Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Земля одна

Земля одна

Земля одна

1. Медовый месяц.

Андрей и Марта поженились неделю назад. Оба учились в химическом, оба получали неплохие отметки. На свадьбе гулял весь институт. Ребята подарили им путевку на берег Средиземного моря. Целый месяц отдыха в классном отеле на побережье. Неделя пролетела словно в сказке. Их маленький домик утопал в зелени. А что еще надо двоим влюбленным, как не уединение в медовый месяц? Холодильник всегда был полным, чистота по всему домику поддерживалась невидимыми горничными.

Ребята были счастливы. По вечерам ходили на пляж, утром спали до обеда. Никто и ничто больше не мог им помешать быть вместе. Никто и ничто. Так им казалось. Они часто вспоминали свое знакомство на вечеринке в институте, глупые ссоры, бурные примирения...
В одно прекрасное солнечное утро Андрей посмотрел на спящую Марту и решил сделать ей сюрприз. Нарвать роскошных цветов, росших поблизости и украсить ими их ложе, пока она не проснулась.

Таких цветов, какие он хотел, не оказалось в саду. Пришлось идти в магазин при офисе отеля. Далековато пешком, а что делать... Уж очень хотелось ему порадовать молодую жену.

Он уже возвращался. Еще издали заметил дым в небе. И толпу около домика. Раскидав все дорогие покупки, Андрей бросился туда.
Отъехала одна пожарная машина. Вторая еще стояла около...
- Ма-а-арта-а-а!!!
Андрей бросился на то место, где совсем недавно стоял их домик... Его удержали полицейские. От пепелища валил дым. Огня уже не было. В ужасе Андрей смотрел на черные обгоревшие обломки...
- Марта! Нет!!! Где моя жена?!

Пожарный, мало понимавший по-русски, но поняв по его глазам все, только покачал головой. Что-то сказал работнику отеля. Тот перевел с акцентом, что в доме никого не нашли. Только экспертиза узнает, что именно сгорело... Почему произошел такой пожар за такое короткое время.
- Марта, моя Марта...- рыдал Андрей, раскачиваясь в каком-то одному ему понятном ритме...
- Он в шоке,- сказал врач коллеге. - Нужен русский врач или хотя бы хороший переводчик. Иначе он может сойти с ума...
Андрей не мог принять это: того маленького уютного домика, где он оставил спящую Марту - больше нет... И никто не мог ответить ему, почему это произошло и кто вернет ему его любимую жену...

2. Марта.

Марта закашлялась во сне. Как будто что-то душило ее. Проснулась.
- Андрей! Андрюша! Ты где? Ты решил сделать мне сюрприз? Ты поэтому утащил меня в цветник? Андрей!
Она стояла среди удивительных орхидей и еще каких-то странных и красивых цветов. Ей вдруг показалось, что на нее смотрят. Девушка испугалась, почувствовав на себе чей-то взгляд. Что он чужой - она не сомневалась.
- Андрюш, это ты? - спросила она,- Андрюшка, не пугай меня...
Марта запахнула тонкий полупрозрачный халатик, едва прикрывавший кружевное белье и снова огляделась.
- А-а-а-а!!!
Из-за пальмы на нее смотрел парень. Не Андрей.
- Проснулась? Доброе утро. Не хотел тебя пугать, извини.
- Не подходи! Не подходи ко мне! Андре-е-ей! На помощь!
Она в испуге попятилась, но споткнулась на какой-то камень и упала, больно ударив ногу.
- А-а-а-а!
- Да не визжи ты так! - грозно сказал незнакомец.- В ушах звенит.
- Не трогай меня! Андре-е-ей! Помоги!
- Не трону, не волнуйся. Если ты прекратишь орать и визжать, то мы поговорим и поищем твоего Андрея. Идет?
Марта испуганно закивала.
- Нога болит?
- Болит. Ты кто такой?
- Я? Живу я здесь. Тут деревня рядом. Меня Вэн зовут. А тебя?
- Марта. Не знала, что около нашего домика деревня есть.
- Какого домика?
- Ну, тут отель. Вместо номеров - маленькие домики по всему побережью.
- Отель? А что это такое?
- Ты с луны свалился? - удивилась Марта.- Это гостиница такая хорошая.
- Гостиница? Слушай, а ты вообще откуда? И одежда такая странная…
- Не смотри,- она сорвала какой-то лопух, чтобы прикрыться им, как веером. Руки сразу обожгло как крапивой.
- Ай, что это?!
- Шипун. Он всегда жжется. Это пройдет через пару дней.
- Пару дней? Нет, пусть Андрюшка мне чего-нибудь в аптеке купит.
- Где? В аптеке? А это что? И кто такой этот Андрей?
- Мой муж. У нас медовый месяц, мы отдыхаем на море, друзья подарили нам путевку.
- Слушай,- Вэн пристально посмотрел на нее,- Ты странно одета, странно выглядишь, странно говоришь. И не ответила на вопрос: откуда ты?
- Из Москвы.
- Это тоже деревня или город?
- Это столица России, идиот. Тебя в школе чему-нибудь учили?
Она удивленно смотрела на него, все еще боясь. Но больная нога и обожженная ладонь не давали нормально двигаться. Марта хотела встать, но шелковый халатик распахивался. Вэн смущенно отвернулся.

- На, оденься, - он бросил ей свою накидку-плащ.
- Спасибо.
Пока она пыталась сидя одеться, Вэн о чем-то думал.
- Вэн, ты поможешь мне найти Андрея?
- Постараюсь.
- То есть?
- Мне кажется, он далеко отсюда. Такое уже случалось раньше.
- Может, объяснишь все-таки?
- Вы с ним живете в 1-м мире Земли, а мы - во 2-м...
- Шутишь?
- Нет. Идем со мной, сначала тебе надо одеться, поесть и хотя бы немного  отдохнуть. 

- Еще и издеваешься? У меня нога болит. Я лучше тут посижу.
- Змей не боишься?
- Змей?!
Марта перепугалась еще больше. Хотела вскочить, но из-за боли не смогла. Нога словно одеревенела, а ладонь горела просто жутко.
- Не кричи. Послушай, я тебя отнесу в наш дом, если ты не будешь визжать. Ладно?
- Ладно... Только не пугай меня больше змеями...
- Не буду. И в рукава-то оденься. Там еще рукава есть.
Марта послушалась. Вэн легко подхватил ее на руки, словно взвесил.
- А ты легкая.
- Мне Андрей тоже говорит, - улыбнулась она.
- Просто с охоты добычу тяжелее таскать.
- А ты охотник?
- Ну да. Надо же семью кормить.
- У тебя семья?! - изумилась Марта.- А кажешься таким молодым...
- Мне 19. Три брата, две сестры и мама Валада. Вот мы и пришли...

3. Мама Валада.

Марта увидела маленькие домики на сваях в метр высотой. На траве во дворах играли дети, из труб некоторых домов шел дым.
- Видишь дом с синей крышей? Нам туда. Вон и ребята играют...
-...Вэн, Вэн пришел!- радостно закричала маленькая девочка с яркими бусинами в волосах.
Из домика вышла женщина, вытирая руки о полотенце.
- Вэн, сынок, что так долго? Я уже беспокоюсь...
- Ма, это Марта. Помоги ей своей мазью, ладно? Переодень и накорми.
- Ах, вот оно что...
- Она из первого мира.
- Значит, опять... - вздохнула женщина.
- Угу. Лакуш, Сапи, пошли со мной, поможете.
Вэн посадил Марту на скамейку во дворе, предоставив женщине обработать раны. Двое мальчишек ушли вместе с ним.
- Значит, ты – Марта, - улыбнулась женщина.
- Да. А вы - мама Валада?
- Вэн уже рассказал? Он неплохой парень. Вот только повзрослел рано.
- В смысле?
- Сестер-братьев кормить надо. А родителей нет.
- Как?.. - удивилась девушка, - Совсем нету?
- А ты думала, что я их мама?
- Ну да...
- Ну что ты... У нас с мужем не было детей. Эти малыши остались одни... Геркус увел их родителей в рабство.
- Какой ужас... Неужели никто не пытался их освободить?
- Пытались. Родители Вэна и мой муж. Просто у Геркуса большая армия. Мы уже все смирились. Иначе выжить невозможно. Ну да что мы о грустном? Ну-ка, вставай.
За разговорами мама Валада растерла Марте больную ногу и туго забинтовала. Ожог на руке помазала мазью.

- Шипун схватила? - улыбнулась Валада. - Гадкий лопух. Ну, ничего, через пару дней пройдет, и следа не останется. А вот нога твоя...
- Мне надо Андрея искать.
- А кто это?
- Мой муж...
Валада улыбнулась.
- Ладно, пошли в дом, подберем тебе одежду. Неприлично разгуливать полуголой. Да и Вэн уже не ребенок. Шучу! С головой у него все в порядке. Он тебя не тронет. На самом деле он мой племяш. Его мать - моя сестра.
Прихрамывая, Марта поднялась в дом.
- А почему ваши дома сделаны на сваях?
- От змей. Сваи и ступени пропитаны специальным соком, который змей отпугивает. Марта, а в вашем мире принято так одеваться?
Марта сняла накидку Вэна, оставшись в полупрозрачном халатике. Засмущалась.
- Н-нет... У нас медовый месяц...
И Марта все ей рассказала. Валада понимающе покивала.
- А почему вы сказали "опять"? Уже кто-то попадал сюда из нашего мира? Даже не верится, что все это - правда...
- Марта, ты настоящая "почемушка"! - засмеялась Валада. - Но я не сержусь. Тут бывает такое. Как говорит Корин, это от больной экологии.
- Корин?
- Наш ведун. Мудрый старик. Никто не знает, сколько ему лет. Да и он сам не помнит. Только говорит, что он тоже из вашего мира. Науками всякими занимался...
- Может, он подскажет, где мне Андрея искать?
-Может, - вздохнула Валада и вынула из ящика темно-розовое красивое платье на золотистых бретелях с брошками.
- Какое красивое... - прошептала Марта.
- Одевай. Это платье моей сестры. Ей оно вряд ли уже пригодится... Ты поешь, а потом мы сходим к Корину.
После мази нога стала меньше болеть, а рука совсем перестала щипать. Но ходить все равно было трудновато... Платье пришлось в самую пору, а рисовая каша с кокосом показалась необыкновенно вкусной.

4. Корин.

Ведун Корин жил в небольшом доме посередине деревни. Войдя в дом, Марта сразу почувствовала запах благовоний. Словно на приеме у какой-нибудь гадалки.
- Входите, я вас давно жду, - услышала Марта хриплый голос. Что-то неуловимое в нем успокаивало и притягивало...
Корин сидел около очага и грел ладони, протягивая руки к огню. Седой старик с кудрявой бородой обернулся и встретился взглядом с Мартой.
- Здравствуйте, - сказала она, прихрамывая, прошла в комнату и села в огромное плетеное кресло, на которое указал ведун.
- Корин, - сказала Валада, - Это Марта. Она из первого мира...
- Знаю, знаю... Умник мне все рассказал.

В углу комнаты встрепенулся яркий попугай, который сперва показался Марте просто игрушкой.
- Умник хороший! Умник все знает, все видит! - проболтал он как скороговорку.
Марта не могла сдержать улыбку.
- Хороший, хороший... - одобрил Корин, и попугай снова замолчал.
- Корин, скажите, пожалуйста, а вы сможете мне помочь найти Андрея, моего мужа?
Ведун пристально посмотрел на нее. Минуты две рассматривал, а потом покачал головой.
- Увы. Андрея нет в этом мире.
- Как?!
- А так, - развел руками Корин. - Нет его здесь. Он остался дома, в первом мире. Вероятно, когда произошел прорыв, его не было с тобой рядом. Такое может быть?
- Не знаю... - растерялась Марта. - Наверное, он готовил мне какой-то сюрприз. Он любит сюрпризы мне устраивать. Мог выйти из домика. А как мне вернуться домой?
- О-о... - протянул ведун, - можешь об этом забыть.
- Почему?! - чуть не заплакала Марта.
Она так надеялась, что ведун ей поможет, подскажет, откроет дверь, проход, портал в ее мир...

- Я не волшебник. Я всего лишь ученый. Биология, физика, парафизика, ядерная физика, химия... И я не в лаборатории.
- Неужели я навсегда останусь тут?! Я домой хочу, к Андрею!
- Есть один способ. Но он трудный, опасный и очень сомнительный. Во всяком случае, я не могу это объяснить с точки зрения науки.
- Я сделаю все, чтобы вернуться домой!
- Этого мало.
- Корин, ты хочешь отправить ее в Немону? - спросила Валада с ужасом.
- Угу. Только там можно будет попробовать вернуть ее.
- В Немону? - переспросила Марта.
- Это старый город. Там живет ведьма Чая. Если она на поможет - никто не поможет.
- Я согласна! Я пойду туда!
- Хм, пойдет она... - пробурчал Корин, глядя на забинтованную ногу девушки.- Ты еще долго хромать будешь. А дорога туда неблизкая. И одна ты не дойдешь, это опасно.
- Я дойду, я сильная!
Корин весело рассмеялся. Совсем не по-стариковски.
- Эх, молодые души! И где мои 20 лет?
- А откуда вы знаете, что мне 20 лет?
- Да у тебя на ауре это написано. И с чего ты взяла, что будешь вместе с этим своим Андреем?
- Он мой муж. Мы только поженились, мы любим друг друга, мы счастливы...
- А, ну да. Ну да... - закивал ведун, как бы соглашаясь. Ну, раз так... Подожди, пока нога твоя немного заживет. За ладонь не беспокоюсь, потерпи дней десять... Обдумай все. Может, останешься еще...
- Нет, - замотала головой Марта. - А что такое "прорыв"?

5. Прорыв.

- Прорыв... - Корин вздохнул. - Хорошо. Вспоминай свои умные термины...

Земля - как геометрическое тело не шар и не яйцо. Она только так выглядит. На самом деле Земля - многогранна. Я не знаю, сколько в ней граней: 2,3,10...Но не одна - это точно. Одни люди живут на одной грани. Другие - на другой. Сами по себе эти грани физически находятся на одном и том же месте. Ну как два слоя на пироге. Иногда невидимая оболочка между такими гранями-слоями рвется. Эти места могут затягиваться сразу же, но иногда так и остается прорыв. Слышала же про Бермудский треугольник, Тибет, Кавказ... Еще много всего есть.
Марта вспомнила, что про такие "нехорошие места" даже по телевизору говорили.
- Корин, а можно такой прорыв сделать самому? Почему они происходят?
- Теоретически - можно. А вот практически я только догадываюсь - как. Ведь прорывы случаются от несовершенства равновесия в природе. Нарушил человек это равновесие, вмешался в экологию, в законы природы - все. Жди катаклизмов. Будет где-то прорыв. Природа бросает все свои силы на исправление человеческого зла, тем самым ослабляя другие свои места. Это как спать под маленьким одеялом: пятки укроешь - голова мерзнет, укроешь голову - пятки леденеют. Так что ни одно человеческое вмешательство в природу не остается безнаказанным. Ни ядерные взрывы, ни генетические эксперименты, ни испорченная экология. И чем дальше - тем серьезнее могут быть последствия.

Марта слушала открыв рот. Она так ярко представляла себе все, что становилось страшно...
- Но я же ни в чем не виновата... Почему я должна отвечать за чьи-то опыты над природой?
- Ты просто оказалась не в том месте не в то время.
- А эта ваша ведьма Чая может вернуть меня домой?
- Возможно. Надо попробовать. Если ты захочешь, конечно.
- Да! Я хочу домой!
Корин засмеялся.
- С таким рвением далеко пойдешь!

...Договорились, что через неделю Марта снова придет к ведуну.
- Странный старик, - сказала Марта, когда они с Валадой вернулись домой. - Мне кажется, он на самом деле намного моложе, чем выглядит. Да и такая физика, о которой он говорил - наука довольно молодая.

6. Проводник.

Пришел Вэн с ребятами. Принесли несколько подстреленных птиц.
- Все же ты охотник, - улыбнулась Марта.
- Я же говорил. Вижу, тебе уже лучше?
- Да. Спасибо твоей маме... Вэн, ты знаешь, где находится Немона?
- Немона? - парень насторожился.
Конечно, он знал. Прекрасно знал. И как туда идти - тоже. Ведь именно туда Геркус увел родителей его братьев-сестер, туда ушли его родители и муж мамы Валады, туда Геркус забрал...
- Да, - сказала Марта. - Корин сказал, что там живет ведьма Чая. Она поможет мне вернуться домой. А чего ты нахмурился?
- Из Немоны еще никто не возвращался.
- А я и не собираюсь. Я домой уйду.
- А я хочу вернуться.
- А ты решил со мной идти? Я тебя не просила.
- Одна ты не дойдешь. Во-первых, дорога дальняя. Во-вторых, дорога по чужой территории, где много ловушек. Ну что, идешь одна?
- Я еще никуда не иду, - пробурчала Марта, понимая, что он прав, но не желая сдаваться.
Без проводника ей не выжить в этом лесу, в этом мире. Да и дорогу она не знает.

Ночью ей снился Андрей. Как они гуляли по зимнему парку и признавались друг другу в любви...

Прошло пять дней. Ладонь зажила, а нога еще иногда побаливала. Хотя Марта уже почти не хромала. Корин наблюдал за ней издалека. И как Марта помогала маме Валаде по хозяйству по мере сил, и как грустит вечерами, глядя на далекие звезды. Но почему-то все больше убеждался, что этот загадочный Андрей вовсе не так тоскует по ней, как она - по нему. Корин просто не чувствовал ответной связи к ее ауре, к ее мыслям, к ее боли. Не было той энергетики, которая связывает двоих влюбленных, где бы они ни находились. Пустота. Никакого ответа. Все переживания Марты, все ее слезы, все ее порывы улетали в никуда. В вакуум. А взамен не возвращалось ничего. И Корин догадывался почему.

Он сам пришел к ней на седьмой день. Наконец Марта разглядела его. Это кто сказал, что он старик? Хороший театральный грим да и только. Просто Корин не выходил на яркий свет. А при свечах и в сумерках местные жители не замечали ничего. Да и что они знали о театре?

- Корин, зачем вы прячетесь? Ваш грим и фальшивая борода... Я же вижу, что это всего лишь театр.
- А кто еще это видит?
- Вроде никто. Только я.
Корин вздохнул. Он не ожидал такого скорого разоблачения.
- Как ты догадалась?
- Парафизика не состыковывается с образом великого старца. Наука больно молодая. Возможно, колдовство - штука древняя, но не парафизика - это точно.
- Вот оно что... А ты совсем не такая глупая. А то заладила "домой, домой"... Как маленькая...
- Ну, спасибо!
- Не сердись, я не со зла...
- Так кто вы на самом деле?
- Я не могу тебе это сейчас сказать. Может, потом, когда никого не будет поблизости... А чем тебе не нравится старик?
- Не люблю вранья. Может, и про Немону, и про ведьму Чаю вы тоже наврали?
- Нет. Чая - самая сильная и могущественная ведьма. Сам Геркус ей верит.
- А кто такой этот Геркус, раз все так его боятся?
- Геркус - один из самых жестоких правителей этого мира. Хочет власти, денег, могущества. Представь собирательный образ злодеев из сказок. Вот и будет Геркус.
- Мда... неприятный тип.
- Мягко сказано. Марта, ты уже почти не хромаешь!
- Да! Корин, а когда я смогу отправиться к этой Чае?
- Как только соберешься и найдешь себе хорошего проводника. Одной тебе не дойти.
- А вы разве не пойдете со мной? Ведь вы тоже из моего, из первого мира. Неужели не хотите вернуться?

Корин вздохнул и покачал головой.
- Я тут уже 10 лет. Посмотри вокруг. Эти люди потеряют веру, если я уйду. Я нужен им. Да и в проводники тебе нужен кто-то помоложе.
- Кого вы имеете в виду?
Корин посмотрел в сторону Вэна. Парень колол дрова старинным топором. Лезвие так и сверкало на солнце...
- Нет, только не он!
- Почему? Вэн прекрасно знает дорогу. К тому же он сможет тебя защитить в случае опасности. Ведь путь неблизкий. Чем Вэн тебя не устраивает? Он - самый лучший проводник для тебя в Немону.
- Но он говорит, что оттуда не возвращаются...
- Это если на рожон полезешь - то не вернешься. А если он отведет тебя к Чае, а потом вернется, тогда ничего страшного не случится. Я с ним поговорю перед тем, как уйти, зайди ко мне еще раз...
- Спасибо, Корин.
- Пока не за что...

7. Вэн.

Марта украдкой смотрела на Вэна. Значит, он опять прав. Ему с ней идти в Немону. Интересно, долго ли? День-два? Тогда она потерпит. И чего он ее так раздражает? Потому что все знает? Да, пожалуй. И не только о своем мире. Он знает ее мысли. Во всяком случае, Марте так казалось, когда они встречались взглядами ненароком...
- ...Мама Валада, - спросила Марта, чтобы развеять все сомнения, - А вы тоже согласны с Корином, что Вэн будет лучшим проводником?
- Конечно! А за нас не беспокойся. Пару недель протянем. Мир не без добрых людей, помогут.
- Пару недель?!
- Ну да. Это в лучшем случае.
- Что значит "в лучшем случае"?!
- Неделю туда, неделю обратно. Если без приключений пройдете. За Вэна я спокойна, но ты чужая в наше мире и многого не знаешь. Помнишь шипун?
Конечно, как забыть противный жгучий лопух... Марта потерла уже зажившую ладонь. Ей так не хотелось идти с Вэном... Но похоже, это был единственный выход...

- ...Ты пойдешь с ней в Немону, - сказал Корин Вэну, когда тот пришел его навестить и принес фирменный пирог Валады - с бананом.
- Конечно, пойду, - вздохнул он.
- Почему грустишь? Этот поход ни к чему не обязывает. Она просто идет к ведьме Чае.
- Угу.
- Вэн, послушай. Она - Марта. Она - из первого мира.
- Да знаю я, Корин. Знаю. Она совсем не похожа на Юзанию. Я не слепой.
- В том-то и дело, - сказал ведун. - Я заметил, как ты на нее смотришь.
- Как?
- Плотоядно.

Парень рассмеялся. Ничего подобного ему и в голову не приходило. Да, Марта симпатичная, почти блондинка, и фигурка такая соблазнительная... Вэн вспомнил, как увидел ее в первый раз в полупрозрачном халатике, под которым ясно проглядывало дорогое белье...
- Корин, она меня не интересует. Не в моем вкусе блондинки.
- Я помню, что у Юзании были темные волосы, - вздохнул Корин, вспомнив девушку.
- Я до сих пор люблю ее. Это никогда не пройдет...
- Пройдет. Потому что надо жить. Ты слышишь? Жить! У тебя останется к ней уважение, нежность. Воспоминания. Мне кажется, ей понравилось бы узнать, что у тебя все хорошо.
- Корин... - почти простонал Вэн, умоляя больше не вспоминать обо всем...
- Вэн, мальчик мой, пожалуйста, не наделай глупостей в Немоне. Ладно? Я знаю твой пыл, поэтому так говорю.
Вэн посмотрел на ведуна грустно и решительно.
- Если она жива, мы вернемся вдвоем.
- Вэн! Постой!- крикнул Корин ему вдогонку. Но парень его уже не слышал.

Вэн не понимал: как это быть в Немоне и не попытаться освободить родных? Не украсть у врага свою любимую? Такое просто в голове не укладывалось. Но, конечно же, сначала к ведьме Чае. И от присутствия Марты избавится (нечего ее посвящать в свои беды), и совет у старой мудрой ведьмы спросить...

8. Парафизик-испытатель.

Марта пришла к Корину одна. В комнате прибиралась девушка. Хозяин снова сидел у очага. Это было его любимое место в доме. Корин любил огонь. Языки пламени облизывали каждую веточку, каждую дровину. От огня было тепло и светло. На огне можно приготовить вкусную еду. А значит - огонь может обогреть, накормить и разогнать тьму вокруг. А еще огонь может безжалостно убивать все на своем пути...

Сколько раз Корин видел, как материя воспламенялась на его глазах, превращаясь в пыль... Сколько раз он пытался остановить это и не мог... Он получал то обугленное яблоко, то печеный банан. И лишь один раз у него получилось.
Получилось сделать прорыв в иной мир, чтобы воспаленная энергетика по краям прорыва не загорелась. Один раз. Вот только повторить не удалось. Пришел коллега... Теперь уже бывший. Враг и завистник Андронков. Увидел записи, расчеты... Поздравил. А потом взял да и запустил систему, когда Корин был в опытной комнате... И не получилось...

Корин хорошо помнил, как долго откашливался, пил родниковую воду, растирал ожоги маслом маёвы... Очевидно, живое существо не дает положительного опыта...
Лаборатория взорвалась. Записи сгорели. Корин попал во второй мир. Корин... Это теперь он - Корин. А тогда был видным ученым Константином Ринёвым... Звездой мирового института физики и парафизики...

Корин вздохнул.
- Хорошо, что ты пришла, Марта. Садись поближе, не бойся.
Он отпустил горничную, закрыл за ней дверь. И с облегчением отлепил кудрявую бороду...
- Ты хотела узнать, почему я прячусь? Потому что так же, как и ты, в этот мир могут попасть люди, отчаянно жаждущие моей смерти. А я даже знать об этом не буду...
И он рассказал ей свою историю.
- Так вот почему я задыхалась, когда проснулась... - задумчиво произнесла Марта.- Корин, значит, это ваши работы лежат в библиотеке нашего института "Теория материй и миров" и "Аксиома огня"?
- Мои. Неужели еще сохранились?
- Ага! Наш химик постоянно ссылается на "Аксиому..." А мне самой нравится "Теория...". Просто интересно. Но я не думала, что это может коснуться меня лично...
- Спасибо за отзыв о моей работе... - засмущался Корин.
- А вы и вправду ведун, как все тут говорят?
- Это громко сказано - ведун... Хотя, работая в парафизике, автоматически развиваются всякие такие способности.
- А какие у вас?
- Ну... Я смотрю на человека и вижу его цветную ауру. Вижу беды и радости, которые человек пережил, его цветные мысли. То есть не сами мысли, а их цвет, глубину...
- Здорово, - восхищенно прошептала Марта.- А какие у меня мысли?
- Сейчас? - Корин внимательно посмотрел на девушку. - Сине-салатовые. Тоска и надежда.
- Верно...
- Так когда вы с Вэном идете?

9. Напутствие.

- Так когда вы с Вэном идете? - спросил Корин.
- Он сказал, что лучше выйти на рассвете. Тогда мы успеем до темноты добраться до какого-то там домика, что ли...
- Верно. Ты слушайся Вэна. Он эти дороги с закрытыми глазами пройдет.

Марта вздохнула и кивнула. На Вэна надо будет полагаться во всем. Куда идти, когда идти, какой тропой, что взять с собой, что в дороге найти, что кушать можно, а что нет, где ночевать...
Корин говорил, говорил...
- Самое главное, - сказал Корин, - Попроси у ведьмы Чаи золотую настойку. Вэну она не даст, а тебе даст.
- А зачем она вам?
- Не мне, а тебе. Если захочешь вернуться, чтоб остаться навсегда.
Марта засмеялась.
Ее ждет Андрей, любит ее, тоскует... А если нет? Если он решил, что она погибла? Чушь! Марта вернется. И они снова будут вместе. В конце концов, у них медовый месяц!

- Марта, пожалуйста. Даже если ты никогда не воспользуешься этой настойкой. Все равно попроси. Я буду спокоен, зная, что у тебя есть билет обратно.
- Корин, откуда такая забота? Зачем мне возвращаться?
- Конечно, ты права... Просто так будет спокойнее. Надеюсь, твой Андрей ждет тебя там.
- А вы не можете это мне сказать? Вы же все-таки ведун.
- Нет! - теперь засмеялся Корин, не отрывая глаз от девушки. - Не могу! Я же не всевидящий!
Марта тоже улыбнулась.
- И все же, вас люди считают ведуном.
- Это что-то типа "ведьмы" или "ведуньи". Мне только сарафана не хватает.
- Зато с чувством юмора все в порядке.
- Да уж... - Корин вдруг погрустнел, задумался. - Знаешь, Марта, когда ты вернешься, ты обнаружишь много нового. Я подозреваю, что там, где вы с Андреем отдыхали, что-то произошло. Последствия прорыва. Не удивляйся. Просто эти последствия могли повлиять на твоего мужа. Будь готова ко всему.
- Я не понимаю...
- Материя воспламеняется, сама же почувствовала, что задыхалась... Я не исключаю, что твой Андрей тоже мог пострадать от этого...
- Андрюша... - заволновалась Марта, и глаза ее заблестели.
- Успокойся, - сказал Корин, взяв ее руки в свои, словно передавая тепло из ладони в ладонь,- Это всего лишь мои предположения. И раз он не перенесся сюда с тобой, значит - был далеко от прорыва... Я ничего не утверждаю...

И Марта успокоилась. От ладоней по всему телу растекалось настоящее тепло, согревало каждую клеточку, дарило покой и уверенность.
- Ничего не бойся,- продолжал Корин, - Ты сильная, ты со всем справишься. Просто доверяй Вэну. Он поможет всегда. Положись на него. Он неплохой парень. Он поможет тебе вернуться домой. Ничего не бойся...
Эти слова запали ей в мысли как заклинание, как мантра: ничего не бойся, ничего не бойся...
- Я не боюсь, - сказала Марта и посмотрела на Корина.
- Вот и хорошо, - улыбнулся ведун, увидев в ее глазах ту самую уверенность, которую передавал ладонями. - И не забудь про золотую настойку.
- Корин!
- И не говори никому...
Он кивнул на свою фальшивую кудрявую бороду. Марта засмеялась в ответ...

10. Глубина.

Едва небо стало розоветь на востоке, Вэн осторожно тронул Марту за плечо.
- Андрюша... - в сладкой истоме потянулась она и хотела потеплее укрыться.
- Марта, вставай, пора,- прошептал Вэн ей на ухо.
- ...Ох, Вэн, ты мне такой сон испортил... Мне Андрей снился, - ворчала девушка, одевая через голову сумку с дорожными вещами.
- Потерпи. Еще немного, и сама своего Андрея увидишь. Безо всякого сна.
- Хочется верить...
- Ты еще сомневаешься?

Вэн вел ее к реке. Тропка была узкая, Марта шла позади Вэна и тоже несла факел. Девушка хотела взять с собой только одно платье, то самое темно-розовое, которое Валада дала ей в первый день. Но женщина настояла, чтобы Марта взяла еще пару, да к тому же оделась в дорогу более подходящий наряд: бирюзовые брюки-бананы и зеленую блузку с кофтой. Только идя за Вэном по узкой тропе сквозь непонятную траву, Марта поняла, насколько Валада оказадась права. Утренняя прохлада, еще не развеянная летним солнцем, упорно пробиралась под кофту. Марта запахнулась поплотнее и прибавила шаг. Даже листья шипуна, торчавшие под ногами, мягко соскальзывали по штанинам...

- Садись на корму, а я на весла, - сказал Вэн, усаживаясь в лодке поудобнее. - Ты плавать-то умеешь?
- Конечно!
- Это я просто так спросил. На всякий случай. Мало ли что...
- Опять пугаешь? Еще скажи, что тут крокодилы водятся!
- Не-ет, - засмеялся Вэн. - Крокодилов тут нет, тут  другое... Но не бойся. Лодка пропитана тем же соком, что и сваи, и ступени домов в деревне. Змеи лодку не тронут.
- Ну, и на том спасибо...

Пока Вэн работал веслами, Марта всматривалась в воду. Девушка видела каждый камушек, каждую травинку. Солнце уже встало, его лучи яркими бликами играли на волнах.
- Далеко нам плыть?
- Не очень. Как увидишь впереди просвет между деревьями, значит, скоро озеро. Переплывем его и отдохнем.

Марте показалось, что перед ней открылось не озеро, а море. Другого берега видно не было. Девушка опустила руку в воду. Быстрое течение от хода лодки перегоняло волны сквозь пальцы. И от ощущешия чего-то невероятно большого в руках становилось жутковато.
Здесь не было видно дна. Только темная прохладная вода, в которую Вэн мягко опускал широкие весла...

- Неужели человек способен погубить такую красоту? - сказала Марта, глядя в сторону берега, где росли чудные деревья с красивыми крупными цветами.
- Способен, - вздохнул Вэн. - Корин такое рассказывал, что волосы дыбом вставали. И про бомбы, и про взрывные опыты, и про радиацию... Знаешь, что это такое?
- Конечно, знаю... Я же химик все-таки...
- Слушай, химик, неужели ты тоже будешь травить свой родной дом - природу?
- Нет! - сказала Марта как отрезала. - Я не хочу. Я не смогу.
- Есть поговорка: не умеешь - научим, а не хочешь - заставим, - усмехнулся Вэн.
- Но не меня, - ответила она и серьезно посмотрела на парня.
И по ее глазам, по ее взгляду Вэн ясно понял, что Марта будет делать все, чтобы сохранить то малое, что еще осталось. Чтобы попытаться хоть что-то исправить в ее мире... Может, для этого ей и пригодятся знания по всякой такой химии?

11. Территория.

Весла глухо булькали в воду. Марте даже показалось, что в озере вообще нет дна. Только темно-зеленая, будто бархатная или махровая, толща воды.

- Марта, - прервал ее мысли Вэн, словно вспомнил что-то. - Помнишь, я говорил тебе, что мы пойдем по чужой территории?
- Что, уже?!
- Почти... Озеро общее, берег тоже. Но дальше... Пока за нами не следят. Во всяком случае, я не заметил этого.

- Опять пугаешь?
- Нет, предупреждаю. Чтобы ты была начеку. Если тебя вдруг спросят, куда и зачем мы идем, то тут врать не надо. Ведьму Чаю тут уважают. Нет смысла скрывать, что мы идем к ней.
- Поняла. А кто меня может спросить?
- Местные жители. В принципе, мы не воюем. Но и дружескими наши отношения не назовешь.
- Ясно, - улыбнулась Марта. - Котлеты отдельно, а мухи отдельно.
- Ну, вроде того...

Вэн причалил к берегу, помог Марте спуститься, вытащил лодку на траву носом. В зелени девушка заметила какой-то маленький дом. Знаком показала Вэну на него.
- Да, тут наш первый привал. Позавтракаем и дальше пешком...
Пока Марта доставала припасы, бережно собранные им в дорогу мамой Валадой, Вэн разжег костер, чтобы согреться около воды...

Он давно заметил, что слежка все же появилась. Просто не хотел пугать Марту. За ними наблюдали издалека. И Вэн чувствовал эти долгие пытливые взгляды...
Наконец, завтрак был окончен, костер потушен. Марта собрала сумки и была готова двигаться дальше. Но Вэн не спешил.
- В чем дело? - спросила она. - Что-то не так?
- Только не пугайся, ладно?- тихо сказал он. - Сядь рядом. Мы не одни.
Сердце девушки заколотилось. Ему легко говорить "не пугайся"! Сам застращал, а теперь - не пугайся!
- Мы пойдем дальше. Только через полчаса. А пока просто посидим. Хорошо? Сделаем вид, что не торопимся никуда.
- А мы успеем до темноты добраться до другого домика?
- Успеем. Сегодня небо ясное, стемнеет поздно. К тому же, полчаса погоды не сделают. Отдыхай...

Марта все равно не могла расслабиться. Знать, что за ними следят, и быть таким спокойным, как Вэн она не могла. Он заметил это. Улыбнулся и взял ее за руки.
- Все хорошо, - сказал он. - Просто сделай вид, что мы хорошие добрые друзья. И все. Мы не проводник и путница, а друзья. Поняла?
- Ага, - улыбнулась она в ответ.
А Вэн чмокнул ее в щеку. Игра есть игра... Марта к своему удивлению не почувствовала никакого отвращения. С тех пор, как она познакомилась с Андреем, она даже по-дружески не целовалась ни с одним парнем. После того, как она наблюдала за его спокойствием, ей самой вдруг стало как-то спокойнее. Или просто она приняла его игру? Мол, мы просто идем к Чае, никого не трогаем? "Мы"... Не он ее ведет. А "мы идем". Почему-то стало жутко приятно. Наверное, это от осознания того, что на чужой почти враждебной территории она чувствовала, что не одна...

12. Чужие.

Они шли рядом, держась за руки. Марта осторожно ступала по мокрой от росы траве, боясь наступить на змею.
- Что с тобой? - удивился Вэн.
- Змей боюсь.
- Они сами тебя боятся! Как глянут на твои ножки, так и расползутся сразу в разные стороны!

Деревенский сапожник сшил для Марты легкие туфельки из змеиной кожи. Обувь получилась очень удобная. Девушке так понравилось, что в знак благодарности она хотела подарить мастеру свою золотую цепочку. Но сапожник отказался наотрез. Тогда Марта просто расцеловала старика...

- Вэн, мне не до смеха...
Он улыбнулся и крепче сжав ее руку. Марта могла поклясться, что он с ней заигрывает. Но она понимала, что это всего лишь необходимость. Да и крутить роман в свой медовый месяц ей совсем не хотелось. К тому же Вэн был не в ее вкусе. Ей больше нравились сероглазые шатены - как Андрей. А черноволосый Вэн ну никак не подходил под ее критерии красоты. Характер не в счет. Квазимодо тоже был добрым...

Шли они долго, пока Марта не стала спотыкаться от усталости. Вэн всю дорогу шутил, веселил ее. Поэтому время пролетело незаметно.
- Еще километра два до ночлега, - сказал Вэн. - Выдержишь? Или привал?
- Идем... А то совсем стемнеет. Солнце уже у горизонта. Я потерплю...
Они зажгли факелы, и около огня сразу закружилась мошкара.

Когда, наконец, Марта увидела маленький домик, такой же, как на берегу, ноги ее подкосились...
- Ох... Неужели мы дошли?..
- Держись. Еще чуть-чуть.
- Не...
Вэн снова подхватил ее на руки, как в первый день их знакомства.
- Вэн, что ты делаешь?!
- Тс-с. Тихо. Я несу тебя в дом.
- Опять следят? - прошептала Марта ему на ухо.
- Возможно, - кивнул он в ответ...

Он быстро разжег костер. Сразу стало тепло. Вот только свет быстро терялся в темных красках ночного леса...
- Утром я наловлю рыбы, тут речка рядом,- сказал Вэн. - А пока доедаем то, что осталось...

- ...Вэн, а почему мы шли так долго? Уже совсем ночь.
- Просто мы шли в обход. Один я пошел бы напрямик через их деревню. Но я не могу так рисковать тобой.
- К чему такое благородство? Это просто игра.
- Марта, - устало вздохнул Вэн, - Я не варвар. Я нормальный человек. Если узнают, что я помогаю тебе вернуться - будут неприятности.
- Постой. Ты же говорил, что Чаю тут уважают.
- Это так. Но тут не любят чужих. Таких, как ты.
- Почему ты не сказал раньше?
- Чтоб тебя не волновать. Еще психанешь и натворишь чего-нибудь с перепуга.
- По-твоему, я ненормальная?!
- Нет. Просто все женщины в подобной ситуации становятся непредсказуемыми.
- Кто - все?! Я не все!
Ее глаза гневно заблестели. Вэн встал от костра и подошел к ней.
- Марта... - ласково сказал он, убирая из ее волос травинки. - Не сердись. Я потом тебе все расскажу. Ладно? А сейчас идем спать. Мы оба устали. Надо хорошо выспаться, а то уже поздно...

...В домике было тепло. За день крыша нагрелась и теперь отдавала свое тепло вовнутрь дома. Едва ее голова коснулась соломенной подушки, Марта провалилась в сон. Вэн укрыл ее старым пледом и вздохнул.
- Ты всегда непредсказуемая. Но в этом твоя прелесть...
Сам лег рядом и мгновенно уснул.

...Загорелая рука открыла флягу с жидкостью. Смочила старое полотенце. И накрыла им Вэну лицо. Парень дернулся на миг и тут же обессилено замер. Незнакомец стянул ему руки за спиной веревкой.
Марта спала. Солнце было уже высоко, когда она открыла глаза и увидела рядом спящего Вэна. Но спал он в какой-то странной позе...
- А-а-а! - завизжала она, увидев сидящего в плетеном кресле незнакомца.
Тот стукнул по столу огромным кулаком:
- Если будешь орать - станешь такой же, - и пнул Вэна в спину.
Марта перепугалась еще больше. Но замолчала.
- Вэн, Вэн, милый, проснись... - тормошила она его, но все было бесполезно.
- Очухается скоро, не переживай. Вставай и собирай ваше тряпье. И побыстрее!

13. Пленники.

Спотыкаясь, Вэн брел за Мартой. Незнакомец привел их в деревню и запер в каком-то сарае. Марте он тоже связал руки, чтоб не выбралась...
Вэн понемногу приходил в себя.
- Где мы? - спросил он, моргая со сна.
- В развалюхе какой-то. Похоже, в этой деревне вообще не любят чужих.
- Прости, это из-за меня. Надо было идти другой дорогой.
- Ну что ты! Вэн, ты не можешь всего на свете знать.
- Ну-ка, повернись, я тебя развяжу.

Марта послушалась, хотя и не верила, что у него получится. Сам же связан! Но Вэн посмотрел на веревку, потянул зубами один конец... И через миг Марта уже потирала затекшие запястья.
- Голова просто раскалывается, - Вэн тер ладонями виски. - Неужели я так крепко спал? Никогда такого не было...
- Этот тип дал чем-то тебе подышать... Намочил полотенце и...
- Ясно... Наверное, они слышали наш разговор у костра... Прости...
- Вэн... Ты не при чем...
- Надо выбираться. Но это трудно. Где наши вещи?
- Здесь, все здесь... Вот.
- Отлично. Ждем темноты?
- Смеешься? Я умру с голода. Я не ты.

Вэн улыбнулся. Конечно, он привык. Он может сутки не есть. Но она...
- Неужели в сумке ничего не осталось?
Марта покачала головой.
- Ты же обещал рыбы наловить... Вот мы и не экономили...
- Ничего, - ободрил он ее. - Мы справимся...
Он осмотрелся. В сарае не было ничего съедобного. Только старые тряпки, полусгнившая солома и немного дров... Вдруг Вэн замер, прислушиваясь. Сцепил руки за спиной. Марта сделала то же самое.

В сарай вошла женщина. Принесла две миски с едой и хлеб. Внимательно посмотрела на Вэна. Он показал, что уже не связан...
- Я тебя знаю, - сказала женщина. - Не вздумайте бежать, иначе вас опять поймают. Поешьте, скоро за вами придут...

И ушла.
- Откуда она тебя знает? - спросила Марта.
- Понятия не имею. Может, видела когда. Деревни-то рядом...
Варево оказалось вкусным. Едва они опустошили плошки, дверь снова отворилась.
В дом вожака их привел тот же верзила, который и связал.
- О! Какие люди! Вэн из деревни Лоа! Чем обязан?
Вожак растянулся на мягких подушках и потягивал трубку, пуская к потолку кольца дыма.
- Это я хочу тебя спросить. Мы просто шли мимо, а твои люди нас схватили.
- А чего это вы мимо шли? В обход моей деревни? Вынюхиваешь что-то? Всегда в гости заходил, а теперь вдруг мимо...
- Мы идем в Немону.

Народ в доме зашушукался.
- В Немону? Жить надоело?- насторожился вожак.
Марте показалось, что для всех слово "Немона" было равносильно аду кромешному. Во всяком случае, вожак прямо встрепенулся, как петух перед боем, заслышав про загадочный город.
- Мы к ведьме Чае идем.
- Да ну?! К самой Чае? Неужели старый Корин тебя больше не устраивает?
- Нам надо ее разрешение.
- Вэн из деревни Лоа! - вожак начинал сердиться. - Мне клещами из тебя слова вытягивать?! Зачем вам к Чае?! Какое еще разрешение?!
- Мы хотим пожениться, - улыбнулся Вэн и глянул на Марту.
Девушка была напугана не на шутку.
- Нам Корин так велел, - продолжал Вэн. - Моя невеста нездешняя, из другой деревни. Далеко отсюда. Ты же знаешь, что я не охочусь возле дома. Вот там мы и познакомились. Отпусти нас, а? Ну чего мы тебе сделали?
- Так дорога в Немону короче через мою деревню, а не в обход, - вожак прищурился и снова затянулся трубкой.

- Интересный ты человек, - вздохнул Вэн, взял Марту за руку и почувствовал, что пальцы девушки ледяные от страха. - Думаешь, хочется лишний раз с твоими людьми встречаться? Они ж сначала делают, а потом думают.
- Но-но! Следи за словами! Хотя в чем-то ты прав... А ну-ка, показывай свою невесту! Не бойся, не украду. О! Прямо красавица! А говорить она умеет?
- Умеет. Но от вида твоих головорезов у нее дар речи пропал.
- Откуда ты, красавица? - вожак обходил вокруг Марты, откровенно рассматривая ее, отчего она чувствовала себя будто раздетой посреди людной площади.
- Из Мос... Из Московии. Меня Марта зовут...
- Московия? А где это? Уж не в первом ли мире?!
- Нет! - засмеялся Вэн. - Это далеко на востоке.
- А-а... Там я еще не был... Надо будет сходить. Марта из Московии, а сестры у тебя нет?
- Нет... - дрожащим голосом ответила она и поближе подошла к Вэну.
- Отпусти нас, - снова попросил Вэн. - Ну, какой тебе от нас толк?
- Надо подумать... - вожак набил новую трубку и снова закурил. - Ты отличный стрелок. Я наслышан. Она красивая здоровая женщина. Чем не мать для моих детей?
Марта перепугалась окончательно и прижалась к Вэну. Он обнял ее, утешая.
- Да пошутил я! - расхохотался вожак.
- Отпустите нас... Пожалуйста... - со слезами в голосе проговорила Марта.
- Завтра, - резко ответил вожак, - А сегодня вы будете на нашем празднике. Мой племянник женится. И не вздумайте перечить! А то я передумаю...

14. Гости.

Весь остаток дня Марта и Вэн наблюдали за приготовлениями к свадьбе. Просто сидели у всех на виду, чтобы вожак не подумал, что они сбежали.
- Вэн, а у нас подарка нет, - прошептала Марта.
- Не страшно, сам факт, что на такой свадьбе присутствуют люди из соседней деревни - уже подарок. Я же говорил, что мы не особо дружим.
- Я заметила... Тогда если я подарю невесте свою цепочку, это не будет выглядеть странно?
- Нет. Ты хочешь подарить?
- Неудобно с пустыми руками... У нас так не принято.
- Это будет здорово!

Они изображали воркующую парочку. Шептались, держались за руки... На праздник Марта надела платье, которое дала ей Валада. Вэн одобрил ярко-желтое, длинное до щиколоток, с высоким разрезом.
- Так я всегда буду тебя видеть, - пояснил он.
...Все ахнули, когда Марта показалась перед гостями. Вэн тоже принарядился: отряхнул старые штаны и стянул черные волосы в хвост.
- Вэн, а они не будут глазеть на меня вместо невесты?
- Нет. Просто ты очень красивая. Особенно сегодня...

Пришла пора дарить подарки. Марта подошла к невесте, сняла свою золотую цепочку и надела ей на шею.
- Будьте счастливы!
- Спасибо. Но это дорогой подарок...
- У вас свадьба. Так что подарки не могут быть дорогими...
Вэн просто подошел к жениху и протянул руку:
- Мир?
Когда-то они дрались в детстве. Сначала за так называемую территорию, потом за девушку... А потом ее увел Геркус. Но ребята так и не помирились, ведь Юзания выбрала Вэна...
Жених смотрел на него и пытался понять: шутит он или нет. А потом все же пожал протянутую руку и улыбнулся.
- Мир!
Это был один из самых лучших подарков, которые могли подарить гости.

Марта смотрела, как танцуют на местных свадьбах. И чуть посмеивалась.
- Хочешь потанцевать? - спросил Вэн.
- Нет, что ты! Я так не умею...
- Это легко.
- Нет, Вэн. Не хочу быть посмешищем. Не позорь меня, а то все поймут наш обман.
- Уговорила... Просто тут не принято сидеть весь праздник. Учти это.
Марта вздохнула. Придется ей нарушить эту традицию. Но в круг она все равно не пойдет!
- Я скажу, что ногу подвернула недавно, что она еще болит. Кстати, это правда.
Вэн понимающе сжал ее руку. К счастью, вожак не заметил их разговора.
- А как жениха зовут? Я забыла.
- Ифин. А что?
- Он о чем-то разговаривает с вожаком и смотрит в нашу сторону.
Вэн спокойно посмотрел на них, а в душе заскребли кошки: неужели их раскусили?
- Не бойся, мы ничего плохого не сделали. Нас не в чем винить...

...Вожак встал из-за стола. Марта сжалась от испуга и вцепилась в Вэна.
- Я хочу попросить наших гостей, - сказал вожак. - Пусть каждый исполнит какой-нибудь номер для жениха и невесты...
Марта склонилась к Вэну и шепнула:
- Это как у нас игра в фанты. Что ты на это скажешь?
- Не знаю. У тебя сильно нога болит?

...Марта подсказала музыкантам ритм. Получилось что-то среднее между танго, кантри и музыкой африканских аборигенов.
- Просто слушай ритм и повторяй за мной, - шепнула она обалдевшему от такой мелодии Вэну. - Понял?
Это был танец страсти и запрета, любви и ненависти, серьезности и легкомыслия. Вихрь эмоций! И вот они замерли в каком-то дюйме от губ друг друга...
- Браво! Здорово! - раздались крики отовсюду.
И только тогда Марта и Вэн опомнились, словно вернулись из мира танца в мир реальный...
- Ты давно так танцуешь?- спросил Вэн.
- Да. Моя мама преподает в танцевальной школе.
- Что?
- Ну, детей учит танцевать... Когда ты будешь понимать то, что я говорю?
- Никогда...

...Для ночлега им дали комнату. Тесно, но уютно. Но с одной кроватью...
- Мда... Как в плохих мотелях... - пробурчала Марта, скидывая туфли.
- Ты ляжешь на кровати, а я в плетеном кресле...
- Вот еще! И нас опять застукают!
Вэн понял, что она права. Делать было нечего. Они просто легли рядом, каждый под своим куском одеяла...
- Вэн... Ты спишь? Прости меня.
- За что?
- За "идиота" в первый день. За мою излишнюю самоуверенность...
- А ты прости меня. Раньше я думал, что все блондинки - дуры.
- Мир? - улыбнулась Марта.
- Мир...
- У нас делают так...
И она показала, как любят мириться дети: сцепятся мизинцами и повторяют "мирись-мирись-мирись, и больше не дерись..." Вэн еле сдерживал смех. А когда засыпал потом, то вспоминал их танец и горящие огнем страсти глаза Марты...

15. Тени прошлого.

Вожак отпустил их, как и обещал. Даже еды в дорогу дал.
- …Что-то он расщедрился, - сказал Вэн, когда они отошли довольно далеко от деревни.
- О ком ты?
- О вожаке. Наверное, он просто на радостях, что Ифин женился, наконец-то.
- Ты хорошо его знаешь?
- Да, пожалуй. Во всяком случае, год назад ни о какой свадьбе и речи не было. Это точно.
- Не такой уж взрослый этот Ифин, чтобы мечтать о семейном счастье.
- Марта, мечтать никому не вредно, а некоторым даже полезно! - засмеялся Вэн.
- Это ты на меня намекаешь? - рассердилась девушка.
- Нет, что ты! Это я о себе.
- И о чем же ты мечтаешь?
- Какая разница. Все равно этого не будет. Время не вернуть назад.
- Это касается Ифина? Из-за этого вы помирились?
- Нет. Не выпытывай. Все равно не расскажу.

Марта остановилась. Как это? Им идти еще дней шесть, а он ничего ей о себе не расскажет? Глупости! Все равно она узнает. Маленькая женская хитрость: не сегодня – так завтра. Просто надо правильные вопросы задавать. «Эх, погиб во мне великий следователь!» - подумала Марта.
- Ты идешь или передумала?
Вэн ушел вперед уже метров на тридцать.
- Иду, конечно! - побежала она за ним. - Вэн, так вы с Ифином раньше дружили?
- Можно и так сказать.
- Как это?
- Играли на одном берегу в детстве.
«Опять выкрутился!» - подумала про себя Марта.
- Как это – на одном берегу?
- Ну, вместе, в одни игрушки. Не ходили драться друг на друга по-серьезному.
- Ясно. Значит, несерьезно все же дрались.
- Как и все мальчишки. А у вас не так?
- Так. Дети везде одинаковые. На то они и дети.
Вэн с интересом посмотрел на спутницу.
- Мне казалось, твои мысли далеко еще от всяких сопливчиков и разбитых коленок.
- Это в крови, наверное. Материнский инстинкт.
- Это хорошо, - улыбнулся Вэн.

Марта подбирала слова, чтобы вывести Вэна на разговор. Но парень не дал ей додумать.
- А вы с Андреем сколько детей хотите?
- Ну, не знаю… Наверное, двоих. Мальчика и девочку. Мы пока еще не думали об этом.
- Об этом надо думать. Вы ведь уже женаты. А если ты уже носишь ребенка? А? Вот вернешься домой, а муж спросит: где нагуляла? Где ты была, женушка?
- Ну, во-первых, ребенка я не жду. Это точно. А во-вторых…
- Откуда такая уверенность?
- У нас принято предохраняться. Я потом тебе объясню, если захочешь. А к рождению детей хорошо бы подготовиться морально, материально и физически.
- А во-вторых?
- А во-вторых, Андрей мне верит.
- Ах, да… Конечно, - закивал Вэн.
И тут Марта догадалась, как можно зацепить его на нужную ей тему. Женское любопытство взяло верх.
- Вэн, а ты со своей невестой сколько детей хочешь?
- У меня нет невесты.
- Врешь! Или ты, по местным меркам, ты слишком молод для создания собственной семьи?
- Да нет…
- Тогда я не понимаю, - Марта остановилась, чтобы отдышаться, уж больно быстро он шел, да еще в гору.
- Чего ты не понимаешь?

Он тоже остановился. Память больно заколола воспоминаниями. От пристального взгляда девушки это не скрылось.
- Ты молодой, крепкий парень. Добрый, работящий, симпатичный. Неужели ни одна девушка не покорила твое храброе сердце?
- Зачем тебе это знать, Марта? Уж не собираешься ли ты мне кого-то сосватать?
- Нет. Хотя…  Скажи, кого – я сосватаю!
- Забудь об этом!
- Оп-па… Чего ты рассердился? Вэн! Стой!
Парень шагал по горной тропке, шурша острыми камешками под ногами. Чего эта Марта к нему прицепилась? Чего выпытывает?

«Значит, на кого-то он все же запал. Интересно, кто эта счастливица? Я ее в деревне не видела. Он всегда один был…» - думала Марта, догоняя его.
Они поднялись уже высоко над лесом, тропа вела по склону горы. Вдруг Вэн остановился. Прислушался. Марта как раз догнала его.
- Что случилось?
- Тише. Слышишь, река шумит? Ее не было раньше. Значит, где-то обвал. Может, и нас зацепит. Идем быстрее. Но тихо и не кричи.
Едва они подошли снова к лесу, как в небе свернула молния, а спустя мгновение раздался гром.
– Бежим! - крикнул Вэн, схватив ее за руку, и потащил за собой.

Они вымокли до нитки, пока добежали до пещеры-грота. Ливень стоял стеной, будто ведро воды опрокинули…
- Вот это да… - прошептала Марта.
- У вас такого не бывает?
- Бывает. Только не у нас, а в тропиках. Это не там, где я живу.
- Теперь мы тут застряли до завтра. Нельзя идти в дождь. Опасно. Что у нас с едой?
- Хватит. Да тут еще растут грибы и ягоды. Смотри!
- Никогда не ешь грибы! Только Чая умеет их готовить!
- А мы едим грибы. Не все, конечно. Это вкусно!
- А вот эти ягоды – дикая малина. Это вполне съедобно.
Пока он разжигал костер из дров, найденных в пещере, Марта притащила мокрое старое деревце.
- Подсохнет – будут еще дрова,- сказала она.
- А ты начинаешь думать наперед, - улыбнулся Вэн. - Это хорошо!

Марта переоделась в сухое платье, а Вэну пришлось греться у костра. Конечно, свитер он переодел, а вот запасных штанов он не взял…  Спать они легли рядом, грея друг друга.
Марта проснулась посреди ночи - Вэна лихорадило. Девушка тронула его лоб. Так и есть: температура…
- Вэн, ты простыл…  Как же тебе помочь? Вот не послушал меня: надо было одежду сушить. Что бы я нового у тебя увидела? Ничего…
Она нарвала листьев малины, заварила чай. Как только варево остыло, дала его Вэну. Парень пару раз глотнул и закашлялся, а на лбу выступила испарина.
- Вэн, милый… Ты поспи хорошенько. Я тебя покараулю. Ты поправишься, вот увидишь.
Она укрыла его потеплее, сама легла рядом и обняла. Его просто трясло от холода.
- Ты поправишься, - повторила она, засыпая.
- …Юза…Юзания, милая…я иду…Юза… - бормотал Вэн во сне.
Марта решила, что он просто бредит от высокой температуры. Поменяла мокрое полотенце на его горячем лбу и снова уснула.

16. Юзания.

Они дружили с детства. Вместе бегали купаться на водопад. Вместе собирали ягоды и травы к обеду. Вместе искали таинственный прорыв, из которого пришел добрый Корин. Хотели проверить, так ли там, в первом мире, интересно, как рассказывал он.
А потом появился Ифин. Им было уже по 17 лет. Он вдруг стал дарить цветы, делать для нее всякие украшения из бусин и камешков, говорить всякие глупости…

Вэн никогда так себя не вел. Он все делал по-другому. Подарки? Да, но не букет орхидей, которые завянут через день. Вэн посадил около ее дома хорошее дерево, на котором через год выросли сладкие персики. Украшения? Да, но Вэн сам излазил всю реку, насобирал жемчуг, изранив свои руки о раковины, а ноги – об острые камни. Только глупостей Вэн ей не говорил. Просто смотрел на нее восхищенными глазами и молчал. И Юзания понимала его взгляд без слов.

Юзания! Он готов был повторять ее имя постоянно, всегда, везде. Сердце рвалось ввысь при одном воспоминании о ней. Родители уже готовили красивую свадьбу…
Однажды в их деревню на рассвете прибежал раненый Лакуш. Паренек жил в соседней деревне. И рассказал, что в их селение прискакал Геркус. При одном упоминании его имени листва на деревьях начинала боязливо шелестеть…
Лакуш говорил страшные вещи.

Геркус искал работников на свои угольные шахты. От угольной пыли ужасных условий люди гибли. Постоянно нужны были новые рабы… Вот Геркус и совершал набеги на селения и города, чтобы брать в рабство самых крепких и выносливых. Конечно, это были в основном мужчины. От женщин он требовал совсем другого. Он давно сбился со счета, сколько было у него любовниц. Едва насытившись одной, он тут же находил себе новую. А кто не хотел ему повиноваться – жестоко бил или отдавал своим солдатам.
Юзания выхаживала Лакуша, и он быстро поправлялся. А ее мама готовила специальные мази из трав, чтобы его раны быстрее заживали. Все в деревне понимали, что рано или поздно Геркус доберется и до них. И даже мудрый Корин не знал, как уберечься от этих варваров.
Однажды на закате Юзания сама пришла к Вэну.

- Что делаешь? - спросила она, сев рядом с ним на траву. 

- Представляю, как будет наша свадьба. Как вся деревня будет нас поздравлять. 

- Вэн, я не хочу свадьбы.
- Что?
- Тогда Геркус точно услышит, что в нашей Лоа праздник. И сразу появится. Я не хочу.
- Юза… Ты так хотела белое платье…
- Такое?

Она скинула с плеч длинную вязаную шаль. Вэн в восхищении затаил дыхание, так она была хороша…
- Юзания, милая, что это?
- Это мое свадебное платье. Вэн, я очень люблю тебя. А если придет Геркус… Я не хочу доставаться нелюбимому. Я хочу быть с тобой. Всегда. Хочу быть только твоей…
Она обняла его, прижимаясь каждой клеточкой, целуя в сухие губы… Вэн отвечал. Он любил ее больше жизни. Он не мог позволить, чтобы его возлюбленная стала наложницей Геркуса…
Не нужна им никакая свадьба. Не нужны никакие обряды с танцами и песнями. Они любят друг друга и хотят быть вместе. Только и всего…

17. Тайна.

Три недели они жили как в раю. Вся деревня знала, что они муж и жена, что свадьбы не будет как таковой. Никто их не осуждал. Все понимали.
А потом на деревню налетел Геркус со своими солдатами. Сам схватил Юзанию, перекинул через седло, словно тюк соломы…
- Юзания!!! - Вэн бросился на него.
Но какой-то солдат толкнул его, всадил в живот нож по самую рукоять…
- Вэн!!! Вэ-э-эн!!!
- Ю-за…
Геркус ударил ее локтем в висок. Девушка потеряла сознание.
Очнулась связанной, лежа в какой-то повозке на соломе. Ее куда-то везли. Да не все ли равно теперь?.. Ведь Вэна не вернешь. Его больше нет. И Юзания горько заплакала…
- Милая, как ты? – какая-то женщина повернулась к ней. - Сильно он тебя… На, попей… Развязать не могу. Иначе он побьет и тебя, и меня…
Девушка сделала глоток из поднесенной чашки.

- Я видела вас раньше? - спросила она.
- Мой сын убежал в вашу деревню, его ранили, когда налетел Геркус…Что теперь с моим мальчиком? Где он? Его Лакушем зовут.
- Он в порядке. А вот мой Вэн…
- Тот парень?
- Мой муж. Мы женаты три недели. Были… - и она снова заплакала.
- Эй, Мариса! Что там за вой?!
- Мой господин, все хорошо! У нее руки затекли, можно я ее развяжу?
- Развяжи. Только без глупостей! Ты меня знаешь! - буркнул Геркус.

Мариса улыбнулась Юзании. Они подружились, несмотря на большую разницу в возрасте.
Наоборот. Они стали как сестры друг другу. Мариса рассказывала, что надо делать, чтобы выжить, чтобы Геркус не бил, чтобы не отдал солдатам.
Едва они добрались до Немоны, Юзания поделилась с Марисой своей радостью: у нее будет ребенок! Ее с Вэном малыш! Сынок или дочка. Но Мариса только ужаснулась.
- Родная моя… Геркус тебя убьет! С ребенком ты ему не нужна. Поэтому он так часто меняет своих женщин. Если женщина послушна, оставляет ее в живых, пристраивает, чтоб у ребенка все было…

- А если нет? – спросила Юзания, хотя догадывалась, каков будет ответ…
- Он убивает. Вот что, Юза…  Если ты хочешь сохранить жизнь себе и малышу, тебе надо провести с Геркусом хотя бы одну ночь… Пусть думает, что это его ребенок. Только так вы выживете. Я знаю, это невозможно. Но подумай о ребенке… Ведь это частичка твоего Вэна…
- Ох, Мариса… - заплакала она, уткнувшись в ладони женщине. - Это будет невыносимо…
- Думай о малыше. Закрывай глаза, вспоминай Вэна, представляй, что это не ты, а всего лишь твое тело… Душу-то Геркус все равно не получит… Твоя душа всегда будет только с Вэном и вашим крохой. А ради этого стоит жить.
… В первый же вечер Геркус сам вызвал к себе Юзанию. Слуги привели ее. Вымыли, нарядили. Она помнила каждое слово Марисы. Она это выдержит. Она будет улыбаться. Она сделает все, что он захочет. Ради Вэна. Ради его ребенка.
…В женский дом Юзания вернулась только утром. И разрыдалась на плече Марисы. Та ее успокаивала, как могла. Но разве можно успокоить после такого?
- Ты сильная, Юза. Ты все вытерпишь…

- …А ты смелая, Юзания, - говорил Геркус, позвав ее в другой раз.
- Почему, господин?
- Не боишься в глаза мне смотреть.
- А разве это страшно?
Геркус расхохотался.
- Что-то в тебе есть! Чем-то ты меня завлекла. Или это Мариса так хорошо тебя научила? Юзания… А как тебя звали в деревне?
- Юза, господин.
- Я тоже буду звать тебя Юзой…

Прошел еще месяц. Юзании становилось нехорошо.
- Мой господин, простите меня…
- Что ты натворила?
- Я не смогу скоро дарить вам радость и удовольствие…
Она упала на колени и стала целовать его руки.
- Что?

Ей показалось или в самом деле он растерялся? Взаправду или послышалась в его голосе грусть?
- Мой господин… Скоро вас родится ребенок. Позвольте мне родить вам сына или дочь…
Юзания плакала. Только так могла она разжалобить Геркуса.
- Юза, это правда?
Она закивала. Геркус сел рядом с ней прямо на пол. Посмотрел в заплаканные глаза девушки. И теперь Юзания уже готова был поклясться, что Геркус был застигнут врасплох. Он снял с руки перстень с сапфиром и одел ей на палец.
- Юза… Роди мне сына… Он будет хорошим воином. А если будет дочь, то пусть будет такой же красавицей, как ты.

18. Грот.

Вэн открыл глаза. Ярко светило солнце, играя бликами на влажной листве. Тропа уже высохла. Сколько же он спал? Где Марта? Костер неярко догорал, рядом на листе маёвы лежали запеченные картофелины.
- Марта! - позвал он.
Не услышав ответа, он испугался. Откинул одеяло, вскочил…Знакомый запах мази с эвкалиптом… Откуда?
- Марта!!!
Идя по ее следам, он вышел к маленькому водопаду. Марта стояла под струями воды и что-то напевала. Увидев девушку, Вэн облегченно вздохнул и сел на нагретый солнцем камень, наблюдая за ней.
- Вэн! Боже, как ты меня напугал! - она обернулась, почувствовав на себе взгляд, спряталась под водопадом и брызнула в парня водой.
Он засмеялся, отвернулся.
- Стой, Марта! Остановись! Я принесу тебе одежду…

- …И долго ты на меня смотрел? - спросила она, расчесывая мокрые волосы.
- Нет, - ответил он, чувствуя, как краснеют кончики ушей. - Где ты нашла картошку?
- Около водопада. Знаешь, у вас удивительный мир. Никогда бы не подумала, что в лесу с тропическим ливнем можно найти обычную картошку... Ты ешь, ешь…
- Уже вечер. Что случилось? Я помню ливень…
- У тебя была лихорадка. Заболел. Говорила я тебе: разденься и высуши хорошо одежду! Тоже мне, стеснительный какой! Как на голую девушку смотреть – это пожалуйста, а сам…
- Марта, да что с тобой? – смеялся Вэн. - Ты так соскучилась по своему Андрею?
- Да ну тебя! Скромняга… Из-за тебя мы день потеряли.
- Что? Я спал целый день?
- Да. Я нашла в твоей сумке мазь. У нас такими от простуды растирают. Ну и…
- Спасибо… - он благодарно смотрел на девушку, принимая из ее рук чашку с малиновым отваром. - Что бы я без тебя делал?
- Дома бы сидел. И не бегал по горам в Немону. Вэн, можно тебя спросить?
- Конечно.
- Кто такая Юзания?

Марта видела, как напряглись его мышцы, как пальцы нервно перехватывали чашку…
- Откуда ты знаешь это имя?
- Ты во сне говорил. В бреду. Это твоя невеста?
- Жена, - тихо сказал он. - Юзания моя жена.
- Как… - опешила Марта.
- Вот так. Ее Геркус увез.
- А ты? Ничего не мог сделать… Так бывает, не вини себя…
- Марта… - вздохнул Вэн. - Я умирал. Не мог пошевелиться. А в животе нож торчал. Она все это видела… Меня ее мама спасла своими травами.
- Вэн, милый, как все это страшно… - тихо сказала Марта, тронув его за плечо.
- Да, страшно. Так что у меня тоже медовый месяц не закончился. Мы были вместе только три недели. Но это были самые прекрасные дни в моей жизни…
- Еще бы…
- А знаешь, с Ифином мы дрались из-за нее. Он злился, что Юза меня выбрала.
Он даже попытался улыбнуться.
- Я ее понимаю, - сказала Марта.
Вэн глянул на нее удивленно и вопрошающе. За наплывшими воспоминаниями голова ничего не соображала…
- Я бы тоже выбрала тебя…
- Марта…
- Ложись спать, Вэн. Тебе надо набраться сил. Завтра снова в путь.
- Выспался уже…- буркнул Вэн.
- Вэн, - Марта чувствовала себя виноватой, она не ожидала такой истории. - Ты прости меня. Ты прав был, блондинки все дуры…
- Успокойся. Ты просто любопытная. А это не порок. Сама поспи. Намаялась со мной…
Марта послушно улеглась под одеяло, продолжая наблюдать за ним. Вэн заботливо укрыл ее, улыбнулся. Но в душе вспомнил все дни, когда вот так же укрывал свою любимую…

19. Река.

Он проснулся раньше и долго глядел на спящую Марту.
«Ты совсем не похожа на нее. Ты другая. Почему же мне так нравится смотреть на тебя?» - думал Вэн.
Звонкое пенье невидимой в листве птицы вывело его из этого оцепенения.
- Эй, Марта… Просыпайся! – шептал он, склонившись над ней, чтобы не испугать громким голосом.

Она сладко потянулась, не открывая глаз, и повернулась в его сторону. Только Вэн не успел отодвинуться, и их губы на миг встретились.
- Андрюша… - Марта окончательно проснулась.
Вэн сидел далеко и выжидающе ждал: она поняла или нет, что произошло?
- А, это ты, Вэн…- вздохнула она, вставая. - Мне опять муж снился. Скучает, наверное.
- Не знаю, как он, но ты по нему точно соскучилась.
- Да. Мне даже снилось, что мы целуемся…
Вэн кивнул и пошел собирать вещи…

Они умылись у водопада. Вэн совсем уже поправился. От простуды не осталось и следа.
Тропа шла дальше вдоль реки. Это было хорошо, ведь не надо запасаться водой в дорогу.
Вэн молчал. Неужели она ни о чем не догадалась? Впрочем, это только к лучшему.
- Ты чего молчишь? – не выдержала Марта. - Воды в рот набрал?
- Хочешь – сама песни пой. У тебя это хорошо получалось в водопаде.
- Чего ты дуешься? Ты можешь нормально объяснить?
- Тебя это не касается.
Он врал. Еще как касалось! Он не мог простить себе, что думал о ней чаще, чем хотел бы. Неужели он начал забывать свою Юзу? Значит, Корин оказался прав: на расстоянии боль притупляется? Нет! Это просто тоска по женской ласке. С тех пор, как его спасли, Вэн ни на кого не смотрел. А тут эти воспоминания… Душа хотела ласки и нежности, хотя Вэн упорно этому сопротивлялся. Ему казалось, что этим он предает Юзанию.

Марта обиделась. Ну что она такого ему сказала, что он так разозлился? Решил идти молча? Да пожалуйста! Больно надо с ним общаться… Вот доведет до ведьмы Чаи – и больше она его не увидит. И даже жалеть не будет!
Марта снова вспомнила Андрея. Как он там? Что с ним случилось? Неужели он тоже пострадал, как предположил Корин? Девушка вздохнула. Он снится ей каждую ночь, как они гуляют вместе, прогуливают лекции в институте, катаются на теплоходе, отдыхают на пляже около домика-отеля…

Река игриво шумела, провожая их. Маленькие бурные волны весело перекатывались через камни-валуны, звонко журча. Марта слушала эту песню и совершенно не обращала внимания на дорогу. Такая беспечность обошлась ей боком – Марта оступилась. И теперь еле поспевала за Вэном, прихрамывая.
- Вэн, подожди, постой немного! Давай отдохнем…
- Ты же так торопилась! Чего отдыхать?
- Я, кажется, ногу подвернула…
- Только этого мне не хватало! Иди сюда, садись…Ту же самую?
- Угу…

Он достал из сумки мазь, которой мама Валада растирала Марте ногу раньше. Марта села на камень и стала массировать больное место. Вэн вздохнул и бросил на землю вещи.
- Нет, такими темпами мы будем идти весь месяц!
- Сколько?!
- Ну, не месяц. Но точно две недели!

Марта вздохнула. Обрадовал! Как будто ей хочется тут долго оставаться! Тем более, в его обществе… Она посмотрела на реку, где как ни в чем не бывало плескались веселые струйки воды. И чего она на эту воду засмотрелась? Теперь вот придется терпеть этого Вэна дольше, чем она рассчитывала.
Марта не могла понять, почему он вдруг стал снова так ее раздражать. Наверное, потому, что снова закрылся в себе, не объяснив причины... Как река: вроде вода прозрачная, а глубины до конца не разберешь. То ли камни, то ли песок...

20. Андрей.

Юноша и девушка в отглаженных халатах, накинутых на плечи, вошли в больничную палату под номером 15. По углам одиноко стояли четыре кровати, две из которых были пусты. На третьей обитатель просто тихо лежал, отвернувшись лицом к стене. Четвертый сидел на своем лежбище в позе лотоса, закрыв глаза, и, раскачиваясь, как кобра перед дудочкой, бубнил:
- Ом-м… Ом-м… Ом-м…
Гости переглянулись. Подошедший за ними доктор легонько подтолкнул их вперед:
- Не бойтесь, он сегодня спокойный.
- Доктор, и давно он так? Сидит?- спросила девушка.
- С утра. Уже… - он посмотрел на часы. - Семь с половиной часов.
Парень подошел ближе и тронул пациента за плечо.
- Андрей? Здравствуй, Андрей. С тобой все нормально?
- Ом-м…
- Андрюша, - девушка присела на кровать. - Как ты?
- Ом-м…
- Андрей, а мы тебе бананов принесли…

И только тут он открыл глаза.
- Она любит бананы. Они сладкие. Она обрадуется! А еще она любит цветы.
Андрей посмотрел на гостей, словно ждал букета.
- Он всегда так говорит, - сказал доктор. - Все кончается цветами.
- Андрюш, а хочешь, я тебе нарисую цветы? - девушка вынула из сумки тетрадку, быстро нарисовала какую-то ромашку и протянула рисунок Андрею.
- Спасибо, Лариса. Марте понравится!
Он даже понюхал рисунок. И с наслаждением выдохнул, словно держал в руках настоящий букет. Вот только глаза его по-прежнему оставались тускло-серыми. А ведь когда-то они были небесно-голубыми, с веселыми искорками…

- Андрей, ты хочешь домой? - спросил парень.
- Домой?
- Да, родители очень волнуются, ждут тебя… Мама переживает.
- А Марта?
- Андрей, Марта погибла.
- Нет, она жива! - улыбнулся он, не веря гостю.
- Андрюша, ее больше нет…
- Миша, зачем ты меня обманываешь? Моя Марта жива.
- Андрюша, ты домой-то хочешь? - спросила Лариса.

Андрей посмотрел на нее, на Мишу, на доктора. Словно пытался понять, что от него требуют.
- Но Марта не хочет жить у нас дома. Она права, у нас очень тесно. Вот она придет, и тогда мы пойдем жить к ней. Мы так решили.
- Андрей, Марта не придет, - сказал Миша.
- Она больше меня не любит? Почему она сама не скажет мне об этом? Мы ведь только поженились. Опять ты меня обманываешь… Я приготовлю ей красивый букет цветов. Тогда она вернется ко мне. И мы поедем жить к ней.
- Андрей, разве ты ничего не помнишь? - спросила Лариса в надежде, что Андрей хоть задумается.
- Ом-м…

- Доктор, он всегда такой? - спросил Миша, когда они вышли из палаты.
- Да, почти всегда. Он не верит в смерть жены и думает, что Марта его просто разлюбила и бросила.
- А какие у него шансы выздороветь?
- Если судить по обследованию, 50 на 50. Все зависит от него и от вас. Сможете внушить ему правду – он поедет домой и будет пытаться жить новой жизнью. А если нет – то он не захочет уезжать отсюда.
Лариса вздохнула. От «великолепной четверки», как их называли в институте, ничего не осталось. Марта погибла. Странно и нелепо. У Андрюшки от этого стало плохо с головой. И хорошо еще, что он не пытается покончить с собой. Даже успехи делает: общаться начал, разговаривать. А то неделю молчал, как рыба. Только раскачивался из стороны в сторону, словно маятник…

21. Боль.

Сумерки медленно надвигались на лес. Марта сидела у костра и растирала больную ногу. Угораздило же ее так вляпаться! А ведь она просто оступилась…
Вэн притащил новую охапку хвороста, бросил на землю.
- Вэн, сядь, отдохни.
- Успею. Я не особо устал.

Она вздохнула, чувствуя, как между ними растет пропасть. Вэн готовил какое-то варево, не обращая внимания на нее.
- Что это? - поморщилась Марта.- Так воняет…
- Змеям тоже не нравится. Ограничу круг, чтобы спокойно переночевать.
- Разве мы не пойдем дальше?
- С твоей ногой? Мы не дойдем до места ночлега вовремя. Будем спать здесь.
Видя, как он готовится к ночи, она поняла, что он не шутит. Когда все было готово, Вэн присел рядом с Мартой. Молча смотрел на огонь.

- Я не должна была лезть к тебе в душу, Вэн. Прости меня.
- Ты не виновата. Просто вспомнил все... Стало так пусто, горько, больно… Не знаю, как лучше сказать. Рано или поздно, все равно бы так было.
- Я могу как-то помочь тебе?
- Вряд ли. Ты же не можешь все вернуть. И никто не может. Даже Чая.
Марта придвинулась ближе к нему. Стало теплее, но нога отозвалась новой болью так, что девушка закусила губу.

- Что? Так больно? Дай я помассирую. Ты не там нажимаешь.
К ее удивлению, от рук Вэна и правда стало легче. Он чуть касался ее кожи, будто не массировал, а гладил. Девушке так понравилось, что она даже зажмурилась от удовольствия. И боль прошла…
- Все хорошо? - спросил он.
- Да. Спасибо. Я не заслужила такой заботы с твоей стороны.
- Заслужила. Ты напомнила, что я еще не умер. Что я живой человек, что я могу по-прежнему что-то чувствовать.
Он не выдержал ее взгляда и отвернулся.

- Утром нога болеть не будет. Спи. У нас долгий путь впереди.
Марта послушно улеглась. Неужели она так повлияла на него? Почему тогда он ее сторонится? Почему не смотрит в глаза, не говорит толком ни о чем? Вроде они идут к Чае вместе, а не по отдельности.

В ее голове было столько вопросов, но ответов не было ни на один из них! Марта грустно взглянула на Вэна и повернулась на другой бок. Ну что она такого сделала? Ногу подвернула? Не специально же! Как будто ей это приятно… Хотя если вспомнить его прикосновения… Можно и вторую ногу подвернуть. Нет, хватит! В душе девушки боролись самые разные чувства. Она не знала, как вести себя с ним, как реагировать на его молчание, на его действия. Не хотелось быть черствой и бездушной, но и вешаться ему на шею со своими утешениями она тоже не желала. Марта никак не могла найти золотую середину. Но одно она поняла: этот парень добрый, заботливый, нежный, симпатичный. И очень несчастный. За что судьба посылала ему столько боли? 

Марта всхлипнула. Стало жалко и его, и себя. Она-то чем лучше? Чужая. Для этого мира, для этих людей, для Вэна. У него здесь родные, а она? И еще неизвестно, сможет ли Чая помочь ей вернуться или нет…

Вэн заметил, как она тихо плачет.
- Марта? Марта, что случилось? Что с тобой? Опять нога болит?
- Нет, - она покачала головой.
- Ну что ты плачешь тогда? Испугалась?

Марта села. Вэн был совсем близко. Ласково смотрел на нее, чуть улыбаясь.
- Вэн, просто я…
- Ты испугалась, - кивнул он. - Боишься, что Чая не сможет помочь тебе.
- Откуда ты знаешь?
- Просто на твоем месте я думал бы так же.
Марта расплакалась. Он словно читал ее мысли. И как она могла на него сердиться? Вэн обнял ее, утешая, как маленькую.
- Марта, не плачь. Все будет хорошо, милая. Ведьма Чая мудрая, она все может. Она отправит тебя домой.
- Как хочется тебе верить…
- И верь. Верь! Кто тебе мешает?
Она еле сдержалась, чтобы не ответить: «Ты…»

22. Недруги.

Марта проснулась от холода. Костер догорел дотла, а Вэна рядом не было. И только лес как-то странно шумел. Или это ей показалось?
- Вэн?
- Молчи, - сказал он где-то у нее за спиной.
И по тому, как он это сказал, она поняла: где-то рядом опасность. Стало страшно. Это был не просто страх, а какой-то животный ужас.
- Укройся и сиди здесь, - приказал Вэн.

Но Марта и так не двинулась бы с места. Легкий шорох – и Вэн исчез в листве. Девушка затаила дыхание и стала слушать.
Вэн тоже слушал. И смотрел. Он давно держал наготове дротики и короткий нож. Вдруг краем глаза он уловил чуждое лесу движение. И стрелой метнулся туда.
Кто-то прятался в листьях дикого каштана, обвитых маёвой, как паутиной. Вэн это чувствовал. Он не видел, кто там, но там совершенно точно кто-то был. Возможно, просто лесной грызун сделал там нору. Но тогда был бы запах. Охотник Вэн не умел ошибаться. В зелени каштана прятался человек. Но если человек с добрыми намерениями, зачем тогда прятаться? Значит, не такие уж они и добрые…

Вэн умел быть невидимым в лесу. Для охотника это просто необходимо. Через миг он был уже около каштана. Еще миг – и смуглый наблюдатель вытянулся по струнке, спасая шею от приставленного острого ножа Вэна.
- Тарес? - Вэн опустил руку. - Что ты тут делаешь? Следишь?
- Вэн из Лоа, если ты знаешь, зачем спрашиваешь?
- Сколько вас тут?
- Я один, остальные ушли.
- Врешь! Ты всегда врешь, Тарес.
- Сейчас не вру. Многое изменилось с нашей последней встречи, Вэн.
- Почему я должен тебе верить?
- А у тебя есть выбор?

Выругавшись, Вэн толкнул его в сторону своего ночного лежбища.
- Марта, собирайся, мы уходим.
Толчок в спину – и Тарес упал на землю.
- Поосторожней нельзя? - обиделся он.
- С тобой - нельзя.
- Вэн, все в прошлом!
- Не верю!
- Кто это? - испуганно спросила Марта.
- Это тот, кто бросил умирающего друга. Тот, кто врет всегда, везде и всюду. Тот, кто следил за нами.
- Вэн, все изменилось!
- Прошлое не меняется, Тарес.

Марта быстро собрала сумки, а Вэн легко подхватил их на плечо.
- Тарес, ты пойдешь с нами, пока мы не отойдем подальше от вашей деревни. И выбора у тебя нет.
- Вэн, я только наблюдал.
- Шпионил, - сказала Марта. - Называй вещи своими именами. Или караулил, так вернее.
Нога ее и в самом деле не болела. Вот только есть хотелось. Что ни говори, а чистый свежий воздух пробуждает зверский аппетит. Вэн словно прочитал ее мысли: подпрыгнув, сорвал какой-то фрукт и протянул ей.

- Вэн, теперь все не так, - сказал Тарес.
- Да? И что именно не так? Ты нас караулил, она правильно сказала. Что ты задумал?
- Это не я. Это Ворн.
- Кто?! Этот гад?
- Он теперь наш вожак.
- Ого! Высоко взлетел. Больно падать будет.
- Ворн ждет гостей. Хочет устроить представление.
- А мы-то при чем?
- Я не знаю.

Вэн остановился. Он чувствовал, что Тарес врет. Все он знает! Просто не хочет говорить. Не хочет – заставим…
- Тарес, - хитро начал Вэн. - Ты меня знаешь.
- Вэн, мне, правда, ничего не сказали!
- Тарес, последний раз прошу по-хорошему.
- Я не знаю!
Что произошло дальше, Марта не успела понять. Перед глазами мелькнула черная шевелюра Вэна, и через миг Тарес лежал на земле с заломаными за спину руками. И выл от боли.
- Тарес. Значит, не знаешь?
- Они только сказали, что ты хороший стрелок! И все!..
- Та-рес!.. - Вэн нажал на руки сильнее.
- Правда, все! - взвыл он.
- Вэн… - жалобно пискнула Марта.
Он обернулся.

Загорелый воин схватил ее, держа около ее шеи острый нож.
- Лезвие отравлено, Вэн. Одна царапина – и ей конец.
- Мразь! - пнул Вэн своего недруга и отпустил. - Как был сволочью, так и сдохнешь.
Воин толкнул Марту прямо на Вэна.
- Как ты? - спросил он, осмотрев ее шею.
- Нормально, - всхлипнула она.
- Не бойся. Все будет хорошо. Не плачь…
- Нас так и будут брать в плен в каждой деревне?
- Нет, что ты. Обещаю, милая, это в последний раз. Дальше будет легче. Веришь?
Марта только грустно улыбнулась. Мудрый Корин оказался снова прав. Только Вэн способен провести ее к Чае. И вспомнив, что когда-то она собиралась идти одна, Марта чуть не расплакалась…

23. Смертельный номер.

Их вели через деревню. Люди смотрели на них, как на заморскую диковинку, о чем-то перешептывались.
- Вэн, мне страшно, - сказала Марта.
- Не бойся, - повторил он, посильнее сжав ее руку. - Мы выберемся отсюда. Обещаю.
В центре деревни готовили большой стол. Марта с ужасом представляла, что за гости приедут сюда. Если эти злобные жители ждут почетных гостей, то кто же у них в почете?!
Их заперли в пустой комнате мрачного дома. На столе стояла еда: оладьи и квас.
- Я не думаю, что нас хотят отравить. Мы им нужны, - сказал Вэн.
- Да, похоже, ты прав. Убить нас могли бы и в лесу.
Едва они поели, дверь отворилась.
- Вэн, иди сюда. Ворн хочет поговорить с тобой.
Марта заволновалась, взяла его за руку:
- Не ходи…
- Я узнаю, что им надо от нас, - улыбнулся он. - Я вернусь…

Ворн сидел в большом кресле как на троне. Слуги с опахалами стояли чуть поодаль.
- Здравствуй, Вэн. Давно не виделись.
- Здравствуй, Ворн. Что-то ты не особо ласков с гостями, - сказал Вэн, глядя на свою охрану.
- Ты не гость, Вэн. Забыл, где ты родился?
- Дом не там, где родился, а там, где вырос.
- Смело! - кивнул Ворн. - Ты стал хорошим стрелком. Кто учил?
- Мой отец. Чего тебе надо, Ворн? Мы ушли отсюда пятнадцать лет назад. Отец не выдержал местных варварских обычаев. Теперь я его понимаю полностью.
- Вэн, Вэн… - вздохнул вожак. - У меня к тебе просьба. Сегодня у нас почетные гости. Надо их удивить и порадовать. Покажи свой номер: покидай ножики в мишень.
- И все? - прищурился Вэн.
Что-то не сходилось. Слишком все просто было. Слишком дружелюбно.
- А что? - спросил Ворн. - Мало?
- Ворн, - вздохнул он, - Хоть мне и было всего четыре года, я помню, как ты избил до полусмерти моего отца. Брат брата. Что-то не верится, что от меня тебе нужен только номер на твоем пиру.

- Вэн, дорогой племянник! Это правда! – Ворн расплылся в масляной улыбке, словно блин на сковородке. - Тебя позовут, Вэн.
- Ворн, а что потом?
- Потом? Ах, да… Потом. А потом иди на все четыре стороны.
- Поклянись, что ты и твои люди ничего не сделают моей спутнице.
- Кому? А-а…  Этой девчонке. Милая, кстати, девочка. Где нашел такую?
Вэн дернулся было вперед, но стражник преградил ему путь острой саблей.
- Не твое дело! Не тронь ее!
- Что ты, Вэн, что ты! И волосок ее не упадет от моей руки!..

Марта не находила себе места. За окном скоро начнет темнеть, а Вэна все не было.
Дверь снова открылась Охранник бросил ей их сумки.
- Принарядись, тебя ждут. Зайду через пять минут, будь готова.
Марта уже поняла, что с этими людьми шутки плохи. Какое платье нравилось Вэну? Ярко-желтое? Вот его-то она и оденет.

- А это чтобы на тебя впечатление произвести. Закрывай глаза.
И охранник завязал ей глаза шелковым платком. Марта не успела опомниться, как за этой повязкой последовала следующая – на рот, еще и еще – ее руки притянули в стороны какие-то веревки, ноги опутали ремни…
- Ну, ну… Не дергайся, - сказал охранник, погладив ее по щеке. - Наши гости не любят строптивых актеров. А актрис – тем более. Хи-хи-хи…
Марта почувствовала, что стену, к которой ее привязали, накрыли каким-то покрывалом и куда-то понесли. Девушка приготовилась к самому худшему, толком не понимая, что может быть хуже…

Вэну тоже завязали глаза. Привели на площадь.
- Мирак, - сказал Ворн гостю. - Это один из самых лучших стрелков, которых я знаю.
- Правда? – спросил Мирак, отламывая от жареного поросенка ногу.
Вэну сняли повязку.
- Мирак? - спросил он. - Ну, конечно! Кто мог еще быть тут почетным гостем. Только правая рука Геркуса. Нормальным людям тут не место…
- Вэн, что ты там бормочешь? - крикнул Ворн. - Покажи нам свое умение!
- Что-то он слишком молод для хорошего стрелка, - тихо заметил Мирак.
- Вот мы и проверим, так ли он хорош, как о нем говорят в округе… Принесите его мишень!

Едва слуги сдернули покрывало, Вэн замер в ужасе. Мишенью была его Марта… Ей сняли повязку с глаз. Минуту они молча смотрели друг на друга. Молчаливый разговор глазами…
- Ворн, ты спятил?! - крикнул Вэн.
- Если ты отказываешься, я поставлю другого стрелка.
- Нет!!!

Марта видела весь ужас в его глазах, в его движениях. Руки дрожали, ножи не слушались и падали в траву… Марта тихо плакала. Она смотрела на Вэна и понимала, что если не он – вожак поставит своего воина, который не будет церемониться…

- Прости меня, Марта. Прости, милая моя… - сказал Вэн и глубоко вздохнул.
Первый нож вонзился в стену справа. Второй – слева. Еще два – около головы. Марта еле дышала. От страха ноги подкосились, стали ватными. Оставалось еще шесть…
Вэн прицелился в последний раз. Метнул. Ножик попал в дерево где-то внизу. Вэн метнулся стрелой к девушке.

- Марта! Марта, милая моя, прости… Прости…Слышишь? Марта!
Он разрезал веревки, девушка упала в его руки. Ему показалось от света факелов или в самом деле ее волосы стали светлее? Какая теперь разница…

24. В бегах.

- Они мне подходят! - рявкнул Мирак на всю площадь
- Что? - не понял Вэн.
- Геркус будет доволен новому зрелищу.
- Нет… - простонала Марта, смутно понимая, что происходит.
- Ворн!!! Ты – чудовище!!! - отчаянно крикнул Вэн.
- Я знаю, - слащаво улыбнулся Ворн. - Спасибо за комплимент, племянник.
- Племянник? - переспросила Марта.
- К сожалению. Потом расскажу. Марта, мы выберемся. Обещаю. Просто подыграй мне. Помнишь, как я тебе в танцах? Кстати, нога болит?
- Не знаю… Я их не чувствую…
- Мирак! Надо поговорить! – крикнул Вэн.
- Говори, стрелок.
- Наедине.

Мирак с неохотой вылез из-за стола и направился к Вэну и Марте, которые так и сидели в траве около стены-мишени.
- Ну, чего тебе? - недовольно проворчал гость.
- Позволь нам взять наши вещи. Там лекарства и одеяла. Тебе же проще с нами будет.
- Что за лекарства?
- У меня нога сильно болит, вывихнула недавно. В сумке мазь, - сказала Марта, а Вэн одобрительно сжал ее руку.
- Забирайте свои шмотки. Спать будете в одной из повозок. На рассвете тронемся. Эй! - он подозвал одного из стражников. - Отведи их. И принеси им ужин. Заслужили.

Ночью Вэн осторожно разбудил Марту. Девушка открыла глаза и долго соображала, где находится. Вэн показал ей знаками, чтобы молчала, и приоткрыл занавеску.
Так и есть! Их стражник крепко спал, обняв копье, как родное. Лошади мирно посапывали, ожидая утра.
Вэн бесшумно спрыгнул на землю, помог тихо спуститься Марте. Взял один из факелов, торчащих около повозки…

Они бежали через лес и поляны, заросшие дикой мятой и плющом, через ручьи перебирались по зыбким мосткам и валунам. Вэн тянул Марту за руку, девушка еле поспевала за ним.
- Вэн, я больше не могу…
- Марта, все теперь позади. Все в прошлом!..
Он воткнул факел в землю и бросил сумки на землю. Девушка упала в траву и разрыдалась.
Так страшно ей еще никогда не было.

- Марта, милая, посмотри на меня. Ты меня слышишь? Все кончено. Все позади.
Он заставил ее посмотреть ему в глаза. Их взгляды встретились. Взгляды, полные отчаянья и надежды, страха и той необъяснимой тоски, которая бывает от глупой безысходности, от бесконечных странствий в поисках непонятного…
- Марта… - он вытер ее слезы ладонями, она только всхлипнула.
Ее губы были солеными от слез, но этот вкус показался ему самым прекрасным на свете.
- Вэн… - она смотрела на него с бесконечной благодарностью. - Вэн, милый, я не верила тебе. Прости… Не верила. Я так перепугалась…
- Я тоже, когда тебя увидел. Если бы ты знала, чего мне стоило взять в руки эти ножи…
- Ты самый лучший стрелок на свете…
- Я же говорил, что мы выберемся…

Они говорили и говорили всякую чушь, лишь бы не оставаться в тишине друг перед другом.
Марта что-то болтала без остановки, весь страх, все волнения вместе со словами выходили наружу, освобождая душу для чего-то светлого и доброго.
- Марта, - с улыбкой посмотрел на нее Вэн, не выдержав ее трескотни. - Остановись.
- Что?

Его взгляд скользнул по губам, которые он целовал минуту назад. И захотелось снова почувствовать их, с головой окунуться в этот омут, не думая ни о чем… Марта смотрела на него и не решалась обнять. Только осторожно коснулась его щеки. Вэн зажмурился от удовольствия…

Где-то в лесу просыпались первые птицы, затевали свои щебетания, зовя из-за горизонта солнце. Но тучи так затянули небо, что не мог пробиться ни один лучик. Вдалеке громыхнул гром.
Вэн словно очнулся от наваждения.
- Нам пора, - он поцеловал ее ладонь.
- Нас будут искать?
- Наверняка. На завтрак нет времени. Все потом. До дождя надо успеть добраться до следующего ночлега. По мокрому лесу нельзя идти, ты же знаешь…
- Да, конечно…

Она подняла свои вещи. Обернулась на него. Вэн смотрел на девушку, не шелохнувшись.
- Эй, мы идем, проводник?
Он кивнул. Вэн вспоминал ее танец. Он был уверен, что это был не просто подарок на свадьбу. Что еще немного – и танец стал бы всего лишь прелюдией их большого взаимного чувства.

Они шли долго и молчали.
- Где ты летаешь? - спросила Марта, заметив его отрешенный взгляд. - О чем думаешь?
- Просто вспомнил твой танец.
- Это всего лишь танец. И не больше. Движения под музыку. Не бери в голову.
- А если уже взял?
- Вэн, забудь. Это только игра. Кстати, ты сам предложил.
- А я и не жалею. Мне понравилось быть твоим женихом.
- Вэн!
- А что? Правда. Знаешь, я даже немного завидую твоему Андрею.
- Прекрати…  А то я воображу, что…
Их голоса скрылись в листве. Они спорили и смеялись, шутили и упрекали, возмущались и оправдывались… Но и Марта, и Вэн никогда не чувствовали себя так легко и свободно…

25.Дождь.

Мелкий дождик начинал накрапывать, когда они вбежали в домик.
- Вэн, тут что, по пути в Немону везде такие дома стоят?
- Да, а что? Путь-то неблизкий.
- Но ведь можно не идти, а ехать. На лошадях, например.
- Все равно за день не доедешь. А спать где-то надо. Нам с тобой на лошадях нельзя, это слишком заметно.
- Ты так боишься афишировать наш путь?
- А тебе мало приключений?
- Нет! Что ты! Предостаточно…
- Тогда не спрашивай.

Небо все больше хмурилось. Марте надоело смотреть в окно, было скучно и тоскливо.
- Так и будешь молчать? Опять в себя ушел? Ты обещал рассказать о своем дяде.
- О ком?! Ах, да... Ворн.
Дождь становился все сильнее, грозя перерасти в настоящий ливень. Марта грустно посмотрела на размытую дорогу и вздохнула.

- Ворн и мой отец - родные братья. Ворн старший. Отцу всегда не нравились обычаи этой деревни. Например, там свобода в семейных отношениях, ценятся воровство и обман. А про свадьбы я вообще молчу.
- Почему?
- Просто свадьбы там, бывает, оканчиваются...Как бы сказать? Короче, когда много мужчин и женщин... Поняла? Украсть у соседа вещи, деньги - считается хорошим делом. А развлечения...
- Да уж. Поразвлекались... - вздохнула Марта.
- Отец как-то поспорил с Ворном. Мол, пора опомниться. А Ворн избил его. В тот же день мама собрала все вещи, и мы ушли. Мне было всего четыре года, но я все это помню. А что-то родители рассказали потом. Так мы и пришли в Лоа.
- Значит, твои родители все же устраивали свадьбу? Ты извини, просто моя совсем недавно была. Воспоминания...
- Извиняю. Нет, отец просто привел маму в дом - и все. Берег ее. Да и не признавал он варварских обрядов. А Ворн, как видишь, стал вожаком. Представить страшно, что было бы, если б мы сказали, что ты - моя невеста.
- Но это неправда. Ведь я не твоя невеста.
- Угу. Но я не успел тебя предупредить.
- Так или иначе, мы оттуда выбрались.
- Да... - вздохнул Вэн, вспоминая свои ощущения, когда он стоял на площади с ножиками в руках. - Вот только что мы там пережили...
- Вэн, все прошло. Ты сам мне это сказал.

Он только грустно покивал. Что будет, если Мирак их найдет? Если расскажет о них Геркусу? Но нельзя же всю жизнь прятаться! Надо найти выход, он должен быть! Если Геркус увидит Марту, он заберет ее, как забирал многих женщин. Нельзя этого допустить! Хватит того, что он увез Юзанию...

Он не заметил, как заснул. Просто задумался обо всем, опустил голову на руки...
- Вэн, а как ты думаешь... Вэн? Ты спишь... - она улыбнулась, с горем пополам перетащила его на кровать. - Хорошая идея, Вэн: выспаться, пока идет дождь.
Ему снился кошмар. Может, просто гром навеял такое, а может, Вэн слишком много думал про "если".
- Нет, Геркус... нет... Я не отдам ее тебе... Не отдам... Марта... - бормотал он во сне.
- Я здесь, я с тобой, Вэн, - тихо сказала она, услышав свое имя спросонок, и осторожно обняла его.

Какая бы выдержка у него ни была, он все равно человек. Слишком сильно переживал последнее время. А уставшему человеку просто необходимо хорошо отдохнуть. Вэн снова что-то пробурчал и уткнулся носом в светлые волосы девушки...
А за окном гремели раскаты грома, и ливень хотел пробить крышу каплями, как гвоздями. Под эту музыку природы Марта и Вэн мирно спали, обнимая друг друга, будто защищая от всех невзгод и напастей...

26. Только сон.

Вэн проснулся первым. И конечно, сначала ничего не понял: чего это они под одно одеяло залезли? Это не пещера, тут тепло. Неужели они?.. Нет! Он тряхнул головой, сгоняя остатки сна. И чтобы не разбудить Марту стыдливым смехом, вышел из домика. Вэну и самому стало как-то не по себе. Ох, и странные сны снятся одинокому парню в 19 лет! Он помнил свой сон. Весь, до мелочей. И начало, и конец. Поэтому он не сразу сообразил, что уже проснулся. Слишком реально все было.

Он уже возвращался, когда увидел, как Марта сладко потягивается, нежась в лучах восходящего солнышка. Девушка протягивала к нему свои руки, словно ловила искорки тепла и света.
- Как спалось? - спросил Вэн.
- Прекрасно!
- Это тебе, - он положил на стол несколько спелых фруктов и свернутый из листа маевы кулек с дикой малиной.
- Спасибо. А ты?
- А я уже. Так что завтракай в одиночестве.
- Эх...  - вздохнула Марта.  - А когда будет обещанная рыба?
- Завтра, - засмеялся Вэн. - Там по дороге будет озеро.
- Ловлю на слове, - улыбнулась Марта, поднося к губам очередную ягоду.
- Марта, ты что, меня соблазняешь? - отвернулся Вэн.
- Нет, что ты, даже и в мыслях не было, - честно призналась она.
- Тогда перестань так есть.
Он ушел в домик собирать вещи, оставив девушку на веранде.
- Переспал лишнего, - констатировала Марта.

Весь день Вэн шел хмурый. Марта помнила, что он бормотал во сне, как прижался к ней, не давал повернуться. Помнила его единственный поцелуй, когда они сбежали от Ворна. Она видела, что нравится ему. Даже слишком нравится. Да и сам он признался, что она научила его снова жить и чувствовать...

- Ты теперь не будешь со мной разговаривать?
- Почему? - удивился Вэн, грустно глядя на огонь.
- Молчишь весь день.
- Извини.
- Вэн... - она присела рядом. - Это ты извини меня. Из-за меня ты попадаешь во все переделки. Угораздило меня попасть в этот прорыв...
- Ну, зачем ты так... Ты не виновата. Дело во мне. Только во мне.
- Ты просто человек, - улыбнулась она. - Молодой парень, который тоскует по любви. Ты встретишь ее, Вэн. Обязательно встретишь. Потому что ты замечательный. Ты самый лучший человек в этом мире. Я это вижу.
- Захвалила! - рассмеялся он. - Осторожно, а то поверю!
- И поверь.
- Марта... - он посмотрел на нее так нежно, что она едва удержалась, чтобы не обнять его.
- Спокойной ночи, Вэн. Увидимся утром...

Она поспешила в домик, чтобы не наделать глупостей. С некоторых пор Марта стала ловить себя на мысли, что ей приятно быть с ним рядом. Приятно, когда он на нее смотрит, когда произносит ее имя, когда просто идет рядом и молчит, как сегодня...

В дверях она украдкой обернулась. Вэн сидел у костра, обхватив голову руками, будто хотел спрятаться от всего мира, оставшись наедине со своими мыслями...
Когда он зашел в дом, Марта уже крепко спала. Она свернулась комочком, как кошка, а одеяло съехало на пол. Вэн заботливо укрыл девушку, и она только вздохнула в ответ, натянула одеяло до подбородка, чтобы поскорее согреться...

- Это был всего лишь сон... - сказал Вэн сам себе.
А потом, засыпая, он долго внушал себе, что она не в его вкусе, что ему не нравятся блондинки, что любит он свою Юзу...

27. Друзья.

Вэн не ошибся. Очень скоро они дошли до озера. В ровной глади отражались облака, словно перед путниками опрокинули небо. Вдалеке были холмистые горы, покрытые изумрудным лесом. А вместе с отражением они казались большим добрым драконом, склонившимся к воде, чтобы напиться...
- Как красиво!.. - прошептала Марта, скинула туфельки и ступила в прохладную воду босыми ногами.
- Осторожно, здесь есть жгучие моллюски. Потом чесаться будешь.
Марта выпрыгнула из воды как ошпаренная.
- Что, укусили? - улыбнулся он.
- Нет! Ты опять напугал!
- Я просто предупредил.
Вэн вытащил из сумки тонкую сеть, отладил, закинул.
- Рыбки, значит, захотела?
- Просто ты обещал.
- Ясно. Ладно, тут рыба вкусная. Проверено.
- Слушай, - нахмурилась Марта. - Ты все знаешь, да?
- Не все. Просто рыбачил здесь как-то. И потом часто угощали, тут недалеко в деревне мои друзья живут.
- Вэн, не умничай.
- И не думал...

И тут он насторожился. Выхватил из-за пояса нож и трубку с дротиками. Марта испуганно обернулась на шорох листьев...
На берег вышел незнакомец. Тоже с ножом наготове.
- Вэн? Что ты тут делаешь?
- Литас? Ты ничуть не изменился! Как был пацаном, таким и остался!

Они смеялись, по-дружески хлопая по плечу друг друга, а Марта обрадовалась, что хоть в этой деревне с ними будут обходиться по-человечески.

- Нет, Вэн, многое изменилось, - говорил Литас, лукавя, словно что-то утаивал.
- Да ты посмотри на себя! Словно и не было тех двух лет.
- Вэн... Я женился.
- Да ну! Врешь ведь, Лит!
- На Леке. Через месяц, как ты ушел от нас.
- Поздравляю!
Литас вдруг стал серьезным и спросил:
- А как ты, Вэн?
- А что - я...
- Познакомь со своей девушкой. Слушай, а какая хорошенькая!.. Откуда она?
- Лит, во-первых, она не моя девушка. Просто я веду ее к Чае. А во вторых, она из первого мира. Там ее муж остался.
- Шутишь?

Марта не слышала их разговора. Она отошла подальше по берегу, чтобы не мешать разговору. Только украдкой поглядывала на них.
- Я бы на твоем месте влюбился, - сказал Литас, глядя на Марту.
- Лит, Я иду не просто так к Чае. Я иду искать Юзанию. Ее Геркус увез.
- Все-таки, это была она... - вздохнул Литас.
- Что?
- Геркус проезжал через нашу деревню. Там в повозке я видел девушку, очень похожую на твою Юзу. Думал, показалось...
- Она думает, что я погиб...
- Вэн, Ты действительно хочешь ее найти?
- Да. Мы не играли свадьбу. Просто были счастливы. И все.

Литас вздохнул и покачал головой.
- Непростое дело ты затеял, друг. Ну, потом поговорим, а то твоя красавица сейчас на другой берег от нас уйдет.
- Марта! - крикнул Вэн. - Не ходи далеко! Там трясина, затянет, и пикнуть не успеешь!
- Чего ты ее пугаешь? Нет там трясины.
- А по-другому она не пойдет. Самостоятельная. И скромная. Не хочет нам мешать. Ох, мне эта ее самостоятельность!
- Значит, Марта, - кивнул Литас.

Вэн только сердито посмотрел на старого друга.
Марта и вправду испугалась.
- Вэн, я не видела там никакого болота.
- Марта, познакомься. Это Литас, мой древнейший друг. Литас, это Марта.
- Очень приятно, - улыбнулся тот и учтиво кивнул.
- Взаимно, - ответила Марта и вспомнила слова из старой сказки: "Алиса, это пудинг - пудинг, это Алиса..."
- Раз уж вы здесь, я приглашаю вас на завтрашний день рождения.
- Лит, у тебя же зимой...
- Моему сыну завтра год!
- И ты молчал?! - Вэн игриво замахнулся на него. - Конспиратор!
- Идемте же, сворачивай свою сеть. Там столько еды - на оба мира хватит... Лека будет очень рада.
- Лека? - спросила Марта.
- Моя жена...

Марта улыбнулась. Так приятно, когда совершенно незнакомые люди так хорошо к тебе относятся. Как в Лоа. Литас взял у нее сумку. Идти было недолго. Совсем скоро Марта увидела небольшие уютные домики, украшенные к празднику.
- Добро пожаловать! - сказал Литас. - Можете оставаться тут сколько пожелаете.
- Спасибо, но нам в Немону надо, - сказала Марта.
- Но на праздник-то вы останетесь? - обиделся Лит.
- Конечно!..
Марте не хотелось обижать хорошего человека. Ну, потеряют они еще один день. Но по такому поводу совсем не жалко: сыну Литаса и Леки исполняется один год!

Литас понял ее и сказал:
- Я дам вам самую быструю лодку. По реке вы скорее попадете в Немону.
- Ну, если Вэн не против...
- Он не против.
- О чем это вы? - удивился Вэн.
- О том, что дальше в Немону вы поплывете.
- Лит, ты с ума сошел! Куда я лодку потом дену?
- Куда хочешь. Я себе другую сделаю.
- Ну, я же говорил: пацан пацаном...
И все трое весело рассмеялись...

28. Подарок.

Лека не поверила своим глазам. Прошло почти два года, как Вэн ушел из их деревни...
- Вэн! Хоть бы весточку какую подал! - смеялась она. - Знали бы, что ты придешь, двойной праздник бы сделали!
- Лека, успокойся! - говорил он. - Это мы случайно сюда попали. Дел много, мы не собирались пока заходить.
- Ах, так!?
- Ну, не сердись! Правда, я не мог знать, что буду в ваших краях. Все получилось так внезапно...

Он вкратце рассказал историю о прорыве и о Марте.
- Уже меня обсуждаешь? - спросила она сама, выйдя из чистой комнаты.
С дороги девушка с преогромным удовольствием помылась и теперь чувствовала себя словно заново родившейся.
- Просто рассказал немного. Садись к нам...
- Значит, ты попала в прорыв? - испуганно спросила Лека. - По-моему, это очень страшно.
- Я не знаю. Я спала, - пожала плечами Марта. - Просто было такое ощущение, что я задыхаюсь...

И Марта рассказала о прорыве все, что узнала от Корина.
- Только я не понимаю: как Чая вернет меня домой?
- Через пару дней сама у нее спросишь, - сказал Литас.

- Пару дней?
- Ну, может, чуть больше.
И тут из соседней комнаты выглянул малыш. Испуганно оглядел гостей и важно потопал к Леке.
- Той, сынок! Ты проснулся!
- Вот такие мы большие, - загордился Литас сыном.
- Как здорово! - засмеялась Марта.
Лека пошла менять малышу мокрые штанишки, Марта решила помочь.

- Вэн, слушай, неужели она тебя не зацепила? Ты только посмотри на нее! - говорил Литас о Марте.
- Лит, мне не нравятся блондинки.
- Брось! Только не говори, что у вас ничего не было такого. Против природы не попрешь.
- Не было! Клянусь!
- Значит, все еще впереди.
- Литас, ты, видимо, еще не догулял свое. Вот Лека обрадуется, если узнает!- захихикал Вэн.
- Молчи! Я же в шутку! Она понимает...
- Ну, конечно...

- Лека, только у нас нет подарка для малыша Тоя...
- Марта, ну что ты! Вы сами как подарки!
- Ну, как-то не так, все равно...
- Вот что, - сказала Лека, словно вспомнила что-то важное. - Завтра мы должны будем выбрать для Тоя вторых родителей. Я уже решила: хочу, чтобы вы с Вэном оказали нам такую честь. Ты не против?
- Конечно, я не против! Но ведь я скоро уйду к себе домой...
- Вот и хорошо. Значит, у Тоя будет защитница и в первом мире.
Марта улыбнулась. Она не привыкла приходить на торжества без подарка. В ее компании ребята дарили друг другу хотя бы пустячок: зажигалку, красивую ручку, просто шоколадку... Важно то, как этот подарок преподносят, с какими словами, взглядами. Важен не сам подарок, не его стоимость, а внимание, с которым его дарят...

29. Танец.

...Рано утром солнце едва коснулось ее золотых волос, но Марта уже проснулась и чувствовала себя полностью отдохнувшей. А все из-за травяных душистых подушек...
Малыша Тоя и его родителей поздравляли целый день. Несли пироги, невероятные сладости, красивые одежки на каждый день и на праздники, в размер и на вырост, разные игрушки и прочие приятные мелочи...

Вечером, когда Той уже мирно спал на маминых руках, пришла пора отпраздновать и взрослым. Огромный стол, накрытый во дворе, ломился от всяких вкусностей.
-...Марта, - вдруг сказал Литас, уже изрядно принявший хорошего вина. - Тут Вэн говорил, что ты здорово танцуешь.
- Врет, - ответила Марта, которой вовсе не хотелось танцевать.
- Марта, не обращай внимания, - сказала Лека. - Мой муж просто любит танцы. Но сегодня, как я вижу, на танцы его уже не хватит...

Девушки засмеялись. Литас и Вэн о чем-то болтали, поглядывая вокруг.
- Марта, станцуй для нас! Пожалуйста! - попросил Вэн почти трезвым голосом.
- Забудь!
- Ты, в самом деле, хорошо танцуешь или Вэн просто подначивает? - спросила Лека.
- В самом деле. У меня мама - учитель танцев. И меня научила.
- Ух, ты! Здорово!
- Ну, Марта! Ну, пожалуйста! - ныл Литас.

Девушка посмотрела на Леку, но та только пожала плечами. Мол, как хочешь.
- Марта! - вторил Вэн Литасу и умоляюще смотрел на Марту.
- Если только ты, Вэн, составишь мне компанию.
И как в прошлый раз, на свадьбе Ифина, Марта подсказала музыкантам мелодию. Те весело заиграли, четко определяя ритм. Марта вытянула Вэна в круг...
Только теперь не было тревожного ожидания. Никто не давил на нервы неизвестностью грядущего дня. Может, именно поэтому танец получился совсем другим. Таинственным, горячим и нежным. Да и Вэн уже что-то помнил из движений...
- И они еще говорят, что между ними ничего нет?! - удивленно сказал вмиг протрезвевший Литас своей жене.
Та его толкнула в бок: это их дело, не лезь.

- Ты хороший ученик, Вэн, - сказала она.
- У меня хорошая учительница,- ответил он.
- В таком случае, покажи, на что способен ты сам.
- То есть? Это как?
- Веди меня. Все-таки, ты кавалер в танце...
- А не в танце?
- А не в танце ты - проводник.
- И только?
- А ты рассчитывал на что-то большее?

Она игриво оттолкнула его, словно прогоняя. Они не замечали, что вокруг них уже танцевали другие пары. И все же их танец смотрелся лучше всех.
- Вообще-то, я не отрицал такой возможности, - сказал Вэн, продолжая разговор.
- Вэн, ты просто много выпил.
- Ты так считаешь?
Он притянул ее за руку и застыл на месте, ожидая ответа. От такого его взгляда Марта захотела убежать. Ноги стали словно ватные, она не понимала, что происходит между ней и Вэном. Словно какое-то непонятное волшебство...
- Да... Мы просто выпили лишнего...
Он уже склонил голову, чтобы поцеловать ее в приоткрытые губы, но тут кто-то из гостей крикнул "браво!", и все захлопали. Наваждение пропало.
- Не зови меня больше танцевать с тобой, - сказал Вэн. - Иначе я за себя не отвечаю.
- А ты не проси танцевать для тебя. Сам виноват.
- Да уж...

30. Лодка.

Литас подарил им свою лодку, как и обещал. Река была широкая и относительно спокойная. Куда уж ей равняться с горными речушками, бурно бегущими по гладким обточенным веками валунам...
- Будьте осторожны, завтра ближе к обеду доплывете до небольшого водопада, - предупредил их Литас. - Надо будет просто обойти его по земле. Тут уж, Вэн, придется тебе потрудиться немного – перенести лодку вниз...
- Справимся! - сказала Марта. - Спасибо!
- Ребят, может, я зря спрошу... - застеснялся Литас. - Но вы вчера так здорово танцевали... Между вами правда ничего нет?
- Абсолютно, - как можно спокойнее сказала Марта. - Это просто танец...

- Он не поверил, - сказал Вэн, плавно отталкиваясь веслами от воды.
- О чем ты?
- О нас.
- Знаешь, Вэн, мне как-то все равно: поверил он или нет. Через три дня я надеюсь быть дома рядом с моим Андреем.
- О! Кого вспомнила! Что-то я забыл, когда я последний раз слышал это имя?
- Может, я и не говорю, но думаю о нем постоянно, - обиделась Марта.
- Ну, конечно, - не поверил он.
Она отвернулась к корме, опустила руки в прохладную воду. Да какое право он имеет лезть в ее мысли?! Что он возомнил о себе?! Кто он такой?!
Он - Вэн из деревни Лоа. Он - ее проводник в город Немону к ведьме Чае. Он - ее партнер по танцу. Он - ее...

Она не смогла подобрать нужное слово. Получилось просто что "он - ее". И все. Он принадлежит ей. Весь целиком, без остатка. Прошлое? У всех есть прошлое. Но теперь, здесь и сейчас, уже неделю: он - ее.
Глупости! Что за бред?! Ведь получается тогда, что теперь и она - его. Его спутница, его партнерша по танцу. Она - его.

Марта резко обернулась. Вэн улыбнулся, видя горящие гневом ясные глаза девушки.
- Вэн, ты любишь свою Юзанию?
- Какое это имеет отношение?
- Ты не ответил.
- Люблю. Дальше что?
- А я люблю моего Андрея. И я не смеюсь, что ты о ней не вспоминаешь. Ты даже говорить о ней не хотел.
- И сейчас не хочу.
- Вот и не спрашивай меня об Андрее.
- Просто раньше ты чаще о нем говорила.
- Если я не говорю, это не значит, что я не думаю.
Вен только усмехнулся.

Ночлег устроили на берегу. Только домик был другой, более ухоженный.
- Просто скоро мы будем в Немоне. А люди, которые живут здесь, уважают Чаю. Ведь к ее слову даже Геркус прислушивается. Вот и стараются держать такие ночные дома в порядке. Чтобы было ясно, что в Немоне живут приличные люди.
- Да уж, - вздохнула Марта. - Судя по рассказам об этом вашем Геркусе, приличных людей там маловато...
- В Немоне много нормальных жителей. Просто Геркус их запугал.
- Была бы моя воля, я бы этого Геркуса убила бы.
- А его свиту тоже? - засмеялся Вэн. - И все одна?
- Неужели их так много, что столько деревень не могут объединиться, чтобы покончить с ними всеми?
- Много...
Засыпая, Марта думала, что скоро придет конец ее скитаниям. Раз пошел такой "пятизвездочный сервис", то до Немоны и в самом деле недалеко...

Они напрочь забыли о предупреждении Литаса. Вэн думал о том, что Чая, возможно, что-то ему посоветует. У него было столько вопросов к ней, что он не знал, с чего начать. А Марта вспоминала Андрея. Как он там? Как встретит ее? А если с ним что-то случилось? Что-то серьезное?

Течение становилось быстрее. Лодка ударилась боком о камень...
- Вэн, водопад!!!
- Прыгаем в реку!
- А лодка?
- Я не удержу ее! Течение слишком сильное...

Вода была холодной. Марта старалась изо всех сил удержаться за камни, за ветки склонившихся к воде деревьев, но ничего не получалось. Течение несло ее вперед...
- Вэ-э-эн! Помоги!!!
Он пытался. Но стихия была сильнее. Их пустая лодка давно упала вниз, разбившись на щепки.
- Марта! Держись!

Ему удалось толкнуть плывущее весло так, что получился как бы мост над водопадом. Марта схватилась за него рукой и не держалась... Потоки воды повлекли ее вниз...
- Ма-а-арта-а-а!!! - Вэн бросился за ней. Он не простил бы себе, если с ней что-то случилось бы...  

В образовавшемся под водопадом озере плавали обломки их лодки, вещи, весла... Но Марты не было видно.
- Марта! Где же ты?! Марта-а-а!!!
Он нырял в мутную воду, пытаясь хоть что-то разглядеть. Наконец, он нашел ее. Девушка ударилась о поверхность воды и потеряла сознание. Он вытащил ее на берег, пытался привести в чувство.
- Марта, очнись! Милая моя, ну давай же... Как там Корин учил... Раз, два, три... - Вэн пытался сделать ей искусственное дыхание.
Марта, наконец, закашлялась, отхаркивая воду, открыла глаза...
- Марта... Как ты меня напугала! - рассмеялся Вэн и обнял ее. - Не делай так больше, пожалуйста...

Она, ничего не понимая, тоже обняла его, но просто от слабости, потому что все силы она потеряла, пытаясь выплыть. И заплакала.
- Спасибо, Вэн. Спасибо тебе.
- Завтра... Мы будем в Немоне. И ты встретишься с Чаей. Твое путешествие заканчивается, Марта.
Она вдруг почувствовала какую-то пустоту. Словно теряет что-то ценное и дорогое. Теряет безвозвратно, без надежды вернуть. И стало очень грустно...

31. Ночлег.

Домик их последнего ночлега был совсем близко от города. С высоты холма открывалась красивая панорама. Марта стояла у окна, закутавшись в одеяло, и смотрела на тусклые огни Немоны.
- Опять думаешь о своем муже? - с улыбкой спросил Вэн, встав за ее спиной.
- Нет, - ответила она. - Я думаю, что вот и конец. Завтра я буду дома. А этот мир останется только сном.
- Может, это и к лучшему? Тебе тут было несладко.
- Да... Но зато рядом был человек, который во всем мне помогал, спасал от врагов и напастей, заботился обо мне. Без него бы я не выжила. Я всегда буду помнить тебя, Вэн.
- Я этого не заслужил.
- Заслужил. Твоя Юзания будет самой счастливой женой на свете. Ведь ты идешь в Немону за ней?
- Откуда ты знаешь? - опешил он
- Услышала, как ты с Литасом говорил. Случайно. Он не верит, что ты сможешь найти ее.
- Смогу. Надеюсь, что смогу, если она жива.

Марта вздохнула. А жив ли ее Андрей? Она тоже не знает.
- Вэн, Корин сказал, чтобы я попросила у Чаи золотую настойку. Мол, тебе она не даст. Только мне. Он думает, что я захочу вернуться.
- Золотую настойку? Ай да Корин! Все предусмотрел!
- О чем ты?
- О нас. Вот, значит, почему он так расписывал мне всю дорогу. Ох, ведун старый...
- Подожди-ка. Это то, о чем я подумала?
- Корин решил, что за время этого пути мы с тобой полюбим друг друга. Что ты уйдешь в свой мир, но потом вернешься сюда, благодаря этой настойке...
- Вэн, а он был недалек от истины.

Вэн вздохнул, вспомнив их страстные танцы, как она лечила его от простуды и лихорадки, как он подсматривал за ней на водопаде, как были в плену у Ворна, а сбежав - целовались... И как он до безумия испугался, когда она упала в водопад...
- Марта, старики мудры, знают жизнь.
- О чем ты говоришь? Корин - ваш ведун, он знает тебя, поэтому для него это было совсем нетрудно. Ну, что такое он знал? Что одинокий парень будет глазеть на купающуюся девушку? Это и я могу сказать.
- Марта, а вот я знаю совершенно точно, что если сейчас тебя не поцелую, то буду жалеть об этом всю жизнь.
- И я знаю. Что тоже буду жалеть - если поцелую тебя.
Она обернулась, и одеяло мягко соскользнуло с плеч на пол.
- Так чего же ты ждешь, Вэн?
- Не хочу, чтобы ты жалела.
- Дурачок... - улыбнулась она, гладя тонкими пальчиками его загорелую кожу. - Я хочу быть с тобой. Хотя бы сегодня. А завтра - пусть будет завтра...

- Жалеешь? - спросил он, нежно обнимая ее в лучах утреннего солнца.
- Нет... - промурлыкала Марта, накрывая их обоих теплым одеялом. - Не жалею ни капли. Потому что ты самый замечательный мужчина на свете.
- Это все потому, что рядом со мной самая прекрасная женщина. Я люблю тебя, Марта...
- Нет, Вэн. Это не любовь. Я не знаю, что это, но не любовь. Простая любовь не бывает такой... прекрасной.
- Марта... Как я боюсь тебе верить...
Она посмотрела в его темно-карие глаза, и нахлынули воспоминания о том, какой он был нежный и горячий этой ночью.
...
Корин смотрел на тающие в утреннем небе звезды и улыбался. Он только что увидел, что его предсказания сбывались. Да, эти двое детей (для него - детей) упорно сопротивлялись сами себе. Но природа второго мира настолько прочна, что бороться со своими чувствами бесполезно.
- Красивая пара, - радостно вздохнул он. - Да, Умник?
- Умник согласен! Умник согласен! - затрещал попугай из комнаты.
- Вот только как быть с остальными?
- Умник согласен!


... Андрей испуганно таращился на соседей по палате.
- Нет! Марта!!! Нет! Нет! Это неправда! Это сон! Это неправда!
Он вскочил, стал всех тормошить, трясти, кричать... Выбежал в коридор, растолкав людей в коридоре. В холле было открыто зарешеченное окно.
- Марта-а-а!!! - он словно хотел сорвать решетку, вцепился в нее, пытаясь убрать эту преграду.
Два крепких санитара ловко сняли его с подоконника третьего этажа. Один укол прямо через рубашку - и Андрей уже никуда не бежал. Удивленно посмотрел на всех.
- Зачем?.. - со слезами в голосе спросил он. - Почему она так сделала... Моя Марта... Моя...
Санитары пристегнули его к каталке и увезли.

...
Корин тяжело вздохнул и покачал головой. Он не хотел такого. Звезды уже растаяли, а у горизонта показалось огромное красное солнце.
- Надо что-то сделать, Умник. Он вовсе не плохой парень. И он не виноват, что все так случилось.
- Умник хороший, Умник все знает, все видит!
Корин грустно усмехнулся, глядя на свою птицу. Ведун зажег ароматную ветку и поставил в вазу около своего любимого кресла. Дымок тлеющего дерева быстро наполнил дом. Корин уселся в кресло и расслабился. А мысли были уже далеко...

32. Немона.

Они осторожно пробирались по пустынным улочкам. Иногда казалось, что Немона - это город-призрак. Но редкие прохожие, спешащие по своим делам, возвращали Марту в реальность. Некоторые удивленно оборачивались на них, и тогда Вэн просто сворачивал на другую улицу. С чужих глаз долой.
- Мы снова прячемся? - шепотом спросила Марта.
- Нет. Просто ты слишком красива для этого города. Вот и удивительно, почему ты до сих пор не у Геркуса.
- А-а...  - протянула Марта, думая, что туда-то она точно не попадет. - Нам далеко еще?
- Нет. Две улицы поперек - и мы на месте. Надеюсь, Чая сейчас дома, и нам не придется ее ждать.

В конце улицы одиноко стоял дом, а за ним через сад поблескивало солнечными зайчиками большое озеро. Марта представляла, что дом ведьмы должен быть обязательно черным, деревянным, в старой паутине, со скрипучими дверями и ступенями... Но едва путники подошли к дому Чаи, Марта поняла, что прочитала слишком много сказок.

Ведьма Чая жила совсем по-другому. Сквозь буйный плющ проглядывали светло-персиковые стены. Окна были чистыми, двор - без мусора, перед резной дверью лежал вязаный круглый половик.
- Я думала, ведьмы - это древние старухи, которые живут в страшных землянках, - тихо сказала Марта.
Вэн тихо засмеялся:
- Представляю, какие это были бы чудища!
- Вэн, не смейся! Это было давно. А наши современные ведьмы - это смесь восточной философии и цыганских гаданий.
- Чего? - не понял он.
- Потом расскажу. Если успею. Все равно практически все наши ведьмы и колдуны - шарлатаны...

- ... Долго стоять будете?
Голос из-за двери вернул их мысли на места. В самом деле: Вэн и Марта столько дней шли сюда, столько всего пережили вместе, а теперь вот топчутся перед входом...
Марта уже хотела коснуться дверной ручки, но резная дверь открылась сама.
- Здравствуйте! - громко сказала девушка, заходя в дом и осматриваясь.
- Здравствуйте, - Вэн удивленно глядел на закрывающуюся дверь.
- И вам здоровья! - ответила хозяйка.
От удивления Марта раскрыла рот. Перед ней стояла красивая молодая женщина. Совсем не похожая на настоящую ведьму в представлении Марты.
- Нам нужна ведьма Чая...

33. Чая.

- Я и есть ведьма Чая, - улыбнулась она.
Марта обернулась на Вэна. Тот только пожал плечами. Видя, что гости чем-то смущены, хозяйка сказала:
- Вот что. Я знаю, что шли вы издалека. Сперва отдохните, а потом дело свое расскажете. Она протянула в их сторону руку, взяла воздух и бросила его в сторону резного, как и дверь, шкафа. И тут же сумки с вещами Вэна и Марты оказались на полке. Только такие маленькие, словно кукольные...

- Ваши комнаты на втором этаже. Полчаса вам хватит? Жду здесь, будем завтракать.
Чая хлопнула в ладоши, и резной шкаф, осторожно перебирая кривыми ногами, отошел в сторону. А за ним оказалась витая лестница наверх. Но Марта готова была поклясться, что снаружи дом был одноэтажным!

Две маленькие уютные комнаты были расположены одна напротив другой - дверь в дверь. В каждой была застелена мягкая кровать, а за плотной шторой стоял большой ушат с теплой водой, мыло и пушистое полотенце.
Когда Марта выглянула из-за своей шторы в комнату, то с удивлением обнаружила на кровати свою одежду. Чистую и отглаженную.
- И впрямь - чудеса! - поразилась девушка, наряжаясь в темно-розовое платье.
Вэн тоже выглядел бодрым и чувствовал себя словно заново родившимся после такого гостеприимства.

- Ну и что же привело вас в такую даль? - спросила Чая, щелкнула пальцами, и в гостиную приковылял небольшой столик с чашками, дымящимся чайником и вазочкой печенья.
- Мне нужна ваша помощь, - сказала Марта, осторожно взяв подплывшую к ней по воздуху чашку с напитком.
- Все-таки, ты решила вернуться? - вздохнула Чая.
- Что значит "все-таки"? - удивился Вэн.
- Корин говорил мне сегодня утром...
- Как?! Корин?!
- Ну да. Мы общаемся... Как бы это сказать? В мыслях. На расстоянии.
- Как это? - не понял Вэн.
- Я поняла, - сказала Марта. - Это телепатия. Или что-то типа астрала. Да?

Чая внимательно посмотрела в ее глаза, словно изучая что-то. А потом кивнула.
- Точно. У вас это так и называют - астрал. Значит, решила уйти...
- Я давно решила.
- Корин надеялся, что ты передумаешь. Ну да ладно. Только придется день подождать.
- Почему?
- Ты же не хочешь упасть в озеро с оборвавшейся дорожки? Подожди цельного полнолуния. Всего день.
- Хорошо, - вздохнула Марта.
В самом деле: днем раньше, днем позже... Она столько уже ждет этого, что один день ничего не решит.
- Ну, а ты, Вэн из Лоа, чего хочешь?
- Я хочу найти своих родных и вернуться с ними домой.
- Охо-хо... - грустно протянула Чая и покачала головой. - Это нелегко. И я не знаю, смогу ли помочь тебе.
- Геркус забрал их в рабство.
- Знаю. Но несколько дней назад в его угольных шахтах был большой взрыв. Вы по пути не заметили ничего странного?
- Да, - погрустнел Вэн, вспомнив, что в горах слышал журчание незнакомой ему реки.
- Это последствия того взрыва. Ведь земля одна. Тут - аукнется, там - откликнется. Да что я говорю! Марта на себе это испытала. Прорыв и все такое... Вот вам и цепочка: где-то в первом мире, допустим, испытали новое оружие, взорвали бомбу. Земля содрогнулась. Здесь в угольные шахты попал газ из глубины. Взорвался, гора обрушилась, освободив дорогу новому руслу реки...
- А люди? - с ужасом спросила Марта.
- Люди... Нельзя выжить в рухнувшей шахте. Только в первом мире не ведают, что творят. А земля одна... - повторила Чая.

34. Ответы.

- Чая... Я хочу еще спросить. Это очень важно для меня. Можно? - спросил Вэн.
- Конечно, - ответила ведьма.
- Где моя Юзания? Вы ведь все знаете. Можете сказать, где она? Она жива?
Чая глядела Вэну в глаза минуты две.
- А ну идем.
- Можно с вами?- спросила Марта.
- Можно.
Чая взмахом руки очертила на свободной стене дверь. Только ручки у двери не было. Ведьма что-то бормотала одними губами.

- Вэн, дунь на дверь, - приказала она.
Он дунул. Нарисованная дверь растворилась в воздухе. Обалдевшая Марта не могла сказать ни слова. Да и Вэн мало что понял. Чая прошла в открывшуюся комнату. По всему периметру горели толстые свечи, большие и маленькие. Мебели не было вообще. Только посередине комнаты стояла высокая тумба, на которой светился огромный шар, по размеру напоминающий баскетбольный мяч.

- Вот это да! - прошептала Марта, но Чая жестом приказала ей помолчать.
Потом взяла руку Вэна и накрыла ею шар. Он оказался приятно теплым, парень даже улыбнулся.
- Великий маг Коффей, этот юноша желает задать вопрос. Душа его чиста, а сердце храбро. Разреши ему спросить.
Шар поменял цвет с молочно-желтоватого на розовый.
- Спрашивай, Вэн, - сказала Чая.
- Пожалуйста, скажите, что стало с моей Юзанией? Она жива? Где она? Как мне ее найти?
Шар мигнул красным, а внутри словно показывали отрывки кино.

...Юзания плачет на плече какой-то женщины. Они едут в повозке...
...Немона. Хоромы Геркуса. Юзания нежно гладит свой жвот, что-то говорит радостно, но та женщина ужасается ее словам...
...Богатая спальня. Нарядная Юзания. И только глаза полны дикого отчаяния. Геркус подходит к ней, гладит по щеке, целует в губы. Юза зажмуривается, изо всех сил сдерживаясь, но все же из ее глаз текут слезы...
...Юзания на коленях перед Геркусом, целует ему руки, плачет. Он чем-то ошарашен. По его взгляду можно понять, что он в растерянности. Потом он садится рядом с ней на пол, снимает с пальца кольцо и одевает его Юзе...
...Юзания идет с той самой женщиной по саду замка Геркуса. У нее уже аккуратный круглый живот. Юза гладит его и улыбается...
...Большая чистая комната. Юзания на постели в лихорадке. Женщина суетится вокруг нее, отдает команды служанкам...
...Юза осторожно держит на руках маленький тряпочный сверток. Улыбается. И плачет...

Вэн не мог пошевелиться. Слезы так и текли по его щекам. Геркус! Как он мог?! Как может мужчина идти против желания женщины?!
- Нет. Этого не может быть... - проговорил Вэн сквозь слезы. - Это неправда. Неправда!
- Вэн,- Марта заботливо тронула его за плечо.- Она жива, а это главное. Мы найдем ее, слышишь? Обязательно найдем. А этот Геркус заплатит за все.
- Мы? - переспросил Вэн.
- Я остаюсь. Вернуться я успею. Дома наверняка меня уже похоронили. Столько времени прошло...
Чая держала ладони на шаре. Он менял цвета с синего на зеленый и обратно.
- Великий маг Коффей спрашивает, что хочешь ты, Марта?

- Я тоже могу спросить?
- Да. Клади ладонь сюда... Спрашивай.
- Великий маг Коффей... Как живет сейчас мой муж Андрей в первом мире? Он не пострадал из-за прорыва? Что с ним стало?
Шар снова мигнул красным. И снова поплыли обрывки фильма.
...Андрей в шоке раскачивается перед полыхающим домиком отеля. Вокруг разбросаны ее любимые цветы...
...Бесцветными от горя глазами он смотрит перед собой, ничего не видя. Доктор в синей форме что-то спрашивает у него. Никакой реакции...
...Самолет. Андрея ведут под руки парень и девушка. Что-то говорят ему. Но он не реагирует...
...Больничная палата. Те же парень и девушка сидят с Андреем. Девушка что-то рисует и дает листок Андрею. И его глаза меняются...
...Андрей кричит, бегает по палате, по коридору, бросается на решетку окна...
...Он никакой. Лежит на своей койке. Взгляд ничего не видит. Щетина уже грозит перерасти в настоящую бороду. Андрея трудно узнать. На руке многочисленные следы от уколов...

Марта встала на колени перед шаром. Плакала. Ее Андрюша в больнице. В клинике для душевнобольных. Это все из-за прорыва.
- Андрюшенька... Милый... Что же с тобой стало, дорогой ты мой...
Чая убрала ее руки с шара.
- Благодарю тебя, великий маг Коффей.
Шар мигнул розовым и потух.
Едва все трое вышли из этой комнаты, стена вернулась на место, как будто и не было там никогда двери…

35.Похищение.

Марта сидела на берегу озера за домом Чаи и размазывала слезы с опухших глаз. Вэн тихо подошел и молча сел рядом. В его голове мысли копошились одной страшной кучей, суетились, словно муравьи в муравейнике, жалили, как рой лесных пчел. Мыслей было так много, что от их избытка ощущалась бескрайняя пустота, потому что такой хаос и есть пустота...
- Марта...  - наконец сказал он. - Ты не должна оставаться. Ты нужна Андрею.
- Нужна, - согласилась она. - А как же то, что было прошлой ночью?
- Я не знаю...
- Вэн, надо спасти Юзанию и ребенка.
- И помочь Андрею.

Марта вздохнула. Он прав. Ей надо уйти. Все встало на свои места. А эта дорога в Немону...  Всего лишь маленькое романтическое приключение... Эх, если бы!
Девушка встала.
- Ты прав, Вэн. Я уйду, как и хотела с самого начала.
Она пошла к дому, оставив Вэна думать в одиночестве. Дверь, ведущая на задний дворик и к озеру, оказалась запертой. Наверное, Чая что-то опять колдует. Готовит обряд возвращения для Марты. Иногда неведомые заклинания сами блокировали друг друга, давая возможность ведьме не отвлекаться от главного дела.
Что ж, придется обойти с улицы. Та дверь не запирается никогда.

Вэн видел перед собой Юзанию. Она нежно обнимает крохотного ребенка. Неужели это его малыш? Нет. Не может быть... Да какая разница, чей это ребенок? Он - часть его Юзы, а остальное - ерунда! Вэн уже любит его как родного. А может он и есть...
- А-а-а-а!
- Марта! - очнулся он и бросился на ее крик.
Чая тоже выбежала из дома. Но и она, и Вэн увидели лишь полосатый хвост енота на шлеме всадника вдалеке. И мелькнувшее темно-розовое платье...
- Мирак! - со злостью прокричал Вэн вдогонку похитителю.
- Будь он неладен, - пробормотала Чая. - Ведь предупреждала я его: "Не высовывайся, это плохо кончится". Не верил, скотина такая!
- Он мне за все заплатит. Ох, как заплатит! Причем за все сразу!
- Вэн, зайди-ка... - позвала Чая в дом.

-... Вэн, я не смогу тебя удержать. Не буду даже пытаться. Все равно сбежишь. Ты не успокоишься. Молодой да горячий...
Чая так пристально посмотрела на него, что парню стало ясно: она все знает о нем и Марте...
- Мой тебе совет, Вэн. Осторожничай. В саду и в замке Геркуса полно ловушек. Даже я не знаю, где они расставлены.
- Я справлюсь.
- Знаю, - улыбнулась Чая. - Тебе нужна защита. Это подойдет...
Она сняла с шеи амулет из бирюзы и жемчуга на кожаном шнурке. Одела на шею Вэну. Зажала амулет между ладонями и что-то быстро зашептала, будто камни могли услышать ее и понять...
- Теперь тебе не страшны дротики и мечи. Они будут пролетать мимо, скользить, словно по маслу.
- Спасибо вам...
- Это еще не все, - остановила его Чая. - Тебе нужно оружие. Без него ты не справишься. Иди-ка сюда.

Она подвела его к той самой стене, где когда-то была дверь, ведущая в комнату со светящимся шаром. Чая сложила руки как в молитве - ладонь к ладони - и снова что-то зашептала. А потом медленно развела руки в стороны. И стена разъехалась, точь-в-точь повторяя движение ведьмы... Новая комната была полна оружия. Здесь были и трубки для стрельбы дротиками, инкрустированные слоновой костью и перламутром, и старинные клинки, изогнутые по первому взгляду солнца, и мечи, и ножи, и секиры-топоры...
- Выбери себе оружие по душе, - сказала Чая. - Здесь я не могу тебе советовать.
Вэн медленно обходил комнату, внимательно рассматривая все. Потом обернулся на Чаю.
- Я выбрал.
Чая хлопнула в ладоши. Тонкий красивый меч плавно подлетел к Вэну и лег рукоятью в ладонь.
- Это?
- Да. Чая, а как вы узнали?
- Это не я. Он сам тебя узнал. Отличный выбор достойного человека. А теперь спеши. Ни Геркус, Ни Мирак не станут ждать тебя!
...Чая глядела на убегающего по улице Вэна. Вздохнула.
- Не бойся ничего, мальчик. Бояться за тебя буду я...
Она осторожно направила в его сторону ладонь и снова зашептала заклинание...

36. Встреча.

Марта хотела открыть глаза и не могла. Голова на любое движение отзывалась дикой болью. Чувствовалась прохлада и легкий ветерок. Наверное, в комнате было открыто окно... Все же девушка пересилила себя и попыталась осмотреться.
Большая комната. Богатая. Окно открыто (ну она как чувствовала!), ветер треплет бахрому тяжелой гардины... Похоже на спальню... Геркуса! Или еще кого?..
- Нет... Только не это... - простонала Марта, пытаясь встать на ноги.
- И далеко ты пойдешь? Тут солдаты везде...
Марта обернулась. Через маленькую дверь в конце комнаты вошла женщина, неся миску с водой и полотенце. Где Марта ее видела?
- Дай я тебя умою, милая. Да не бойся ты! Этого злодея сегодня нет в замке.
- Мы встречались? спросила Марта.
- Нет. Меня зовут Мариса.
- А я Марта. Почему ваше лицо мне знакомо?- она напрягла память.- Ну конечно! Вы ухаживали за Юзанией! Я видела!

Мариса замерла.
- Где видела? Что ты видела?
- У Чаи. Вэн спрашивал ее о своей жене, а потом мы пошли к великому магу Коффею, и он нам показывал Юзанию и вас...
- Вэн?! Он жив?!
- Да. Он привел меня сюда, в Немону, чтобы Чая помогла мне вернуться домой, в первый мир...
- Вэн жив! Невероятно... Юза обрадуется...
- Да, ведь у нее теперь ребенок...
Марта попыталась улыбнуться, но улыбка получилась хилая, а щека предательски защипала.
- Вот гад! Он мне лицо поцарапал своим кольцом.
- Кто?
- Ну, тот всадник. Ударил, я сознание потеряла. У него на шлеме полосатый хвост был.
- Мирак... - вздохнула Мариса.
- Как? Он уже здесь?! Совсем недавно он был еще далеко...
- Вы уже и с ним встречались? - удивилась Мариса.
- Да уж...

Марта вспомнила, как они с Вэном оказались пленниками Ворна, как тот продал их, родной дядя Вэна, Мираку как смертельное зрелище, для Геркуса развлечение... Рассказала Марисе. Но только без подробностей...
- Бедные дети... - покачала головой Мариса.
- Мариса, лучше расскажите, как Юза? Она в порядке?
- В полном порядке. Если не считать, что ей пришлось стать любовницей Геркуса. Чтобы спасти жизнь себе и малышу.
- Не поняла.
- Ну, чтобы Геркус решил,- Мариса склонилась к ней и зашептала, чтоб никто не услышал.- Чтоб Геркус решил, что это его сын и не убивал их...
- А разве не Геркус его отец? - так же шепотом спросила Марта.
- Нет, что ты! - улыбнулась Мариса. - Это ребенок Вэна.
- Как я за него рада! - искренне обрадовалась девушка, а в глубине души стало отчего-то тоскливо.
- Только не говори никому! Никто об этом не знает! Только мы с ней...
- Конечно!
- Ой, мне пора к ней. Идешь со мной?
- Иду!

Мариса повела Марту по длинному мрачному коридору. Навстречу им из-за поворота вышло человек шесть воинов во главе с Мираком. Марта в ужасе спряталась за Марису.
- Мариса! - прорычал Мирак. - Куда ты ее ведешь?! Я же приказал, чтобы она ждала в моих покоях!
- Смотри, что ты натворил! - ответила женщина, повернув Марту поцарапанной щекой к нему.- Ты разбил ей лицо! Одна Чая может сказать, целы ли ее кости. Ух, когда ты перестанешь высовываться, Мирак?
- Болит? - Удивленно спросил он Марту.
- Еще как! - ответила за нее Мариса.
- Но я же слегка...
- Хорош "слегка"! Иди своей дорогой, Мирак, оставь ее в покое, ей теперь нужен доктор.
- Последний вопрос. Марта, где твой дружок Вэн?
- Неужели ты не видишь, что она не может говорить? Ей рот раскрыть больно!
Марта испуганно выглядывала из-за Марисы. Мирак разочарованно посмотрел на девушку и махнул ракой.
- Вылечи ее, Мариса. Она нужна мне. Даже не столько она, сколько ее дружок. А ее пусть Геркус забирает, если захочет.

-...Спасибо,- прошептала Марта, когда Мирак и солдаты ушли.
- По-другому с ним нельзя. Силища у него есть, а ума маловато.
- Но Вэн мне говорил, что он - правая рука Геркуса...
- Ну да. Правой обычно и дерутся.
Они посмотрели друг на друга и прыснули от смеха.
- Идем же. Юзания обрадуется новостям о своем Вэне.
При этих словах Марта почувствовала себя виноватой...

37. Женское счастье.

Юза кормила ребенка. Малыш сладко чмокал, обнимая маму крохотными ручонками, и... спал.
- Юза, девочка моя! Твой Вэн жив! - зашептала Мариса.
- Что?!
Впервые за долгий год в ее глазах затеплилась надежда. Марта сравнивала ее с той Юзанией, о которой говорил Вэн, которую видела в доме Чаи.
- Твой муж жив, Юза, - сказала Марта. - Он здесь, в Немоне. Ищет тебя. И очень любит...
- Откуда ты знаешь: Кто ты?
- Я - Марта. Он привел меня сюда к Чае, чтобы она вернула меня домой. А сам он пришел к тебе.
- Вэн, мой Вэн... - Юза тихо заплакала от такой долгожданной радости.
- Юза, я хочу поблагодарить тебя. У тебя замечательный муж. Добрый, заботливый, смелый. Если бы не он - не видать мне ведьмы Чаи. Спасибо, что он у тебя такой есть.
- Это "спасибо" не мне, а его родителям. Как жаль, что они никогда это не услышат. Все погибли на угольных шахтах...
- Прими мои соболезнования...
- Но один Алес у нас все же есть, - Юзания с улыбкой посмотрела на сына.

Малыш крепко спал, причмокивая воздух.
- Алес?
- Так звали отца Вэна. Господи, неужели он здесь? Даже не верится... Я уже не надеялась его снова увидеть.
Мариса осторожно переложила малыша в его кроватку. Юзания наконец-то обняла Марту, словно родную сестру.
- И тебе спасибо, Марта. Теперь я знаю, что мой Вэн жив. Стоило терпеть почти год, чтобы снова увидеть любимого...
- Как я это понимаю...
Они разговорились и подружились. Марта рассказывала о себе, о прорыве, о дороге в Немону вместе с Вэном... Вот только некоторые подробности Марта опустила. Было стыдно. Теперь Марта начинала жалеть о том, что случилось в их последний ночлег перед приходом к Чае... А чтобы Юзания ничего не заподозрила, Марта вспоминала Андрея. И вдруг слезы потекли рекой...
- Марта, милая, ты вернешься. Вы с Андреем будете счастливы вместе. Верь в это! Ведь что нам, женщинам, для счастья надо? Так мало: чтобы рядом был любящий любимый. Всего-то...

38. Охота на тень.

Вэн дождался, пока стемнело. В сумерках всегда легче остаться незамеченным. Чая говорила, что охрана меняется в полночь. Значит, полчаса у него есть. У уставших охранников слух и зрение не так остры, как у только что сменившихся. Да и Геркус сегодня не ночует в замке. Так что все расслабились. Мирак вернулся. А что ему, Вэну, Мирак? Мразь! При одном воспоминании этого имени, кровь закипала... В сердце Вэна было столько боли, столько отчаяния и решимости, что с лихвой хватило бы на десяток таких Мираков.
Вэн осторожно осмотрелся еще раз. Один охранник сидел на ступенях около входа. Дремал. Второй ушел к зарослям дикой ежевики...

- Сладенького, значит, захотелось...- прошептал Вэн, доставая дротики, натертые лепестками сонной магнолии.
Один меткий выстрел в шею, - и охранник рухнул под куст ежевики. Тихо и молча. Куль с песком. Или не с песком...
Убрать второго тоже не составило труда. К своему удивлению, Вэн понял, что Марта оказалась права: у страха глаза велики. Немного внимания и осторожности - и Вэн уже пробрался в замок Геркуса. Полдела сделано.

В пустом коридоре пахло сыростью. Где в этом лабиринте могут быть Юза и Марта? Они вместе или нет? Вэн прислонился к холодной стене в тени колонны. Прислушался. Где-то недалеко слева говорили охранники. О чем? Какая-то ерунда о вчерашней попойке в местном кабаке... Разговор перешел в спор на повышенных тонах. В самый разгар перед спорщиками появился Вэн. Рукоять меча тепло грела ладонь, словно ждала, когда крепкая хватка стиснет ее, чтобы меч ожил... Вэн честно хотел просто пройти мимо, никого не трогая. Но не до конца протрезвевшие охранники преградили дорогу. Лучше бы они этого не делали... Меч сверкнул в воздухе, все произошло так быстро, что двое ничего не поняли...

Около замка остановились всадники, спешились. Один из них, с волчьими хвостами вместо погон, посмотрел на тело охранника на ступенях. Нахмурился.
- Мир-рак!!! - прорычал он. - Что тут происходит?!

Вэн вздрогнул. Этот голос он узнал бы из тысячи. Из миллиона! Из... Сколько там на Земле людей?
- Геркус! Чтоб тебя... - сплюнул Вэн.
По замку то тут, то там громкими раскатами слышался лязгающий топот солдат.
- Черт тебя подери, Мирак! - ревел Геркус. - В замке шпион, а ты ни в одном глазу! Повешу, как последнюю скотину! Не смей мне перечить! Что значит "ждал"?
Вэн не смог разобрать слова, как ни прислушивался.
- Мирак! Ты был ослом, ослом и сдохнешь! Если хоть волосок упадет с головы моего наследника, я тебя четвертую!!!
Стоп. Наследника? Геркус так и сказал... Значит, тот малыш на руках у Юзании, это...
Вэн не успел додумать мысль до конца. Только спрятался в тени огромной ниши. Для чего она тут? Для статуи?

- Мариса! Где она? - крикнул Геркус уже не так злобно.
- Кто, мой господин? Юзания и наследник отдыхают.
- Где эта белая девчонка?
- Они вместе, мой господин. Так за ними легче присматривать. Но ей нужен врач. Этот Мирак...
- Что?! Опять?!
- Он разбил ей лицо...
Вэн сжал в руке меч, скрипя зубами от злости. Этот Мирак будет на коленях ползать, чтобы вымолить прощение!
- Так чего же ты ждешь, Мариса? Зови врача!
- Мой господин, боюсь, только Чая сможет ей помочь...
- Быстро! Мне не терпится посмотреть, так ли хороша эта девчонка, как о ней говорят!
"Ну уж нет! Марту ты не получишь! Ни за что!"- подумал Вэн, еле сдерживаясь, чтобы не кинуться на Геркуса из своего укрытия.
- Мариса, как только Чая осмотрит ее - девчонку сразу ко мне. Эй, стража! Прочесать замок! Каждую щель! И этого пацана ко мне тоже! Живого! Пусть посмотрит на свою белобрысую в последний раз.

Шаги Геркуса стихли. Вэн стал пробираться в ту же сторону. Он слышал, и чувствовал, как солдаты обходят замок, чтобы найти его. Дудки! Пусть только тронут!
Дорогу снова преградили двое. С лязгом обнажили мечи.
- С дороги! - скомандовал Вэн. - По-хорошему прошу.
- Ага, - кивнул один и ринулся на Вэна.
Два взмаха мечом - и преграды больше не было. На звон стали подоспели еще четверо. Вэн с улыбкой огляделся.
- Ребята, вам жить надоело?
- Не умничай.
- Я предупреждаю. Хочешь жить - отойди с дороги.
В ответ раздался дружный хохот. Меч в руках Вэна ярко сверкнул. Несколько движений, и все четверо лежали друг на друге.
- Я же предупреждал, - вздохнул Вэн, глядя на меч. - Спасибо, дорогой, не подвел.
Около головы просвистел дротик и впился в стену. Кто же такой меткий? Парень обернулся. Другой дротик он просто поймал рукой. Бросил к ногам стрелка, который с ужасом смотрел на Вэна.
- Пшел прочь! - топнул он, и солдат бросился бежать по коридору с криком "оборотень!" - Сам ты... трус.

На звук шагов Вэн спрятался в тени ниши. Мариса и Чая в сопровождении четырех солдат шли в сторону большой двери. На миг Чая взглянула в ту сторону, где был Вэн. И улыбнулась.
"Спасибо за одобрение!" - подумал Вэн. Значит, Марта и Юзания за той дверью...

39. Таинственный гость.

Андрей тусклыми глазами смотрел перед собой. Одиночная палата с решеткой на окне. Казенная койка. Тумбочка. Стул. Все привинчено к полу. Бывшее когда-то белым постельное белье. В закутке рядом за узкой дверцей - убогий санузел. Голубая стена грозила обвалиться старой штукатуркой... Ужасающий быт нищей психлечебницы.
Врач пришел в обед. Посмотрел. Что-то спросил. Андрей не помнил ничего. Просто молчал, глядя перед собой в одну точку.

И только когда снова остался один на один со своими обрывками мыслей, Андрей смог задремать. Память сыграла злую шутку: даже во сне Андрей видел свою палату. Только в углу на стуле сидел какой-то мужчина. Белая рубаха, синие штаны, невообразимые сапоги, совсем не похожие на армейские...

- Вы мой новый врач? - спросил Андрей.
- Нет. Меня зовут Константин. Я совсем не врач... Я ученый.
- Ха! Я тоже! Почти...
Андрей не ожидал от себя такой разговорчивости. Незнакомец располагал на общение, Андрею он понравился. От него исходило какое-то непонятное тепло и притяжение.
- Константин... Это константа - значит, постоянная величина,- вспомнил Андрей.
- Типа того, - улыбнулся гость.
- Мне почему-то кажется, что мы встречались раньше. Да?
- Возможно, ты читал мои работы в библиотеке вашего института. Моя фамилия Ринёв. Константин Ринёв.
- ..."Аксиома огня"? - сказал Андрей, немного подумав.
- Верно.
- Но... вы же погибли. Лаборатория при институте взорвалась! Константин... а я тоже? Умер?
 
Андрей сказал и ужаснулся этой догадке. Замотал головой, отгоняя мысли.
- Нет, Андрей, нет! - поспешил успокоить его гость.
- Но вы же...
- Я жив. Просто я живу теперь в параллельном мире. Есть такая теория пространств...
И он вкратце рассказал ему свою теорию самого простого прорыва. Андрей внимал каждому его слову, ловил каждое недосказанное значение...
- И самое главное, Андрей. Твоя Марта тоже жива. И она скоро вернется к тебе.
- Моя Марта?! Жива?! Да!!! Я знал это всегда!!!
Он вскочил с койки и заметался по палате.
- Успокойся, Андрей. Ты же не хочешь, чтобы санитары снова пришли.
- Не хочу. Константин, а как вы пришли сюда? Почему Марта так же не может?
- Просто я... экстрасенс. После взрыва в лаборатории организм научился кое-чему. К сожалению, Марта не может так делать. Но она встретилась с нашей самой сильной ведьмой. Она ей поможет...

...Доктор смотрел сквозь окошко в двери, как Андрей говорил с пустотой, жестикулировал, бегал по палате...
- М-да... Что и требовалось доказать,- вздохнул он и открыл дверь.
Андрей обернулся. Доктор готов был поклясться под присягой, что в этот миг его подопечный был полностью вменяем, с нормальным осмысленным взглядом, абсолютно здоров...
- Что-то случилось? - как ни в чем не бывало спросил Андрей.
- Это ты мне скажи, - ответил врач, все больше поражаясь нормальности пациента.- Доктор, я хочу вас познакомить...
Когда Андрей посмотрел в сторону гостя, стул был пуст.
- Где он? Куда он делся?
- Кто? - недоумевал врач.
- Ученый! Константин Ринёв! Он же был здесь! Я видел его так же, как вас сейчас, говорил с ним...
- Андрей, тут никого не было.
Андрей подошел к доктору и, посмотрев ему в глаза, четко произнес:
- Не верю. Это не галлюцинации. Он рассказывал такие вещи! Вот, смотрите...

Он нагло вытащил из докторского халата блокнот и ручку и принялся быстро что-то рисовать и писать формулы.
- Вот, это наша Земля. Тут много параллельных миров. Ринёв живет в одном из них. Там моя Марта!
Доктор недоверчиво поглядел на каракули. Молча взял свои вещи.
- Тебе надо поспать, Андрюша. Вот твои таблетки. Или сделать укол?
- Нет!
- Хорошо, хорошо. Выпей и ложись спать.
Едва за доктором закрылась дверь, Андрей выплюнул зажатые за щекой таблетки в раковину.
- Не дождетесь, - прошептал он. - Теперь - ни за что.

Доктор набрал номер телефона своего школьного приятеля. Когда-то они вместе увлекались биологией. А потом один поступил в медицинский, а другой - на физфак...
- Олег? Приветик. Тебе ни о чем не говорит фамилия Ринёв? Константин Ринёв, да. Что?! Я тебе тут показать кое-что хочу. Давай после работы...
Они встретились в парке около станции. Олег взглянул на записи Андрея.
- Фантастика! Откуда это у тебя, Вань?
- Один пациент написал. Сказал, что это ему этот Ринёв поведал.
- Это же разработки последних лет нашего института. Ринёв как раз этим занимался. Осваивал теорию перехода в другое пространство. Из-за этого-то лаборатория наша и взорвалась тогда...
- Что-то тут не так, Олег.
- Что не так? Если твой псих сам до этого додумался, то он просто гений! А если это в самом деле Ринёв ему рассказал, значит, его теория работает! Это же феноменально! Кто твой псих по професии?
- Студент-химик. У него крыша поехала, когда в медовый месяц его жена погибла. Спонтанное возгорание в отеле. От номера одни головешки остались.
- Ни фига себе! - присвистнул Олег.
- Он все твердил, что она, ну, Марта, жена его, жива, просто его бросила. А теперь тоже говорит, что жива, но подтверждает вот этой записью. Мол, Марта в параллельном мире вместе с Ринёвым этим.
- Вань, это вполне может быть правдой. Я как физик тебе говорю. Слушай, дай мне этот листок. Тебе он ни к чему, а я перепроверю.
- Бери. И все же, что-то тут не так... - вздохнул доктор, вырывая листки из блокнота.

40. Геркус.

Корин глубоко вздохнул несколько раз, приводя в порядок дыхание. Улыбнулся. Неплохой парень этот Андрей. Умный, смышленый. И теперь понятно, почему он не искал мысленно свою Марту. Просто из-за временного расстройства психики внутренняя энергетика была направлена не на поиски любимой, а на исцеление себя самого. Это долго и нудно, медицина не верит в это. Но это существует. И теперь Корин уже мог чувствовать, как Андрей сам смотрит в темное ночное небо и зовет мысленно любимую. Вот только Марта его не слышит. Ведь ей сейчас не до этого...

...Марта рассказывала Юзании о Вэне. Та только иногда вытирала слезы. Юза так соскучилась по своему любимому! А ведь она уже не надеялась увидеть его...
В комнату вошли Мариса и Чая. Ведьма улыбнулась, увидев Марту целой и невредимой. Провела ладонью по ее щеке - и царапина исчезла, а вместе с ней перестала болеть голова.
- Все хорошо? - спросила Чая.
- Да, спасибо. Я и сама не ожидала, что появится этот Мирак...
- Не оправдывайся, - улыбнулась Юзания. - Этот проныра везде свой нос сует. Ты не виновата.
- Он поплатится за свои дела, - кивнула Чая и вдруг нахмурилась, посмотрела на дверь.
А через миг в коридоре раздался рев Геркуса.
- Мир-рак! Где тебя черти носят?! А ну-ка, выкладывай. Опять руки распускал?!
- Нет, Геркус!
- Почему ты врешь? Зачем ты ее избил?! Я желаю ее видеть, а вместо этого вынужден ждать, пока Чая ее вылечит!
- Геркус, я только заткнул ей рот!
- Сейчас я тебя заткну! Не смей трогать моих женщин! Эта девчонка - моя!
- Конечно, Геркус! Конечно. Мне нужна не она, а ее приятель - Вэн. Это самый меткий стрелок, которого я когда-либо видел.
- Самый меткий, говоришь?

Геркус задумался. Конечно, такого воина да в его солдаты... В этот миг острый дротик вонзился в шею Мирака, в самую вену. Подданный захрипел и в судорогах рухнул на пол, захлебываясь воздухом и собственной кровью...
- Сомневаешься? - Вэн вышел из своего укрытия.
- Так это ты - знаменитый Вэн из Лоа?
- Он самый. Только чем же я так знаменит?
- Мирак не первый, кто рассказывает о тебе. Кстати, а за что ты его?
- Есть за что. За Марту. Этот гад заставил ее многое пережить, потом похитил, ударил... Мало? Он умрет только через полчаса. Дротик пропитан магнолией.
- Знаешь, Вэн, а мы с тобой похожи,- кивал Геркус.- Ты тоже заставляешь платить по счетам сполна. Я бы не отказался видеть тебя своим помощником.
- С условием, Геркус, - сказал Вэн, подумав, что врагов надо держать на коротком поводке, если желаешь им долгой и мучительной гибели.
- С каким же? - усмехнулся Геркус.
- Ты отпускаешь домой всех своих женщин, отменяешь рабство, закрываешь шахты...
- Ты совсем спятил?! Молодой да глупый! На страхе строится власть! Неужели ты не хочешь власти?
- Я хочу справедливости. Вот Мирак. Он получил свое. По справедливости.

Геркус расхохотался.
- Ох, и молодец же ты, Вэн из Лоа!
- Так как насчет моего условия?
- Я подумаю... Взять его!!!

Как из-под земли выросли стражники, сразу человек десять. Вэн только успевал отмахиваться мечом. Зато те, кого он задевал, падали, как скошенные колосья. Но стражников меньше не становилось... Вэн подхватил второй меч и теперь отбивался уже двумя руками...
Геркус исчез. Словно растворился в воздухе. Да и Вэну некогда было следить за ним...

....Чая в ужасе посмотрела на Юзанию и Марту. Заплакал маленький Алес, и Юза стала его успокаивать...
- Вэн? Что с ним? - спросила Марта ведьму.
- Нет, нет, нет... - шептала Чая, зажмурившись. - Нет, не время, не время... Уйди! Ты взяла уже другие жизни! Иди с миром...
- Чая?!

Ведьма что-то зашептала, воздух вокруг словно раскалился. Мариса и Марта испуганно смотрели на нее.
- Что с ней? Что она делает? - спрашивала Марта.
- Отгоняет смерть...
- Вэн!!!

Марта бросилась к двери, забыв обо всем... И наткнулась на Геркуса. Она узнала его. Точно такой же, как и показывал маг Коффей. Грозный, решительный. Сталь во взгляде.
- Вот ты какая, значит. Марта.
- Н-не тронь. Слышишь? Я кричать буду! Громко!
- Давай! Начинай! Люблю укрощать строптивых.
С этими словами он схватил ее за руку и оттолкнул от нее Марису:
- А ты береги моего наследника! Глаз с него не спускай!
- Геркус, нет! - закричала Марта, тщетно вырываясь.

Он вывел ее в другой конец коридора, в котором был Вэн. Вокруг парня уже лежали кучей покалеченные солдаты...
- Эй, Вэн! - крикнул Геркус. - Гляди, кто у меня есть!
Все на миг замерли, обернувшись в его сторону.
- Пусти меня, сволочь! - пыталась освободиться Марта из крепкой хватки Геркуса одной левой.
- Ты слышал, что она сказала?!
- А мне нравится! Пусть кричит! Это так возбуждает! Да, крошка? А ты в самом деле красавица. Да, Вэн из Лоа? Хороша она?
Вэн бросился к нему. Остолбеневшие стражники ринулись за ним...
...Что-то страстно шептавшая Чая хлопнула в ладоши...
Первый солдат упал, споткнувшись о невидимый камень. И все остальные попадали на него в кучу-малу...
Геркус утащил Марту за тяжелую дверь и опустил железный затвор.
- Ты - трус, Геркус! - Вэн в ярости хлопнул по закрытой двери мечом...

Марта заметила краем глаза, что комната похожа на спальню.
- Геркус! - закричала она. - Неужели ты думаешь, что сможешь меня сломать? Ни за что!
- Ну, все так говорят. Сначала.
- Не тронь! - Марта испуганно попятилась, опрокинув резную банкетку.
- Ну, зачем ты так? Не такой уж я страшный. Тебе говорили, что ты прекрасна в гневе?
Марта схватила попавшийся под руку высокий подсвечник, хотя понимала, что такое оружие ненадолго задержит его...
... Чая направила ладонь в ту сторону, где через десяток стен Вэн рубил на щепки дубовую дверь. Ведьма словно толкнула ее одним пальцем...

41. Поединок.

Он вбежал вовремя. На грохот падающей двери Геркус обернулся. Марта воспользовалась этим и со всей силы столкнула его с себя. Геркус успел лишь порвать на девушке темно-розовое платье. Ее любимое... Она кинулась на шею своему спасителю со слезами радости.
- Вэн, милый, я знала, что ты придешь, что ты не бросишь нас тут...
- Как же я могу бросить и тебя, и Юзу... и сына.
- Ты уже знаешь? Да?

Геркус тряхнул головой, приходя в себя. Здорово же эта девчонка его пихнула! А ведь он уже почти... И постель такая мягкая, и она...
- Вэн из Лоа! Ты не уйдешь отсюда живым!
- Посмотрим.

Они стояли друг напротив друга как два петуха перед боем. Геркус - всклокоченный, глаза безумные, как у бешеного волка, волосы в крови (Марта хорошо его толкнула - виском на банкетку). И Вэн - решительный, дерзкий, уверенный, с черной копной непослушных волос... И без единой царапины! Ай да Чая...
- Геркус, так ты не согласился на мое условие?
- К черту! Ты сдохнешь, как и твой отец в угольной шахте.
- Не кипятись! А то отправлю тебя вслед за Мираком раньше времени.
- Уже дрожу от страха! - засмеялся Геркус и перехватил покрепче меч.
- Тебе крупно повезло! Я долго думал, в кого пустить тот дротик. Выбрал все-таки Мирака. Оставил тебя на десерт.
- Какая честь!
- Да уж! Сдохнуть от меча знаменитого Вэна из Лоа! Звучит?

Их словесная перебранка перемешивалась со звоном скрещенных мечей. Марта испуганно наблюдала за ними, забившись в угол, и боялась пошевелиться.
- Вэн, ты уже начал носить женские украшения? - Геркус зацепил мечом амулет Чаи. - Где я его видел?
- Не тронь подарок, - Вэн осторожно убрал оберег под рубашку.
- Точно! У ведьмы Чаи! Вот, значит, в чем дело!
И он резко оборвал кожаный шнурок так, что жемчуг и бирюза рассыпались по полу...
...Чая вздрогнула и открыла, наконец, глаза. Поглядела на Марису и Юзанию.
- Я не могу больше его защищать...

Вэн разозлился еще больше. Под ногами мешались всякие мелочи: опрокинутые подсвечники, покрывала, банкетки... Как по гороху, ноги скользили по жемчугу...
- Геркус, а ты меня не вспомнил?
- А должен? Я помню твоего отца. Мне этого достаточно!
- Тогда это - за моего отца! - Вэн сильно ударил противника, попав под ребра. - За маму! - глубокая царапина с другой стороны.
- Ты начинаешь меня злить, Вэн.
- А это - за родных, погибших в шахтах!
Резанул по животу. Но Геркус успел отклониться, в результате удар полечился не таким сильным...
- За мою Юзу! За моего сына! - он наносил удары один за одним так, что Геркус не успевал уворачиваться, получая новые и новые раны.
- Это мой наследник! - взревел Геркус.
- Нет! - вскрикнула Марта. - Алес - сын Вэна!
- Алес? - успел спросить он, отразив очередной выпад. - Юза назвала его Алесом?
- Да!..

Они с лязгом сцепились мечами и замерли, с ненавистью глядя друг на друга.
- Моего отца звали Алес. И моего сына зовут Алес. Теперь ты понял, Геркус, почему моя жена Юзания так назвала своего сына?!
- Она не твоя жена!
- Вспомни, как год назад ты украл ее из нашего дома, как она кричала, как я гнался за ней, а твой прихвостень всадил в меня нож...
- Жаль, что я не добил тебя тогда, как последнюю собаку...
Марта, плача, вздрагивала каждый раз, когда они взмахивали оружием...

...Юзания отдала спящего сына Марисе и бросилась на звон мечей. И замерла, стоя в дверях. Увидела его. Вэна.
Мужа, которого похоронила год назад. С которым не надеялась уже встретиться в этой жизни...
- Вэн! - вырвалось у нее.
Марта видела их глаза. Как в замедленном кино. Вэн повернулся на родной голос... Сделал шаг, чтобы укрыть ее от меча Геркуса... Юзания обняла его, такого родного, долгожданного и любимого... Геркус не смог остановить удар. По инерции меч летел вперед...
- Юза!!!

Вэн уже забыл о поединке, о Геркусе. Уже уронил меч на пол. Уже целовал любимую, утопая в ее глазах, в ее голосе...
- Вэн, родной мой, спаси нашего сына. Алес - твой сын... Как я рада, что снова увидела тебя. Пусть и ненадолго...
- Милая моя, ну что ты говоришь! Чая не даст тебе умереть!
Вэн чувствовал горячую липкую кровь сквозь ее платье.
Марта подняла его меч. Геркус растерянно бухнулся на колени. Только что у него отняли наследника. А теперь он сам сделал такое... Он не мог понять: неужели он смог причинить ей боль? Что бы он ни говорил, но Юзания запала в его холодное сердце. А теперь...
- Юза, прости! Юза!..
- Сдохни, сволочь! - Марта изо всех сил ударила тяжелым мечом...

Геркус вскрикнул, как-то неестественно выгнувшись назад. И упал. Больше он не двигался.
- Юзания, Юза, не умирай...
- Вэн, обними меня, как тогда в Лоа... Теперь у тебя есть сын. Береги его...
Марта опустилась около нее на колени, заплакала. Из ниоткуда появилась Чая...

42. Борьба и сомнения.

Ведьма склонилась над Юзанией и закрыла ладонями рану. Юза чувствовала, как тепло возвращается, но боль почему-то не проходила...
- Уйди, я прошу тебя, уйди... - плакала Чая, глядя куда-то вверх.- Оставь ее. Ты достаточно уже взяла душ сегодня... Оставь эту здесь. Она не должна умирать, ей рано...
- Моя Юза... - шептал Вэн, гладя ее волосы, целуя глаза и губы. - Моя... Как же долго я шел к тебе. Ты не можешь вот так уйти от меня...
Юзания улыбнулась. Взяла руки Вэна и Марты и положила их одну на другую.
- Ваши глаза не умеют лгать. Я все вижу, все понимаю. Марта, ты будешь хорошей мамой Алесу...
- Юза, ну что ты такое говоришь! Ты сама его мама!
- Марта, не спорь со мной. Чая может многое, но не все...
Ведьма посмотрела на Юзанию и сказала тоном, не терпящим возражений:
- Я не позволю тебе умереть, слышишь? Сейчас она ушла. Тебе надо спать. А пока будешь спать, я кое-что сделаю там, дома. Поняла? Только делай то, что я говорю., Юзания.
- Она все сделает, Чая, все... - ответила за нее Марта.
Ведьма осторожно погладила волосы девушки, и Юза вмиг уснула. Вэн подхватил ее на руки. И тут он увидел Марису со спящим малышом на руках...

...В доме Чаи он не мог насмотреться на своего сына. Малыш словно чувствовал родную кровь - не плакали не капризничал. Чая колдовала вокруг спящей Юзании. Марта и Мариса ей помогали. Ведьма обмазала рану какой-то вонючей мазью. Марта с изумлением наблюдала, как кровь вспенивалась и исчезала.
- Чая, у нее лихорадка, - встревожилась Мариса.
- Я знаю. Так и должно быть. Она борется, а мы ей помогаем.

Мариса учила Вэна кормить Алеса с маленькой серебряной ложечки козьим молоком. Малыш сладко чмокал, а потом заворочался, смешно сморщив носик.
- Мариса, неужели он наелся? Так мало! Он не... - и тут Вэн удивленно посмотрел на намокающие прямо на глазах пеленки...
- Привыкай, папа, - улыбнулась Мариса.
Марта с улыбкой наблюдала, как Мариса учила Вэна всяким премудростям по смене пеленок...
- У вас получится замечательная семья, Вэн. Ты, Юза и Алес.
- Да, - погрустнел он, обернувшись на спящую жену.

За окном была ясная ночь, круглая Луна сияла во все небо, оставляя на озере тонкую дорожку. Марта смотрела на спокойную водную гладь и думала о словах Чаи, когда та просила ее подождать один день.
- Вот и дорожка через озеро... - сама с собой говорила Марта. - Почему же так не хочется идти по ней сейчас?
- Потому что ты переживаешь за Юзу, - присела Мариса рядом на старое дерево.
- Как она?
- Жар проходит, она пока спит.
- Хорошо.
- Да. Чая говорит, еще пару дней - и Юза сможет встать.
- Я думала, что такая сильная ведьма все может. Взмахнет одной рукой - и раны не будет. Погладит другой - и боль пройдет.
- С человеческой жизнью так нельзя. Это не царапина. Если Чая ошибется хоть немного, хоть самую малость - Юза уже не будет прежней. И неизвестно, что с ней станет...
- Чая - мудрая женщина. У нее все получится.
- Должно получиться...
- Не сомневайтесь. Я не дам ей умереть. Ни за что, - Чая стояла позади них, держа в руках какой-то небольшой флакон. - Марта, тебе пора. Сейчас самое время вернуться домой.
- Как... Но я не могу уйти, зная, что Юза не поправилась.
- С ней все будет хорошо, уверяю.

Марта растерянно посмотрела на Чаю, на Марису. И покачала головой.
- Нет. Я так не могу.
- Это твоя золотая настойка, - сказала Чая, протягивая ей флакон. - Корин попросил, чтобы я дала ее тебе. Думаю, он прав.
- Чая, я не могу уйти сейчас.
- Хорошо, - кивнула она. - Это полнолуние будет длиться пять ночей. Облака я уберу. Можешь побыть тут еще немного... Настойку возьми, забудешь.
Марта благодарно вздохнула, взяв волшебную жидкость. Конечно, она беспокоится за Юзу. От всей души желает, чтобы она поправилась побыстрее... Но была еще причина. И Марта даже самой себе боялась признаться в этом. Изо всех сил пыталась скрывать, особенно после показа у мага Коффея, что в ее мыслях, в ее сердце, в ее снах поселился еще один человек. Его имя Вэн...

Она долго сидела на берегу озера, думая о нем, об Андрее, о Юзании... И не заметила, как ушли Чая и Мариса, и как пришел Вэн.
- Почему ты не идешь спать? - спросил он.
- Не могу уснуть. С прошлой ночи произошло столько событий, что в голове не укладывается.
- Да, ты права.
- А еще я убила человека. Геркуса.
- А я - Мирака. И еще кучу солдат. И повторю миллион раз, если надо будет. Это уже не люди. Жадность и власть настолько испортили их, что человеческого в них уже не было.
- Все равно.
- Тут правит закон охоты: или ты съешь, или тебя съедят. Мы с тобой выбрали первое. Или ты против?
- Нет, что ты... Просто как вспомню...
- Марта, - ласково сказал он, отчего у нее сердце ухнуло куда-то в пятки. - Мы с тобой столько пережили, что этот день кажется всего лишь еще одним испытанием. И ничем не выделяется.

Она кивнула, попыталась привести мысли в порядок.
- Ты рад, что спас Юзанию и Алеса?
- Еще бы! Подумать только, у меня теперь есть сын! Я и представить себе не мог такое. Но не забывай, что в замке была и ты тоже.
- Для тебя это что-то значит?
- Значит.
- Не смотри на меня так, Вэн. Не надо. Ты нашел Юзу, свою жену. Подожди немного, Чая ее вылечит. И вы вернетесь в Лоа. И будете жить долго и счастливо...
Она встала и хотела уйти в дом, чтобы не поддаваться искушению обнять его. Но Вэн вскочил за ней следом.
- Марта, стой!

Она едва успела обернуться на его голос. Он прильнул к ее губам, как уставший путник припадает к роднику с живой водой. Целовал так, что Марта еле держалась на ногах. Она вскинула руки, чтобы оттолкнуть его, но замерла на месте, словно зачарованная. Мысли таяли, не успев собраться в кучу. "Вэн!.. Нет!.. Секундочку... Еще минутку... Еще... М-м..."
- Пусти меня, - наконец, смогла прошептать она. - За что мне все это? Что я тебе сделала, чтобы так мучиться? Ведь я люблю тебя...

43. Формула

Андрей уже который день сидел за тетрадями и конспектами. Его давно перевели из изолятора в отдельную палату. Олег, школьный друг лечащего врача и физик по совместительству, который брал на перепроверку первые записи Андрея, не переставал поражаться. Такой нескончаемый энтузиазм он видел впервые. Они подолгу разговаривали о всяких формулах и веществах, и Олег каждый раз уходил ошарашенный.

- Вань, когда ты выпишешь его, в конце концов? - говорил он другу. - Андрей здоровее нас всех, вместе взятых!
- Ждем комиссию. Один я не могу, полномочия не те.
- Слушай, а если ты выпишешь, а на комиссию я тебе его привезу?
- Не, Олег. Не могу. Извини. Стукачей везде хватает. Не надо проблемы создавать, их и так полно. Чего тебе не хватает? Парень работает, умные вещи пишет. Ты его контролируешь. Считай, что это у него филиал твоего института.

Олег только рукой махнул. С доктором спорить бесполезно. Иные врачи так умеют пациента забалтывать, что те вылечиваются безо всяких лекарств. Иван как раз был из таких. То ли во взгляде было что-то, то ли в интонациях...

Андрей в который раз перелистывал незаконченную работу Константина Ринёва "Грани материальности Земли". Олег тайно отксерокопировал экземпляр из хранилища института. Поскольку работа не окончена, а формулы не испытаны, руководство института хранило рукопись под грифом "Секретно".

Вглядываясь в уже знакомые формулы, Андрей представлял, как это все было бы в лаборатории. И как бы его фантазия ни буйствовала, он чувствовал, что чего-то не хватает. Чего-то не сходится. Вроде все на месте...

Он не заметил, как заснул прямо за столом на тетрадях. И почти сразу услышал за спиной уже знакомый голос:
- Здравствуй, Андрей.
- Константин! Здравствуйте! А я тут ваше недописанное изучаю...
- Знаю уже. И как?
- Никак пока. Я вот тут понять не могу...
Он пустился в витиеватые подробности записей, а гость только кивал. Потом начал спорить. Потом оба что-то друг другу доказывали...

- ... Андрей, ты же химик, а не физик. Как ты во всем разобрался-то?
- Не знаю. Само как-то. Раз уж Марта смогла понять, значит, и я тоже смогу. Учимся-то вместе... - он сразу погрустнел, вспомнив жену.
- С ней все хорошо, - улыбнулся Константин. - Она вернется в течение пяти дней.
- Правда?! - парень не мог поверить такому счастью.
- Да.
- Наконец-то! Я же говорил, что она жива!
- Андрей, только я должен тебя попросить...
- Конечно, Константин. Для вас - все, что угодно!
- Не пытайтесь попасть в тот мир путем лабораторных опытов. Это опасно. Очень опасно. Это просто чудо, что и я, и Марта остались живы.
- Но я и не собирался...
- Не разрешай Марте втянуть тебя в эту авантюру. Я знаю, что она будет тебе многое рассказывать...
- Знаете? Неужели там, в вашем мире, так хорошо, что она захочет вернуться?
- Не могу сравнивать. Я тут так давно, что ваш прогресс далеко ушел вперед. Но в чем-то тут действительно лучше...

- ... Андрей, просыпайся! Пора на завтрак. Ты всю ночь тут в своих записях ковырялся? - доктор тряс его за плечо.
Он оторвал голову от конспектов.
- Я уснул прямо здесь?
- Да. Ох, не нравится мне это. Комиссия через три дня, а ты себе нервы портишь.
- Я в норме, правда... Ой, а это откуда?
На последнем листе ксерокопии засекреченной работы красовались неровным почерком новые формулы. Андрей пробежал глазами...
- Но это не я писал. Не я... Это почерк Константина!
- Ринёва? - усмехнулся доктор. - Ну да! Смотрите, вот копия его работы. А вот свежие записи...
- Похоже...
- Нет! Почерки абсолютно одинаковые!
Доктор недоверчиво посмотрел на пациента. Подумал: "Мда... Тяжело будет убедить комиссию в его нормальности, когда он такое утверждает. А если он прав?.."
- Идем на завтрак, Андрей. Потом разберемся. Да и Олег приедет, поможет...
Андрей еще раз глянул на формулу. Константин Ринёв продолжал свою работу...

44. Прощение.

Вэн так и остался стоять как вкопанный на берегу озера. Марта убежала в дом, не желая больше быть с ним рядом...
- Ты права, милая, - прошептал он. - Так и должно быть...

Лунная дорожка заманчиво блестела на водной глади, уходя в ночной туман. Вэн вздохнул. На душе было так гадко, будто там кто-то разворошил нору грызунов-вонючек. Воспоминания всплывали яркими картинами: как Марта учила его танцевать, как она дрожала в диком ужасе, привязанная к мишени, как они вдвоем убегали из плена, как она упала в водопад...

Да как он смел вообразить, что у них что-то может быть?! Да, она уже давно не говорит об Андрее. Но не говорить - не значит не думать. Да как он смел усомниться в своей любви к Юзании?! Да стоит только посмотреть в глазки маленькому Алесу, как исчезают все сомнения...
- Какой же я дурак... - пробормотал Вэн и пошел в дом.

Юзания открыла глаза, почувствовав чье-то присутствие в комнате.
- Вэн, милый, ты здесь...
- Угу. А где мне еще быть? Алес спит, Мариса за ним присматривает. А ты - моя жена. Тебе лучше?
- Да, спасибо Чае.
- Юза, прости меня. Я многое натворил... Прости, если сможешь.
- За Марту? - догадалась Юза.
- Да... - он виновато кивнул.
- Вэн, - ласково улыбнулась Юзания, протянув к ему руку, - Я все поминаю. Тебе надо было строить свою жизнь. Ведь ты не знал, увидимся ли мы еще... Да и я думала, что ты погиб.
- Ты спасала жизнь себе и нашему сыну. Это разные вещи.
- Дурачок, я выходила за тебя замуж не для того, чтобы мы друг другу изменяли. Пусть произошло то, что произошло. Но теперь мы снова вместе, благодаря Чае, Марте, Марисе, Корину... Мне не за что тебя прощать.
- Я люблю тебя, Юза. Только теперь я понял, как сильно я тебя люблю...

Марта уже хотела спуститься и поговорить с Юзой обо всем, но заметила две тени на стене. Вэн и Юза наконец-то объяснились. Марта чувствовала, какое-то непонятное облегчение и дикую боль одновременно. А на губах все еще горел его поцелуй...
Она не стала подглядывать, что будут делать те две тени на стене. Не хотела, чтобы они ее заметили. Развернулась, чтобы уйти в свою комнату и... столкнулась с Чаей. Минуту они обе молча смотрели друг на друга.
- Идем со мной, - сказала ведьма.

Снова по взмаху рук уже знакомая Марте стена открылась, впуская в недра тайной комнаты хозяйку-ведьму и ее гостью. Но не было на этот раз волшебного светящегося шара, просто по две стороны маленького столика стояла пара плетеных кресел.
- Садись, - улыбнулась Чая, указав на одно из них, а сама взяла с резной полки чеканную вазочку с ароматными ветками-коряжками.
- Вы хотите мне что-то внушить? - спросила Марта, когда Чая зажгла ветки, и по комнате начал расплываться душистый туман.
- Нет.
Второй раз Марта спросить не успела. В ароматном дыму возник образ Корина.
- Здравствуй, Марта.
- Здравствуйте, Корин.

Она даже не удивилась и не испугалась. Находясь в доме ведьмы, быстро привыкаешь ко всяким чудесам.
- Марта, ты прости меня, старого.

- За что?
Да вообразил, что будет новая семья.
- У нас с Вэном? - улыбнулась девушка.
- Да... У стариков свои заморочки...
- Неужели вы не знали, что Юзания жива? Что он обязательно будет ее искать и найдет?
- Даже ведуны и ведьмы не могут знать всего...
Корин виновато закивал, а Марта едва сдержалась, чтобы не коснуться сухих рук старого ведуна.

- Корин, вам не в чем себя винить. Да, наш путь в Немону был трудным. Но вы оказались правы, Вэн и в самом деле самый лучший проводник через эти леса. Без него я бы пропала...
- Марта, я должен сказать тебе еще кое-что. Твой Андрей...
- Что с ним?! Вы знаете?! Вы говорили, что он тоже мог пострадать при прорыве!
- Успокойся, он в порядке... И еще... Он снова работает над формулами.
- Вы его видели?
- Ну... скажем так, я ему снился.
- Ох, Корин... Вы все про формулы... - улыбнулась Марта. - Мне не за что вас прощать. Наоборот, я бесконечно благодарна вам за все.
- Тогда... В добрый путь. И не рассказывай там, в своем мире, где меня искать...
- Не беспокойтесь, Корин. Ваша тайна останется со мной. Да все равно мне никто не поверит...
- И то правда...

Дымка развеялась, образ исчез. Марта посмотрела на Чаю.
- У тебя есть пять ночей. Можешь уйти в любую. Когда захочешь. Только скажи, все готово.
- Да... Спасибо вам, Чая. За все - за все...

45. Прощание.

Прошло два дня. Марта избегала Вэна, больше времени проводила с Марисой, Алесом или Чаей. И все время подбирала слова для разговора с Юзанией.

Наконец, Чая позволила Юзе встать. Левый бок все еще болел, но голова уже не кружилась. И вот с помощью мужа девушка дошла до двери. Чая даже зааплодировала такому упорству.
Вэн был счастлив. И только когда он смотрел на Марту, она отводила взгляд.

Ночью Юзания проснулась от непонятной тоски. Словно что-то она безвозвратно потеряла. В окно светила ровная круглая луна, играя на глади озера красивой дорожкой. Девушка медленно и тихо вышла на берег и присела на старое поваленное дерево. Что за странное ощущение?
Марта осторожно присела рядом с ней.

- Тоже не спится? - спросила Юза.
- Да. Увидела тебя в окно. Не помешаю?
- Нет, конечно, - улыбнулась Юзания. - Я рада, что я не одна.
- Мне поговорить с тобой надо. Другого времени не будет.
- Поговорить о Вэне?
- Как ты догадалась?
- Стоит только посмотреть на тебя и на него...  Да шучу я, не пугайся. А знаешь, Марта, он уже во всем покаялся.
- Вэн? Покаялся?
- Угу. Наверное, если бы я была на твоем месте, то вела себя так же.
- Юза, ты прости меня. Нас...
- Все в прошлом. Ты была с Вэном, я - с Геркусом. Так что мы с ним квиты. А ты не при чем.
- Это разные вещи.
- Вещи, может, и разные. Суть одна. А Вэн... Его нельзя не любить. Он хороший парень. А ты - женщина, которая ему небезразлична.
- Юза, ты - его жена.
- Ох, Марта, если Вэн способен что-то чувствовать, значит, он живой человек, а не солдат Геркуса.
- Юза...
- Все в прошлом. И забудем.
- Я недавно говорила с Корином...

И Марта рассказала ей все.
- Твой Андрей умный парень!
- Да. Я так соскучилась по нему...
- Смотри, уже светает. Марта, в следующую ночь тебе надо уходить.
- Да. Я знаю Мне теперь пора. Ничто уже не удерживает. Ты поправляешься, все хорошо.
- А Вэн?
- А что - Вэн? Ты правильно сказала: все в прошлом. Идем в дом, Юза. Вставай, я помогу...

А в доме их встретил Вэн. И Марта впервые после того их разговора посмотрела ему в глаза. Он молча подхватил Юзу с другого бока, помогая дойти до постели.
- Ребята, хватит дуться, - сказала Юза. - Я не держу на вас зла. Надеюсь, и вы на меня тоже.
- Юзания, ну что ты! - улыбнулась Марта. - Ты самая замечательная жена на свете...

Марта разложила на постели темно-розовое платье и думала, как его зашить, чтобы не было заметно. Уж больно красивое было... В комнату вошла Чая.
- Решила сегодня? - спросила ведьма.
- Да. А вам Юза сказала?
- Нет. Старый тополь прошелестел. Деревья тоже разговаривают и слушают. Хорошо, пойду подготовлю твои свечи.
- Что?!
- Ну, дорожку же надо тебе указывать? Луна - сама собой, а свечи - сами... Чего ты тут думаешь? - Чая посмотрела на платье.
- Жалко… Оно мне так нравилось..

Чая приложила порванные края один к другому и провела пальцем. Словно утюгом разгладила. От разрыва не осталось и следа.
- Делов-то...
- Чая, спасибо! Вы удивительная!
- Просто я ведьма. И ничего удивительного... Вот что, Марта...
И она рассказала, как будет проходить церемония...

На закате Чая стояла на берегу и одними губами шептала заклинание. Ясное небо отражалось в ровной глади озера. Вскоре взошла Луна, выкатились невероятно красивые серебряные звезды...Ровная лунная дорожка протянулась от берега до берега. Чая поставила на земле две большие толстые свечи так, чтобы огонь от них указывал на дорожку по воде.
Марту провожали все. Мариса с маленьким Алесом на руках, Юзания, Чая... И конечно, Вэн.
- Мариса, спасибо вам, что заботитесь о Юзе и маленьком. Алес - просто сокровище! - Марта по очереди подходила к каждому, обнимала на прощание.- Юза, милая, я всегда буду тебя вспоминать. И знаешь что... Пусть этот парень будет счастливым. Из него получится хороший папашка.

- Да уж! Пеленки он менять уже умеет.
- Чая... Спасибо вам за все... Если бы не вы...
- Брось, Марта. Что умею - всем помогу. У тебя есть десять минут. Туман уже сгущается.
Наконец, она подошла к нему.
- Вэн...
- Марта... Я никогда тебя не забуду.
- Знаешь, в нашем мире есть песня такая: я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду.
- Да. Прямо в точку. Вот сюда, - он взял ее руку и приложил к своей груди, туда, где бешено колотилось сердце, - Прости меня, Марта. И прощай. А вот здесь ты навсегда останешься со мной.
- А ты - со мной. Вэн!
Забыв обо всем, она крепко-крепко обняла его, а из глаз потекли слезы...
- Корин говорил, что этот амулет приносит счастье, - он снял с шеи кожаный шнурок с маленьким крестиком из серебра, - Это тебе. Будь счастлива с Андреем.
- Спасибо...

Над озером повис густой туман. На воде отразился старинный православный храм. Чая снова что-то шептала, и храм из озерной глади уже стоял прямо на воде, опираясь на туман, как на облако. Как голограмма, как образ Корина... И лунная дорожка, обрамленная огоньками свечей, вела прямо ко входу.
- Иди! И не оборачивайся!
Марта осторожно ступила на воду. На плече - сумка, в руке - изящные туфельки из змеиной кожи. Ах, как ей хотелось обернуться! Чтобы увидеть последний раз всех. И Юзу с Марисой и Алесом, и Чаю, и Вэна с мокрыми от слез глазами.
Но... она медленно дошла по воде до храма. И открыла дверь.

46. Дом.

Был ясный день. Жара неимоверная. Марта ступила на раскаленный асфальт и... Резкий визг тормозов. И удар сбил ее с ног.
- Откуда она взялась?!
- Ее же не было на дороге!
- Вот дура! Обкурилась, а потом под машину бросилась!
Марта с трудом села прямо на дороге. Голова сильно болела. Кто-то подал туфли и сумку.
- Ты как, дочка? - заботливо спросил какой-то деловитый дядька.
- Спасибо, вроде жива.
- Тебе в больницу надо. Вон, кровь на виске...
- Ничего, обойдется...

Толпа расходилась. Тот мужичок оказался водителем злополучной машины. И все же он уговорил Марту подвезти ее в больницу.
- Тут целый центр недалеко. Правда, небогатый, но доктора там от Бога...
Марта кивала, оглядываясь. Через дорогу было озеро, а на берегу стоял тот самый храм...
В клинике врачи сказали, что все в порядке, просто небольшая царапина. Скоро пройдет...
- Ваши фамилия, имя, адрес...
- Марта Войтенкова, улица Каштановая...
- Войтенкова? - врач даже ручку выронил.
- Это фамилия мужа. Мы недавно только поженились.
- Мужа, случайно, не Андреем зовут?
- Да!!! А как вы узнали?
- Да есть тут у нас один такой. Все твердит, что его жена в параллельном мире живет...
Марта долго уговаривала отвести ее к Андрею. Наконец, доктор согласился...

Андрей писал в тетради, обложившись книгами, как студент-заочник перед экзаменом.
- Андрей... Андрюша... - тихо позвала она его.
- Марта? Марта!!! Моя Марта!!!
Слезам счастья, объятиям, поцелуям не было конца...

Андрей успешно прошел комиссию. Вскоре его выписали. Физик Олег все же переманил его в свой институт. И уже через месяц в лаборатории снова начали проводиться опыты... Марта долго доказывала, что это именно она, а не двойник и не фантом. Наконец, все документы были восстановлены. Все-таки ей делали поблажку: в ее положении...

Сына назвали Иваном. И не потому, что тезка - врач Андрея. Просто Марте очень нравилось это старинное русское имя.

Прошло восемь лет. Марта вела научные исследования в области химии, активно выступала против опытов и экспериментов в природе. Отстаивала свои позиции на форумах и симпозиумах, на собраниях и съездах. И к ней прислушивались. С помощью химии Марта восстанавливала природный баланс, друзья-биологи во всем помогали ей...

В научных кругах фамилия Войтенковых стала очень известной. Но кому-то и опыты Андрея в работах Ринёва, и активная борьба Марты за сохранение чистоты земли стояли как кость в горле. Когда люди чего-то добиваются, у них сразу появляются враги и завистники...

Войтенковы ехали из аэропорта. Андрей уверенно держал руль. Молодой ученый был доволен. Деловая встреча прошла удачно, ему удалось добиться иностранных вложений в разработку Ринёва-Войтенкова. Марта, сидевшая рядом с мужем, тоже была рада. Она убедила комиссию приостановить строительство нового атомного реактора. И надеялась в скором будущем вообще устроить в том месте заповедник. И никаких реакторов...

Семилетний Ваня сидел на заднем сиденье и рассматривал маленький серебряный крестик, который подарила мама. А на обратной стороне было выгравировано: И-Вэн... Мама говорила, что так произносится его имя на каком-то древнем языке. И мальчику это нравилось. Звучало так красиво и мелодично: И-Вэн... И-Вэн...

- Мам, а, правда, мы через год поедем снова в Грецию?
- Поедем, поедем... Вот отучишься в первом классе, и поедем.
- Ух, я там так загорю!!!
- Вань, тебе не надоело? - спросил папа. - Ты и так на шоколадного зайца похож: белые зубы и коричневый ты сверху.
- Пап, так это же здорово!
- Ну конечно... Ты еще порассуждай о пользе витамина Д в солнечных лучах...
- Андрей, тормози!!!
Он вдавил педаль в пол, но тормоза не работали... Темно-синяя "Ауди" на всей скорости влетела в бок разворачивающемуся через две сплошные полосы грузовику... От взрыва выбило стекла ближайших домов. А языки пламени жадно облизывали маленькую "Ауди"...

47. И-Вэн.

... Ваня долго кашлял, хватал ртом свежий воздух.
- Эй, ну хватит там дохать! Кто там еще раскудахтался?
Из-за листвы к нему вышел мальчик его же возраста. Сначала удивленно смотрел на незнакомца, потом сорвал какой-то лист, помял в руках и протянул Ване:
- На, понюхай, легче станет. Это маёва. Тебя как зовут-то?
- Ваня... Я с родителями на машине ехал. А потом... Не помню. Где я? В раю? А где мама с папой?
Парень засмеялся
- Нет! Это не рай. Слушай, пошли ко мне домой. Мои родители всегда рады гостям. А там разберемся. Кстати, меня Алес зовут...

Идти оказалось недалеко. Ваня все время рассматривал удивительные цветы, роскошные деревья, причудливые травы...
- Мам, пап, у нас гости! - крикнул Алес с порога.
- Добро пожаловать... - весело отозвалась Юзания и вышла на голос сына. И обомлела, а тарелка из рук упала на пол и раскололась на мелкие осколки...
Перед ней стояли два очень похожих мальчика. Глаза, улыбка, осанка...
- Что случилось? - Вэн услышал шум в доме и перестал колоть дрова. - Алес, что за шум?.. Вот это гость! Ты откуда взялся?
И Ваня рассказал про поездку с родителями в Грецию, про машину...
- Постой-ка... Что это? - Вэн заметил серебряный крестик на шнурке.
- Это мой крестик. Мне мама дала.
- Твою мама зовут Марта?
- Да! А папу - Андрей!
- "И-Вэн"...
- Ага, - радостно кивнул Ваня. - Мама говорит, что так звучит мое имя на каком-то древнем языке. А мне нравится. Красиво: И-Вэн...
- Моего папу зовут Вэн, - сказал Алес.
- Значит, вы знаете моих маму и папу? Дядя Вэн, вы отведете меня к ним?
- К сожалению, я знаю только маму. Это было лет восемь назад. Ты тогда еще и не родился...
- Да. Мне только семь...
- А мне уже восемь! - гордо вставил Алес.
- Алес, сынок, помоги мне, пожалуйста, принеси воды с реки,- попросила Юзания, сразу смекнув, в чем тут дело...
Оставшись вдвоем, Вэн с радостной тревогой смотрел на Ваню и понимал кто перед ним на самом деле...
- Ну, здравствуй, мой И-Вэн... - и дрожащим голосом проговорил Вэн и обнял мальчика.
 
... - Чая научила меня кое-чему, - кряхтел Корин, зажигая ароматные ветки. - Не знаю, получится ли? Попробуем...
Душистая дымка окутала маленькую комнату. Корин что-то шептал, грея сухие ладони у огня. Потом словно стал лепить из этой дымки, как из глины...

- Мама!!! Папа!!!
Ваня вскочил из плетеного кресла и бросился к ним. Марта и Андрей переглянулись.
- Ванечка! Сыночек мой!
- Остановись, малыш, - предупредил Корин. - Это всего лишь туман. Ты можешь только поговорить с ними, но не касаться...
- Мама, папа, вы заберете меня?
- Солнышко мое... - со слезами в голосе сказала Марта. - Как бы я хотела, чтобы мы были вместе... Но нельзя. Тебе рано быть с нами.
- Но почему?!
- Ванюш, сын, понимаешь... мы не живем теперь на земле, - с трудом подбирая слова проговорил Андрей. - Мы живем на небе.
- Как это?
- Ты поймешь это, но попозже, - сказала Марта, стараясь не расплакаться. - Мы очень рады, что ты теперь с Вэном и Юзанией. Они позаботятся о тебе.
- А как же вы? А школа? А Греция через год?
- Здесь лучше Греции, поверь мне. А школа... Тут тебя научат всему, что тебе нужно. А мы будем охранять тебя, присматривать за тобой с небес...
- Вэн! - позвал Андрей. - Теперь твоя очередь. Ты будешь хорошим отцом. Ведь в нем течет твоя кровь.
- Так ты все знал? - удивился он.
- Конечно, - грустно улыбнулся Андрей и приобнял Марту. - Я не дурак. Да и что бы изменилось, если бы я от него отказался? Ванька славный парень. Береги его.
Вэн посмотрел на Марту.

- Мне так жаль, что мы видимся вот так... Марта... Ты не изменилась. Все такая же прекрасная. Извини, Андрей, говорю правду.
- Зато ты возмужал. Как видишь, ты все же остался со мной. Ваня очень на тебя похож.
- Обещаю, он вырастет хорошим человеком. Настоящим мужчиной.
- Мы знаем. Ванечка, сынок...
- Да, мама...
- Нам с папой пора идти. Дядя Вэн, тетя Юзания и Алес - вот теперь твоя семья. Они хорошие и любят тебя. Обещай, что не будешь много плакать по нам с папой.
- Мама!!!
- Ну, разве что чуточку, - улыбнулся Андрей.
- Не забывай нас, сынок. Мы будем охранять тебя, Ванечка. И всегда-всегда будем любить тебя... Прощай...
- Мама!!! Папа!!!
Дымка растаяла, а вместе с ней и образы родителей. Ваня плакал. уткнувшись Вэну в грудь. Тонкие ручки охватили шею, словно искали защиты и помощи.
- Поплачь, мой родной. Если мужчины плачут, значит, сердце у них не железное, значит, оно тоже может грустить и страдать...

Вэн и сам еле сдерживался.
Корин развеял остатки дымки. Вздохнул, покачав кудрявой бородой. Такого даже он не ожидал.
Ваня наплакался навзрыд и уснул на руках Вэна. И лишь изредка всхлипывал во сне.
- Идем домой, сынок, - грустно улыбнулся Вэн. - Идем домой, мой И-Вэн...

Когда он отнес мальчика в дом, и Юза сняла обожженную одежду, то нашла в кармашке флакон, который дала Марте Чая, тот самый, с золотой настойкой. При аварии флакон треснул, и волшебная жидкость попала в кровь Вани. Только он, возможно, и не скоро еще узнает, что за волшебная сила вернула его домой...

К О Н Е Ц.