Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - 27. Yira, yira

27. Yira, yira

YIRA, YIRA
КРУТИСЬ, КРУТИСЬ

 
https://www.youtube.com/watch?v=kNG0w3RjnUo

Я не могу забыть этот период своей жизни, потому что такое невозможно забыть. Это мои переживания, и мой страх потерять то, что дорого, а ещё - невозможность изменить ход событий, которые, к сожалению, пошли неприятной чередой.

Маленькой девочкой я просила деньги у мамы, чтобы пойти в кино, посмотреть милую «Русалочку» и поплакать о её судьбе, а также героических «Генералов песчаных карьеров», не менее героического «Зорро», и серию про индейцев апачи, и, разумеется, «Неуловимых мстителей», которые тогда вообще для всех были героями. И все эти прекрасные фильмы я увидела в "Экране" – он стал моим путеводителем в этот волшебный мир. А потом, когда я уже работала в "Экране", киноаппаратная стала для меня вторым домом - из маленького окна я смотрела в зрительный зал, где на большом полотне разворачивались интересные события. Иногда я настолько увлекалась просмотром, что забывала вовремя сделать переход на другой проектор, плёнка заканчивалась, по экрану мелькали разные значки, и тогда из зала мне кричали недовольные зрители:
- Сапожница!
Мне было стыдно, но я была неисправима, каждый новый фильм снова увлекал меня, и иногда всё повторялось.

И вот не стало моего "Экрана": его выставили на аукцион и вскоре продали,а следом не стало ещё двух кинотеатров в городе, и в результате кинопрокат тоже перестал существовать, только склад с фильмокопиями, которые так и не вывезли, всё ещё стоял. На его двери висел замок, но озорные мальчишки находили лазейки и попадали внутрь - видимо, ради интереса - и также ради интереса разматывали некоторые части фильмов, так что киноплёнка лежала повсюду.

Кинотеатр "Ишим" почему-то долго не покупали, и он стоял сиротливо, ожидая своей участи – последний из дружной стаи. Поняв, что, возможно, этот процесс затянется, я упросила бывшего директора киносети Омшина Николая Трофимовича открыть его для меня и продолжить работать, ведь, пока кинотеатр не продан, его эксплуатацией могли заниматься прежние руководители.
- Ну, ты и энтузиастка! - удивился он, - Фильмы ведь тебе никто возить не будет, всех уволили.
- Ну, и пусть. Как-нибудь справлюсь, - заявила я.
У него остались ключи от склада, где хранились фильмы, он мне их отдал, но недовольно при этом покачал головой.

От кинотеатра "Ишим" до фильмохранилища было порядочное расстояние – нужно было пройти несколько улиц. Летом я носила фильмы по несколько частей в обычной сетке, и приходилось делать несколько рейсов, чтобы перенести весь фильм. Зимой было легче, потому что можно было возить фильмы в кинобанках на детских санках, практически весь фильм сразу.

Жители Сергеевки три года наблюдали за моими мучениями: женщина, везущая на санках какие-то железные коробки - это, конечно, было что-то. Сейчас я бы уже не повторила эти манёвры, а тогда мне было только тридцать лет, и оптимизма океан, и я так не хотела расставаться с кино - мне хотелось продлить эти чудесные мгновения просмотров любимых фильмов. Сеансы начинались вечером и заканчивались за полночь, я шла домой пешком по ночному городку, и, слава Богу, ни разу никто меня не напугал по дороге. Но мама волновалась каждый день, все эти три года.
- Да поскорее бы его продали!

Конечно, "Ишим" тоже продали. Я отдала ключи Николаю Трофимовичу и ушла. И началась моя мука - как наступал вечер, моё сердце было не на месте, мне никуда не надо было идти, и это убивало. Это был конец 90-х, когда закрывались предприятия, и появилась новая категория населения – безработные, а на улицах стали появляться задумчивые, погружённые в себя личности. И я тогда, как все, шла по своей дороге, совершенно не зная, что принесёт завтрашний день. Мой диплом кинотехника мне не пригодился, потому что кинотеатров не стало, и что делать дальше с моими возможностями, было непонятно.

Я помню свои жуткие вечера, когда мне очень хотелось выбежать на улицу и броситься вперёд по дороге. Но куда? Ни один кинотеатр уже не ждал меня, их двери были закрыты для меня. А ещё были бессонные ночи - мне снился «наш дом», и то маленькое окошко в киноаппаратной, из которого я смотрела свои фильмы. Страна перестраивалась, обновлялась, а у меня в душе был настоящий бардак, и в голове крутилось: найти бы хоть какую-то работу.

my-raphael.com 
Мой взгляд в будущее - впереди неизвестность.

90-е пробежали, и наступили 2000-е, приблизившие меня к сорокалетнему рубежу: эта цифра мне не нравилась, всё внутри протестовало от одной только мысли, что скоро я вступлю на пятый десяток. Я, как потерянный котёнок, подходила к зеркалу и удивлялась, глядя на своё отражение – это я? Нет, я не могу быть этой женщиной с уставшим взглядом. Но отражение повторяло мои движения, оно издевалось, заставляя меня признать очевидное - молодости надо помахать рукой, и жизнь катится куда-то совсем не в ту сторону.
- Что же ты такая невезучая уродилась? - сказала как-то мама.
- Потому что в понедельник родилась, - ответила я.
Разумеется, это не могло быть причиной моих неудач, но ответить по-другому у меня тогда не получилось.