Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Raphael: Dos Hermanas. 1990

Raphael: Dos Hermanas. 1990

ИНТЕРВЬЮ ПЕРЕД КОНЦЕРТОМ В DOS HERMANAS.1990

Ведущий: Здесь величайший певец всех времен – Рафаэль. Добро пожаловать. Вы уже более 20-ти лет на сцене. Каков Ваш секрет?

Рафаэль: Как это – 20 лет?! В этом году исполняется уже 30 лет!

В: Так каков же секрет?

Р: Секрет … Если бы я его знал, то запатентовал бы и делал бы бизнес … Я не знаю … Возможно, это моя верная публика поддерживает меня не только здесь, в Испании, но и на мировом уровне.

В: Какую философию ты для себя выбираешь в этом 1990-м году?


Р:
В жизни всегда нужно сохранять спокойствие.

В: Мы знаем, что Вы великий певец любовной темы …

Р: Да, но это не моя вина, это всегда вина композиторов…

Ж: Вашим первым композитором был Мануэль Алехандро. Почему именно такой выбор композитора?

Р: Мы стали заниматься музыкой в одно и то же время, хотя возраст у нас разный. Маноло для меня был, есть и будет волшебной палочкой, и я знаю, что я для него – точно так же.

[Дальше Рафаэль рассказывает, что весь 1991 год будет продолжаться гастрольный тур, который будет называться "30-я годовщина". Журналисты спрашивают про новый диск, Рафаэль рассказывает, что диск должен выйти в ноябре 1990 года. Его спрашивают, где он будет записывать диск, он говорит, что голос – в Мадриде, а музыку – в Лондоне с лондонским филармоническим оркестром. Диск называется "YO ANDALUZ'", потому что корни его в Андалусии. Впрочем, говорит Рафаэль, я так же хорошо себя чувствую везде: и в Советском Союзе, и в Англии, и в США, и в Австралии, Японии, в Латинской Америке].

Ж: Rак Вы думаете, почему так трудно "раскрутиться" испанскому певцу в Соединенных Штатах?

Р: Если бы я сказал, что мне это трудно, я бы солгал. Пожалуй, они увидели во мне певца, который сильно отличается от тех, к которым они привыкли. Они ведь не хотят повторения Фрэнка Синатры – он у них уже есть. Моя манера настолько необычная, что моя публика не только в США, но и в Австралии, Великой Британии и Германии очень многочисленна.

Ж: Какая песня из последнего диска Вам нравится больше?

Р: Из какого – прошлого или того, что будет, потому что их столько?..

Ж: Из прошлого.

Р: Из прошлого "Si te vas con él". А "попала в цель", конечно, "Maravilloso corazón".

[Журналист спрашивает про песню "Miéntate"].

Р: А, так это из другого альбома. Но оттуда лучшая песня "Toco madera".

Ж: Почему ты перестал записывать песни с Мануэлем Алехандро?

Р: Я никогда не перестану записываться с Мануэлем Алехандро. Просто, если ты проследишь мою дискографию, то увидишь, что после каждого альбома, который мы делаем вместе, идут два-три не вместе. Иначе мы рискуем повториться. После таких песен, как "Qué sabe nadie", "Qué tal te va sin mí", "Como yo te amo" и т.д. был перерыв, а потом вышел диск с песнями "Provocación", "No puedo arrancarte de mí" и т.д. Потом был снова перерыв, который еще сейчас продолжается, а следующий диск к 30-й годовщине мы будем делать вместе.

Ж: Этот диск будет записан "вживую"?

Р: Часть – да, часть будет записана с концерта.

Ж: А сегодня вечером будут новые песни?

Р: Да, прозвучат три или четыре песни из будущего альбома.

Для меня все одинаковы. Я пою одинаково в самых высоких слоях общества и в тех, которые не такие высокие. Мне нравятся простые люди, потому что, в конце концов, это они и сделали меня. Сегодня я буду петь два часа. У меня есть, как мне кажется, хорошая привычка, никогда не разговаривать на сцене, а то некоторые артисты теряют много времени, разговаривая, рассказывая случаи из своей жизни, меняя костюмы… Я – нет, у меня только один черный костюм, я бедный…

Ж: Кстати, а почему все-таки черное? С детских лет мы видим тебя в черной одежде…

Р: Как это – с детских лет? Ты хочешь сказать, что ты старше меня?.. Это произошло в Мехико, когда потеряли все мои чемоданы, кроме чемодана с песнями, и потом с 11-ти часов, после приема, после разных других дел, я вдруг понял, что уже четыре часа, и не было времени, чтобы искать костюм. Тогда я попросил купить мне черные брюки и рубашку, даже без пиджака.

Ж: Но почему именно черное?

Р: Дело в том, что я себя не вижу… Ну, ты представляешь, чтобы я пел, например, в зеленом? В нормальной жизни я одеваюсь в любой цвет, часто в белое, но на сцене – только черное.

Ж: Сколько Вы предполагаете пробыть на сцене?

Р: До тех пор, пока публика меня хочет, или пока моя семья не скажет мне: хватит уже, "закрой варежку".

Ж: Как тебе видится твой путь в музыке в течение этих тридцати лет?

Р: Где, здесь, в Испании? Ну, я сделал много интересного в Испании, а вообще, в жизни бывают вещи хорошие, очень хорошие и замечательные, так же, как бывают плохие, очень плохие и ужасные…

Ж: Мир музыки очень жесткий.

Р: Это вина не артистов, а тех, кто их продает, потому что они ожидают всегда много.

Ж: Так ты откуда – из Мартоса или из Линареса?

Р: Моя фамилия Мартос, а родился и в Линаресе. Но я никогда не жил там, потому что в шесть месяцев мы переехали в Мадрид, и я жил в Мадриде, а в четырнадцать лет я уже поехал во Францию, а оттуда вернулся уже артистом.

Все мои песни имеют кое-что общее со мной. Я всегда сижу рядом, когда они сочиняются.

Ж: Что ты чувствуешь там наверху, на сцене?

Р: Это невозможно объяснить. И никто не мог бы это объяснить.

Ж: Ты, наверное, должен жертвовать многим для сцены.

Р: Я нет, потому что мне жутко повезло с женой и детьми.

Ж: Они тебя полностью понимают?

Р: Да, моя жена вышла замуж за такое явление, как Raphael, и должна это явление терпеть. Она прекрасно с этим справляется, и это чудесно. Она мне очень помогает.

Перевод Надежды
Опубликовано на сайте 27.08.2010