Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Новое и интересное / Nuevo e interesante

Новое и интересное / Nuevo e interesante

12.05.2021

Рафаэль: "Я не что-то устарелое, во мне шика больше, чем в вас..."


Издание "El mundo" рассказывает...

my-raphael.com

Испанское издание "El mundo" опубликовало интересное интервью, взятое у Рафаэля во время съёмок нового четырёхсерийного документального фильма о его биографии. Съёмки проходили в WiZink Center - огромном Дворце спорта в Мадриде. Именно здесь в декабре 2020 года Рафаэль презентовал свой новый альбом "6.0", так как само здание Дворца отвечает всем требованиям санитарной безопасности. Статья в газете вышла как в электронном, так и в бумажном виде. Однако в цифровом варианте она доступна только по платной подписке, но содержит больше фотографий, нежели в бумажном варианте. Можно долго спорить об этих фото, но они там присутствуют, от этого никуда не деться. Представляем вашему вниманию это интересное интервью, взятое в гримёрке WiZink Center.

P A P E L 


Март, 11 мая 2021
Ежедневный журнал, приложение к изданию “El mundo”.

my-raphael.com

Надпись на фото: "РАФАЭЛЬ: Я - НЕ ЧТО-ТО УСТАРЕЛОЕ, ВО МНЕ ШИКА БОЛЬШЕ, ЧЕМ В  ВАС"

60 лет он поднимается на сцену и пока ещё не видит момент своего ухода. Между концертами, которые продолжаются, он начал снимать документальный фильм, состоящий из нескольких серий, для телекомпании Movistar+ о своей потрясающей и необъятной карьере артиста. "Конец меня настигнет неожиданно, когда однажды я посмотрюсь в зеркало и когда голос мой не зазвучит”, - говорит он.
ПАБЛО Р. РОСЕС. POR PABLO R. ROCES (МАДРИД).
ФОТОГРАФИИ: ХОСЕ АЙМА (JOSÉ AYMÁ)

 

"NO ESTOY GAGÁ, TENGO MÁS LUCES QUE USTED" 
"Я НЕ ЧТО-ТО УСТАРЕЛОЕ, ВО МНЕ ШИКА БОЛЬШЕ, ЧЕМ В ВАС"


ПАБЛО Р. РОСЕС. POR PABLO R. ROCES (МАДРИД).

“ЗЕРКАЛО”. Раздаётся просьба в пустом и тёмном зале WiZink Center. Лишь один прожектор освещает фигуру человека, сидящую на ящике с проводами. Наполовину видна его шевелюра, кожаная чёрная куртка, начищенные ботинки. Он смотрит на одну сторону лица, поворачивается другой стороной. "Нет никаких отметок, нет?" Никаких. Это всё равно, что прожить наяву одну из сцен, которые Рафаэль снимал в фильме Алекса де ла Иглесиа “Mi gran noche”, пародируя самого себя. Необъяснимая грань между легендой и простым человеком, между звездой и отцом, мужем и дедом. Это просто Рафаэль. В этот самый момент Альберто Ортега начинает записывать его, а Шарль Арнаиз – забрасывать вопросами о 78 годах его жизни и 60 годах его творческой карьеры: воспоминания, стремления, будущее... Рафаэль отвечает, улыбается, наблюдает, отдыхает, задумывается, и каждый угол этого молчаливого пространства мадридского Дворца спорта подвластен ему. Когда камера выключается, он требует: "Дайте мне посмотреть". Одобряет и смеётся: "Я великолепен". “Нет ничего, что бы ускользнуло от его контроля", - признаются режиссёры “Aнатомии денди”, отвечающие теперь вместе с продюсерской компанией Dadá Films за представление итога жизни этого уроженца Хаэна в документальном 4-хсерийном фильме, который снимается для телекомпании Movistar+. Как будто это возможно. “Когда мы начали снимать, в какой-то момент нам показалось, что это будет невозможно, всего не объять”.

Не объять всего того, чем могут являться шесть десятилетий его пребывания на сцене, сотни спетых песен, десятки альбомов и 15 фильмов. Это только в профессиональном аспекте, а ведь есть ещё и личный. “Он настолько велик, и до такой степени неутомим, что, когда ты его узнаёшь, тебе кажется удивительной та простота, которая кроется за этой легендой, удивительной для всех остальных даже больше, чем для него самого”, - утверждает Шарль Арнаис. Некоторое время спустя, он показывает Рафаэлю фотографию хора, в котором он начал петь, когда ему было четыре года. “Легко определить, кто я такой, всегда во главе”. Он смеётся. И остальные вместе с ним.

Рафаэль живёт в окружении людей. Он выходит на дорожку Wizink Center в окружении пяти помощников и так он идёт по коридору. "Какие воспоминания!", - замечает Пабло Ногера, его представитель по дороге в гримёрную. "Воспоминания, нет, эти лестницы, хуже которых нет", - иронизирует артист, идущий впереди всех. Когда он входит в свои покои, он просит остаться наедине до начала интервью. Но сначала он выбирает блюда из меню, чтобы все было готово, когда это будет нужно: он вычёркивает спагетти болоньезе и выбирает подогретый сэндвич. Простота и в кулинарном смысле тоже.

Ж. Вы…

Р. Подожди, ты хочешь называть меня на Вы? (…) Ну, ладно, ничего не поделаешь.

Ж. Вы очень неохотно демонстрировали свою личную жизнь. Почему сейчас Вы решили снять этот документальный фильм?

Р. Хороший вопрос... Потому что я считаю, что, когда человек столько времени пребывает на виду, публика имеет право знать, каким был его творческий путь, а людям из профессии захочется узнать, как я справился, как выстроил свою карьеру, чтобы достичь этой высоты, на которой я нахожусь, и что я сделал, чтобы удержаться на ней. Потому что достичь успеха не так уж сложно, но удержать его невозможно.

Ж. Чтобы Рафаэль говорил, что невозможно удержать успех, удивительно.

Р. Конечно, очень трудно и, поскольку меня так часто спрашивают об этом в прессе, я решил сделать нечто информативное. Настолько информативное, что оно касается детства Рафаэля с показом фотографий, которых даже он сам не видел; его поездок по Латинской Америке, сопровождаемых конвоем; его семьи и даже двух случаев, граничащих со смертью – землетрясения и несчастного случая – удара электрическим током в самый разгар концерта. Но, прежде всего, это его друзья по профессии, которые относятся к Рафаэлю–артисту, как к легенде, и обращаются к нему, согласно концепции, которую он отказывается принимать: произносят слово “маэстро”.

Ж. Почему Вы избегаете слова “маэстро”?

Р. Дело в том, что “маэстро” – очень сильное слово. Мне кажется, что некоторые люди произносят его, не задумываясь. Я даже замечаю, когда его произносят, вкладывая в него истинный смысл, а когда нет. Это слово используется неправильно, особенно среди друзей по профессии, где такое происходит чаще всего. Это меня отдаляет от них, а мне хочется быть вместе с ними со всеми.

Ж. Почему свою карьеру артиста Вы выстраивали в постоянном обновлении?

Р. Слово “изменение” такое же сильное, как и “маэстро”. Когда говорят “мы изменим страну”, ... (на его лице появляется гримаса ужаса). Лучше развить её постепенно, не так ли? Я боюсь слова “изменение”, но я живу, непрерывно эволюционируя. Мне нравится это, и я стараюсь придерживаться этого каждый день. Я не просыпаюсь по утрам, думая, что я буду эволюционировать, но я принимаю или пробую какие-то новые вещи, о которых говорят мне люди.

Ж. Как Вам эволюционируется, имея за плечами 60 лет карьеры артиста?

Р. Всегда можно находить дорогу к лучшему, но что не имеет права отказать, так это голос. Пока он имеется, я буду продолжать развиваться. У меня нет установок в жизни, но, если бы мне пришлось придумать какую-нибудь, я бы хотел, чтобы в момент моего ухода, я бы исчез или ушёл с голосом, таким, какой он имеется у меня. Не хочу, чтобы люди говорили: "Помнишь, как хорошо ты пел?" Люди должны задавать себе такой вопрос: сколько мне лет и почему я всё ещё могу петь. Это – моя самая большая забота.

Ж. Это происходит сейчас?

Р. Хорошо бы, чтобы я мог петь ещё долго, и чтобы я узнал тот день, когда мне нужно остановиться; чтобы, проснувшись однажды, у меня хватило ума или честности сказать себе, что хватит. Вот тогда это будет мой самый большой триумф.
 

my-raphael.com 

Надпись возле фото:
Рафаэль во время гастролей  по США, 70-е годы,
перед концертом в отеле Flamingo.
ИЗ АРХИВА РАФАЭЛЯ.

 

Ж. C годами Вы стали более требовательны к себе?

Р. Моя требовательность к себе возросла здорово. Сегодня я более требователен, чем когда-либо.

Стоит только поговорить с его командой или с режиссёрами этой документальной серии, чтобы удостовериться в этом, пока он беспрекословно выполняет все требования фотографа во время фотосессии. “Если завтра он где-то выступает, он должен приехать туда за день, и за несколько часов до начала концерта он должен прибыть на место, чтобы посмотреть его и быть спокойным”, - начинает его представитель. “Когда у нас начались съёмки, мы думали, что все артисты опаздывают. Но с Рафаэлем так не происходит. Встречу с ним надо назначить на полчаса позже, потому что он всё равно приедет раньше тебя. Он невероятный профессионал”, - дополняют представители кинематографа. 

my-raphael.com my-raphael.com

 

Ж. Вы не устаёте гастролировать? Вам не хочется отдохнуть?

Р. Я могу отдыхать, сколько угодно, могу сесть на корабль и отправиться на Багамы, но это не привлекает моё внимание. Мне нравится петь.

И здесь возникает большой вопрос, несмотря на уже сделанное предупреждение Альберто Ортеги, в котором говорится: "Не может быть никакой фразы, подразумевающей нечто, что можно было бы квалифицировать как окончание его карьеры, - говорит он. Рафаэль уже планирует свои следующие 60 лет, следующие диски, ищет сценарий для нового фильма...”. На данный момент 13 июня он возвращается к концертам.

Ж. Вы задумывались когда-нибудь об окончании своей карьеры?

Р. Нет, я думаю о том, что буду делать в следующем году, и через год, и через два. Конец, к счастью, настигнет меня неожиданно, когда однажды я проснусь, посмотрюсь в зеркало, и голос мой не зазвучит. Обычно я пробую голос каждый день по утрам, и когда он не звучит, я обращаюсь к врачу.

Ж. Вы каждый день пробуете голос?

Р. Да. Мне это ничего не стоит. Я издаю громкий звук, но сейчас я не буду этого делать, будет смешно. Получается звонко, значит, мой голос на месте. И тогда я думаю, что ещё день я могу продолжить.

Ж. Я слышал, что Ваши внуки не зовут Вас дедушкой, почему?

Р. Некоторые называют меня чаще всего Пепель, как раньше, когда они ещё не умели разговаривать и произносить букву “r”. Остальные зовут меня по имени.

Ж. Но Вы не позволяете называть Вас дедушкой?

Р. Мне не нравится, с каким оттенком произносится это слово здесь в Испании, в каком-то уничижительном и снисходительном тоне. Что такое? Я что, уже совсем не то? Ничего подобного. Во мне шика больше, чем в вас. Мне не нравится это слово так, как оно произносится, меня это раздражает, но вообще быть дедушкой – это прекрасно, потому что я вижу своё произведение.

Ж. Вы всегда делали то, что Вам хотелось?

Р. Я старался, чтобы было так, но иногда это не выходило. Не всегда я мог делать так, но чаще всего – да. Почему? Потому что я много работаю для того, чтобы всё получалось. Нужно завоёвывать своё, и только я знаю, каким способом я добиваюсь всего, работая.

Ж. Почему Вы всегда говорите, что Вы – певец протеста?

Р. Потому что “Digan lo que digan” – это первая песня протеста в этой стране. Прочти её слова, и ты увидишь. Я скромно полагаю, что я – первый испанский певец протеста.

Ж. Как Вы отнеслись к критике концерта во время пандемии Ковида?

Р. Не было критики, это неправда. Была группа людей в интернете, которых я называю так: “О чём речь? Я – против”. Критика журналистов была замечательная. Я не знал, откуда это исходило, пока мой сын мне не сказал, что это шло  из интернета, от людей, которые выступают всегда против всего. На такие вещи я не обращаю внимания.

У Рафаэля тоже есть ненавистники (haters), хотя, может быть, вы в это не верите. “Что это за слово?”, - спрашивает он, когда кто-нибудь из его команды использует этот термин. Когда ему объясняют, он не придаёт этому значения. “Я не знал этого”, - говорит тот, кто, спустя несколько минут, заглядывает в инстаграм своего мобильного телефона. Если кто-нибудь нажмёт на его профиль, увидит сплошь хвалебные комментарии от трёх поколений испанцев, которых объединила его дискография. То же самое происходит на его концертах. Это потому, что этот уроженец Хаэна в возрасте 71 года произвёл фурор на молодёжном фестивале Сонорама в 2014 году.

Ж. Почему до сих пор столько молодых людей слушают Рафаэля?

Р. Хорошо бы, если бы существовала формула успеха, как у напитка Кока-Кола. У меня нет рекламных агентов. Всё решает публика. Дети рождаются, вырастают, спрашивают про мои диски и просят поставить их, потому что родители слушали их в молодости. Затем они попадают на мой концерт и остаются там на всю жизнь, как это произошло с Бунбури.

Ж. Есть ещё что-нибудь, что Вам нужно сделать в плане творчества?

Р. Да. Пока я занимаюсь этим, остаётся это (он указывает на горло).

Ж. Чего Вам не хватает?

Р. Не могу рассказывать секреты того, что я собираюсь делать, иначе у меня это украдут.

На этом дверь его гримёрной закрывается. Но до этого он оставляет своё последнее послание: “Я не слушаю мои диски. Я нахожу в них одни дефекты. Не знаю, но почему-то другие этого не видят”. Такая вот требовательность к себе. По коридору к нему идёт одна помощница и несёт ему сэндвич и салат. Такая вот скромность. Граница между легендой и простым человеком.  

my-raphael.com

 

https://www.elmundo.es/papel/cultura/2021/0...ca5f8b45e9.html
https://vk.com/doc188061859_601387094?hash=...7301d1ee502bd81 (стр.41-43)

 

В инстаграме авторы документального фильма Чарли Арнаиз и Альберто Ортега (Charlie Arnaiz и Alberto Ortega) из Dadá Films & Entertainment поделились фотографиями и маленьким видео, где можно посмотреть, как проходили съёмки в WiZink Center. Именно там и было взято интервью для "El mundo".

my-raphael.com my-raphael.com

my-raphael.com my-raphael.com

 
https://www.instagram.com/p/COih9OgqTvB/

 

 

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта