Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Новое и интересное / Nuevo e interesante

Новое и интересное / Nuevo e interesante

14.05.2022

Рафаэль на радио PBO, 09.05.2022


Беседа в Перу с Чемой Сальседо

my-raphael.com

9 мая 2022 года Рафаэль находился в столице Перу, в городе Лиме, давал интервью перуанским СМИ. Среди представителей журналистской братии был известный корреспондент Чема Сальседо (Chema Salcedo – José María Salcedo), он представлял Radio PBO. Он пользуется большим уважением среди земляков, имеет огромный профессиональный опыт, многие перуанцы считают его одним из лучших журналистов страны. Интервью бралось для радио, но эта станция имеет также свой видеоканал в сети Youtube, где постоянно идет прямой эфир передач. 

my-raphael.com

Встреча с Рафаэлем не стала исключением. Мы сделали запись эфира, и сейчас предлагаем его вашему вниманию. Беседа была очень оживленной, интересной, необычной. С первых слов была затронута тема России и русских рафаэлистов. И это очень приятно, потому что были сказаны довольно теплые слова в адрес наших соотечественников. Смотрите сами!



 
https://www.youtube.com/watch?v=ydud5shhXu0

Перевод ролика.

Чема Сальседо, его комментарий относительно этой беседы: Напоминает слушателям о том, что в перуанскую столицу снова приезжает Рафаэль, самый, как он сказал, великий певец, поющий на испанском. Он даст концерт 11 мая в Лиме в зале Arena Perú. Ведущий советует не упустить возможность побывать на концерте знаменитого артиста, кумира, так как ожидается, что это будет потрясающее шоу, как и все остальные выступления Рафаэля, свидетелями которых в прошлые годы были жители страны. Этим концертом Рафаэль отмечает 60 лет своей невероятно успешной карьеры артиста. Чема Сальседо говорит, что днём раньше он взял у Рафаэля интервью, которого он ждал почти 40 лет. Оно состоялось в отеле Swiss hotel, и оно не было продолжительным, так как Рафаэль старается за 48 часов до выступления не разговаривать много, он бережёт свой голос. Чема Сальседо напомнил слушателям, что Рафаэль родился в Линаресе, небольшом городе на юге Испании, в Андалусии, это его родной город, поэтому его называли всегда пареньком из Линареса. Сейчас там есть музей Рафаэля, где хранятся его личные вещи. Кроме того, там установили скульптуру в его честь. Он рассказал также, что в этой беседе упоминается один фильм, который посмотрели в России 40 миллионов русских, а также напомнил, что Рафаэль – один из трёх или четырёх человек в мире, обладающий урановым диском, который ему вручили за первые 50 млн. экземпляров проданных копий.

my-raphael.com

my-raphael.com


Интервью.

Чема Сальседо: Рафаэль, как дела? Я ждал беседы с тобой 38 лет, и теперь могу рассказать тебе об этом. Я старый журналист, я был в Советском Союзе, в Ленинграде, сейчас это Санкт-Петербург, город, который ты знаешь. В тот день там был невероятный туман, я вышел из отеля вместе с фотографом и увидел на лавочке мужчину с бутылкой в руке, похоже, что он был пьян. Я на него посмотрел, а он стал говорить со мной о чем-то. Я ему сказал, что не говорю по-русски, а только по-испански. И что ты думаешь, я услышал от этого пьяного человека? Он знал все песни из твоего фильма “Digan lo que digan”.

Рафаэль: Конечно, этому есть объяснение.

Чема Сальседо: Это есть фанатическая любовь к тебе там, которая существует до сих пор.

Рафаэль: Это трудно объяснить. Человек, с которого началось всё это, была моя жена, хотя в то время она ещё не была ею, мы даже не были знакомы. На кинофестивале в Сан-Себастьяне, куда она была послана испанским телевидением, чтобы освещать его, о чём она мне потом рассказала, присутствовала русская делегация, приехавшая туда со своим фильмом и которая собралась купить фильмы некоего Рафаэля. На фестивале был показан “Digan lo que digan”. Они его купили, но я этого не знал. Я узнал об этом тогда, когда до меня стало доходить всё это эхо успеха фильма. Его перевели на русский язык.

Чема Сальседо: Разумеется. Я слышал, как ты говоришь по-русски.

Рафаэль: Да, когда я услышал, я много смеялся. Фильм начинается с песни, она звучит на испанском языке, потом идут титры, а потом ещё одна песня на испанском. Таким образом, первые 10 минут фильма всё звучит на испанском. Но потом вдруг я начинаю говорить по-русски.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Существует легенда, что ты совершил революцию в сфере образования в России, там появились люди, которые захотели изучить испанский язык лишь ради того, чтобы понимать твои песни.

Рафаэль: Премия, которую я считаю одной из самых важных в моей карьере, та, когда в самом крупном университете Москвы меня наградили за сотрудничество в области культуры, потому что в тот момент число желающих изучать испанский язык возросло на 60%. Так что люди, которые сейчас моложе меня, которым лет 50 или 40 с чем-то, говорят по-испански. Они работают в гостиницах, переводчиками, экскурсоводами в Эрмитаже…

Чема Сальседо: Есть превосходный фильм о твоём пребывании в России. Великолепный документальный фильм. Я его видел.

Рафаэль: “Desde Moscú con amor” (в реальности фильм называется “Desde Rusia con amor” - прим. переводчика).

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Именно так. И самое впечатляющее в нём знаешь что? Когда молодые рафаэлисты, которые смотрят на тебя, сегодня они уже повзрослели, может быть, немного прибавили в весе, некоторые стали бабушками, но они по-прежнему рафаэлисты. Они о тебе так беспокоятся. Одна говорила: “Он был такой худенький”. Они очень беспокоились. Вообще-то такое происходит повсюду. Здесь у тебя тоже есть прекрасный клуб рафаэлистов.

Рафаэль: Я знаю об этом.

Чема Сальседо: Ты знаешь Доми Переа?

Рафаэль: Рафаэлистка всю жизнь.

Чема Сальседо: То, что меня потрясло, это, когда ты нуждался в пересадке печени, она тебе предложила свою.

my-raphael.com

my-raphael.com

Рафаэль: Я знаю. Мне известны имена всех людей, которые предложили свою печень ради меня. Их тысячи.

Чема Сальседо: Их было столько много. Как это грандиозно! Что ты чувствуешь, зная, что столько людей способны отдать тебе свою печень, почти жизнь?

Рафаэль: Это очень приятно, но это и огромная ответственность. Насколько я важен этим людям, им и их семьям! У них же есть семьи. Так, чтобы кто-то сказал: “Я отдам ему свою печень”…

Чема Сальседо: Свою печень или сердце.

Рафаэль: Да, то, что нужно человеку. Это невероятно. Мне это очень помогло.

Чема Сальседо: И ты заплакал.

Рафаэль: Позже я познакомился с матерью донора. Это был парень 18 лет. Он был любителем горных путешествий и сорвался.

Чема Сальседо: Ты познакомился с его матерью?

Рафаэль: Да. Нам запрещают разузнавать подробности, но семье этого не запрещают, и его мать всё узнала. Её сын спас меня и ещё пятерых человек.

Чема Сальседо: Да, ты об этом говорил.

Рафаэль: Нас шестеро, мы живём благодаря ему.

Чема Сальседо: Невероятно. Говорят, что ты отмечаешь два дня рождения: твой легальный День рождения и второй – в апреле, когда тебе пересадили печень. Это когда ты родился второй раз. Об этом говорят некоторые.

Рафаэль: Да, это так. У меня есть песня, написанная давно. Она называется “Volveré a nacer” – “Я вернусь к рождению”.

Чема Сальседо: “Volveré a nacer” – эта песня немного пророческая.

Рафаэль: Да, Мануэль Алехандро пророк.

Чема Сальседо: Это какое-то предвидение.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо, его комментарий относительно этой беседы: Говорит, комментируя разговор, что с 2003 года, с момента, когда Рафаэлю 1 апреля 2003 пересадили печень, и он заново родился, он стал отмечать два Дня рождения в году: 5 мая и 1 апреля. Говорит, что настоящие рафаэлисты очень преданы своему кумиру. Приводит пример перуанки Доми Переа, которая была одной из первых в мире, кто предложил ему свою печень, узнав о его болезни. Этот факт его трогает очень, почти до слёз. В тот момент он почувствовал себя защищённым благодаря этой женщине и другим, таким, как она. Также Чема Сальседо говорит, что они беседовали и на другие темы, например, о песнях, конкретно о той, которая его впечатляет больше остальных, “Ahora” – “Сейчас”. Её написал Энрике Бунбури. Говорит, что в их беседе речь заходила и о Линаресе, родине Рафаэля, и о Бильбао, городе, в котором родился он, Чема Сальседо, и что футбольная команда Athletic Bilbao Рафаэлю очень нравится.

Чема Сальседо, интервью: Рафаэлизм по-прежнему существует. Рафаэлизм – это что: секта, религия?

Рафаэль: Для меня это благословение (смеётся). Не секта. Они – хорошие люди.

Чема Сальседо: Хорошие люди, и это везде так. Несколько раз я имел счастье брать интервью у этих перуанских женщин-рафаэлистов. В рафаэлизме я вижу два момента: первый – это манифест “Digan lo que digan”, потому что это гимн радости.

Рафаэль: Это ведь песня протеста.

Чема Сальседо: Точно, я знаю, но протест с верой, хотя в мире было много плохого. Это и война во Вьетнаме, майские события в Париже… И последний манифест – это песня “Ahora” – “Cейчас”, когда прошли уже годы…

Рафаэль: Эту песню мне написал Энрике Бунбури.

Чема Сальседо: Это ты в этой песне? Ты её чувствуешь?

Рафаэль: Да.

Чема Сальседо: Я выбрал её для тебя.

Рафаэль: Ты её поставишь?

Чема Сальседо: Да, я её поставлю.

ЗВУЧИТ ФРАГМЕНТ ПЕСНИ “AHORA”.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Что ты чувствуешь, когда произносишь слова: “Сейчас, когда прошли годы, и мне не нужно больше ни с кем соревноваться, и я не боюсь того, что мне навредят чем-то, я живу в мире с собой…”? Сколько ты должен был пережить, чтобы иметь такую песню сейчас?

Рафаэль: В жизни происходит всякое, иногда неприятные вещи, но, когда ты достигаешь определённого возраста, ты видишь, что это всё уже далеко, это прошло. Ты как бы плаваешь над всем. Это здорово, что тебе исполняются года, потому что всякую чепуху ты оставляешь позади. Ты оставляешь это: “Я тоже, и я это сделаю тоже”. Публика тебе даёт всё. Публика тебе уже однажды дала что-то, вручила, и всё, это навсегда.

Чема Сальседо: Да, навсегда. Почему они так преданы тебе?

Рафаэль: На этот вопрос я не могу тебе ответить, об этом надо спросить у них.

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Знаешь, ты хороший человек, хороший парень. Люди это замечают. Кроме того, ты не просто поёшь, ты устраиваешь сценические постановки своих песен. Я беседовал о тебе с молодёжью. Те из них, кто тебя знает, мне говорили, что тебя могут слушать даже глухие. Я спросил: “Как это глухие?”. – “Он так движется по сцене, у него такой яркий язык жестов, тела…”. Во времена, когда ты начинал, никто этого не делал.

Рафаэль: Нет, не делал. Это я внедрил в моду.

Чема Сальседо: Точно. И я об этом. И один твой жест запечатлён в скульптуре, которую установили в твоём городе. Вот этот (он поднимает руку вверх).

Рафаэль: Знаешь, как меня называют из-за этого жеста? Похититель лампочек.

Чема Сальседо: Да, похититель прожекторов. Что значит для тебя Линарес?

Рафаэль: Линарес – это моя малая родина, скажем так. Я там родился. Когда меня не будет, я буду там.

Чема Сальседо: Там у тебя есть музей.

Рафаэль: Да, и ещё скульптура, которую установили там незадолго до Рождества. И ещё моё изображение, огромное, на одном доме. Линарес по отношению ко мне всегда очень хорош. Имей в виду, я ведь там не жил никогда.

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Я знаю, тебе было несколько месяцев, когда ты уехал оттуда.

Рафаэль: Да, меня увезли.

Чема Сальседо: Меня тоже увезли, только из Бильбао.

Рафаэль: Из Бильбао?

Чема Сальседо: Да, сеньор.

Рафаэль: Мне не верится. Знаешь, для меня команда Athletic de Bilbao – всегда чемпионы, потому что все, кто там работает и играет, они все из Бильбао.

Чема Сальседо: Да, сеньор.

Рафаэль: Это то, что должно быть в футболе, потому что иметь в команде звёзд, приехавших со всего мира…

Чема Сальседо: Да, и их всех покупают за мзду… Мы, из Бильбао, делаем то, что нам нравится. И те, кто из Линареса, тоже.

Рафаэль: И те, кто из Линареса, тоже (смеётся).

Чема Сальседо: Что тут скажешь? Нас двое из Бильбао. Алекс де ла Иглесиа тоже оттуда. Он рассказал много относительно твоего участия в фильме. Ему стоило немало, чтобы убедить тебя в необходимости сняться.

Рафаэль: Три года.

Чема Сальседо: И Алекс де ла Иглесиа, он из Бильбао.

Рафаэль: Да, конечно. Другого не могло и быть.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Великолепный фильм, великолепна твоя роль. Ты хотел стать артистом. В основном ты певец, но также ещё и актёр.

Рафаэль: Да, потому что я много играю в песнях.

Чема Сальседо: Ты к тому же ещё и хореограф, делаешь постановки на сцене, танцуешь.

Рафаэль: Немножко (улыбается).

Чема Сальседо: У меня нет больше времени, но до того, как оно закончится, я хотел бы подарить тебе две вещи. Одна из них – подарок моего издания, главой которого я являюсь. Здесь есть кое-что, содержащее сочетание букв PH, как в слове Philips. Это для Рафаэля, в имени которого имеются эти буквы PH. Это образы двух перуанских святых – Сан-Мартин, он ещё очень популярен в Мексике, и Санта-Роса из Лимы. Вполне возможно, когда ты выступал в Лиме, они слышали твои песни.

Рафаэль: Наверняка.

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: И ещё у меня есть для тебя диск (он показывает его Рафаэлю).

Рафаэль: Это когда я начинал петь, тут написано Philips.

Чема Сальседо: И люди знают, что твоё имя Raphael пишется так из-за такого написания слова Philips.

Рафаэль: Точно.

Чема Сальседо: Ты увидел название фирмы и спросил: “Почему вы произносите Филипс, хотя написано Пилипс”? Тебе ответили, что это потому, что в Англии, во Франции произносится “f”.

Рафаэль: Да, и в Дании, и Германии, я тоже так произношу.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

Чема Сальседо: Я хотел попросить тебя, чтобы ты подписал мне это (он показывает обложку диска). Сколько лет тебе здесь?

Рафаэль: Здесь? Лет 15.

Чема Сальседо: Немногим больше 15-ти лет. Подпиши, пожалуйста, его. Это для Густаво, моего кинооператора. Я объясню, почему Густаво просит тебя об этом. Потому что ему это наследовал его отец. Главное наследие его отца – это твой диск.

Рафаэль: Подписывает диск.

Чема Сальседо: Маэстро, спасибо большое.

Рафаэль: Я не говорю тебе слово “ученик” (смеётся). Маэстро для слушателей и ведущих.

Чема Сальседо: Да. Рассчитывай на меня. Когда-нибудь мы увидимся в Бильбао. Я думаю, что да. Мы ещё и тут поговорим с тобой. Возьми это (он протягивает ему коробочку с иконами). Это твои святые. Святые рафаэлисты. До свидания, спасибо.

Рафаэль: До свидания.

Чема Сальседо, его комментарий относительно этой беседы: Вот такое интервью мы взяли у этого парня из Линареса. Никогда его не нужно называть диво, ему это не нравится, и у него есть на то причина, потому что он – труженик, как и все мы. Он был очень любезен со мной. До завтра, до 10 часов утра.

my-raphael.com

my-raphael.com

my-raphael.com

 

 

https://www.youtube.com/watch?v=AduyQ7jEUKw
https://pboradio.com/ 
https://www.instagram.com/p/CdY2QRYJpzi/ 
https://www.instagram.com/p/CdYmRYZFRMJ/ 
https://www.instagram.com/p/CdXQqkgOXaI/

 Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта