Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Новое и интересное / Nuevo e interesante

Новое и интересное / Nuevo e interesante

21.07.2021

"В моей жизни нет теней"


Интервью изданию "El Correo Gallego"

my-raphael.com

Несколько дней назад, 18 июля, галисийское издание "El Correo Gallego" опубликовало интересное интервью, в котором Рафаэль отвечал на совершенно разные вопросы. Разговор шёл обо всём: о голосе, о концертах и исполнителях, о съёмках в кино... Беседа получилась интересной и затронула массу разных областей. Брал интервью журналист Хосе Агилар (José Aguilar).

EN MI VIDA NO TENGO SOMBRAS
В МОЕЙ ЖИЗНИ НЕТ ТЕНЕЙ

Рафаэль – кумир, который, не изменяя своему уникальному, индивидуальному стилю, сумел противостоять течению времени, критикам, моде. Он - “живая легенда музыки”. Из 78 лет его жизни большая часть их прошла на сцене, он имеет поклонников во всём мире.

my-raphael.com


Хосе Агилар (José Aguilar), 18 июля 2021

“Важно то, что ты передаёшь людям. Конечно, главное – иметь хороший голос, оттенки этого голоса тоже важны. Потом совершенно необходимо, чтобы артист ни на кого не был бы похож. Во время выступления ты должен быть уникальным”

Карьера артиста, продолжающаяся более 60 лет на подмостках, которые освещают наши воспоминания. Рассветы над теми занавесями, которые ещё не раздвинуты покорной, но требовательной душой. Закрытые двери, и открытая калитка. Всё окутано тайной раннего утра, запечатляющего каждый из пустых уголков. Цвета на нарисованном полотне, который не всегда столь радостен, как указано в партитуре.

Галисийская публика всегда принимала Рафаэля очень хорошо на протяжении стольких лет его карьеры…

Я всегда чувствовал себя очень комфортно с галисийской публикой, которая принимала меня чудесно всегда, с юношества. Впервые я выступил в А Корунье, когда мне было 14 лет. С тех пор много воды утекло (смеётся).

Ваша карьера началась шесть десятилетий назад. В чём секрет, чтобы располагать к себе публику в течение стольких лет?

Это непросто. Думаю, что самое главное – иметь большое желание делать то, что делаешь, реализовывать разные проекты и каждый раз всё лучше. Нужно пребывать в постоянном движении. Ты никогда ничего не достигнешь, если будешь сидеть дома и ждать, когда тебя позовут. Ты должен двигаться и не останавливаться ни на минуту.

Что осталось от того паренька, которому было 14 лет и который начал петь с Росио Дуркаль?

Много чего. С ней мы совпадали на конкурсах. Это было время Дуркаль, Хурадо, Серрата. У меня были очень хорошие отношения с Мариэттой, так же с Хурадо. Кроме того, что мы были артистами, мы были ещё и большими друзьями.

Могли ли Вы думать в те времена, что завоюете признание публики стольких стран и что станете кумиром в музыке?

Конкретно об этом я не думал, но, конечно, намёки на то, что может произойти нечто подобное, вероятно, уже существовали, это когда мне пришло в голову использовать “ph”, чтобы моё имя читалось на всех языках мира. Что-то такое в моей голове уже крутилось.

Вы сделали себе хорошую карьеру в кино, Вы работали с известными режиссёрами. Не знаю, гордитесь ли Вы Вашей кинокарьерой?

Для меня она важна, но я очень ограничен во времени, и сейчас трудно представить себе, чтобы я включился в эту работу, потому что сейчас продюсерам сложно иметь полную ясность. Раньше, когда мне давали почитать сценарий, в котором я был главным героем, всё уже было организовано и сформировано. Мне только говорили: “Нам нужно два месяца”. Сегодня всё находится в подвешенном состоянии, так что очень трудно, если ты не режиссёр, обладающий большим престижем, и очень смелый, как Алекс де ла Иглесиа, который сумел назначить конкретные даты с такого-то по такой-то месяц, чтобы я мог сняться у него.

То есть имеется проблема из-за Вашего очень плотного рабочего расписания.

Имея конкретные даты, я могу сниматься в кино. Сейчас, если мне надо будет ждать, когда развернутся съёмки, я не смогу взять на себя такое обязательство. Но могу заверить тебя, что придаю огромное значение кино. Последнее время, как мои продюсеры, так и я, мы пытаемся планировать новые проекты. Более того, мы уже начали с документальных фильмов. Мы только что сняли один потрясающий фильм, который выйдет перед Рождеством, и в наших планах есть ещё кое-что важное. Кроме того они думают о том, чтобы снять художественный фильм. Я хочу продолжать сниматься в кино. То есть кроме выпусков двух дисков в год, я должен один раз в два года сниматься в кино.

Певцу важно иметь хороший голос, но это не определяющее…

Важно то, что ты передаёшь людям. Конечно, главное – иметь хороший голос, оттенки этого голоса тоже важны. Потом совершенно необходимо, чтобы артист ни на кого не был бы похож. Во время выступления ты должен быть уникальным и не должен подражать никому. Всё это в целом – ключ к тому, чтобы концерт имел место быть.

Дисциплина – это основное?

Она очень важна, и начинающие артисты, пожалуйста, пусть вобьют себе это в голову. Устраивая себе гулянки, ты ничего не добьёшься. Ты всё ставишь себе на одну карту и должен вести себя хорошо. Это очень важно, чтобы тебе это никогда не повторяли. Ты всё должен очень хорошо уяснить для себя, чтобы потом использовать это по мере необходимости.

До какой степени Вы ограничивали композиторов, писавшим Вам песни?

До той самой, до которой они мне позволяли. Была бы моя воля, я бы сидел рядом с композитором всё время, именно так я и стараюсь поступать. Есть некоторые, которые у меня спрашивают, не собираюсь ли я ими руководить. Я им говорю, что мне хочется сесть рядом с ними на случай, если я могу им в чём-то помочь. И это правда, потому что бывают случаи, что композиторы могут затеряться в дебрях, тогда им нужно сказать, чтобы они свернули налево, ведь я себя знаю очень хорошо. Я прекрасно знаю, чего публика хочет от меня, что было всю жизнь, и знаю, что то, что сейчас играет композитор, подходит Рафаэлю или нет. Например, с Мануэлем Алехандро я провёл рядом самые невероятные и самые забавные моменты, когда он сочинял. Мне нравится быть рядом с композитором, чтобы иметь возможность управлять движением…

Сара Монтьель говорила, что здесь публика не такая чуткая, как за рубежом, не понимает, что Ваш голос абсолютно исключительный.

Ну, это её мнение. Здесь, в Испании, люди хорошо разбираются в этом. Кроме того, Испания – колыбель великолепных голосов. Не так много здесь великих артистов, сколько, сколько выдающихся голосов. Это разные вещи – быть большим артистом или обладать большим голосом. Надо стараться сочетать обе вещи.

Вы всегда по-разному исполняете песни на каждом концерте, на каждой записи. Вы словно постоянно импровизируете, чтобы они всегда звучали по-разному.

Так и должно быть, и это то, чего ждёт от меня публика. Более того, я сам, как профессионал, желаю этого. Когда я выхожу петь, я стараюсь быть таким, каким публика хочет видеть меня, и каким я хочу слышать себя. Я должен быть так же доволен, как и они. Я выхожу, чтобы отдать всё ради них и ради того, чтобы вечер был великолепным. Это замечательно, когда люди выходят и говорят: “Как он хорош в его годы!”.

Но, чтобы пребывать в таком состоянии, Вы очень заботитесь о себе.

Да, я очень забочусь о себе. На 50% успех зависит от того, что я забочусь о себе и очень себя люблю. Так что потом я имею смелость предстать перед публикой, заполняющей залы огромной вместимости и важности, а затем я ухожу абсолютно спокойным, лишь с ощущением комочка в груди, который всегда присутствует. На сцену надо выходить, чтобы развлекаться вместе со зрителями. Они не только должны получить удовольствие от твоего концерта, но и заметить, что тебе тоже очень хорошо.

Вся Ваша карьера - тяжёлый труд… У Вас было время для личной жизни?

Нет, на самом деле не так. Моя семья, как и близкие мне люди, желают мне счастья. Они все видят меня счастливым, когда я работаю. Таким они и хотят меня видеть.

Ваша жена, Наталия Фигероа, даёт Вам советы или она находится за рамками Ваших рабочих дел?

Нет, она не находится за рамками. Наоборот, она имеет свой голос и высказывается, и я ей за это благодарен. Мои дети тоже высказывают своё мнение. Не надо ничего драматизировать. У них достаточно возможностей, чтобы выразить своё мнение в подходящей форме.

Наверняка, они не столь критичны, как Вы сами…

Я ужасно критичен, и я – мой злейший враг. Затем ночью это у меня проходит, и утром я уже думаю, что всё было не так уж плохо, но в конкретный момент я ужасен. В любом случае, думаю, что это хорошо, что так происходит.

Все, кто Вас знает, говорят что Вы – нетипичная звезда, невероятно близкая…

Знаете, звёзд здесь нет, они на небе. Остальные, мы все - живые существа, и делаем всё максимально хорошо, насколько умеем и можем сделать. Иногда мы попадаем в точку больше, чем другие, но всегда нужно быть реалистом. Я телец (по восточному гороскопу - прим. редакции), не забывайте об этом, так что на земле я стою твёрдо.

Где Вы берёте это терпение, чтобы общаться с людьми в лучшем виде?

Это исходит от Закона Божьего. Я не могу быть деспотом с людьми. Я должен быть такими, какой есть. Я не стану надевать маску. Я нормальный человек со своим чувством юмора, присущим мне, большой профессионал и среди всего хорошего, что у меня есть, я умею общаться как с публикой, так и со средствами массовой информации, которые в конечном итоге много сделали для моей карьеры артиста.

Есть ли способ, чтобы публика выразила всю свою страсть на концерте?

Лучшее, что она может сделать в этом случае – сходить на мой следующий концерт, и она всё поймёт лучше, чем описание словами.

Вы не скучаете по более камерным концертам?

Да, разумеется. Я стараюсь удовлетворить все вкусы, включая мои. Я – человек сугубо театральный и обожаю концерты в сопровождении одного рояля. Оркестр мне не нужен совсем. У меня был тур, который длился четыре года, в нём звучали только рояль и мой голос. Я объездил с этим весь мир и выступил во всей Галисии. Я устраиваю разные концерты и, конечно, я устану от стольких фейерверков и придумаю что-нибудь более камерное. Я всегда стараюсь двигаться в разных направлениях.

У Вас была совершенно исключительная жизнь. Не знаю, существует ли какой-нибудь персонаж, которого Вы могли знать, и который Вас глубоко потряс как артист…

Меня впечатлили многие, но есть группа артистов, среди которых выделяется Пиаф, которой я всегда был покорён. Также Элвис Пресли, а если взглянуть пошире, то и Маноло Караколь. Даже джаз, или Энрике Моренте. Мне нравится разное. Смешение разного – это фундаментально для артиста. Публика всегда должна видеть тебя разным. Возможно, они не знают, в чём это заключается, но замечают, что сегодня они видят то, чего вчера не видели.

Если честно, Рафаэль, когда Вы видели своё имя, светящееся на афишах самых важных театрах мира, Вы вспоминали о своём скромном происхождении?

Мне не нужно думать о своём скромном происхождении, оно всегда присутствует во мне. Я всегда думаю о моих родителях, о моих друзьях того детского хора, где я начал петь, но я не ностальгирую. Я никогда не думаю о прошлом. Не думаю, что какое-то прошлое время было лучше нынешнего, это неправда. В любом прошлом времени было что-то хорошее и что-то плохое. Так что я где-то посередине.

Вы когда-нибудь даёте волю тому, чтобы всё шло естественным способом?

Мне нравится работать над разными идеями. Тогда сначала я забываю о них, а, если уж начинаю задумываться о какой-то из них, значит, она того стоит. Так постепенно я её полирую, усовершенствую. Такова моя манера работать.

Вам много подножек ставили на протяжении Вашей карьеры?

Знаете, насколько я знаю, и как я думаю, нет, на самом деле. Я всегда чувствовал себя любимым всеми, и, если и был кто-нибудь, кто думал не так, как я, не скажу, что он плюнул мне в лицо. Да, я чувствовал соперничество со стороны коллег, но это хорошо. Помню, что на фестивале в Бенидорме я победил благодаря дисциплине. Все девочки и мальчики, которые участвовали в этом конкурсе, кроме меня, пошли на пляж и провели прекрасно день. На следующий день все были немыми кроме меня, а я, как часы, потому что я отдыхал, лёжа в постели и смотрел телевизор.

Похоже, что Вы по-прежнему охвачены желанием поглотить весь мир.

Ну, знаете, я каждый день стараюсь это делать. Надо попробовать. Не уходи раньше, чем тебя прогонят. Я расположен идти дальше.

Вам знакомо ощущение бесконечного одиночества во время гастролей, о котором говорят многие артисты?

Нет, наоборот. У меня было несколько домов в разных странах мира. Кроме того, я всегда стараюсь останавливаться в тех же отелях, в которых я бывал в первые годы. Мне нравится возвращаться в прошлое этих отелей. Мне нравится, что там имеются мои данные, и что официанты помнят о том, что я не пью спиртные напитки…

Можно сказать, что Вы чувствуете себя гражданином мира…

Да, это так. Часто, к сожалению, потому что надо собирать чемоданы, возвращаться и снова уезжать. Мне всегда хочется заново всё проверить, и многое меня удивляет. Я хочу снова прочесть в глазах людей признание моего труда.

Вы что-нибудь делали такое, чего Вам не хотелось делать?

Нет, на самом деле, нет. Когда я вижу что-то не очень понятное мне, я этого не делаю. Зачем терять время?

Как бы Вы охарактеризовали Рафаэля повседневного?

Как человека очень простого. Я всегда был таким парнем. Меня всё устраивает в обычной бытовой жизни.

Вы не думаете об уходе со сцены?

Только я один узнаю, когда наступит этот момент. Но до этого ещё далеко. Мой голос должен звучать как утром вчерашнего дня, это так. Вызывать жалость я не хочу. Мне бы не понравилось, если бы кто-то сказал: “Как хорошо он раньше пел”.

Вы когда-нибудь использовали свою власть, которой, возможно, Вы обладаете?


У меня не было необходимости в этом. Я делал вещи хорошо, продуманно, мне не нужно было вытаскивать что-то… То же самое происходит и с моей семьёй, с которой мне также повезло, словно я выиграл лотерею. Жизнь часто бывает непростой, но мы должны относиться к этому с пониманием. В моей жизни нет теней, а когда они появляются… Надо отправить их погулять.

Мы скоро увидим Вас на галисийской земле. Что Вам больше всего нравится в наших людях?

Мне нравится смотреть им в лицо, потому что в их глазах доброта, и так было всегда. Это чудесная публика.

my-raphael.com

 

 

 

https://www.elcorreogallego.es/el-correo-2/...mbras-DN8429522

 

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта