Итак, ты научился произносить "Р", а как насчет портного?

Р. - Я любил это дело, как и рисовать. И хотел обучиться многому. Меня моя мать родила артистом и поэтому всякое дело, которое имеет отношение к искусству меня привлекало, будь то декорирование, живопись, архитектура,.. а вот все, что касалось чисел - я был плохим учеником.

В. - Ты плохо знал математику?

Р. - О, не только! Почти по всем предметам я плохо успевал. И меня много раз выгоняли из колледжа, но тут же принимали обратно, так как я имел голос, достаточно приемлемый, я был первым голосом в хоре.

В. - И ты уже тогда получил первую премию как лучший детский голос Европы

Р. - Да, в Зальцбурге, когда мне было 9 лет. И когда меня очередной раз выгоняли, мой наставник всегда говорил - дон Пабло! Его нельзя выгонять, пусть он будет последним, но выгонять НЕЛЬЗЯ!

В. - Ты всегда мог оказывать влияние на всех, вплоть до директора колледжа.

Р. - И это благодаря моему голосу. Кто-то хорош своими зелеными глазами, кто-то своим спортивным сложением и ростом под 2 метра - я покорял своим голосом.

В. - А я еще хочу сказать вот о чем. На твоих концертах женщины буквально рвут на себе одежды от эмоций, а мужчины тебя сильно критикуют, но все же они приходят на твои концерты и сидят в первых рядах.

 Р. - Нечто подобное часто можно читать в прессе, я бы даже сказал, что сейчас модно так писать о моих концертах, и особенно здесь, в Латинской Америке. Но это не правда! Мужчины, и особенно, самые брутальные: они и составляют мою публику. И так было всегда.

В. - Но их не так много... таких... хотя среди моих друзей много твоих поклонников.

Р. - Это вещь курьезная, можно сказать, феноменальная... Я никогда не имел проблем с мужской половиной публики, никогда... И в театре всегда первое громогласное "браво" я слышу от мужчин! И потом подключаются все остальные...

В. - Ты великолепный артист, то, что ты делаешь на подмостках сцены - это трудно описать, ты - артистище! Ты не просто поешь песни, ты их интерпретируешь, проживаешь их... Я иебя видела много раз на концертах и мне заплмнилась песня, когда ты разбиваешь зеркало....

Р. - Это Frente al espejo.

В. - Эта песня звучит так драматично.

Р. - Да...

В. - Хосе Луис Пералес...

Р. - Мой прекраснейший друг...

В. - И автор твоих песен. Мне очень нравится в твоем исполнении ¿Y como es él? ты разговариваешь с женщиной, как будто она сидит на стуле и ты исполняешь эту песню фантастически прекрасно! Очень театрально!

Р. - Это просто форма моего разговора с публикой...

В. - Вот уже 31 или 32 года ты женат на Наталье?

Р. - В июле будет 32.

В. - Вы поженились в Венеции. Расскажи мне о Наталии. Какая она? И где ты полюбил ее?

Р. - Это все имеет отношение ко времени. Мы давно знали друг о друге, кто есть каждый из нас. Она знала, кто есть я, и я знал, кто есть она. Но мы не были представлены друг другу. Однажды ей пришлось вручать мне премию. И так нас представили. Она мне сказала, что напишет и на самом деле мы обменялись несколькими открытками, когда я был в отъездах. Я писал всего пару слов и приписку - "Обнимаю. Рафаэль" и все. Когда я приехал в Мадрид, я ей позвонил и она пригласила меня пообедать... И я сказал - да!.. С тех пор я всегда говорю - ДА.

В. - И чем закончилась эта встреча?

Р. - Не подумай ничего такого! Я только проводил ее до дома.

В. - А потом у вас появились, как ты говоришь, твои 3 самые лучшие концерта - твои трое детей- Хакобо, Алехандра и Мануэль. И Алехандра тебя уже сделала дедушкой.

Р. - Я этого не признаю, что значит дедушкой... Я всего навсего отец матери Мануэлы.

В. - А как зовут тогда сына матери или нет отца...

Р.(смеется)... Мой сын Хакобо тоже в июле будет иметь ребенка.

В. - И ты не знаешь как его назовут?

Р. - Не знаю, а вот Мануэла меня называет Папаэль!

В. - Как прекрасно! Папаэль!

Р. - Теперь ты видишь, как жизнь все упорядочивает!

В. - И вот с этим диском De vuelta мы вернемся к встрече с тобой. Этот диск знаменует твое возвращение и на сцену, и в жизнь, и к нам в Венесуэлу! И мы счастливы этому твоему возвращению!

В. - У меня в руках диск De Vuelta, который ознаменовал твое возвращение и наше внимание привлекла песня Desmejorado, я считаю, что она удивительная,  экстраординарная.

Р. - Ее написал Энрике Бунбури и люди могут подумать, что она написана с определенной целью... для меня например...

В. - Я вижу ты нервничаешь и не можешь оставить в покое свой жакет, теребишь его... Но ты выглядишь прекрасно и поэтому не волнуйся... Ох, эти современные модели...

Р. - Так вот песня была написана намного раньше, чем произошло со мной вот это... Мне ее принес Энрике, когда я играл в Барселоне в мюзикле "Доктор Джекилл и мистер Хайд". Это было почти за 2 года. И теперь , когда все уже позади, я решил ее спеть, потому что она удивляет своей тематикой. Поэтому, если кто-то думает, что она написана с какой-то целью... я говорю - нет, она была написана ранее.

В. - Я могу только удивляться тебе. Через 4 с половиной месяца после операции ты начал твое турне по Америке!

Р. - Нет, я начал в Мадриде, в театре Сарсуэла, в том самом в котором я дебютировал, когда мне было 14 лет. После Мадрида была Мексика, Нью Йорк- Карнеги Холл, Маиами, Пуэрто Рико, Колумбия, потом опять два с половиной месяца концертов по Испании, которые прошли просто фантастически! Прерасные встречи с моей публикой и теперь я продолжу тур в Чили, Каракасе, Аргентине. Это продлится до середины октября и потом я возвращаюсь в Испанию записывать новый диск к Рождеству.

В. - Это будет рождественский подарок твоим поклонникам. Как говорят ты как "turron"(рожднственская традиционная сладость) всегда возвращаешься с новой работой к Рождеству. Это прекрасно!

Р. - Уже много лет я делаю рождественские программы для телевидения и я как туррон, всегда возвращаюсь к Рождеству. Поэтому 24 декабря испанцы собираются за рождественским столом вместе со мной.

В. - И ты записал знаменитую рождествескую песню Маленький барабрнщик.

Р. - Да это еще в начале карьеры.

В. - И ты в душе остался этим маленьким барабанщиком... Твое сердце молодо, хоть ты уже и дедушка...

Р. - Сердце ребенка?.. Нет не думаю, прошло достаточно времени... но... и не имею ничего общего с дедушкой!

В. - Ну, хорошо, ничего общего с дедушкой, но тебе всего один годик, поэтому не отрицай, что в сердце ты сохранил много от ребенка...

Р. - Я ничего не имею против роли дедушки, как все это понимают... - я обожаю мою маленькую Мануэлу, она для меня самое дорогое существо...

 

В. - В этом диске есть очень замечательная песня EL AMOR VA CONMIGO:

El Amor me da vida
y tambien me da muerte
Es la justa medida de la suerte

 

 

Р. - Это прекрасная песня, не правда ли?

В. - Ты имел жизнь "наполненную любовью".

Р. - Я ИМЕЮ жизнь наполненную любовью.

В. - Ты имеешь...

Р. - И буду иметь, потому что хочу иметь!

В. - Ты это заслуживаешь.

Р. - Не знаю , заслуживаю ли? Но буду постоянно работать над тем, чтобы это было так.

В. - И что ты делаешь для того, чтоб жизнь была переполнена любовью?

Р. - У меня много друзей, которые меня очень любят и я их тоже, шлю всем письма, смс-ки... Чувствую любовь ко всем людям, это помимо моих близких,моей жены и детей.

В. - Твоя семья - это очень личное и ты стараешься, чтоб они были несколько поодаль от всего, что тебя, как артиста, окружает. Тем более пресса в Испании может оказаться назойливой и в некоторых случаях жесткой...

Р. - Но это не в случае со мной. Пресса всегда уважительно относится ко мне. Скажу, что она всегда знает, с кем имеет дело... Если она почувствует, что тебя как говорится можно "купить" - будет делать это постоянно.

В. - И ты "скандалишь" только своими песнями, не более...

Р. - Не более! Ну, еще мне нравится делать "скандал" - фурор в театре - "заводить" публику - без этого жизнь не стоит ничего! Но в жизни обо мне "que sabe nadie"...

В. - Ты прав никто ничего не знает, но это не значит, что им не интересно... И спасибо тебе, что сейчас здесь нам позволяешь говорить о тебе... Это большая привилегия.

Р. - Я никогда не имею ничего против этого и даю повод поговоить, но... до определенной степени...

В. - Этот диск очень дорог тебе. Скажи какая песня здесь наиболее "твоя"?

Р. - Dijo de mí.

В. - Почему?

Р. - Эта песня потрясающая, слова - прекрасные и испонять ее на сцене, это нечто экстраординарное. Но, возможно, более важная для меня песня Presumo.

В. - Еще раз, дамы и господа - аплодисменты этому необыкновенному артисту.

Ведущая напоминает о предстоящих концертах в театре Тереса Кареньо.

В. - Среди всех песен, которые ты исполнял ранее, я не буду спрашивать, какие твои любимые, так как это трудно назвать, трудно выделить, я только спрошу, какие из них ты не можешь не испонять?

Р. - Я не могу не петь ни Yo soy aquel, ни Amor mio, ни En carne viva, ни Qué sabe nadie, ни Maravilloso corazón, ни Somos, ни Que tal te va sin mi их очень много, к счастью их сотни. Это большая удача и я артист, у которого их не одна, две, три...

В. - Это целые диски...

Р. - А, у меня эти песни составляли целые диски, но я всегда иду в ногу со временем и поэтому вношу определенные изменения в репертуар.

В. - И сколько длится твой концерт?

Р. - Ровно два с половиной часа.

В. - Но, если тебя просят спеть больше - то выходит дольше?

 

Р. - Нет, потому, что публика не просит, вернее она знает, что когда я выхожу к ней, то отдаю все, что имею, выкладываюсь до конца и больше уже дать не могу. Моя публика - феноменальная, мы понимаем друг друга и между нами особая связь. И это во всех странах, где я выступаю. Публика знает - я отдаю все до конца и никогда я не слышу из зала выкриков "otra" - "еще одну"

В. - И из нового поколения, из новых талантов, кто тебе нравится?

Р. - Бисбаль. Ко всему он еще и мой хороший друг. Между нами очень тесные дружеские отношения. Мы переписываемся sms-ками, звоним друг другу. И Ченоа также мой друг, это очень симпатичная пара, и они сделают прекрасную карьеру.

В. - И Алехандро Санс тоже необыкновенный певец.

Р. - И Алехандро, конечно очень приятный певец, к тому же как и я андалузец. Мы андалузцы имеем нечто особенное!

В. - Вы умеете восхищать!

Р. - Не знаю что, но имеем!

В. - И что бы ты мог посоветовать здесь всем присутствующим?

Р. - Нет, помилуй, я не даю советы! И никогда не смешиваю мою личную жизнь с артистической. И публика всегда очень уважает такую позицию. Алехандро как и я тоже придерживается этого. И Серрат никогда не будет смешивать эти 2 стороны жизни. На сцене мы создаем театр, а личная жизнь - это частные владения.

В. - Расскажи что ты чувствуешь перед выходом на сцену?

Р. - Умираю от страха.... но этот страх контролируемый.

В. - Приятный...

Р. - Я тебе уже говорил о некой доле тщеславия и вот перед выходом к публике, я знаю, что могу сделать и выхожу это делать, доказывая себе и всем. Но чувствую при этом панику. Особенно волновался 25 сентября, когда передавали мой концерт в прямом эфире, если бы выступил плохо - это увидел бы целый мир! Это был такой памятный концерт!

В. - Ты исколесил весь мир, но вот твое возвращение в Москву, кажется в 97 году... Это было нечто особенное для тебя? И публика там поет твои песни?

Р. - Да! У русской публики есть и свои песни излюбленные, такие как Amor mio - эта вообще самая популярная, Digan lo que digan... И другие песни из фильмов, которые там показывали... Так что даже те, которые не знают испанского, говорят "digan lo que digan los demas"...

В. - Расскажи как ты следишь за собой? Больше отдыхаешь, питаешься лучше?

Р. - Нет, это несколько другой стиль жизни. Я не оберегаю себя, вернее слежу за собой в том плане, что не пью алкоголь, не курю, хотя раньше курил много. Питаюсь абсолютно нормально, живу жизнь как и все - очень нормальную. Стараюсь вести здоровый образ жизни, отдыхать больше. И на сцену выхожу как и прежде...

В. - С прежней энергией! И сколько ты теряешь в весе за выступление, так как ты выступаешь очень эмоционально и здорово потеешь!

Р. - А ты знаешь, что все, кто работает со мной в этот последний год, заметили, что я не потею... Или потею совсем немного. Раньше, ты помнишь, я когда заканчивал выступление - был весь мокрый. А теперь - нет...

В. - Ты как все маленькие дети- потеет совсем чуть-чуть...

И с этой восхитительной улыбкой я хочу закончить сегодняшнюю программу и скажу, что чувствую себя на самом деле очень счастливой и везучей, потому что смогла сделать эту встречу с тобой, кем восхищаюсь еще с детства! Ты прекрасен! И зрителям я напоминаю, что нельзя пропустить эти 2 концерта, что вас ожидают в субботу и воскресенье.

Р. - И не пропускайте и все, которые еще будут!

Рафаэль танцует с Вивианой.

14.05.2004
Перевод Татьяны О.
Опубликовано на сайте 09.09.2011