Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - 8. Sólo una vez más

8. Sólo una vez más

SÓLO UNA VEZ MÁS
ЕЩЁ ТОЛЬКО РАЗ

  
https://www.youtube.com 

Холодной зимой 1975 года мы с мамой часто садились на кухне, и под треск дров в печи начинались наши беседы, порой полные милых откровений, а иногда и интересных историй.

У мамы историй было хоть отбавляй, и с кем она могла ими поделиться, когда рядом такая благодарная слушательница? Они часто начинались - «Жили-были…», а потом шла история, иногда не имеющая никакого отношения к сказке. Таким образом, мама внесла огромный вклад в развитие моей фантазийности, за что я никогда её не упрекну, скорее наоборот – она добавила в мой волшебный мир океан любви и тепла, ну, и, конечно, правду жизни, всегда необходимую.

Одна её история просто впечаталась в память,потому-что следом за ней началась уже не сказочная,а реальная,и всё соединилось вдруг и стало неразделимым.
- Жили-были в одной деревне парень и девушка. Им было по семнадцать лет, и они любили друг друга. Но их родителям это не нравилось, - начала мама.
- А-а, знаю, это про Ромео и Джульетту.
- Нет, это не про них. Девушку решили выдать замуж за другого, и к свадьбе всё подготовили… А парень взял и выкрал её. Они долго скакали на белом коне по бескрайнему полю.
- А дальше, дальше что было?
- Их догнали. Парня избили кнутом, а девушку связали и закрыли в доме.
- И она, как Джульетта, отравилась, - заключила я.
- Нет, её выдали замуж, а парень уехал из деревни.
Мама всегда вздыхала, доходя до финала истории, если он был не очень радостный, а моё нетерпение ей не нравилось. Так случилось и в тот раз.
- И они больше не встретились?
- Встретились, через много лет, - ответила мама, - Можно сказать – под конец жизни.
- Ну это же хорошо. Ведь встретились же.
- Да, они так хотели быть вместе, и это случилось. В общем, стали счастливы, вот и сказке конец.

Закончив рассказ, мама подошла к окну, и её грустное лицо осветилось улыбкой.
- А ну, подойди сюда. Посмотри, кто там стоит.
Я подошла к окну, но ничего не увидела.
- Это, наверное, невеста Сашкина пришла, - подшутила мама.
Брат, услышав такое, подбежал к окну и тоже в него посмотрел, но тут же его интерес утих.
- Вот ещё! Какая-то девчонка забор подпирает.
- Не к тебе? - продолжила шутить мама, и перевела взгляд на меня, - Ну, тогда, наверное, она к тебе пришла.
Я присмотрелась – никого. Да что происходит? Какая девчонка? Почему я её не вижу?

my-raphael.com 
Мама и мой брат Саша на новогоднем празднике (1975-й год)

Накинув наспех своё клетчатое пальто, я выбежала за ворота. У забора стояла маленькая девочка, ей было лет пять, не больше, и смотрела на меня таким невинным взглядом, что я даже растерялась.
- Ты кто? Что ты здесь делаешь?
- Я Света, - произнесла она робко.
Голос был как у цыплёнка.
- Ты потерялась?
- Нет, я тут живу, за углом, - пропищал цыплёнок.
- Иди домой, а то замёрзнешь.
- Нет, не хочу.
- А чего хочешь?
- Играть с тобой.
Играть с пятилетней девочкой? Моя растерянность усилилась, ведь мне было уже десять.
- А во что мы будем играть?
Цыплёнок оживился.
- Пошли на горку.
- Ну, пошли, - ответила я неуверенно.
А на горке цыплёнок Света ещё больше осмелела - мы с ватагой ребят скатывались, казалось, с невообразимой высоты вниз, кто на санках, кто на дощечке, а кто и кубарем летел. Снег забивался в уши, в нос и за воротник, но нам было весело, и не хотелось, чтобы этот день кончался. Я смотрела на свою новую подругу и разница в возрасте меня уже не волновала. Я думала только об одном – вот это девчонка!

Это белокурое создание, похожее на ангела, носило очень красивое имя и фамилию – Светлана Таранова, и настолько быстро покорила меня своей непосредственностью, что оставалось только удивляться. Где-то через год я пересказала ей мамину историю о влюблённых, и она умильно закатила глаза.
- Ах, любовь, любовь!
Трагизм истории нам обоим пока был непонятен, как и значение слов «конец жизни», их страшный смысл был ещё покрыт туманом. Однако судьба уже занесла над нашими головами свой ужасный меч, и спустя всего несколько лет моё сердце пронзила ужасная боль, от осознания того, как жестоко играет с нами эта злодейка, наказывая часто самых невинных созданий Божьих.