Слезинка из хрусталя

Слезинка из хрусталя

1.
Он откланялся, размашисто завернулся в черный плащ – и исчез под оглушающие овации.
За кулисами просто пробежал по пожарной лестнице и спрыгнул у самой своей гримерки. Да, сегодняшнее представление было последним в этом замечательном городе. Ему понравилось здесь. Публика какая-то необыкновенная! Вместо летящих букетов на арену бросали белые и красные лепестки цветов. Хорошо, что после его номера антракт – можно будет убрать все.

- Это тебе! – артист протянул алую гвоздику грустной кукле, сидящей на гримерном столике.
- Спасибо… - кукла взяла тонкими ручками цветок и приложила к худенькому личику.- Очень красивая…
- Видела бы ты, как они сегодня принимали!
- Но ты же никогда не берешь меня с собой. Возьми хоть раз!
- Не могу. Ты же помнишь, как тебя чуть не украли однажды. А я не хочу тебя потерять. Понимаешь?

Он снимал грим салфеткой, посмотрел на куклу. Она, улыбаясь, с наслаждением нюхала алую гвоздику.
- Ник, это правда? Ты за меня боишься?
- Конечно, - он взял куклу на руки, расправил старинные кружева на платье.- Ведь ты моя самая верная, самая преданная подруга. Куда я от тебя денусь? Никуда. А вот тебя, такую красивую, запросто утащат.
- Ой, Ник, какой ты все-таки…
- Какой? – фокусник с интересом смотрел на игрушку.
Кукла погладила деревянной ладошкой его по щеке, а сама смотрела своими огромными фиалковыми глазами на хозяина.
- Что тебе мои кукольные слова… Все равно всерьез не воспримешь.
- Ну, как сказать…
Поцеловал ее крошечные пальчики и посадил на место. И совсем не видел, когда переодевался, какими глазами она на него смотрела…

2.
Все утро служащие цирка собирали декорации. А у артистов было немного свободного времени, чтобы прогуляться по городу.
- Ты хотела, чтобы я тебя взял с собой? – спросил Ник свою куклу, собираясь пройтись до ближайшего кафе.
- Ну конечно! Ты не представляешь, как скучно сидеть целыми днями на твоем столике!
- Тогда – собирайся! Впрочем, тебе не так уж много надо собирать…
Худенькое личико озарилось несказанной радостью! Кукла быстро накинула на плечики вязаную шальку, чтобы быть готовой к прогулке.

Погода стояла солнечная, словно не хотела отпускать из города полюбившихся артистов гастролирующего цирка. Кукла сидела на руках у Ника и немного жмурилась от солнечных лучей.
- Мам, мам, смотри! Дядя из цирка! Он фокусы показывал!
Кукла обернулась на восторженный детский голосок и дернула Ника за рукав. Фокусник обернулся. И замер на месте. Это была Она. Та молодая мама из третьего ряда. Они вчера с дочкой аплодировали громче всех именно ему.
- Доброе утро, Фокус-Ник! – засмеялась девочка и восторженно посмотрела на куклу.- Доброе утро, куколка!
- Это вы?.. – растерялся Ник, глядя на незнакомку. – Приятная встреча…
- Да. Что вы тут делаете? Разве цирк не окончил свои гастроли?
- Да, но… отъезд только после обеда.
Кукла слышала каждое слово, чувствовала, как напряглись его руки, державшие ее. Что с ним происходит? Впервые кукла видела своего хозяина таким ошарашенным. Он и двух слов связать не мог! Ну, дела! Ника словно подменили! Куда делся его милый юмор и умение красиво и долго разговаривать? Вот теперь он стоит посреди улицы, пялится на какую-то молодую тетку и молчит!

- Куколка, а как тебя зовут? – спросила девочка, совершенно уверенная, что куклы могут говорить, и эта ей сейчас ответит.
- Меня зовут Мария. А тебя как?
- А меня зовут Лана. Давай с тобой дружить?
- А это как?
- У меня есть две конфеты. И одну я подарю тебе! На! Бери! Мне не жалко ни капельки!
Мама девочки с преогромнейшим удивлением наблюдала этот диалог. Кукла – говорит???
- О, не удивляйтесь, пожалуйста., - сказал Ник, расправляя шальку на кукле. – Мария любит поболтать, как все девушки.
- Вы к тому же и чревовещатель?
- Вовсе нет. Я простой фокусник, который показывает людям чудеса. Смотри!
Ник покрутил перед девочкой пальцами, и вдруг там появилась шоколадка!
- Ух ты! Как здорово! Фокус-Ник, а ты еще так можешь?
- Могу. Но ты же уже получила свою сладость. Боюсь, твоя мама будет нас ругать, если все повторить.
- Мам, мам, ну можно еще???
- В другой раз, милая.
Ник только улыбнулся, и развел руками.
- А вы случайно не знаете, где тут поблизости есть приличное кафе?
- Конечно, знаю. Это у моего брата. Самое лучшее кафе на всей площади. Идемте, я покажу вам.
Кукла только грустно вздохнула…

3.
Кукла лежала рядом на спальном месте в большом цирковом автобусе. Ник никогда не упаковывал ее ни в сумки, ни в чемоданы. Цирковые даже иногда посмеивались над ним – взрослый дядька, а с куклой говорит! Одно дело – представление! Но когда просто так – как сам с собою! Ник не обращал ни на кого внимание. И вскоре все от него отстали. Ну в самом деле – не все ли равно, что он везде таскает старую, но довольно симпатичную куклу? И никто не догадывался, что эта деревянная кукла Мария на самом деле умеет говорить. Умеет думать, чувствовать. Умеет найти нужные слова, чтобы поддержать своего хозяина или поспорить с ним.

Автобус покачивало на дороге, за окнами пейзаж постепенно сменялся сумеречными тенями. Ник уже спал. Слишком много эмоций на одно утро. Давно забытых эмоций… Эта удивительная встреча на городской площади. Эта необыкновенная женщина со своей дочкой… И этот поздний завтрак в кафе ее брата. Елена… золотыми буквами снилось Нику это имя. Оно искрилось, переливалось, солнечной радугой путалось в ее золотистых волосах, сияло зелеными глазами, манило веселой улыбкой, благоухало весенними цветами…

Кукла смотрела, как хозяин улыбался во сне. Она прекрасно понимала причину. От этого ей становилось совсем обидно. Ну кто она такая, чтобы вот так врываться в их веселую цирковую жизнь и ставить все с ног на голову?! Всего лишь зритель! Сколько таких было! Сколько еще будет! Подумаешь, встретились случайно! И дочка ее нахальная! Ведь знала же, что куклы не едят не только конфет – вообще не едят! Настырная парочка… А Ник-то хорош! Как мальчишка, стоял пялился на нее посреди всей площади! Он не фокусник, он – клоун!
Мария обхватила голову ручками и отвернулась от него. А где-то внутри больно сжался маленький комочек из алого шелка – крохотное теплое кукольное сердечко…

4.
Новый город. Новый цирк. Новые зрители. Новые овации… Только в гримерке Ник становился задумчивым, о чем-то подолгу размышлял, глядя на себя в зеркало.
- Ты думаешь о ней? – спросила кукла.
- Да. О ней. Она мне понравилась, понимаешь? Очень понравилась.
- Ник, послушай. Мы же годами разъезжаем по разным городам. Ты всерьез думаешь, что она будет ждать, пока мы снова приедем в их город? Забудь. Не терзайся.
Фокусник внимательно посмотрел на свою куклу. Она только развела ручками. Грустно опустил глаза.
- Ты права. Такая кочевая жизнь не по ней. Да и дочке ее надо будет учиться. Они не смогут колесить с нами. Это слишком сложно…
- А ты уже хотел, чтобы она ездила с нами? – с трудом сдерживая крик, сказала кукла.
Он не ответил. Просто встал из-за столика и ушел. Кукла снова осталась одна. Но теперь она торжествовала! Не будет этой тетки в их с Ником жизни!

-О, брат, ты влип… - со вздохом сказал бармен Витюша, глядя, как Ник опрокидывает уже пятую рюмку коньяка, не закусывая. – И кто она?
- Что?
- Из-за кого ты так убиваешься?
- Она никогда не сможет жить нашей бродячей жизнью…Понимаешь? Никогда. Она не такая, как мы…
- Ник, значит, она не стоит всего этого, - Витюша окинул взглядом пустые рюмки.- Хватит, Ник. Вечером представление. Последнее в этом городе. Пора приходить в норму.
- Я в порядке.
- Ага. Я вижу. Смотри, не попадись на глаза главному в таком порядке…


- Браво, Ник! Ты не придумал ничего лучшего, как пойти и напиться! – укоризненно сказала кукла, увидев хозяина. – До твоего выхода часа четыре. Я тебя разбужу.
Он молча послушно свалился на диван. Ничего не хотелось. Мария осторожно спрыгнула со столика и подошла к нему. Да, спиртным разило прилично. Ничего. Сейчас он поспит и все будет хорошо. Он прекрасно выступит, а рано утром цирк уедет в следующий город. А потом еще в один… И еще… Он забудет свою Елену. Забудет...

5.
- …Вставай. Ник, вставай! Просыпайся же ты!
Кукла трясла его за ворот рубашки. Пыталась похлестать по щекам, но ничего не получалось. Удары маленьких ладошек напоминали щекотание назойливых мошек. Но Ник стал отмахиваться… И повернулся на другой бок…
Мария подошла к столику и взяла обеими ручками стакан с водой…
- Ай!.. Ты что делаешь? – Ник вскочил, отряхивая с себя воду, но бесполезно – мокрые разводы темными пятнами растекались по рубашке.
- Ну вот, ты и проснулся. Представление начинается. Вперед, готовься.
Фокусник удивленно посмотрел на нее и пошел переодеваться…

Цирк был полон! Даже боковые и приставные места были заняты. Ник чувствовал зрителей и поражал всех своим мастерством! Его вызывали снова и снова. Но Ник достал что-то из внутреннего кармана, словно вынул свое сердце, и подкинул вверх! Два белоснежных голубя взлетели под купол цирка! Взмах руками – и они уже осыпались золотым дождем, написав в воздухе «ЛЮБЛЮ»…? Пока публика с восторгом следила за действом, Ник фирменно запахнулся в плащ и исчез…
-…Ник! – остановил его около гримерки директор, - Еще раз такое узнаю – и ты уволен!
- О чем вы? – сама невинность с сияющими глазами.
- Ты прекрасно знаешь, о чем я. Ты забыл, что у стен есть и уши, и глаза. Я тебя предупредил.
Ник только проводил его загадочно-веселым взглядом. Что ни говори, лучшее средство от хандры – это представление!

…Мария встретила его очередной улыбкой.
- Как все прошло?
- Прекрасно! Лучше не бывает! Зал битком набит.
- Тогда понятно… - лукаво улыбнулась кукла, глядя на счастливого хозяина.
…Всю ночь Ник придумывал новые фокусы, обдумывал новые нюансы, как, что, откуда и куда…
Исчертил-исписал пару тетрадок.
Мария давно не видела его в таком творческом настрое.
И только в цирковом автобусе он крепко-крепко заснул…
… А далеко в другом городе девочка развернула свежую газету.
- Мам! Смотри! Это же наш Фокус-Ник!
А на фотографии счастливый Ник протянул руки к сияющему слову из блесток «Люблю…»

6.
Ник отложил газету. Ну, написали о гастролях. Но почему поставили только одну фотографию? Почему именно его? Каждый выход, каждый артист достоин оваций и внимания!
Кукла погладила фотографию ладошками. Улыбнулась.
- А ты хорошо получился. Знаешь, Ник, ты очень фотогеничный.
- Кто бы говорил!
- Ну не смейся! Мне со стороны виднее!
- Да уж. С такими-то глазищами… - по-доброму усмехнулся Ник.
- Чем тебе мои глаза не угодили? Не я их делала.
- Всем угодили! Да, делала их не ты, но зато ты очень здорово эти глазки строишь.
- Что?! – кукла возмущенно захлопала длинными ресницами.
- Вот! Вот! Что я говорю! Тебе – только правду!
Мария ахнула и закрыла личико ручками. Неужели он все знает? Когда он узнал??? Как догадался??? Нет, нет, нет!
- Ну, ты чего? – Ник взял куклу в руки, - Что случилось? Что я такого сказал? Ты у меня самая красивая на свете. Больше ни у кого нет такой подруги! Разве это не правда? Ну вот только не плачь!
- Я не плачу. Ты тоже у меня самый красивый на свете. Наверное, поэтому в тебя все и влюбляются.
- Кто – все? Ну-ка, это интересно! Давай, рассказывай!
- Я ничего не знаю. Просто не зря же твою фотографию напечатали в газете. А других – нет. Посмотри, кто автор? Правильно, фамилия женская.
Он посмотрел на статью. Да, Мария права. Неужели это все? Нет, она что-то еще знает.
- Это несерьезно.
- Ник, я говорю со своей женской точки зрения. Верь мне, пожалуйста. А больше ничего не скажу.

Он весело рассмеялся – женская точка зрения! Впрочем, не мужская – это точно. Такую кокетку еще поискать надо. Подумать только – старинная кукла, которую он научил думать и говорить, - рассказывает интереснейшие вещи, на которые он сам стал обращать внимание только недавно.
- Откуда в тебе все это? Ведь ты же…
- …простая кукла? Говори уж как есть. Кусок деревяшки в тряпках. Дрова.
- Нет… - он всматривался в ее фиалковые глазищи, пытаясь разобраться, когда же она научилась сама так думать.- У тебя очень красивая душа. Ты не кукла. Ты – моя самая верная подруга. Я говорил тебе это?
- Говорил…
- А знаешь, когда я покупал сегодня эту газету, то увидел еще кое-что. И подумал, что тебе это очень понравится.
Достал из внутреннего кармана куртки жемчужную нитку и дважды обернул вокруг ее тонкой шейки.
- Ах…Ник, как красиво! Спасибо! – засмущалась кукла.
- Я рад, что тебе понравилось. А теперь мне пора идти. Вечером первое представление. Надо все проверить. Не скучай.
Ушел. А кукла погладила ладошками ровные жемчужинки и счастливо улыбнулась.

7.
Елена уложила спать дочку и вышла в кухню. Достала из сумочки утреннюю газету. Спокойно перечитала статью. Да, представление просто прекрасное! Автор замечательно описывает все действие. Но как мало сказано Нике! Да, фотография просто замечательная, но этого трюка он не показывал раньше. Не было на ее представлении этих голубей… Что же случилось? Или разные трюки на разные представления? Вряд ли. Программа-то одна…

Ник… Симпатичный фокусник из приехавшего на гастроли цирка. Обаятельный и светлый. Немного смешной и очень веселый. И эта его кукла… Елена могла предположить, что такие «друзья» есть у артистов, но не у фокусника. Что-то было не так. Волшебство? Как кукла может говорить и двигаться без помощи человека? Опять фокус? Как тот с шоколадкой для Ланы? Была во всем этом какая-то тайна.

Гастроли заканчивались через месяц. Вместе с летом. Цирк вернется в свой родной город, чтобы показывать новую программу, которую успешно обкатывает на гастролях. Ник… Елена старалась не думать о нем. Потому что понимала, что вряд ли они увидятся когда-нибудь. Но мысли всегда возвращались к той встрече на площади. Ник… он совсем не похож на отца Ланы, который растворился сразу, как узнал, что станет отцом…

Прочь! Прочь такие мысли! Елена перевернула газету, чтобы не видеть фотографию. Налила себе горячего кофе. Ночной город за окном сиял огнями, дочка давно спала, завтра выходной, так что можно было подольше посмотреть телевизор.

«…новости региона. С большим успехом проходят гастроли известного цирка. Представления собирают аншлаги, артисты показывают удивительную по своей насыщенности программу…»

Елена застыла как завороженная. И тут говорят о гастролях! Но оторваться от экрана на могла. Искала глазами его. Воздушные акробаты, дрессировщики, клоуны… вот он… Фокус-Ник… всего пару секунд… но каких секунд! Его радостные глаза, его улыбка, предназначенная каждому зрителю в зале… Елена прекрасно помнила ее. Ник так же радостно улыбался ей в кафе… Радостно и смущенно.
Поставила недопитую чашку с кофе на стол. Взяла ножницы и стала вырезать из газеты фотографию...

8.
Дни полетели быстро. Наверное, это потому, что Ник полностью был в своих записях. Новые трюки, новые эффекты… Когда труппа вернется домой, в свой родной цирк, там уже закончат ремонт. И будет просто здорово показать что-то новое в обновленном доме!
Но однажды Ник принес какую-то рассыпавшуюся по страничкам старую книгу. Буро-коричневый переплет из кожи выглядел очень потрепанным.
- Что это? – спросила кукла, даже не догадываясь о том, какие чудеса задумал ее хозяин.
- Просто старая книга. Не бери в голову.
Ник загадочно посмотрел на куклу, словно задумывал что-то грандиозное.
- Уж не собрался ли ты продать душу, чтобы овладеть магией?
- Нет, что ты! – рассмеялся он, усаживаясь перед зеркалом. – Никогда и ни за что. Моя душа слишком дорога, чтобы просто так менять ее. Даже на магию.
- Утешил…
Ник лукаво посмотрел на куклу и поправил ее черные локоны. А в голове у него копошились самые разные мысли. Но даже он не мог представить, чем закончится его задумка.
- Не смотри на меня так, Ник.
- Почему? Тебе не нравится, что я на тебя смотрю?
- Я всего лишь старая кукла.
- Но душа-то у тебя молодая. И очень красивая. Как и ты.
- Перестань.
- Ну еще скажи, что тебе неприятно!
Она просто отвернулась. Конечно, она знала, что стыдливый румянец ей не грозит, но смотреть в его глаза она не могла. Она всего лишь кукла. И она не может дать ему того, что может дать живая девушка… Мария понимала это, но старалась не думать обо всем. Ее маленькое шелковое сердечко просто не выдержит таких переживаний...

9.
Лето подходило к концу. Ник целыми днями читал и перечитывал старую книгу. Что-то чертил в тетрадке. Кукла хотела спросить, но он всегда отнекивался.
- Всему свое время. Ты точно это все увидишь. Даже не сомневайся!
- Ты хочешь сделать трюк с разрезанием человека?
- Нет. Это все умеют. Это неинтересно. Я хочу другое.
- А что это за книжка?
- Не скажу. Могут у меня быть мои мужские секреты?
- Раньше не было. Разве что переодевался за ширмой.
Ник рассмеялся. Ох, Мария! Ну и кто посмеет сказать, что у нее кукольные мысли в кудрявой головке? Нет!

- Не обращай внимания, Ник. Работай. Я подожду. Ты же говоришь, что я все равно увижу.
- Знаешь, о чем я жалею? – Ник присел перед ней, грустными глазами посмотрел на куклу.
- О том, что оживил меня? Ты можешь все вернуть назад. Я не обижусь.
- Нет. Я жалею о том, что… я не могу сделать тебя своей ассистенткой. У нас бы здорово получались разные трюки!
- Да, наверное, ты прав. Мы бы здорово подурачили публику.
- Точно!
Как много он сказал одним взглядом! Как мало он сказал простыми словами… Она все поняла! Все! И так же ответила тоскливым взглядом огромных фиалковых глаз…
- Ну, давай же! Работай! Мне не терпится все посмотреть! Пусть не сегодня, но все равно!
…Последнее представление. В последнем городе гастролей. Утром цирковой автобус мирно покачивался на прямой дороге, ведущей в родной город. Ник спал после бессонной ночи своих творческих расчетов. Кукла была рядом. Как всегда…

10.
В родном здании цирка пахло свежей краской. Новые стены, новые интерьеры радовали глаз. Все выглядело иначе! Но в то же время было такое родное! Обновились механизмы арены, теперь можно было за пару минут менять покрытия от ледового до водного, от водного до манежа… Это было замечательно! Каждый день приходили разные комиссии, что-то проверяли, замеряли, подписывали акты приемки и сдачи… Артистов это мало волновало. Надо было готовить программу. Надо было прогонять гастрольную на новом манеже, учитывая новые особенности, надо было репетировать новые номера, оттачивать старые.

Ник полностью посвятил себя новым трюкам. Необходимо было подготовить реквизит, сделать свои фирменные нужности: разные отвлекающие симпатичные мелочи, которые приковывают внимание зрителей, отвлекая от основного действия.
- Ник, тебе помочь? – спрашивала Мария, наблюдая за хозяином.
- Да. Сиди и смотри.
Она только пожимала хрупкими плечиками, с интересом следя, как Ник мастерит всякие одному ему известные волшебные вещички.

Время шло. Директор уже злился на него, потому что Ник ни разу после гастролей не вышел на репетицию.
- За что я плачу тебе деньги, Ник? Чтобы ты делал из своей комнаты мастерскую?
- Ну, не из своего же кармана вы мне платите, а согласно штатному расписанию, из госбюджета, - отвечал Ник, мастерски превращая алый платок в роскошный букет роз. – Как видите, форму я не теряю, просто будет новый номер.
- Смотри у меня. Уволю – и глазом не моргнешь.
Но фокусник только загадочно улыбался в ответ, продолжая делать свои дела.

Когда наступал вечер, Ник полностью погружался в штудирование старой книги. Что-то бормотал, словно учил старинный текст. Кукла молча наблюдала. А потом как-то спросила:
- Ник, что ты все же задумал? Я боюсь за тебя. Эта книга тебя околдовала!
- Потерпи немного, вот увидишь, это будет настоящее волшебство!
Глаза его так и горели огнем от радости ожидаемого. Казалось, что он готовит просто представление века.

11.
- …Ник, ты доиграешься, - предупредил как-то его друг-бармен.- Главный уже зубами скрипит.
- Ничего. Поскрипит и перестанет. Его скрипение полностью окупится. Ох, Вить, я такое задумал!
- Через четыре дня представление. Он поставил тебя в программу. Я сам видел.
- Пусть ставит. Покажу пока старое. Ну, как старое… То, что на гастролях делал.
Витя пожал плечами. Вытащил сигарету из пачки, похлопал по карманам в поисках зажигалки. Ник улыбнулся, щелкнул пальцами. И на самом кончике указательного загорелся огонек. Ошарашенный Витя все же прикурил, а Ник легко задул пламя, как простую свечку.

- Видишь, я уже многому научился. То ли еще будет.
- Ты с ума сошел. Не вздумай поджечь цирк.
- Нет! Этот храм счастья? Никогда!
- Ник, -директор подошел к их столику, - сегодня ты покажешь мне то, с чем выйдешь в пятницу на манеж. Твое имя в программе. Хватит дурака валять. Через полчаса на арене.
- Отлично! Спасибо за доверие, - улыбнулся фокусник.
- Значит, пока уже готовое? – тихо спросил Витя, когда главный ушел.
- Да. Пока уже готовое. Но я тебя уверяю, что однажды будет все иначе.


- …Все это я уже видел не раз! – крикнул главный со своего места. – Чем ты занимался почти месяц?
- Готовил новый трюк.
- Давай.
- Не могу. Это… эта вещь еще не готова полностью… Может не сработать.
- Показывай, я сказал.
- Что ж… Не обижайтесь.
Он писал в воздухе огненные буквы, от его прикосновений вода в узорной плошке взрывалась фонтаном и застывала в воздухе, цветы вырастали на метр, раскрывали свои бутоны и рассыпались прекрасным фейерверком…
- Как ты это делаешь? – спросил главный,- Ведь ты даже не прикоснулся ни к чему?
- «Ловкость рук, и никакого мошенства», - улыбнулся довольный Ник.
- Чтобы через неделю номер был готов. А пока покажешь гастрольный.
Ник галантно поклонился, ликуя в душе. Еще бы! Он только накануне первый раз пробовал все это делать! И кукла была в восторге! Ей понравилось! Но самый главный номер он еще не репетировал. Боялся. Нельзя вот так сразу все… И так его ладони каждый раз горят после этих фокусов… Но оно того стоит…


12.
Представление шло как по маслу! Номер за номером, выход за выходом… Ник послушно показал все свои чудеса. Остался последний эффектный трюк…
Она бросила ему алую розу. Поймал. Посмотрел в ее сторону… Елена! «Это снова вы?» - одними губами спросил радостный Ник. Посмотрел на розу. Поцеловал ее и подкинул вверх. Голуби, дождь из золотых блесток, «люблю»…
В антракт Елена ушла из цирка. Она даже не заметила, как Ник вытащил из розы ее записку… Было грустно… С таким трудом выпрошенные отгулы в самый разгар работы… Столько сил потрачено было, чтобы приехать сюда, в его город… А он…

- Елена!
- Ник?! Что вы тут делаете???
- Ищу вас… прочитал вашу записку.
- Как вы ее успели достать? И чтоб никто не увидел?
- На то я и фокусник, чтобы проделывать такие вещи… Дождь начинается. Идемте ко мне. Тут недалеко.
- Разве вам не нужно обратно в цирк?
- Сегодня уже нет. На поклон и без меня выйдут.
- Так невежливо.
- Ну, хорошо… тогда идемте!
Представление она досматривала стоя. Оставался один номер… а потом гала-парад…

Ник посмотрел в ее сторону и улыбнулся. Да, он честно старался не думать о ней все это время. Но сейчас… Вот она… удивительными зелеными глазами провожает каждое его движение, ловит каждый взгляд… Она приехала сюда, к нему…
А если нет? Если просто проездом? И решила навестить? Но ведь могла и не навещать…
-…Мария, у нас гости! – сказал Ник с порога.
- Добрый вечер! – поздоровалась Елена.
- Добрый…
Кукла изумленно посмотрела на хозяина. Такого она не ожидала.
- Елена приехала всего на пару дней. У нее какие-то дела тут, в городе, - пояснил Ник, быстро снимая грим.
- Я так и поняла, - сдержанно сказала кукла.
Елена оглядывала гримерку. В углу , накрытый каким-то покрывалом, стоял большой ящик, какие-то коробки, склянки…
- Ник, что это?
- Это к новому номеру. Скоро будет готов.
- А я смогу посмотреть?
- Номер еще не готов, - сказала кукла, а Елена вздрогнула. Она не могла привыкнуть, что кукла говорит.
- Да, Мария права. Еще ничего не готово. Хорошо?
- Хорошо…
-…Мария, я обещал показать Елене наш город. Пойдем с нами.
- Нет, спасибо. Там дождь. А мне нельзя под дождь…
- Ты будешь у меня на руках.
- Нет…
- Но ты отпустишь меня?
Кукла подняла на него полные тоски глаза. С какой надеждой он смотрел на нее! Сколько радости в нем было! Он хотел, чтобы она его отпустила!
- Конечно… Иди.
- Спасибо, - Ник поцеловал ее малюсенькие пальчики.

- Вы спрашиваете разрешения у куклы?
- Это не простая кукла, - ответил Ник, когда они выходили их цирка, - Она живая.
- Удивительно…
- Да… Я сам удивляюсь иногда тому, что она говорит. Такие вещи… даже смешно. Но в них есть доля правды.
- Что же?
- Не стоит вспоминать. Это не то, о чем бы я хотел говорить сейчас.
- А о чем вы хотите говорить?
- О… Вы же хотели посмотреть город. Идемте!
Он раскрыл зонт и предложил ей руку. Елена поймала его улыбку. Сколько в ней было нежности! Неужели он помнил о ней?

Кукла закрыла личико ладошками. Было больно. Что-то горячее кольнуло пальчики. Мария посмотрела в ладошки. В каждой было по маленькой крупинке хрусталя…

13.
- У вас еще много дел осталось в нашем городе? – спросил Ник.
- По правде говоря, все намеченное я сделала. Можно уже ехать домой. Завтра расплачусь за гостиницу, и…
- Уже завтра?
- Да. Лана сидит с бабушкой. Скучает уже. А меня всего пару дней не было…
- У вас замечательная дочь.
- Спасибо.
За разговорами они прошли весь центр города, Ник показывал красивые здания, рассказывал что знал… Елена слушала с интересом. Но все больше ловила себя на мысли, что ей хорошо с этим человеком. Даже просто идти с ним под руку куда глаза глядят.

- Вот мы и сделали круг, - сказал Ник, увидев вдали здание цирка.
- Да. Спасибо за экскурсию, Ник. Это было здорово. Мне пора.
- Ну вот… а я хотел пригласить тебя на чашку кофе.
- Если только кофе будет волшебный, как и твои выступления…
Что он увидел в ее глазах? Он и сам не ответил бы. Но ему вдруг очень захотелось быть рядом с этой женщиной всегда и всюду.
Квартира была небольшая. И чувствовалось, что тут обитает один увлеченный человек. Немного промокшие, после прохладной улицы, Ник и Елена рассмеялись глядя друг на друга.
- Я тебе обещаю – кофе будет волшебным…
- Заинтриговал. Давай угощай.

Пока Ник колдовал над плитой, за окном совсем стемнело. Дождь стал просто проливным, изредка пугая развесистой молнией во все небо. Елена смотрела в окно на мокрые разводы по ту сторону стекла. Вот так и у нее. Жизнь по ту сторону и сейчас. До знакомства с Ником и после… Там – холод, слезы, страх. Теперь… А что же теперь? Ничего. Кофе.
- Присаживайся, - позвал за стол хозяин дома. – Есть печенье. Хочешь?
- Ага… Вкусный кофе. Спасибо.
- Я думаю, ты никуда сегодня уже не пойдешь. Ни в какую гостиницу.
- Почему?
- Потому что я тебя не отпущу в такой дождь. И не думай об этом…
- И не думаю…
Снова громыхнул гром, сверкнула молния. Свет мигнул и погас.
- О, у нас бывает, - объяснил Ник, - район из старых зданий, постоянно обрывы проводов. Сейчас. Тут где-то свечи были.
- Не надо, - она встала вслед за ним, - так лучше, правда…
Замер от прикосновения. И только молнии освещали нежно обнявших друг друга мужчину и женщину…

Мария осторожно слезла со столика и забралась на диван. Мягкая подушка еще хранила его запах. Кукла свернулась на ней калачиком и натянула на голову старый плед. Она все чувствовала. И шелковое сердечко отзывалось терпкой болью, когда из фиалковых глаз катились хрусталинки…

14.
- С добрым утром…- услышала Елена нежный шепот, едва приоткрыла глаза, - я не хотел тебя будить. Ты очень сладко спала.
- Спасибо…
Потянувшись, лицом к лицу встретилась с Ником. Солнечные лучи запутались в его волосах, и от этого он словно светился, счастливая благодарная улыбка была ответом на все ее вопросы…

- Мне надо сегодня ехать… - сказала Елена за завтраком. – поезд скоро уже. Надо в гостиницу за вещами заехать.
- Ты можешь остаться еще хоть на день?
- Нет. Меня ждет Лана.
- Расскажи мне о нем. О ее отце.
- Зачем? Я не хочу вспоминать. Это все в прошлом. А в настоящем у меня есть ты.
- Бери дочку и приезжайте ко мне.
- Нет, Ник. Это не выход.
- Почему же? Тут отличная школа в соседнем дворе. Найдем тебе хорошую работу…
- Нет.
- Но почему? – он тревожно заглянул ей в глаза, пытаясь найти причину отказа.
- Там мама, там друзья Ланы, мои подруги…
- Это не ответ. Все это решаемо.
- Ты действительно хочешь знать правду?
- Да.
Елена смотрела в карие глаза фокусника, находя нужные слова, которые были бы не так резки. Наконец, решилась. Было трудно сказать это. Хотелось обнять его и плакать от счастья. Но…
- Ник, ты никогда не будешь смотреть на метя так, как смотришь на нее. Я это видела. Я это знаю.
- На кого? О чем ты говоришь?
- Признайся, с кем ты был этой ночью: со мной или с ней?
- Что за вопросы? Что с тобой?
- Просто ты любишь ее. Ну сколько можно скрывать это? Ты любишь свою живую куклу…
- Это совсем не то!
- Это то самое, Ник.

Елена собиралась уйти, но Ник остановил. Долго смотрел в ее зеленые глаза, пытаясь переубедить. Но ее отчаянье было сильнее.
- Это все не так, - сказал он. – Ты все себе придумываешь. Зачем? Неужели тебе плохо было со мной?
- Ник, ты самый прекрасный человек из всех, кого я встречала.
- Так в чем же дело?..
Вместо ответа она просто поцеловала его. И он ухватился за эту возможность если не оставить ее, то задержать… И она не сопротивлялась, но…
- Ник, ты полночи называл меня Марией…

15.
Как можно тише вошел в гримерку и прикрыл дверь. Словно в тумане, дошел до зеркала. Отражение грустно посмотрело на него, словно взывало к уснувшей совести.
- Ник? – кукла подняла с подушки кудрявую головку.- Ник! Ты вернулся! Как хорошо, что ты наконец вернулся…
Он подошел к ней и опустился на колени. Виновато склонил голову, боясь смотреть ей в глаза.
- Прости меня. Прости…
- Тебе было…хорошо?..
Вздохнул.
- Тогда за что ты просишь прощения у деревяшки в тряпках? Ведь это твоя жизнь. А я… всего лишь кукла…
- Мария… Что с тобой? - он наконец нашел силы и взглянул на нее. Покрасневшие тусклые глазки, поцарапанное личико… но такой же ясный любящий взгляд. – Что я с тобой сделал…
И только теперь он заметил россыпи маленьких колких хрусталинок… И все понял. Она проплакала всю ночь. Хрусталинки расцарапали всю краску на щечках, а яркие фиалковые глаза потускнели от таких слез.

- Господи, что же я наделал… Скажи, как мне вымолить твое прощение?
- Прощение вымаливают, если виноват. А ты ни в чем не виноват.
Взял ее в руки. Почему он раньше не чувствовал, как пульсирует внутри у нее кукольное сердечко? Нежно прижал куклу к себе, стараясь не сделать больно этой маленькой хрупкой красавице.
- Знаешь, в одном она оказалась права. В том, что я люблю тебя. Пусть это глупо. Но это так. Она сказала то, в чем я боялся признаться даже самому себе.
- Ты прав. Это глупо – любить старую деревянную куклу…
- А знаешь… я возьму тебя завтра на представление. Я думаю, все получится.
- Уже не боишься, что меня украдут?
- Нет. Потому что ты будешь со мной.
- Ах… неужели я буду тебе ассистировать?
- Да… Это совсем несложно. Просто будешь сидеть и смотреть. Хорошо?
- Да…

16.
- Что с тобой? Сам на себя не похож, - заметил Витя в обед.
- Все в порядке.
- Это из-за той обалденной блондинки?
- Нет. Хотя она к этому тоже кое-каким образом причастна.
- Оп-па. Даже так? Ну, скажи, как она? Хороша, да? Вы же вчера вместе ушли.
- Вместе. А сейчас она… - Ник взглянул на часы, - уже три часа, как едет в поезде домой.
- И ты отпустил такую женщину?! Ник, я тебя не узнаю!
- Я не люблю ее. Елена заслуживает гораздо лучшего, чем я.
- Значит, Елена. Ну, а телефон-то хоть есть?
- Нет… Ни телефона, ни адреса. Что, понравилась?
- Еще бы!

Ник усмехнулся. Каким был бабником Витька, таким и остался.
- Вить, мне очень нужна твоя помощь. Я завтра показываю новый трюк. И я не знаю, насколько гладко он пройдет.
- Постой, ты хочешь сказать, что ты не репетировал и показываешь «зеленку»?
- Да. Иначе нельзя. Я не смогу повторить его.
- Главный знает?
- Нет. И не должен знать. Иначе не выпустит.
Бармен сразу посерьезнел. Приготовился услышать что-то действительно важное.
- Витя, помнишь мою зажигалку? Я тебя очень прошу, проследи, чтобы это осталось только у меня на руках. Это не должно больше никого касаться. Кому я еще могу доверить свой секрет, как ни тебе?
- И все?
- Да. Потому что это слишком серьезно. Ты поймешь, когда увидишь.

Весь вечер Ник читал старую книгу. Даже Мария не спрашивала ничего, понимая, что завтра сложный день. А фокусник только изредка поглядывал на нее и улыбался.

17.
Главный решительно шагал по коридору. Как только им в голову пришло! Пожарная комиссия посередине недели! Да еще в такое время! Представление на носу!
«Вроде все на месте и все в порядке. Но они найдут, к чему придраться в любом случае. Ладно. Дадим контрамарки на месяц вперед… что там еще?..»
- Ник! Стой! – главный слету чуть не врезался в колонну. – Помнишь, ты говорит насчет нового номера? Пока забудь. Никаких огненных букв и всего такого.
- Но…
- Сегодня только проверенное все… Ясно?
- Но я… ясно.
Главный пошагал дальше. Ник улыбнулся сидящей на руках кукле и подмигнул.
- А мы все равно сделаем новое… но без огненных букв.

Он готовился как к обычному выходу. Разве что больше волновался. Кукла в новом белоснежном платье молча смотрела на него. Вот он снова проверил все. Все на месте. Все в порядке. Вот еще раз открыл книгу. Прочитал. Все помнит. Все, до последней запятой. До вдоха. До миллиметра расстояния между ладонями. Не один день от тренировался с одного раза ставить ладони друг против друга с точностью в полсантиметра. А это важно!!!
Согрел ладони. Тепло сразу потекло по рукам к голове. Закрыл глаза. Вдох. Выдох. Еще раз.
Подошел к кукле.
- Мария, ты не боишься?
- Нет. Ведь ты же со мной.
Она ни о чем не догадывалась…

Витя сам проверил точную расстановку реквизита на манеже. Все, с точностью до сантиметра. Главный в ужасе смотрел на него.
- Ты что делаешь??? – накинулся он на бармена, когда тот ушел с манежа.
- Ник просил, чтобы все именно так стояло.
- С каких пор ты занимаешься его атрибутами?
- А что случилось?
- Ты знаешь, что там в зале такие люди сидят… одно их слово – и цирк распустят…
- Да ладно. Опять преувеличиваете.
- Не приведи Господь, если вы что-то задумали!..
Главный пригрозил Вите. Но было уже поздно. К ним шел решительный Ник со своей любимой куклой на руках. Посмотрел на Виктора. Тот кивнул. На директора Ник даже не взглянул. Только глубоко вздохнул и сделал шаг в темноту манежа…

18.
Кукла радостно оглядела зрителей. Сколько же их!? Не было ни одного пустого места до самой галерки…
- Добрый вечер, дамы и господа. Разрешите представить вам самую прекрасную помощницу в волшебных делах. Мария!
Кукла помахала ладошкой. Зрители стихли. Все думали, что это обычная кукла, марионетка. которую дергают за нитки или одевают на руку…
А Ник тем временем посадил куклу на специально приготовленный трон. Она уселась поудобнее и поправила кружево на платье.

Публика затаила дыхание.
- Ник, как она работает?! – крикнул кто-то. – На батарейках?
Кукла вскочила:
- Сам ты на батарейках!
Ник резко повернулся на выкрикнувшего. Жестом приказал встать. Повернуться кругом на месте раз десять. И потом сесть на место.
- Не обижайте мою помощницу, пожалуйста.
И люди только восторженно замолчали. Ник сотворил из воздуха алую гвоздику и подарил кукле.
- Не обращай на них внимания. Просто смотри.

А потом он делал такое, от чего зрители только ахали и аплодировали. Из ничего, из воздуха фокусник творил чудеса. Белыми гвоздичками светились написанные под куполом цирка стихи и осыпались цветочным дождем на манеж. Под звуки прекрасного вальса, неизвестно откуда звучащего, вода в большом прозрачном аквариуме играла яркими цветными фонтанами. Щелкая пальцами, Ник зажигал цветные прожекторы, а потом словно маленькие фейерверки взрывались над зрителями, осыпая всех лепестками живых цветов…

Главный схватился за голову, в ужасе смотрел на фокусника. Что еще натворит этот неугомонный Ник??? Не надо было вообще выпускать его на манеж сегодня! Теперь их запросто лишат лицензии!
- Витя, что он делает???
- Работает…


19.
- Я его уволю… уволю…- ходил кругами главный.- И тебя, Витя, тоже! Как соучастника! Там же сам этот сидит – Министр … а чтоб его принесло у какой другой день!
И тут же выглянул из-за занавеса, посмотрел туда, где сидела такая важная комиссия… Министр ошарашено смотрел выступление Артиста… Какой реакции надо было ожидать после такого выступления – главный не сомневался. Полный провал. Разгром. Лишение всех лицензий…

Какой черт дернул согласиться два года назад взять его на работу??? Зеленый несмышленыш из доморощенного подвального театрика… Кто он вообще такой??? Фокус-Ник!
Но сейчас, спустя 2 года, это странное цирковое имя собирало полные залы… Ради него люди шли на представления. Таких выкрутасов не делал никто.
А теперь??? Что теперь???

Он снял свой черный плащ, отбросил в сторону. Закатал до локтей рукава белоснежной рубашки, чтобы все видели, что тут нет никакого подвоха. И подошел к кукле.
- Тебе понравилось?
- Да, очень!
- А теперь… только ничего не бойся. Обещаешь?
- Да…

Ник огляделся. Все предметы были на своих местах. Пересадил куклу в самый центр. Мария сначала улыбнулась. Но потом увидела, что вокруг Ник расставил маленькие плавающие свечи в красивых вазах. Удивленно и испуганно посмотрела на него. Но фокусник только улыбнулся и показал знаком – молчи!

Отошел от нее на ровные два метра. Повернулся. Вдох. Выдох. Еще раз. Как же ему самому было страшно! Ведь никто на свете еще не проделывал такое! Ну разве что в средневековье, когда была написана та странная книга. Ровно на расстоянии в полметра направил ладонь на ладонь. Сразу почувствовал тепло, оживающее меж пальцев. Значит, все правильно. Все так и должно быть… оставалось только сосредоточиться, и чтобы ни единого звука вокруг не было… впрочем, о последнем не надо было беспокоиться. Публика была просто ошарашена происходящим.

20.
Не отрываясь, Ник смотрел на куклу. Мария с тревогой оглядывалась вокруг. А когда встретилась с ним взглядами – испугалась. Такие родные теплые карие глаза стали совсем темными, и не отпускали от себя…

Вода в аквариуме и в вазах со свечами начала пузыриться, закипала… Потом вспыхнули сами собой плавающие свечи… Кукла ахнула и закрыла личико руками.
«Смотри на меня, смотри же!» - умолял мысленно Ник. И она услышала. Он не мог моргнуть, чтобы не оборвать зрительный контакт… А глаза уже наполнились слезами, и две мокрые дорожки пробежали по щекам…

Кукла увидела, что между его ладонями начинает плавиться воздух… так бывает, это видно, когда летом смотришь на асфальтовую дорогу. Воздух словно живой, видишь, как он движется и плавится…
Ник направил этот раскаленный шар к себе. И едва коснулся им груди – в шаре сверкнула маленькая молния. Кукла вскочила от испуга. А Ник осторожно стал передвигать ладонями этот шар в сторону куклы…Как завороженная, Мария встала и протянула к нему свои крохотные ладошки…

Ник что-то шептал одними губами. Все должно получиться!!! Он просто уверен в этом!!!
- …Дарю… - прошептал Ник еле слышно.
- …Беру… - так же тихо прошептала кукла.
Но их шепот был слышен по всему цирку… Едва она коснулась ладошками шара, сильная боль пронзила от макушки до пяток...
Шар взметнулся вверх, под самый купол, искрясь, словно сумасшедшая шаровая молния. Столкнувшись с огромным прожектором, рассыпался на искры, осыпая манеж и зрителей…
На месте, где стояла кукла, висело белое густое облако тумана. Ник просто развеял его ладонями…

Хрупкая девушка с черными кудрявыми волосами в роскошном белом платье упала с высоты человеческого роста прямо Нику в руки…
- Мария, проснись! Просыпайся, я сказал!
Услышав знакомый голос, девушка распахнула огромные фиалковые глаза…
- Ник, ты рядом… рядом…

Он обнимал ее и плакал от счастья. Все получилось так, как он задумал! Все!
Публика гремела, кричала, рыдала… Все стоя признавали грандиозный успех, даже «страшная» комиссия во главе с Министром ликовала. Чем вернула к жизни наблюдавшего из своего убежища главного. Он уже хотел крикнуть «Ник, ты уволен!».
Ник словно услышал его. Обернулся на занавес. Поднял руку вверх и воздухе написал красными искрами «Согласен!»
- А ты? – спросил он Марию, – Ты согласна?
От счастья перехватило дыхание. Она взяла его руку в свои и написала рядом в воздухе «ДА».

Ник щелкнул пальцами, и густой дождь из золотых блесток укрыл их своей пеленой. А когда золото улеглось на манеж, то влюбленные уже исчезли, чтобы никто не смог увидеть их самый первый за столько лет поцелуй…

КОНЕЦ.

Наталия Постолаки, декабрь 2009 года, Москва