Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - 28. La primera piedra

28. La primera piedra

LA PRIMERA PIEDRA
ПЕРВЫЙ КАМЕНЬ

 
https://www.youtube.com/watch?v=d9R5OcnQgBM 

Годы летят, и мы не в состоянии удержать их стремительный полёт. Да и пусть летят – это жизнь. К сорокалетнему рубежу, который мне так не нравился, я, слава Богу, приближалась не в одиночестве, и моё маленькое сокровище в яркой распашонке, лёжа в своей кроватке, кричало так громко, что о всех печалях и думать было некогда.

Я назвала его Евгений. А сколько было разных уменьшительных имён, уже и не вспомнишь! И большинство из них придумывала моя мама. Знакомые, услышав её очередной шедевр, удивлялись.
- Наш Енечка растёт.
- Кто?
- Ну, внучок.
В другой раз:
- Женюка, малыш!
А обладатель этих имён важно сидел в коляске и смотрел на всех, как бы говоря – да, это я!

- У меня теперь трое детей, - стала повторять мама.
Я не спорила – это ведь известная истина, что внуки часто вопринимаются дедушками и бабушками как собственные дети, выстраданные на закате лет. А вот появление малыша на моём собственном закате лет воспринималось окружающими неоднозначно. Все вокруг настолько привыкли, что я одна, поэтому, когда видели меня с детской коляской, то выражение лиц выдавало их чувства, которые потом стали выражаться и в словах.
- И зачем он тебе нужен?.. Успеешь ли ты вырастить его? Сама безработная, на что будешь поднимать его?

Даже педиатр в поликлинике не промолчала:
- Тебе нравится быть матерью-одиночкой без копейки в кармане?
На что я впервые ответила резко, так, что очки на её носу сползли:
- Нравится! Это моя жизнь, и это мой ребёнок!
- А ты понимаешь, что твоей личной жизни теперь конец? Кому ты под сорок лет, да ещё с ребёнком, будешь нужна?
Я вышла из поликлиники и прижав сына к груди, побежала по асфальту, как в тумане.

- С ума все что ли посходили? Пошли их всех к чёрту, - сказала в сердцах мама, когда я ей всё рассказала, - Так рассуждают, словно сами святые.
- Моё одиночество всех устраивало, а моё материнство всем как кость в горле.
- А ты не думай о них. Говорю тебе – пошли их всех!
Мы ещё поговорили на эту тему, и итогом беседы стало моё твёрдое решение – действительно пошлю, каждого, кто только заикнётся о моём ребёнке.

my-raphael.com my-raphael.com 
Я и Женя.

Пролетело четыре года, и все вокруг понемногу стали привыкать к тому факту, что романтичная женщина больше не одна. И словно в сказке - мой сын рос не по дням, а по часам, удивляя нас непомерно свой сообразительностью.
Однажды он вбежал в комнату, и его лицо светилось от радости.
- Мама, знаешь, сколько друзей я нашёл?
- И сколько?
Он с довольным видом поднял руки, изображая большое количество.
- А где ты их нашёл?
- Тут недалеко, во дворе у дяди Валеры.
- И как они стали твоими друзьями?
- А я подходил ко всем и говорил: Я Женя, давай дружить.
- И всё?
Оказалось, этого было достаточно.
- Ах, ты Енюня мой! - обняла его мама.
- Не-е, бабуль, знаешь как меня дядя Валера назвал? - засмеялся Женя.
- И как?
- Джон.
- Почему Джон?
- Говорят, я похож на Джонни Деппа.
- Вообще-то вроде и правда похож, - согласилась я.
А позднее задумалась: только улыбка точно не Джонни Деппа.