Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - 41. Estoy tan lejos

41. Estoy tan lejos

ESTOY TAN LEJOS
Я ТАК ДАЛЕКО

 
https://www.youtube.com/watch?v=tOFWoRrPnxE

Осенью 2017 года сын подарил мне цифровой фотоаппарат, сказав при этом:
- У меня на телефоне есть камера, а у тебя нет.
- Ну, нет, и ладно. А у тебя эта вещичка откуда? - спросила я.
- Подарок друга. Только мне он вроде ни к чему.
- А мне он зачем?
- Попробуй что-нибудь снять, может, понравится это занятие.

Я уже привыкла к своему простому телефону, но сын знал мой характер, потому и предложил это. Ну, что ж, решила я, попробую, может, и правда, из этого что-нибудь получится. Идей было немного, а по сути только одна – сходить на нашу речку.

Первый мой поход был неудачным, и всё, что я сняла тогда, вообще никуда не годилось. Но потом мои путешествия участились, и вместе с возрастающим интересом росло моё «мастерство», пять километров пешком меня уже не пугали, и только знакомые, что встречались мне на пути, удивлялись моему упрямству.
- Ты точно ненормальная. И хочется тебе ходить в такую даль?
- Вы не поверите, это так увлекает, - ответила я.
Они только непонимающе пожимали плечами.

В первое лето я сняла на камеру несколько красивых мест на нашей реке, которые позднее превратила в цикл фильмов, назвав его «Путешествие по Ишиму». И вот в одном из этих походов мне встретился табун на берегу, который привёл на водопой весёлый табунщик. С милой улыбкой он подошёл ко мне и спросил:
- Я вижу, вы всё снимаете, и вчера, и сегодня. Вы, наверное, инспектор?
Меня это рассмешило, и я объяснила всё, как есть, что его очень удивило. Я узнала, что его зовут Жантас, а также узнала, какая романтическая натура была в этом человеке средних лет, с обветренным загоревшим лицом.
- Вам нравится снимать Ишим?
- Он очень красив, - ответила я ему.
- Да, места у нас красивые, - сказал он, посмотрев вдаль.

И сколько раз я приходила потом, каждый раз встречала Жантаса, и он всегда улыбался, увидев меня, и всегда спрашивал о моих успехах. Я ему отвечала коротко, ведь и успехов было немного, но одно его заинтересовало.
- Вы сделали фильм под песню Рафаэля? Жаль, я не очень с компьютером дружу, да ещё всё время на работе, а вечером прихожу домой, и другие дела находятся, даже кино посмотреть некогда.
Но всё же он обещал найти время и посмотреть мой фильм.

В наших беседах я как-то сказала ему о том, что меня многие не понимают и за спиной шепчутся.
- А вы не обращайте внимания, - ответил Жантас, - Пусть говорят. Это, по большому счёту, не так уж и важно. Люди любят говорить.
Слова табунщика задели меня за живое, и вспомнилось старое, как мир, изречение – вольные люди все философы. И кто он, этот вольный человек с обветренным лицом? Что у него в душе? Он знает о Рафаэле, знает о жизни, о смерти и о любви, и всё ему видится не так, как другим. А мне?

Я - пылинка во Вселенной и проживу не более отмеренного мне, и когда уйду – солнце не перестанет светить, и горы останутся на месте, и море не изменит своё направление. Они запомнят меня, будут рассказывать обо мне… Но их никто не услышит. История маленькой пылинки растворится в степном воздухе или растает снегом на окне, и о ней забудут, как о миллионах других таких же. Забудут, что она умела говорить и умела любить, потому что не сказала главное и любила безответно. О, да, пылинка ещё блуждает по Вселенной, и, значит, ещё сама может рассказать свою историю, и, возможно, ещё скажет главное – о жизни, о смерти, о любви – и, возможно, кто-то её услышит.

my-raphael.com 
Позитивное настроение Анюты.

Через год у меня появилась попутчица, и мои походы окрасились её длинными разговорами, а упрямству не было предела – пойдём на Ишим, и точка! - и даже штормовой ветер её не пугал.
- Вы на Ишим, снимать видео? А можно с вами?
- Анюта, ты что?! Сегодня холодно.
- Не бойтесь, не простыну. А под какую песню будет ваш фильм?
- Под песню Рафаэля.
- Классно! Пошли.
Её одинокую фигурку на утёсе качало на ветру, и я боялась, что она свалится в воду, а она смеялась, ей было всё нипочём. Камера дрожала у меня в руках, волнение было на пределе, и тут волна накатила и обдала маленькую актрису по пояс, я подскочила, но она посмотрела на меня спокойно.
- Ух ты!

С наступившей зимой наши путешествия на Ишим прекратились, однако, уже слышались прогнозы:
- Летом снова пойдём.
А ближе к весне:
- Вот вырасту, выучу испанский и обязательно поеду в Испанию, - заявила Анюта.
- С чего это вдруг? - удивилась я.
- Не вдруг, давно хочу.
- Как давно? Тебе всего девять лет.
- А разве это мало? Мне уже девять лет!
- Да уж! Ну ты, может, и выучишь испанский, а я уже не смогу. Мне слон на ухо наступил, даже на оба.
- Не переживайте, я буду вашей переводчицей.
- А-а, так я тоже с тобой в Испанию поеду?
- Ну, да.

my-raphael.com 
Я на Ишиме.

Поговорив об этом, мы больше года не возвращались к этой теме, нас увлекли наши путешествия, но однажды…
- Я ведь могла поехать на Тенерифе, - призналась я Анюте, - Моя одноклассница Лена предлагала мне путёвку, дарила… Представляешь такое? А я отказалась.
- Да вы что! Отказались от Тенерифе? А почему?
- К путёвке нужен загранпаспорт ценой в мою зарплату, а ещё деньги на дорогу.
- Ну, мы бы что-нибудь придумали.
- Ничего тут не придумаешь, когда в кармане ветер гуляет.
- Да-а, как всё сложно и как всё невозможно, - вздохнула она, - Мы так далеко от Тенерифе, от Испании и от Рафаэля. Словно на другой планете живём… Ну, ничего, пойдёмте на Ишим.

А на Ишиме, побродив по берегу, она написала на песке: «Наш Тенерифе».

my-raphael.com 
Анюта грустит. Как далеко до Тенерифе!