Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - “Yo soy aquel...”, Колумбия, март 2020

“Yo soy aquel...”, Колумбия, март 2020

Интервью колумбийскому ТВ

my-raphael.com 

Мы знаем, что после первых концертов в Мексике (их было 4) Рафаэль должен был выступить в столице Колумбии, Боготе (13 марта), и в Кито, столице Эквадора (14 марта). Оба концерта были отменены по причине борьбы с распространением коронавируса. Однако, прибыв в Колумбию, Рафаэль успел дать несколько интервью. С одним из них – беседа с Пилар Унг на канале Cali TV, - мы вас познакомили, а сегодня мы предлагаем посмотреть ещё одно видеоинтервью, которое было показано по каналу France 24, также в Колумбии. Рафаэль здесь очень обаятельный. Разговор с ним ведёт Ханира Гомес Муньос (Janira Gomez Muños).
 
RAPHAEL: "YO SOY AQUEL, AQUEL QUE HIZO LO QUE TENÍA QUE HACER",
FRANCE 24, COLOMBIA. MARZO 2020

РАФАЭЛЬ: “YO SOY AQUEL, AQUEL QUE HIZO LO QUE TENÍA QUE HACER”,
FRANCE 24, КОЛУМБИЯ. МАРТ 2020

 
Перевод ролика.

Ханира Гомес Муньос: Всем здравствуйте и добро пожаловать на интервью канала France 24. Он – ураган из Линареса, глыба в песне и для нас он – великий гость. Мы говорим великий, потому что ещё в детстве он стал профессионалом в искусстве. И, спустя 61 год* сценической жизни, он превратился в жанр сам по себе, благодаря своим балладам, свойственным ему жестам, а также благодаря своей уверенности в том, что его “Великий вечер” ещё не настал. Конечно же, имя его – Рафаэль. Большое спасибо, Рафаэль.

Рафаэль: Очень приятно видеть тебя здесь. Доброе утро, добрый день и добрый вечер (обращаясь к зрителям).

Ханира Гомес Муньос: Это честь для нас беседовать с тобой. Ты говорил, что буквы “ph” для своего имени ты позаимствовал из названия фирмы Philips.

Рафаэль: Да. Для меня в то время, а я был ещё очень юным, стало открытием, что буквы “ph” означают звук “f”. Я спросил, что будет, если я буду писать “ph”. Мне сказали, что тогда на всех языках моё имя будет читаться правильно. Вот и всё.

Ханира Гомес Муньос: Именно это я и хотела отметить. Эта история известна. Но в 14 лет ты выбираешь для себя эту подпись без фамилии, что было модным для того времени, в твоей карьере артиста она становится определяющей для твоего имени. Этот факт свидетельствует о том, что ты был уверен в том, что тебя не будут называть Рапаэль.

Рафаэль: Никто никогда меня так не называл. Дело в том, что я всегда был уверен в своих действиях. Если я решил что-то сделать, думая при этом, что я на правильном пути, я никогда в этом не ошибался.

Ханира Гомес Муньос: Итак, ты приехал из Хаэна в Мадрид, там ты стал петь в хоре, в 9 лет ты уже был первым детским голосом Европы, а в 16 ты записал свой первый диск.

Рафаэль: Да, это так.

Ханира Гомес Муньос: Как тебе запомнились эти годы, когда тебя стали называть соловьём из Линареса?

Рафаэль: Мне казалось забавным, когда меня так называли. Люди очень легко дают прозвища, клички. Меня называют по-всякому, но я предпочитаю, чтобы меня просто звали Рафаэлем.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Ханира Гомес Муньос: Ты помнишь, что тебе говорили дома в те годы, когда ты начинал петь?

Рафаэль: Мне очень повезло в том, что мои родители хоть никогда и не помогали мне, но и не противостояли. Они дали мне возможность делать, что я хотел. Они всегда имели веру в меня и позволяли делать то, что я хотел. И это самое лучшее, что они могли сделать.

Ханира Гомес Муньос: Но это случилось не дома, как я понимаю, а в театре, когда ты посмотрел пьесу Кальдерона де ла Барка “Жизнь есть сон”, она вдохновила тебя, и ты сказал себе: “Я хочу стать актёром”. Так?

Рафаэль: Да, я хотел быть актёром. Тогда я подумал, что я должен быть среди тех, кто стоял наверху, на сцене, а не среди зрителей в партере. Но было логичным, что мне предлагали контракты, чтобы я пел, и я должен был оставить в стороне мои мечты стать актёром до тех пор, пока не дошла очередь до моего первого фильма.

Ханира Гомес Муньос: Ты обладаешь жестом, хорошо узнаваемым во всём мире, и мне хотелось бы знать, откуда в тебе это? Из театра? Кино? Он очень характерен для тебя.

Рафаэль: Какой жест?

Ханира Гомес Муньос: Твоя жестикуляция, твоя манера исполнять песни.

Рафаэль: Ну, я такой. Это от рождения, я очень экспрессивный. Это касается как моего голоса, так и моих рук, а также походки. Я такой. Ничего неестественного во мне нет, ни заученного с преподавателем.

ФРАГМЕНТЫ ЗАПИСЕЙ ПЕСЕН ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Ханира Гомес Муньос: Сегодня ты – достояние Испании, даже всеобщее достояние, потому что очень многие страны тебя считают…

Рафаэль: Но я испанец, самый настоящий испанец. Даже больше андалузец, чем испанец. Вся моя жестикуляция, моя манера поведения очень андалузские.

Ханира Гомес Муньос: Когда я упомянула о том, что ты – человек определённых характеристик, это потому, что, как раньше, так и сейчас, ты по-прежнему довольно революционный. В каком смысле? Например, у тебя есть своя привычка, касающаяся голоса. Ты говоришь, что в день концерта ты не разговариваешь.

Рафаэль: Но это хорошая привычка. Всё, что ты делаешь до того, как выйдешь на сцену, на ней ты этого уже делать не будешь. Есть артисты, которым нужно много репетировать, распеваться… Мне это кажется смешным, потому что на сцене всего этого ты не делаешь. На сцену надо выходить новеньким, отдохнувшим и со стремлением отдать себя людям.

Ханира Гомес Муньос: Ты проводишь такую линию: “Не хочу, чтобы под мои песни танцевали”.

Рафаэль: Дело в том, что я считал это отсутствием воспитания.

Ханира Гомес Муньос: Правда?

Рафаэль: Да. Я не тот певец, чтобы под меня танцевали. Я не крунер, не американский крунер, под которого танцевали. Я пою, чтобы меня слушали. Первый раз, когда я вышел петь перед публикой, которая пришла послушать меня, я встал и стал смотреть на неё, а они все – на меня, как бы спрашивая: чего он хочет? И так до тех пор, пока кто-то не догадался и сказал: “Кажется, он хочет, чтобы мы сели”. В результате они сели, и я начал петь. И до сих пор я пою.

Ханира Гомес Муньос: Неписанное соглашение.

Рафаэль: Неоговоренное соглашение. Для меня выйти на сцену – выйти в жизнь и одарить ею и надеждой других людей.

ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ ПЕСНИ “ESCÁNDALO”

my-raphael.com 

my-raphael.com

Ханира Гомес Муньос: Какое значение для тебя, Рафаэль, имеют тексты песен?

Рафаэль: Большое.

Ханира Гомес Муньос: Я слышала, что тебе было непросто найти авторов, которые хорошо писали бы, создавали бы хорошие композиции.

Рафаэль: Сегодня нет хороших текстов, утратилась привычка писать. Так же как и вы, молодые, утратили привычку писать рукой, потому что вы все это делаете, используя ваши гаджеты. Поэты тоже потеряли привычку писать.

Ханира Гомес Муньос: Нам не хватает композиторов таких, как Мануэль Алехандро?

Рафаэль: Фатально не хватает.

Ханира Гомес Муньос: Как ты вспоминаешь тот союз между вами, когда выходили в свет эти легендарные тексты песен?

Рафаэль: Когда мне предложили одну песню, основным поэтом для меня был Рафаэль (как и я) де Леон. Я дал почитать ему текст, и он сказал: “Ты не можешь петь это. Я сочиню тебе текст, который ты сможешь петь, а это – дрянь, ты не можешь петь такие вещи”. И помимо этого текста он сочинил для меня хорошие стихи гораздо более высокого уровня.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Ханира Гомес Муньос: Какие отношения у тебя были с Мануэлем Алехандро?

Рафаэль: Мануэль Алехандро мне давал песни с уже готовыми словами и мелодией. Отношения с ним прекрасные. В течение уже 60 лет. Никогда не было такого композитора, как он. И не будет.

Ханира Гомес Муньос: Это и есть мой вопрос: будет ли ещё такой, глядя в будущее?

Рафаэль: Нет.

Ханира Гомес Муньос: Что мы потеряли, что нужно, чтобы появились хорошие песенные поэты?

Рафаэль: Нужно заново воспитать их таких и всё начать с нуля.

Ханира Гомес Муньос: Я спросила об этом, потому что есть недавний пример: твой последний фильм “Mi gran noche”, снятый Алексом де ла Иглесиа, испанским режиссёром. Ты играешь Альфонсо, которому противостоит другой персонаж, типичный latino, исполнитель музыки типа регетон, можем так сказать. Эти две роли,  как они соотносятся с той музыкой, которую мы слушаем сегодня?

Рафаэль: А какую музыку мы слушаем сегодня? Я тебе скажу такую вещь: какие-то мелодии, может быть, и есть, но нет текстов. То, что мы слушаем сейчас, это не песни.

Ханира Гомес Муньос: Я спрашиваю об этом, потому что думаю, что таких много, и я не единственная, кто скучает по Росио Хурадо, Камило Сесто. Мы потеряли романтичность.

Рафаэль: Романтичность продолжает существовать, я – её представитель. Но это правда, что нам не хватает певцов. А то, что исполняют эти хорошие певцы, имеющиеся сегодня, это совсем не то.

ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ ПЕСНИ “NO VUELVAS”

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Ханира Гомес Муньос: Что касается твоего турне и диска “Sinphónico+Resinphónico”, который сейчас продаётся, ты говоришь, что всё это – одна из твоих самых больших или самых важных работ.

Рафаэль: Даже больше. Теперь я буду вынужден использовать эти новшества во всём, что я буду делать. Мне придётся проявить храбрость, чтобы исполнять классические песни в этом духе. Это чтобы их приняли оба типа публики: те, кому нравятся мелодии и хорошие тексты, и те, которым это не так уж важно, кто предпочитает ритм. Здесь я им даю оба варианта.

Ханира Гомес Муньос: Почему ты сказал, что твоя мечта исполнилась, когда ты стал выступать с оркестром?

Рафаэль: Было очень трудно достичь этого. Всё могло бы закончиться ничем. Тем не менее, я имел великолепные отзывы, прекрасные рецензии повсюду, так что всё это вынуждает меня продолжать идти этой дорогой.

Ханира Гомес Муньос: Возвращаясь к тому, о чём мы говорили, об этом спектакле и о твоём желании быть актёром.

Рафаэль: Естественно, с течением времени я осуществляю те дела, которые были задуманы мной.

Ханира Гомес Муньос: Есть что-нибудь такое, чего не хватает Рафаэлю?

Рафаэль: Нет.

Ханира Гомес Муньос: Все мечты исполнены?

Рафаэль: Я всегда в жизни делал то, что должен был делать. Всегда. Иногда мне стоило это большего времени, большего труда, но всегда я добивался того, чего хотел. Так что умру я спокойно, поскольку я выполнил то, что хотел. До того, когда настанет этот день, когда я пойму, а я парень сообразительный, что мне нужно будет уйти, я сам это решу, и скажу: всё, хватит, и я исчезну.

Ханира Гомес Муньос: И оставишь нам твоё достояние.

Рафаэль: Да.

Ханира Гомес Муньос: Если бы я попросила тебя охарактеризовать твою жизнь, начиная с “Yo soy aquel”, чем бы ты дополнил эту фразу?

Рафаэль: “Yo soy aquel que hizo lo que tenía que hacer” – “Я тот, кто сделал то, что должен был сделать”

Ханира Гомес Муньос: Огромное спасибо, Рафаэль. Нам было очень приятно беседовать с тобой на канале France 24.

Рафаэль: Вам спасибо.

Ханира Гомес Муньос: Спасибо вам (обращаясь к зрителям), кто смотрит много программ по культуре на France24.сom

ФРАГМЕНТ ЗАПИСИ ПЕСНИ “AHORA”

my-raphael.com 

my-raphael.com 


*Спустя 61 год сценической жизни – ведущая ошиблась, в 2021 году Рафаэль будет отмечать 60-летний юбилей своего присутствия на сцене. (Прим. переводчика)

 

https://www.france24.com/ 
https://www.youtube.com/ 

Опубликовано на сайте 16.03.2020
Перевод Елены Абрамовой

Редколлегия сайта