Новое и интересное / Nuevo e interesante

30.03.2024

Разговор с Subterfuge Radio, Мадрид. Часть 2 / Parte 2


Очень подробная и продолжительная беседа

my-raphael.com

Продолжаем знакомить вас с замечательным интервью, которое Рафаэль дал музыкальному порталу Subterfuge Radio, расположенному в Мадриде. Вопросы задавал Карлос Галан (Carlos Galán), большой любитель музыки и, судя по этой беседе, прекрасно знающий творчество Рафаэля. “Simpatia por la industria musical” – “Доброе отношение к музыкальной индустрии” – так называется цикл интервью, в рамках которого все гости вышеупомянутого радио беседуют с ведущим о музыке. Предлагаем вам вторую, но пока еще не заключительную часть этой беседы. Первую чась можно посмотреть здесь: 

https://my-raphael.com/news/3875/71/razgovor-s-Subterfuge-Radio-madrid-chast-1-Parte-1 

“SIMPATÍA POR LA INDUSTRIA MUSICAL” № 204
“ДОБРОЕ ОТНОШЕНИЕ К МУЗЫКАЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ”

https://www.youtube.com/watch?v=5um5FUAkanI

Перевод ролика.
 
Карлос Галан: Ты говорил об открытии, о твоём открытии латиноамериканской песни, что дали тебе такие песни, как “La Sandunga”, “La Llorona”, которые в итоге  стали большими хитами в Мексике. Эта твоя международная экспансия. Достаточно посмотреть документальный фильм, где есть эти потрясающие моменты, или программу Саливана – невероятные кадры, или же вспомнить Madison Square Garden и слово “desolado” – “разочарован” (оба смеются)!
 
Рафаэль: Как? Desolado?  Но было это: Sold out (билеты проданы).
 
Карлос Галан: Потрясающе! 3 октября 1967 года ты выступил в театре Olympia, где исполнил 37, то есть 35 песен, и твой сольный концерт длился почти три часа. Полагаю, что Olympia – это был особый случай или, возможно, это был самый значимый театр.
 
Рафаэль: Да, да. Кроме того с этим театром связана одна важная история. Там пела Пиаф, а она – очень важный персонаж в моей жизни. Моё выступление было объявлено вместе с ней в Валенсии на празднике Las Fallas. Она заболела, и вместо неё прислали Жюльетт Греко, тоже очень хорошую певицу, но это не одно и то же. Во мне засело это: Пиаф, Оlympia, Пиаф. Но она умерла. И, когда я первый раз вошёл в театр Оlympia, в гримёрную, Бруно Кокатрикс, импресарио, сказал: “Voilà, здесь переодевалась мадам Пиаф”. Со мной чуть инфаркт не случился. Моя мечта исполнилась. Я потом ещё раз там выступил, но тот первый раз меня просто потряс.  
 
Карлос Галан: Важные театры, как, например “El Patio” в Мехико.
 
Рафаэль: Эти места остаются для истории, для моей маленькой истории. Эти места, а к ним относятся и Madison  Squarе Garden, и Radio City, конечно же, Carnegie Hall, Palacio de la Música в Мадриде…
 
Карлос Галан: Я говорю о Мексике, потому что ты периодически туда ездишь. На протяжении истории нашей компании, это невероятно, Рафаэль, все спрашивают о тебе. Ты можешь говорить с самым заядлым рокером в мире, и всегда в разговоре  присутствует Рафаэль.
 
Рафаэль: Это потому, что я так долго пою. (минуты в ролике – 31:20).
 

Карлос Галан: Это правда, но во многих случаях, хотя я говорю о моём персональном случае: для моей мамы, например, ты – самый-самый, для меня тоже. И мой сын, который ходит тут, нервничал больше меня, узнав, что сегодня ты придёшь сюда.
 
Рафаэль: Рафаэль, он для всех этих людей, которых ты называешь. Думаю, что для меня самое большое событие моей артистической жизни – это, когда я понял, что, выходя на сцену, я пою для людей пяти поколений. Потому что обычно, насколько я помню певцов прошлых лет, возвращаясь к Гарделю, например, в его время или во время Педро Инфанте или Фрэнка Синатра было не так. Но в моём случае – это люди всех лет + моих, и я продолжаю. Когда я это заметил, а это произошло не так давно, были люди очень молодые и пожилые тоже. И я сказал: “Как такое возможно, чтобы всех этих людей собрал один и тот же артист, или один и тот же голос”? Но такое бывает. Это возможно.
 
Карлос Галан: Кроме всего твоего наследия, которое неоспоримо, ты обладал способностью существовать в периоды более или менее…
 
Рафаэль: Я ничего особенного не делаю, чтобы этого достичь. Это происходит само собой. Такие вещи невозможно придумать, потому они не получились бы. Я пытался объяснить мой способ работы многим людям, которые меня об этом просили: “Скажи мне, как ты это делаешь”? И я говорил, но ничего у них не выходило. Конечно, потому что у меня это идёт от сердца. Это совсем другое. Это не то, что я  чего-то выучил, ничему я ни у кого не учился. Мануэль Алехандро – свидетель. Рафаэль родился таким. Просто мне необыкновенно повезло в том, что нашёлся тот, кто начал писать для меня по моим меркам. Однажды в День моего рождения,  когда мне подарили книгу, где подписались мои друзья, мой портной Кристобаль, царство ему небесное, подписался так: твой портной. А на следующей странице Мануэль Алехандро написал: другой твой портной. Лоло всегда очень хорошо видел, как сделать хорошие ботинки мне по размеру. Я даже этого не замечал. Кроме того он предвидел наперёд. “Volveré a nacer” он написал задолго до того, как произошло то, что произошло, что я смогу родиться заново реально после пересадки мне печени и всё такое. Он написал об этом задолго до этого, будто отмечал моменты моей жизни много раньше.
 
Карлос Галан: Хорошо. Ты говорил о людях разных поколений, которые тянутся к тебе, также о твоей продолжительной карьере, которая у тебя за плечами. Ты говорил об успехах и неудачах, но думаю, что твоя карьера – одна из самых прочных, которые имеются вообще. Но, разумеется, все должны были пережить появление в 80-е годы того, что называлось la Movida и всё такое. Это было словно битва против традиционной песни. Тем не менее, ты вышел из неё, да ещё с выигрышем.
 
Рафаэль: Дело в том, что я не выходил, я остался на своём месте, оно там и находится. Произошло то, что произошло, и я был там. Я был на их фестивалях и стал ещё одним из них. Моды проходили, задевая меня, но, не причиняя мне вреда. Они что-то давали мне, потому что я из всего чего-то беру, из всего. И особенно то, чего я не должен делать. Я очень критичный человек, я хожу в разные места и смотрю на то, чего делать нельзя. Если что-то сделано хорошо, это остаётся. Если я вижу что-то не то, я говорю: “Этого делать нельзя”, то есть: “Ты этого не делай”. (минуты в ролике – 36:20).
 
 
Карлос Галан: Мы говорим, что в 81 году ты получил Урановый диск, и ещё  говорим о появлении новизны в этой сфере. Тебе вручают Урановый диск не только за экземпляры, проданные фирмой Hispavox. В 1987 ты оставляешь Hispavox и подписываешь контракт с фирмой Сolumbia Records. Как происходят эти переходы к другим фирмам? Переход воспринимался, как травма или в реальности, как это сказано в документальном фильме…
 
Рафаэль: Как травма – нет. К счастью  у меня было имя, которое они искали. Я не претендовал на то, чтобы меня там стали записывать, или же: “Можете записывать меня”. Это совсем другая позиция. У меня уже было столько дисков, что записываться было каким-то дополнением. Я не выигрывал этим ничего. Но, конечно, по отношению ко всем моим дискам, от первого до последнего, я испытывал одинаковую любовь. Одинаковые любовь, интерес. Я боролся за них.  Я представлял их на концертах, чтобы люди видели, какие это песни. Потому что это очень важно, чтобы люди увидели, что это за песни, а не только слышали их. Очень важно исполнить песню вживую. Например, когда я имел счастье исполнить “Lo dicen mis zapatos” Пабло Лопеса, я вложил в неё весь мой рафаэлизм, и Пабло смотрел на меня с удивлением. Я изобрёл новую внутри этой потрясающей красоты песни. Всё должно читаться со стороны моей точки зрения. Я никому не подражаю. Это костюм, который я должен подогнать под себя. Я вижу песню в конкретный момент, из меня выходит что-то в этот момент, я даже не думаю об этом. Он сел играть, а я начал петь, он смотрел на меня и: “Да что ты говоришь? Что ты делаешь?”. Я пою и меняю всю песню.
 

my-raphael.com

my-raphael.com

Карлос Галан: Хорошо, вернёмся к  этим компаниям, чтобы закрыть цикл вопросов. В документальном фильме ты характеризуешь себя как независимый артист. У руководителя независимой компании это вызывает интерес. Можно ли сказать в этом случае, что ты использовал эти компании, в хорошем смысле слова, а не они использовали тебя?
 
Рафаэль: Что я…?
 
Карлос Галан: Что ты использовал эти компании, мы не говорим о травмах перехода, а только…
 
Рафаэль: Нет, нет. Травмы никакой. Всё делалось по-дружески. Если меня просили записать что-то, я записывал с удовольствием. Проблема только в том, что именно записывать. К счастью, сейчас для меня пишет Пабло то, что мне кажется интересным, но я открыт для всех.
 
Карлос Галан: Открыт всему миру, но в конечном итоге, всегда в авангарде всего.
В  89 году произошёл спад спроса на билеты, и ты записывал…
 
Рафаэль: На днях к нам домой приехал мой сын Мануэль, и я ему сказал: “Мануэль, я буду записываться”. – “И что ты хочешь записать? Что думаешь записать”? Я ему высказал свои беспокойства относительно того, что я хочу записать. Он отметил это у себя, и теперь я жду новостей.
 
Карлос Галан: 92 год, ты записал “Escándalo”, песню, которую все ассоциируют с тобой.
 
Рафаэль: Эта песня возникла из-за одного пари между Ольгой Гийот и не знаю, кем ещё, в Майами. И, конечно, там был Вилли Чирино. Они были на моём концерте и говорили между собой о том, какой у меня голос и всё такое. Вилли Чирино сказал: “Этот споёт всё, что хочешь”. Ему в ответ: “Но рэп, не думаю, что он споёт”. – “Нет”? – сказал Вилли Чирино, и написал для меня “Escándalo”.
 
Карлос Галан: Точно, и включил туда рэп (оба смеются). Чудесно. Говоря о твоей способности постоянно обновляться в творчестве, о чём мы уже упоминали в какой-то момент, ты решил в 2000 году сыграть главную роль в театре, да ещё двойную – доктора Джекилла и мистера Хайда. Это продолжалось 7 месяцев. Как это? Каждый день подниматься на сцену и при этом играть две роли? Как ты вспоминаешь это?
 
Рафаэль: Было очень трудно, потому что я уже был болен. Но это незабываемый опыт. Для меня – это самое главное из того, что я сделал. Здесь такая глубина! Это были потрясающие дни. Кроме того  режиссёр Луис Рамирес каждый день после спектакля писал мне письмо, в котором рассказывал, что было сделано мной во время спектакля в тот день. Он писал мне каждый день, потому что каждый день я вносил что-то новое. Это было, словно  огромное психологическое исследование. Колоссальное давление. Думаю, что это было точное попадание, хотя я переживал не лучший момент, я был очень болен. К счастью, закончилось всё хорошо.
 
Карлос Галан: Конечно, всё закончилось хорошо.
 
Рафаэль: В конечном итоге это “Volveré a nacer”  (“Вернусь к рождению”) тоже состоялось.
 
Карлос Галан: После твоего участия в спектакле и проблем со здоровьем между 2003 и 2004, ты возвращаешься к выступлениям, осуществляешь Vuelta tour и снова в полной мере встречаешься с публикой.
 
Рафаэль: Да. Это так. Моя связь с публикой постоянная, они знают это. Меня часто сейчас спрашивают о том, когда я покину сцену, и всё такое. Я должен был сказать им, что никуда я не уйду. Конечно, я осознаю, что когда-нибудь я должен буду остаться дома, но тот день ещё далеко. И уйти самому – нет. Я тогда умру, имея в виду, что я такой, какой есть. Уйти – нет.
 
Карлос Галан: Конечно. Мне кажется, что есть смысл, чтобы так говорить.
 
Рафаэль: Это не просто профессия… Нет. Я буду петь до тех пор, пока мой голос будет способен на это.
 

my-raphael.com

my-raphael.com

Карлос Галан: Как хорошо. В 2011 ты записываешь диск “Te llevo en el corazón”, в котором собраны песни в стилях ранчеро, танго, болеро.
 
Рафаэль: Танго?
 
Карлос Галан: Да, и болеро тоже. Насколько Латинская Америка была важна для тебя и твоей карьеры?
 
Рафаэль: Очень важна, жизненно важна.
 
Карлос Галан: На уровне публики?
 
Рафаэль: Я сейчас опять поеду туда. Мой тур начнётся с Чили, Перу и Аргентины, это будут первые страны. Для меня это жизненно важно, мои поездки туда происходят ежегодно. Ни Испания, ни эти страны не могут отсутствовать в моём расписании, потому что они – часть меня. Я  приехал к ним в момент, когда, я думаю, им был необходим  такой Рафаэль. У них не было такого. У них было что-то другое, но не это. И я остался у них навсегда.
 
Карлос Галан: Когда ты планируешь что-то…
 
Рафаэль: У меня уже всё спланировано, все города Испании, в которых я хочу побывать, и все города Америки, куда мне хочется поехать, и всё, что хочу. И всё это реализуется.
 
Карлос Галан: Это очень хорошо. К тому же за тобой стоит хорошая команда. К счастью, у тебя есть такая команда – фирма RLM. И спасибо Пабло Ногера, который присутствует здесь. Я недавно разговаривал с Росой Лагарриге (директор фирмы RLM, которая устраивает концерты испанских артистов – прим, переводчика) в офисе Spotify. Она говорила, как сложно устраивать концерты, чтобы всё кругом совпало бы: самолёты, прилёты… Очень важно в таких случаях иметь офис такой, как RLM, который занимается всеми этими делами.
 
Рафаэль: Это очень важно, потому что очень сложно связать все вещи. К тому же я не хочу подолгу отсутствовать дома в Испании, поэтому мои зарубежные поездки  сейчас более краткие. Они многократные, но более короткие, чтобы я мог приезжать и уезжать.  Всё непросто.
 
Карлос Галан: Непросто. Мы также говорим о Мексике, о Колумбии, о твоём постоянном обновлении, о том, что в 2018 году ты вдруг записал диск “Resinpfónico”, где ты снова использовал оркестр и сделал настоящий разворот в записи своего репертуара. Мне кажется это абсолютно великолепным. И ты продолжаешь в том же духе. Мы говорим не только о Латинской Америке, но и о том, о чём ты говорил вначале, о твоих первых концертах, которые  состоялись в Бейруте, в Турции – в Стамбуле. Ты продолжаешь выступать, сейчас ты поедешь в Париж, ты был в Лондоне, был в Санкт-Петербурге, в Москве, что абсолютно восхитительно. Возвращаясь к твоему документальному фильму, хочу задать тебе один вопрос. В фильме есть много кадров, записанных дома. Это имеет большую ценность. Ты что, ходил с видеокамерой или ты знал, что это может тебе пригодиться?
 
Рафаэль: Ты имеешь в виду старые записи?
 
Карлос Галан: Да, старые, например, о твоём первом турне, или что-то домашнее, или в отеле.

Рафаэль: Домашние записи делал тот, кто потом стал и является им, мой директор – мой сын Хакобо. У него много всякого материала обо мне, очень много, и о всей семье. (минуты в ролике: 47:32).
 

my-raphael.com

my-raphael.com

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

https://www.youtube.com/watch?v=4NTbvhXdJjA

 

Ещё материалы по теме:

https://my-raphael.com/news/3875/71/razgovor-s-Subterfuge-Radio-madrid-chast-1-Parte-1 - 1 часть интервью

https://my-raphael.com/news/3903/71/razgovor-s-Subterfuge-Radio-madrid-chast-3-Parte-3  -3 часть

 

 

 

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта