Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - 01.12.2016 Хоакин Лопес-Дорига беседует с Рафаэлем

01.12.2016 Хоакин Лопес-Дорига беседует с Рафаэлем

Среди многочисленных интервью, которые дал Рафаэль во время своего пребывания в Мексике, на канале Televisa, в программе Noticieros, состоялся разговор с известным журналистом Хоакином Лопесом–Дорига. Возможно, это может показаться немного удивительным, но речь в этой беседе шла не о новом диске, а просто о жизни, когда вспоминались некоторые факты из жизни нашего любимого артиста. Канал предоставил своим зрителям вот эту видеозапись:

https://www.youtube.com/watch?v=F_lxfH1Awd4 - ЮТУБ

ПЕРЕВОД ИНТЕРВЬЮ:

Хоакин Лопес–Дорига: Скажи мне, в 9 лет ты стал лучшим голосом на фестивале в Зальцбурге. Ты хоть знал, где находится Австрия?

Рафаэль: Да, потому что мы изучили немного то, куда нас посылали.

Хоакин Лопес–Дорига: Eсли ты представлял себе место, которое называлось Зальцбургом…

Рафаэль: Нет, совсем нет. Но он очень красивый, Зальцбург.

Хоакин Лопес–Дорига: Ты хотел быть лучшим голосом?

Рафаэль: Совсем нет. Дело в том, что я никогда не хотел быть певцом, представь себе.

Хоакин Лопес–Дорига: Кем же ты хотел быть?

Рафаэль: Артистом.

Хоакин Лопес–Дорига: На сцене ты – артист. Один раз я слышал, как ты сказал: «Я – не певец, я – артист».

Рафаэль: Хорошо сказано. Я сказал хорошо.

Хоакин Лопес–Дорига: Ты хотел быть артистом кино или театра?

Рафаэль: Театра, конечно. У меня был хороший голос, когда я был маленьким и я пел всё время.

Хоакин Лопес–Дорига: В 4 года ты уже пел в хоре.

Рафаэль: Да. И было бы логичным, если бы я думал стать певцом, но нет. Я хотел стать артистом, актёром. И однажды в небольшом театре недалеко от дома я увидел выступление труппы испанского театра и решил, что я тоже буду находиться там, на сцене, наверху, а не снизу смотреть на них. И я погрузился в это. Но я думал, что это временно.

Хоакин Лопес–Дорига: В какой момент ты принял решение быть артистом, который поёт?

Рафаэль: Я решил им стать, потому, что так захотела публика. Люди слышали, как я пою, я записал свой первый диск, произошло то, что произошло, и у меня не было другого выхода, как стать певцом. 

Хоакин Лопес–Дорига: Ты в отличной форме, мы виделись с тобой год назад в Барселоне, когда тебя чествовали. В очередной раз. Я вижу, что ты в прекрасном состоянии, полон жизни. Худшим моментом в твоей жизни была пересадка печени?

Рафаэль: Это был очень тяжелый период, но, как только он прошёл, наступил самый прекрасный момент в моей жизни, потому что, конечно, выйти из этого, и выйти невредимым, да ещё, когда после всего этого ты просыпаешься и видишь над собой глаза сына, наступает блаженство, и оно продолжается уже 14 лет.

Хоакин Лопес–Дорига: 14 лет, это не просто, после такого не всегда принимаются какие-то вещи…

Рафаэль: Я играл «Доктора Джекилла и мистера Хайда» в Барселоне. Чувствовал себя я очень плохо, но я не хотел этого признавать, такое часто бывает с нами. Мне постоянно звонили из дома по телефону, но они не видели меня вблизи. Когда они спрашивали, как дела, я всё время говорил, что у меня всё хорошо. Так было до определённого момента, когда уже больше так не могло продолжаться.

Хоакин Лопес–Дорига: В какой момент ты понял, что больше не можешь? 

Рафаэль: Когда я должен был предстать перед своими. Я ехал по Мадриду, и ещё до приезда домой, я решил поехать к врачу.

Хоакин Лопес–Дорига: Что тебе сказал врач?

Рафаэль: Он испугался, когда увидел меня и спросил: «Что с тобой?». Ведь никто не был в курсе того, что со мной происходило. И хорошо, что я сделал именно так, потому что таким образом я уменьшил степень шока моих родных. До моего приезда домой врач поговорил с ними и немного их подготовил.

Хоакин Лопес–Дорига: Наверное, это ужасно находится в очереди, ожидая необходимого для тебя органа?

Рафаэль: Я ждал 4 месяца.

Хоакин Лопес–Дорига: 4 месяца, и ещё я слышал, что впереди было много нуждающихся получить орган. Наверное, это ужасно, потому что ты знаешь, что впереди, если не это, то только смерть.

Рафаэль: Да. К тому же моя болезнь развивалась очень быстро. Вначале была надежда на частичную пересадку печени. Знаешь, печень имеет способность восстанавливаться. Если тебе пересадят небольшой кусочек здорового органа, он потом разрастается. Но наступил момент, когда стало ясно, что мне необходим был весь орган целиком, а не часть его. Но произошло, когда надежды уже почти не оставалось, нашёлся орган, который подходил мне, ведь он должен был иметь ту же толщину сосудов, что и у меня, и т.д. Не ко всем может подойти конкретный орган. Тот донор, а это молодой человек 18 лет, он спас нас шестерых. Каждому из шестерых достались его органы.

Хоакин Лопес–Дорига: Таким образом, этот молодой человек живёт посредством других шестерых?

Рафаэль: Именно так. Мною он должен быть доволен.

Хоакин Лопес–Дорига: Да, ведь ты столько ездишь повсюду. Но это тоже должно быть так изнурительно.

Рафаэль: Да, это так, но когда тебе это нравится, можно выдержать всё.

Хоакин Лопес–Дорига: Когда тебе что-то нравится, это удовольствие.

Рафаэль: Да, это удовольствие. И видеть публику такую восторженную, которая аплодирует тебе стоя, в какой бы стране ты не выступал. Это удовольствие.

 

Перевод Елены Абрамовой