Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Новое и интересное / Nuevo e interesante

Новое и интересное / Nuevo e interesante

08.10.2020

Рафаэль в программе «Noche de Ronda». Чили


Чудесная передача 1994 года

my-raphael.com

Интернет богат на разного рода видеозаписи программ прошлых лет. На днях нам попалась передача "Noche de Ronda", выходившая в Чили с 1993 по 1998 годы на телевизионном канале 13. В первые годы эфира вёл её Рауль Алькаино (Raúl Alcaíno), который впоследствии сделал политическую карьеру.

my-raphael.com my-raphael.com

Программа проходила в форме интервью с известными артистами в непринуждённой обстановке, в студии с большим количеством зрителей. Выпуск, где принимал участие Рафаэль, записан в 1994 году, получился очень весёлым и зажигательным. Программа полна юмора и лукавых шуток, вам она обязательно понравится.  Приятного просмотра! 

 
https://www.youtube.com/watch?v=l6FDlJUFxiI 

Перевод ролика.

Рафаэль появляется в студии под громкие аплодисменты и восторженные выкрики публики.

Рауль Алькаино: Рафаэль, как дела? Рад видеть тебя. Боже, как любят тебя здесь в Чили!

Рафаэль: R-A-P-H-A-E-L (читает по буквам плакат, поднятый публикой).

Рауль Алькаино: Спасибо за то, что пришёл в программу «Noche de Ronda». Садись, пожалуйста.

Рафаэль: Где? Здесь или там (указывая на стулья)?

Рауль Алькаино: Здесь, напротив публики.

Рафаэль: Нет, публика говорит, что я должен сесть там (зрители весьма бурно реагируют на выбор места Рафаэлем).

Рауль Алькаино: Здесь ты можешь садиться, где тебе захочется.

Рафаэль: Надеюсь на это.

Рауль Алькаино: Смотри, как любят тебя в этой стране. Ты столько лет приезжаешь сюда, и тебя всегда так принимают?

Рафаэль: Как вы говорите здесь, «Harto me quieren» (любят до невозможности).

Рауль Алькаино: Вы любите его до невозможности (обращаясь к публике)?

Зрители: ДААААА!!!

Рауль Алькаино: Я хочу, чтобы наши друзья, находясь у себя дома, узнали бы о тебе немного больше. Не знаю, можно ли ещё больше представить тебя, ведь мне кажется, что и так уже всё известно о тебе.

Рафаэль: Я - Рафаэль Мартос Санчес Бустос Мартинес Браво.

Рауль Алькаино: МарКос Санчес?

Рафаэль: МарТос Санчес. М-а-р-т-о-с (произносит по буквам с лукавым видом).

Рауль Алькаино: Это по отцу. Ведь так? Ты андалузец?

Рафаэль: Андалузец по благословению Бога! Мы всегда так говорим на моей родине.

Рауль Алькаино: И ещё у вас говорят: «Да здравствует король!».

Рафаэль: Да, пусть он живёт долго, пожалуйста. Королей, как этот, очень мало.

Рауль Алькаино: Какой выдающийся король у вас!

Рафаэль: Да, во всём, это даже касается его роста. Я уж не говорю о его величестве принце Испании, мама дорогая (он направляет взгляд куда-то ввысь)!
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Два метра?

Рафаэль: Два метра и четыре сантиметра.

Рауль Алькаино: Это вот так (показывает как)?

Рафаэль: Выше, ещё и ещё выше. Я ему вот по эту отметку (он указывает на плечо).

Рауль Алькаино: Это принц Фелиппе такой?

Рафаэль: Его величество принц Фелиппе.

Рауль Алькаино: Его величество даже если король умрёт раньше?

Рафаэль: Неважно. К королю люди обращаются, как положено. Меня ты называешь артистом или певцом, а его зовут его величеством.

Рауль Алькаино: Когда ты встречаешься с ним, ты его называешь его величеством?

Рафаэль: Первый раз – да, а потом я говорю: сеньор.

Рауль Алькаино: Сеньор, не смотря на то, что он очень молод?

Рафаэль: Да, и ещё больше шокирует, если их (принцесс), называли сеньорами, когда им было всего по 14 и 15 лет.

Рауль Алькаино: Если тебе приходится присутствовать на обеде или на приёме с ними и разговаривать, ты им говоришь: сеньора?

Рафаэль: Да, сеньора.

Рауль Алькаино: Это в 14 лет? Как странно! Девочка в 14 лет хочет играть, ей вся жизнь кажется радостной.

Рафаэль: Но я не думаю, что девочки в 14 лет хотят именно играть (смотрит на публику, загадочно улыбаясь).

Зрители смеются.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Играть и играть, чтобы поискать (смеётся). Кстати, касаясь слова «играть», в каком возрасте ты начал петь?

Рафаэль: Я начал петь в четыре с половиной года приблизительно. У нас была школа, довольно дорогая. Мои родители мечтали о том, чтобы я там учился, но не имели возможностей для этого. Я происхожу из скромной семьи, у нас не было таких возможностей. Но там был хор, причём профессиональный, который участвовал в конкурсах, соревнуясь с хорами других стран. И моей маме пришла в голову идея показать меня, чтобы они услышали, как я пою, потому что, кто поступал в эту школу благодаря своему голосу, учился бесплатно.

Рауль Алькаино: Это была стипендия.

Рафаэль: Точно, стипендия. Я поступил в школу и стал первым голосом в хоре, в 9 лет я завоевал премию «Лучшему детскому голосу Европы» на конкурсе в Зальцбурге, в Австрии.

Рауль Алькаино: Каким ты видишь своё детство сегодня, спустя годы? Какие у тебя были друзья?

Рафаэль: Моё детство было невероятно скромным. Я говорю об этом не для того, чтобы вызвать слёзы у кого-то, оно было очень скромным, слишком скромным, но счастливым. Я обожал своих родителей, они оба уже ушли от нас, преждевременно, и братьев своих я тоже обожал. Я был домашним ребёнком, я и сейчас такой, братья были моими большими друзьями. Один из них был механиком, а другой стал адвокатом, очень хорошим. Ещё один умер, и это был трагичный случай в моей жизни. У меня было счастливое детство, спокойное и счастливое. Я делал то, что мне нравилось, я пел.

Рауль Алькаино: Твой дом был наполнен любовью.

Рафаэль: Да, наполнен любовью. Когда мой отец заболел, то главный человек, который подставил ему плечо, я уверен, что она сейчас находится в раю, потому что таких женщин, как она, как моя мать, очень мало, настоящая сеньора.

Рауль Алькаино: Как звали её, Рафаэль?

Рафаэль: Как и меня, только в женском роде, разумеется. Поскольку ей не нравилось её имя, Рафаэла, мой отец, чтобы «досадить» ей, записал меня как Рафаэль.

Рауль Алькаино: Ты всегда был любимчиком твоей мамы?

Рафаэль: Нет, им был мой брат Хуан. Я всегда ему завидовал. До тех пор, пока он не решил уехать в Лондон и не оставил меня в покое. Когда он уехал, уже я стал хозяином положения.

Рауль Алькаино: Твоя мама оказала большое влияние на тебя? На твоё пение, на твою карьеру артиста?

Рафаэль: Дело в том, что мы были одинаковые с ней, и мой сын Хакобо такой же, как и его бабушка, то есть такой же, как и я.

Рауль Алькаино: Такой же, как и его бабушка Рафаэла?

Рафаэль: Да.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: А какая у тебя была юность, когда ты стал уже подростком, юношей?

Рафаэль: Её у меня не было.

Рауль Алькаино: Не было?

Рафаэль: Нет. Потому что нужно было «вытягивать» семью, и я вынужден был это делать этим (он показывает на горло) голосом. Таким образом, я от детства перешёл сразу к делам. У меня есть одна очень известная песня, «Volveré a nacer». В ней я пою о том, что я должен снова родиться, чтобы вернуть года, которые мне причитаются. А это годы с 12 лет до 23-х, когда я женился (на самом деле женился он в более позднем возрасте, в 1972 – прим. переводчика).

Рауль Алькаино:
 То есть тебе должны вернуть 11 лет? Как можно вернуть года?

Рафаэль: Нужно заново родиться.

Рауль Алькаино: Но это трудно, находясь на такой высоте.

Рафаэль: Нет, когда я умру, я потом снова вернусь к рождению, то есть тебе не придётся отметить мои похороны (все смеются).

Рауль Алькаино: Тогда тебе нужно будет повторить года со дня рождения до 11 лет, то есть дважды прожить их.

Рафаэль: Это неважно, потому что я уже тогда пел.

Рауль Алькаино: И такие вот андалузские качества есть у андалузцев?

Рафаэль: Да (все смеются). Но даже дети андалузцев этого не имеют. Надо жить там, мы даже говорим по-другому. Одни делают упор на звуке «сe», другие – на «se». Одни говорят Cai, Cadiz – так не говорят, говорят Cai, или же Jeré вместо Jerez.

Рауль Алькаино: Jerez de la frontera, вы произносите словно кубинцы.

Рафаэль: Послушай, но ведь кубинцы – дети андалузцев.

Рауль Алькаино: Разве?

Рафаэль: Конечно, они островитяне, как и жители Канарских островов.

Рауль Алькаино: Но это не так уж плохо. То, что я сказал: андалузец, Андалусия, это как Бури Санта. Ведь правда?

Рафаэль: Конечно. Это совсем не Афины.

Рауль Алькаино: Да, надо родиться в Андалусии, чтобы танцевать все эти танцы вот так (он показывает руками), как танцуешь ты, и иметь эту исполнительскую силу.

Рафаэль: Да, чтобы поднимать руку вот так, нужно быть андалузцем.

Рауль Алькаино: Конечно, ты можешь родиться в Сталинграде, и тогда у тебя не получится так.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рафаэль: Ну-ка, встань. Постарайся поднять руку, как я, сделай вот так пальцами, смотри (он показывает, как нужно сделать).

Рауль Алькаино: Я делаю (все смеются). Я делаю хорошо или нет?

Рафаэль: С таким движением ты похож на короля чилийской куэки (cueca – национальный танец Чили, все смеются).

Рауль Алькаино: Конечно, тут нужна практика.

Рафаэль: На следующий год у тебя будет хорошо получаться. Я тебе пришлю видео с замедленной записью, чтобы ты мог сделать так.

Рауль Алькаино: А вот так нет (он указывает на положение своего мизинца)?

Рафаэль: Нет, так у тебя получается совсем другая вещь (смеётся).

Рауль Алькаино: Я видел твоё выступление с «Martes y trece»*. Очень хорошо, мы все получили большое удовольствие.

Рафаэль: Ты смотришь гадость (все смеются).

Рауль Алькаино: Нет, мне очень понравилось.

Рафаэль: Я сейчас наподдам тебе (смеётся).
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Всё очень хорошо, ты не просто исполняешь песню, а словно играешь её.

Рафаэль: Я всегда считал, что песня – это трёхминутный спектакль, хотя сейчас песни длятся почти 5 минут, они стали более продолжительные. Я воплощаюсь в персонажа. Если он злодей, то и я тоже злодей. Если он очень добрый, я тоже очень добрый. Я делаю глаза вот так и становлюсь хорошим парнем. Я перевоплощаюсь в своего героя. Я всегда говорил, что Рафаэль – не столько певец, сколько актёр и, так как у него есть голос, он его использует.

Рауль Алькаино: Давай от весёлой темы перейдём к более грустной. Из этих песен, их больше тысячи, которые ты спел и записал, какая из них больше всего тебя увлекла?

Рафаэль: Без сомнения, это была песня «El Tamborilero», я произносил роко-пом-пом. И при этом надо делать вот так (он показывает, как нужно бить барабанными палочками).

Рауль Алькаино: Это та, которая тебе больше всего нравится?

Рафаэль: Да, та, которая мне особенно нравится, так же как и «Desde aquel día». Все песни, которые я пою, должны нравиться мне, потому что, если они мне не нравятся, я не могу петь их, я не могу убедить публику в том, что это хорошая песня, если я не верю в неё.

Рауль Алькаино: Человек, который стоит во главе, который изменил все наши музыкальные вкусы, научил нас ценить испаноязычную музыку - это ты.

Рафаэль: Большое спасибо.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Здесь находятся женщины, твои поклонницы, члены клуба твоего творчества, некоторым из них много лет, они пришли сюда, чтобы увидеть тебя. Смотри, клубу Рафаэля в Чили 25 лет.

Рафаэль: Я их очень люблю. Я пою для них, и они не обижаются, когда я это говорю зрителям всех стран, где имеются клубы Рафаэля. Но не забывай о мужчинах, среди них тоже много моих поклонников. Всегда говорят: театр был полон женщин, а ведь 50% - это мужчины. Знаешь, мои клубы это знают, а также публика, которая ходит на мои концерты, что обычно первые «браво» исходят от мужчин. Они не видят во мне пижона, который пришёл показать себя, они видят человека, отдающего себя полностью. Мужчина ценит это гораздо больше.

Рауль Алькаино: И ты выходишь, чтобы отдать себя полностью?

Рафаэль: Да, выхожу отдать себя полностью.

Рауль Алькаино: Это очень по-андалузски.

Рафаэль: Да, это как тореро. Или ты, или я. То есть или бык тебя, или ты его.

Рауль Алькаино: А бык тебя когда-нибудь задевал рогом?

Рафаэль: Было такое.

Рауль Алькаино: Можно предположить, что…???

Рафаэль: Нет. Тогда уже существовала эстетическая хирургия. Смотри, у меня ведь нет морщин (лукаво улыбается). Завтра уже все напишут: «У Рафаэля была пластическая операция».
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Рафаэль, мы хотим спросить о твоей семье, люди хотят больше знать о тебе, о твоих детях, Хакобо, о твоей жене – сеньоре маркизе.

Рафаэль: То есть о сеньорах маркизах, ведь я consuerte, не consorte, a con suerte (игра слов: я не столько супруг, сколько счастливчик – прим. переводчика).

Рауль Алькаино: Ты – маркиз по счастливой случайности?

Рафаэль: 
Да, по счастливой. Но у нас в семье мы об этом не говорим.

Рауль Алькаино: А здесь можно.

Рафаэль: Зачем? Какая разница, маркиз ты или нет?

Рауль Алькаино: Смотри, а ведь и правда.

Рафаэль: Я так думаю. Маркизов много, а Рафаэлей из тех, кого я знаю, только один (все смеются). Тот, который рисовал, уже умер.

Рауль Алькаино: Когда вы дома смотрите телевизор, какую передачу вы смотрите?

Рафаэль: А младший сын в это время дома?

Рауль Алькаино: Да, младший дома.

Рафаэль: Тогда бейсбол.

Рауль Алькаино: Это я и хотел узнать, теперь я понял. Кто командует в доме?

Рафаэль: Младший (все смеются).

Рауль Алькаино: А хозяйка дома – нет?

Рафаэль: Младший. Кроме того, он пользуется тем, что переключает программу, а потом опять переходит на свою. Его зовут: «Мануэль!», а он: «Ещё минуточку, одну минуточку». И эта минуточка длится до тех пор, пока не закончится игра.

Рауль Алькаино: Где вы живёте в настоящее время? У тебя есть квартира в Мехико или…?

Рафаэль: Да, имеется.

Рауль Алькаино: И ещё у тебе есть дом в Мадриде.

Рафаэль: Да, это мой дом. Дом сеньоров Мартос, убери то, что касается маркизов.

Рауль Алькаино: Ты ещё купил дом, принадлежавший бывшему президенту Никсону в Майами.

Рафаэль: Да. Там живут моя жена и мои дети, а я только временами заезжаю туда, Приезжаю и уезжаю. Мне очень подходит Майами, потому что это центр, откуда вылетают самолёты каждый час во все места. Мне это очень подходит. Но в следующем году мы вернёмся в Испанию, так что мне придётся каждые 4-5 дней пересекать океан. Туда – сюда.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: Годы быстро проходят? Рафаэль, на каком этапе жизни ты находишься в данный момент?

Рафаэль: С точки зрения профессиональной?

Рауль Алькаино: И как человек тоже.

Рафаэль: Как человек я очень спокойный, расслабленный, счастливый. К счастью, у меня получилась прекрасная семья. И у меня есть то, что купить невозможно, я говорю об этом с большой гордостью, потому что я уверен в этом - любовь публики.

Рауль Алькаино: Это правда (обращаясь к зрителям)?

Зрители: ДАААА (все аплодируют)!

Рауль Алькаино: Ты завоевал столько премий, завоевал такой успех. Что ты преследуешь этим?

Рафаэль: Я никогда ничего не преследовал. Думаю, что мой секрет заключается в том, что я не ставил перед собой цели типа: хочу стать, хочу победить… Работай в той сфере, которая тебе нравится, делай то, что тебе нравится, что умеешь делать лучше всего, и что ты делаешь. Тогда всё остальное само добавится. Не надо говорить себе: «Хочу добиться этого». Это не моё.
 

my-raphael.com my-raphael.com

Рауль Алькаино: В скольких фильмах ты снялся?

Рафаэль: Я решил перестать сниматься в кино, чтобы не играть всегда роли красавчика, в которого влюблялась какая-то девочка, а потом она умирала, и я должен был петь очень грустную песню. Я решил подождать, когда моё лицо немного возмужает, чтобы сыграть роли более значимые. В любом случае я вернусь в кино с подачи моего сына.

Рауль Алькаино: Ты снялся в фильме Хакобо. Мы можем узнать, как он называется?

Рафаэль: «Только для женщин». Но название обманчиво. Потому что здесь такие поцелуи, которые арендуются (лукаво смотрит на зрителей).

Зрители громко удивляются.

Рауль Алькаино: Как интересно. И ты играешь эту роль?

Рафаэль: Я тот дурачок, кто это делает.

Рауль Алькаино: Твой сын – режиссёр?

Рафаэль: Да, это он снял фильм.

Рауль Алькаино: Значит, они арендуются, и в фильме играешь ты?

Рафаэль: Я не могу продолжать.

Рауль Алькаино: Почему?

Рафаэль: Потому что всё, что со мной происходит, это несерьёзно. Мне даже не платят. Что ещё тебе рассказать?

Рауль Алькаино: Почему тебе не платят? Там должно быть что-то плохое, если тебе не платят?

Рафаэль: Да, там много плохого (смеётся).

Рауль Алькаино: Значит, тебе нужно сначала получить денежки, а потом уже…

Рафаэль: Нет, они к этому не готовы, сначала работа, а потом плата (смеётся).

Рауль Алькаино: Когда мы увидим этот фильм в Чили?

Рафаэль: Думаю, что в конце следующего года.

Рауль Алькаино: Рафаэль, я хочу поблагодарить тебя от имени всех твоих друзей, которые смотрят эту передачу дома, от имени всех друзей и подруг, сидящих здесь, в студии, за этот приход к нам.

Зрители шумят, не хотят его отпускать.

Рафаэль: Но ведь я на самолёт опоздаю.

Рауль Алькаино: Рафаэль опаздывает на самолёт, поэтому он уходит. Рафаэль, (пожимая ему руку) спасибо большое за то, что ты приехал к нам. Спасибо.

 

my-raphael.com


*Martes y trece - дуэт юмористов, очень популярный в Испании. (Примечание переводчика.)

 

https://www.youtube.com/watch?v=n1T3RvgQoKM 
https://www.13.cl/rec/programa/noche-de-ronda

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта