Домовой

 


1.
Они смеялись. Первое место в таком престижном районном конкурсе бальных танцев! Весь зал стоя аплодировал их паре! Все жюри единогласно поставили высшие баллы. Об этом можно было только мечтать! Дорога домой вела через лес. Так короче. Поскорее бы приехать домой и обрадовать всех-всех-всех!
- Мигель, тормози!
Брат до отказа вжал педаль тормоза в пол.
Не успел. «Вольво» впечаталась носом прямо в поваленное дерево. 
- Черт! - выругался парень, осматривая машину снаружи. – пробило бензопровод. Вероятно, какой-то камень попал или что-то еще. Хорошо, что в багажнике полная запасная канистра. Как далеко мы от дома?
- Судя по карте – еще миль 5 через лес, а потом 15 по трассе.
- Кошмар. Придется ночевать тут. Я не успею до темноты починить. Да и дерево… или надо искать объезд, или пилить на куски это и потом оттаскивать. Вот только чем пились? Не ножом же! Готовься, сестренка. Ночка будет веселой.
- Да уж. Мигель, а тут волки есть? До ужаса боюсь.
- Ну, какие волки в наше время в небольшом лесу посередине Европы? Мы же не в средневековые времена живем!
- Успокоил.
Темнело быстро. Небо становилось серо-фиолетовым, ветер усиливался. Костер и старое одеяло уже не согревали. Вдруг шелест срываемой ветром листвы сменился четкими шагами. Кто-то бежал. Ребята настороженно всматривались в сумерки. И тут девушка закричала. К ним на огонь выбежали два самых настоящих волка…
- Тихо, сестренка. Тихо. Замри. Не двигайся. Не дыши.
Брат медленно взял из костра горящую ветку. Волки остановились. Молча смотрели на непрошенных гостей их леса. Потом обошли вокруг них. Но даже не рычали. Ребята чуть не умерли от страха. Но потом вдруг звери развернулись и побежали прочь. Так же стремительно, как и появились.
- А ты говорил, что волки – это средневековье…- перевела дух девушка. – Ой, а если они вернутся? Если они пошли за всей стаей??? Мигель! Я боюсь!
- Ничего. Мы переночуем в машине. Они не смогут забраться внутрь. Гаси костер. А утром будет видно.
- Хорошо, братишка. Как скажешь. Ой, смотри! Там какой-то дом, что ли? Видишь, свет горит как в окнах? Слава Богу, цивилизация! Надеюсь, нас пустят на ночлег, и завтра помогут починить машину.
- Что ж, пойдем, посмотрим. Надеюсь, ты права…

2. 
- Ну и кто там? – спросил он.
Волчица потерлась о его ноги и ткнулась носом в ладонь. «Не стоит бояться. Просто двое. Завтра днем они починят машину и уедут. Если ты поможешь расчистить им дорогу. Кабаны подрыли дерево, и оно упало.»
- Когда-нибудь я пущу всю эту шайку пятачковых на жаркое, - злобно процедил сквозь зубы незнакомец. – Раз они не понимают объяснений. С меня хватит! Столько лет я хочу просто покоя! Не хочу больше никого видеть!!!
«Ну что ты. Успокойся. Все завтра. Эти двое не потревожат тебя…»
- Ты уверена?
Он смотрел в глаза животному. А волчица смотрела на него. Они понимали друг друга с полувзгляда. И оба насторожились. Незнакомое чужое эхо разнесло шелест странных звуков по их пустому дому…

- Мигель, смотри, это просто невероятно… такой красивый замок… Кто же тут живет? Надеюсь, хозяева разрешат нам переночевать здесь. Мы не будем их стеснять…
- Сестренка, ты только посмотри… это же удивительно! В наше время сохранился такой роскошный замок! И его не растащили мародеры… наверное, тут какая-то своя особая система охраны…
- Кто вы такие и что вам тут надо?
Грозный голос незнакомца раздался откуда-то сверху. Эхом повис в просторном зале. Казалось, задрожали стены и стекла…
- Добрый вечер! У нас недалеко сломалась машина. Мы хотели бы попросить у вас ночлега и помощи. Чтобы завтра снова поехать своей дорогой. Вы поможете нам? – начал Мигель, ничуть не испугавшись.
Незнакомец оглядел гостей. В это время волчица подошла к нему и посмотрела на хозяина. Девушка взвизгнула. 
- Не бойтесь, Мара ручная. И Густав тоже, - ответил хозяин, глянув на подошедшего волка.
В знак согласия звери послушно сели у его ног. Незнакомец стал спускаться к ним по широкой каменной лестнице, подметая длинным черным плащом серые ступени. Он был похож на сказочного мага-отшельника. Одет во все черное, только большая серебряная пряжка украшала широкий ремень. Темные волосы спускались на плечи, а вокруг глаз солнечными лучами разбегались тонкие морщинки.
- Мои друзья рассказали о вас. Куда вы едете?
- Домой. Тут недалеко осталось. Простите нас, мы не хотели причинять вам беспокойство,- сказала девушка. – Мы участвовали в конкурсе бальных танцев. 
- Как вас зовут?
- Я – Альма, а это мой брат Мигель. Вы поможете нам?
- А…Альма?- с дрожью в голосе переспросил хозяин. – Этого не может быть…
- По-испански это значит «душа»,- улыбнулась девушка, надеясь хоть как-то очаровать незнакомца, чтобы тот позволил им переночевать.
Он смотрел на нее темно-карими глазами так, словно видел перед собой привидение. Девушка испугалась, взял брата за руку.
- Пожалуйста, не пугайте нас. Если вы нам отказываете, мы переночуем в машине, а завтра попробуем сами разобраться с нашими поломками.
- Нет… Мара и Густав покажут вам ваши комнаты. Будьте как дома. Извините, мне надо идти…
Он вихрем прошелся по лестнице, оставив за собой след невероятно откуда взявшихся цветочных запахов.
- Ты что-нибудь понял? – спросила Альма брата?
- Только то, что ночевать мы будем здесь.
Волки грациозно спустились к ним и знаками, кивками, взглядами пригласили идти за собой. Поднимаясь за животными по лестнице, Альма с удивлением заметила, что цветочный аромат только усиливался. Вопросительно посмотрела на брата. Но то тоже ничего не понимал и только пожал плечами…

3.


Maldito Duende
He oido que la noche es toda magia
y que un duende invita a soñar
y sé que últimamente apenas he parado
y tengo la impresión de divagar

Amanece tan pronto y yo estoy tan solo
que no me arrepiento de lo de ayer
Las estrellas te iluminan y te sirven de guía
Te sientes tan fuerte que piensas
que nadie te puede tocar

Las distancias se hacen cortas
pasan rápidas las horas
y este cuarto no para de menguar
y menguar y menguar
Tantas cosas por decir
Tanta charla por aquí
Si puedo por fin escapar de este lugar

Amanece tan pronto y yo estoy tan solo
que no me arrepiento de lo de ayer
Las estrellas te iluminan y te sirven de guía
Te sientes tan fuerte que piensas
que nadie te puede tocar

Amanece tan pronto y yo estoy tan solo
que no me arrepiento de lo de ayer
Las estrellas te iluminan y te sirven de guía
Te sientes tan fuerte que piensas
que nadie te puede tocar

Сумасшедший домовой

Слышал я, что ночь - это вся магия, 
И что домовой нас приглашает помечтать.
И знаю, что в последнее время, как только я остановился,
И у меня есть отпечаток от блужданий,
Рассветает так быстро, и я так одинок,
Но я не раскаиваюсь о прошлом.
Тебе светят звезды.
Сегодня они тебе служат путеводителем,
И ты чувствуешь себя таким сильным, как и думал,
И никто тебя не может тронуть. 

Расстояния укорачиваются,
Проходят быстрее часы,
И эта комната не перестает уменьшаться.
И есть столько вещей, чтобы поговорить,
И столько разговоров здесь,
Если бы можно было выбраться из этого места…

Рассветает так быстро, и я так одинок,
но я не раскаиваюсь о прошлом.
Тебе светят звезды.
Сегодня они тебе служат путеводителем,
И ты чувствуешь себя таким сильным, как и думал,
И никто тебя не может тронуть.

(Перевод Полины Кувырковой.)


- Зачем?! Зачем ты привел ее сюда?! – закричал незнакомец в зеркало, сдернув с него пыльное покрывало.
- Это не я, - ответило его отражение.- Это судьба.
- Не лги! Только ты можешь такое сделать!
- Ты сегодня не такой. Успокойся. Посмотри на все иначе. Может, это выход?
- Успокойся?! Я полвека искал разгадку! Полвека искал ее имя. Это волшебное слово, которое вернет мне жизнь…
- Вот и нашел. Чего кипятишься? Скажи ей об этом. И все будет прекрасно. Думаешь, мне не надоело жить в зеркале? 
- Замолчи! Посмотри на меня. Я уже не тот, каким был. Годы берут свое, не смотря на проклятие… я всего лишь старый колдун старого замка…
- Не глупи. Судьбу не обманешь. У нее всегда полно сюрпризов. 
- И поэтому она именно сейчас привела сюда эту девушку? Я не хочу ей зла. Она слишком молода, чтобы остаться тут.
- Брось! – засмеялось отражение. – Ты никогда не был таким сентиментальным.
- Но я никогда не встречал девушку с именем «Душа».
Отражение только покачало головой. Конечно, ему тоже хотелось освободиться из стеклянного плена. Но все было в руках его настоящего. А он вдруг почему-то стал вести себя как-то иначе, не так, как всегда. И с этим надо было что-то делать…
- Послушай, - сказало отражение. – Пусть это будет в последний раз. Потом все. Ладно? А вдруг это тот самый наш выход отсюда?
- Наш? – переспросил хозяин. – Нет. Это твой выход. Выход из тьмы. И ты цепляешься за каждую возможность, потому что понимаешь, что шансов с каждым годом становятся все меньше. Это из-за тебя я искал ее имя. Из-за тебя сошел с ума, собирая из букв слова, как маленький мальчишка. Все из-за тебя!
- Я всего лишь твое отражение. Мы – одно целое…
Хозяин и сам понимал это. Без отражения в зеркале ему некуда идти. А оно заперто в единственной раме… Он поднял покрывало и снова спрятал большой стеклянный склеп своего отражения…
Ему предстояло сделать нелегкий выбор…

4.
- Мигель, смотри, тут два замка в одной двери,- удивилась Альма.
- Да. Один, чтобы закрывать дверь с одной стороны, а другой – с другой. Интересно, для чего такое кому-то понадобилось?
- Не знаю. А хозяин тут странный. Чем ему мое имя не понравилось?
- А мне кажется, наоборот. И не просто понравилось. Скорее, он испугался, просто оторопел. С чего бы?
Гости разглядывали свои комнаты. Входы были разные, но сами комнаты между собой соединялись дверью. С двумя замками.
- Сестренка, а ты не побоишься спать одна? Предлагаю не закрывать эту странную дверь вообще.
- Согласна. Если испугаюсь – прибегу к тебе. Ох, Мигель, не помнишь, в машине никакой еды не осталось? 
- Проголодалась? На, возьми шоколадку, сластена, - брат вытащил из внутреннего кармана сладкое лакомство. – Специально для тебя припас. Ты ж с вечера не ела ничего. Волновалась перед выступлением.
- Мигель! Ты даже не представляешь, как я тебя люблю, братишка!
Едва девушка открыла плитку, как в комнату, где они сидели, вошел волк.
- Спокойно, Альма, это друзья. Не забывай. Вряд ли тут будут чужие.
Зверь принес конверт в зубах. Осторожно положил на край столика.
- Спасибо, - улыбнулась девушка, поражаясь, насколько дикое животное может быть умным.
«Дорогие гости моего замка! Позвольте пригласить вас на ужин. Надеюсь, скромное меню придется вам по вкусу. Идите за Густавом. Он вас проводит».
- Сестренка, как думаешь, этот странный человек может читать мысли?
- Не знаю. Но он угодил в самую точку. Я жутко хочу есть, - улыбнулась Альма и обратилась к волку.- Значит, тебя зовут Густав? Что ж, мы с удовольствием принимаем приглашение. 

- Благодарю, - странный хозяин в черном помог Альме сесть за стол. Мигель расположился рядом.
- Ничего себе… Это вы называете скромным меню? – удивился парень. 
Стол был накрыт как на королевский пир. Удивительные блюда словно сошли с картинок кулинарных книг. В резных графинах стояло вино, серебряные приборы правильно располагались вокруг белоснежных тарелок…
- Мне кажется, я попала в сказку…
Хозяин улыбнулся. Именно этого он и хотел. Сказки для нее. Сколько раз он проделывал этот трюк! Сколько доверчивых девушек попадалось на него… и все было напрасно. Но сейчас все было иначе. Хозяин не чувствовал того азарта, того трепетного чувства, что скоро придет конец всем его мучениям… Была только пустота. Как говорил его двойник в зеркале? Да. Это в последний раз. Значит, такова их судьба – жить в заброшенном старом замке, беречь его, охранять. И быть никому не нужными. Куда он может пойти? В мир, где на каждом углу зеркала? Где даже в витринах сияют отражения прохожих? Его просто уничтожат, как мистического вампира. У тех тоже нет отражения…
Хозяин с улыбкой смотрел на гостей. Те были действительно голодны. Впрочем, это нетрудно было предположить. Раз они ехали с конкурса бальных танцев. То наверняка участники этих соревнований. А перед выступлением вряд ли захочется завтракать… и уж кому как не ему это известно…
- Так вы говорили, что едете с соревнований?
- Да. Мы танцуем. И как оказалось, совсем неплохо.
- какое же место вы заняли? Слышал, конкурс был довольно сложным.
- Первое, - ответил Мигель, как будто это было само собой разумеющееся.
- Вот как?! Так это же просто прекрасно! Когда-то я тоже танцевал. Давно это было.
- Забавно, - сказала Альма и заметила, что хозяин чаще смотрит на нее, чем на что-либо. Впрочем, это было понятно. Вежливость была у него в роду. 
Теперь он не казался ей таким уж странным и жутковатым. Скорее, отшельником, уставшим от мирской суеты. Богатый мужчина в годах, решивший провести остаток дней в уединении и написать мемуары. Что ж, пусть так. Им просто повезло, что он попался им в этом лесу. Жутковато ночевать в машине посреди чащи…
- Скажите, а как ваше имя? – спросила девушка. – Вы так и не представились.
- О, оно слишком длинное, чтобы его называть. Зовите меня просто - Домовой.
- Домовой? Хорошо, как скажете…

5.
После ужина беседа продолжилась в гостиной. Как-то само собой все было. Ни Мигель, ни Альма не заподозрили ничего странного в поведении Домового. Просто гостеприимный хозяин огромного замка… Вежливый, тактичный… Наверное, его родные гордятся им. Такой галантности Альма не встречала давно. Если вообще встречала…
- …А чем вы занимались до приезда сюда, Домовой?
- Ну, скажем так, у меня было свое небольшое дело. Потом я удачно продал его. И купил этот замок. Здесь очень тихо и уютно. Вам понравится. 
- Мы рассчитываем завтра починить нашу машину и поехать домой. Брат уже позвонил родным, чтобы они не волновались.
- Так позвоните еще. Гости у меня бывают редко. Места здесь много. 
- А разве родные вас не навещают? 
- У меня нет родных. 
- Простите…
Альма и Мигель переглянулись. Вот и еще одна причина его отшельничества. Мало ли, что произошло в жизни этого человека. Но теперь он совсем один. По его словам. 
- Ничего. Это вы меня простите. Послушайте, а может, вы станцуете что-нибудь для меня? Давно не видел ничего подобного.
- Конечно. А у вас есть музыкальный центр? Я принесу диск с музыкой, - сказал Мигель.
- Все намного проще – улыбнулся Домовой и хлопнул два раза в ладоши. 
Из ниоткуда полилась музыка. Ребята испугались. Но Домовой всего лишь показал на второй этаж – Гувтав аккуратно нажал лапой на кнопку серебристого центра.
Мигель засмеялся и повел сестру на середину гостиной.
Домовой с наслаждением смотрел на их румбу. И улыбался… Его план был давно рассчитан. Оставалось лишь время… Едва музыка кончилась, ребята откланялись. Домовой откровенно аплодировал. 
- Великолепно! Большое спасибо! Давно не испытывал такого удовольствия. Ваша победа в конкурсе полностью заслуженная. Прекрасный танец. Какая грация…
- Спасибо, - засмущалась Альма и почему-то покраснела.- Вы ведь тоже танцевали. Не хотите вспомнить? Я помогу. Мигель, ты не против?
- Нет, - ответил он и поморщился, присев в высокое кожаное кресло.
- Что с тобой, братишка? – испугалась она.
- Наверное, когда ты закричала «тормози», сильно приложился к рулю. Пустяки. Пройдет. Ты хотела потанцевать? Я давно не видел тебя со стороны.
Альма все еще не решалась отойти от брата. Видимо, он задел ребра, и теперь боль отдавалась по всему телу. Похожее уже было, когда он с Алехандро впечатались в деревянную беседку в парке. Тогда отделались штрафом и трещинами грудной клетки. А теперь, наверное, еще и старая рана дала знать…
- Так ты станцуешь для меня сестренка?
- Конечно. Но если тебе станет хуже, скажи…
Домовой оказался прекрасным танцором. Было в нем что-то загадочное… Осанка, стройность, какой-то огонек внутри… Альма не предполагала, что в его годы можно так двигаться. Пораженная, она смотрела в карие глаза хозяина и не скрывала своего восхищения. А от его прикосновений словно мурашки по коже пробегали. 
- Вы в прекрасной форме, Домовой,- пыталась совладать с собой Альма.
- Я знаю, - нескромно ответил он, - к вашим услугам, сеньорита.
- Снова этот цветочный аромат… Откуда?
- Этот дом полон загадок. Если вы пожелаете, я расскажу вам все его секреты.
Мигель улыбался и хлопал в ладоши. Он не слышал их голоса
- Браво!

6.
- … Альма, вы с ума сошли! Какой замок? Какая авария?
- Алехандро, милый, всего пару дней. Это же нам не помешает? Я так переволновалась перед конкурсом! Ну могу я хоть на немного расслабиться и забыть обо всем?
- Даже обо мне?
- Ну что ты, нет, конечно… Любимый, как там наше путешествие?
- У нас будет самый прекрасный медовый месяц, милая. Путевки уже у меня.
- Я люблю тебя, Алехандро…
- Поговорила? – спросил Мигель, когда сестра положила трубку телефона.
- Да. Он все равно волнуется. Даже когда со мной рядом ты.
- Ничего удивительного. Боится, что ты опоздаешь к алтарю.
- Мигель! Никуда я не опоздаю!
- Да шучу я, шучу… кстати, классно танцевала, сестренка. Сможешь так же на свадьбе с мужем?
- Нет. Так – не смогу. Только лучше!
Они весело засмеялись, пока Мигель снова не схватился за бок. 
- Братик. Ты полежи. Пойду спрошу у Домового какую-нибудь мазь. Ну, есть же у него тут лекарства! 
- Только недолго. Все равно он какой-то странный.
- Я быстро.
Альма выпорхнула из его комнаты и побежала в гостиную. Там оставался Домовой, когда она повела брата в постель. Но комната была пуста. Лишь неуловимый аромат цветов тянулся откуда-то сверху. «Наверное, он у себя. Надо найти его комнату и попросить для Мигеля лекарство»,- подумала девушка, идя за запахом.

Домовой одернул покрывало. Отражение усмехнулось.
- Молодец! Как всегда – превосходно!
- Это последний раз. И я не стану ее удерживать. Если захочет уехать – пусть!
- Сумасшедший! А зачем тогда все? Разве не для того, чтобы она осталась? Зачем ты все это делаешь?
- Я отпущу тебя. А потом отпущу ее. 
- Неужели ты сможешь жить без Души? – засмеялось отражение.
- Я не хочу больше зла. Хватит. 
- Ты умрешь!
- Да! Я не могу больше жить, творя только зло! Посмотри на меня и на нее. Не могу так с ней поступать!
- Но это твоя душа…
- Нет. Это просто девушка. С именем «Душа». Прекрасная девушка… и лучше умру я, чем она.

Альма осторожно постучала в дверь. Домовой быстро накинул на зеркало покрывало.
- Альма? Что случилось? – он открыл дверь, искренне удивившись ее приходу.
- Домовой, мне неловко просить вас… но может у вас есть какая-нибудь мазь для Мигеля? Что-нибудь обезболивающее. Наша аптечка осталась в машине. Я не могу сейчас туда пойти, ночь…
- Проходите. Сейчас что-нибудь поищу. Вашему брату так плохо?
- Да. Видимо, старые трещины снова разболелись. Он уже попадал в аварию вместе с моим другом. 
- Другом? Простите. Конечно, у вас есть друг. И вы, конечно, собираетесь в скором времени пожениться. 
Альма поразилась. Откуда он мог знать? Ни о чем таком они не разговаривали. 
- Вы умеете читать мысли? – улыбнулась она, взяв склянку с мазью из его рук, а Домовой как бы случайно коснулся ее тонких пальцев. И снова как электрический разряд, как тогда в танце.
- Немного. 
- Интересно…
- Ваш брат вас ждет. Поговорим об этом завтра,- сказал хозяин, провожая гостью к двери…

7.
- Глупец! Зачем ты ее отпустил?! – закричал двойник, едва Домовой закрыл на ней дверь. – Все могло быть намного проще! 
- Замолчи…
- И не подумаю! Скажи, неужели тебе не надоело так жить? Неужели ты не хочешь снять это проклятие? Или тебя устраивает жить, будучи прикованным к этому замку, к этому лесу, куда уже столько лет никто не ходит? Все боятся легенды. Боятся тебя!
- Хватит…
- Перестань, спустя полвека мы освободимся… сколько тебе еще осталось? Разве ты не хочешь прожить остаток дней как нормальный человек?
- Не такой ценой. Не такой…
Домовой подошел к зеркалу. Снова посмотрел в него. Но не было сил спорить. Он понимал, что после стольких лет его заточения – вот он, выход. Надо только сделать то, что он делал сотни раз. Просто взять душу… Он пристально смотрел на свое отражение, и молчал. 
- Ну же? Чего тебе стоит? Или ты не заметил, как она реагирует? Так же, как все. Тебе осталось совсем немного. И мы будем свободны!
- А она? Нет. Ты ошибаешься. Я не стану этого делать! Да. Я долго думал. Но хватит.
- Ну послушай же!
- Хватит! – закричал Домовой и швырнул в зеркало горсть деревянных букв, из которых пятьдесят лет он пытался сложить одно лишь слово – душа…

Альма подняла его майку и ахнула. На том же самом месте, где раньше была рана – красовался лиловый кровоподтек. И начинал серьезно распухать. Девушка осторожно коснулась мазью больного места. Брат поморщился от боли. 
- Потерпи, Мигель. Сейчас будет полегче. Домовой дал обезболивающую мазь. Надеюсь, она поможет. Но как только мы вернемся домой – сразу в больницу. И еще – машину поведу я.
- Уговорила, сестренка… Я очень устал. Не надо было с твоим Алехандро ломать ту беседку.
- И не надо было ехать через этот лес. Ну есть же нормальная дорога! Нет. Тебе приспичило именно свернуть.
- Но тогда бы мы не увидели этот прекрасный замок.
- Не оправдывайся, любимый братик. Ничто не стоит твоего здоровья. Все. А теперь спи. Надеюсь, утром тебе будет полегче.
- Надо будет поблагодарить Домового. Он очень любезно нас принял, несмотря на свою странность.
- Да уж. Станешь тут странным, живя отшельником… Спи. Спокойной ночи. Я лягу в твоей комнате?
- Как хочешь. 
- Мне страшно за тебя, Мигель…

8.
Альма сладко потянулась от солнечного луча, бившего прямо в глаза. Утро. А она неплохо выспалась. Мигель еще спал, склонив голову набок. Но что-то было не так. Нездоровый румянец во все щеки.
- Мигель, братик, да что же это!? - она откинула одеяло. – О, Боже! Что же делать… Братишка, милый, держись. Потерпи немного. Я сейчас…
Она бросилась в комнату Домового. Но даже постучать не успела. Он сам отворил дверь.
- Альма, что случилось? Ваши шаги слышны по всему замку.
- Мигель… ему очень плохо…что за мазь вы дали?
- Идемте!

Проведя рукой над Мигелем, Домовой покачал головой. Нахмурился.
- Это серьезный перелом. Он раньше получал травмы на этом месте?
- Да. Год назад. 
- Ясно. Старая рана и новый удар. Ничего. Он парень крепкий. Выкарабкается. Нужно только ему немного помочь.
- Я вызову врачей… - Альма схватилась за телефон, но Домовой взял у нее трубку и положил обратно.
- Нет. Они не поедут сюда. Никто не знает об этом замке. Да и кто будет искать его в лесу? Я помогу вам. Альма, послушайте. Возле замка растут травы. Мара с Густавом покажут вам, какие нужны. Принесите мне. И побольше.
- Так вы еще и знахарь???
- Нет. Это не знахарство. Это колдовство.
Альма замерла на месте. Испугалась. 
- Да не стойте же! - прикрикнул на нее хозяин, а Мара вцепилась клыками за штанину джинсов, дергая в сторону двери.
Оставшись с Мигелем в комнате, Домовой опустил руку на его рану. Закрыл глаза, словно смотрел ладонью. И только покачал головой. Видимо, вчерашний танец только спровоцировал смещение. Отсюда и опухоль. Если не исправить сейчас, может пострадать легкое. Надо торопиться. Слишком быстро все…

Альма вырывала сиреневые цветы, на которые показывали волки. Девушка торопилась. Неизвестно, как там ее брат, что с ним… И что за лекарство дал Домовой. 
Домовой. Он стал пугать ее. Таинственный колдун, прятавшийся в лесу. Кто же он на самом деле?
Нарвав довольно большую охапку цветов, Альма поспешила обратно в замок. Она поможет Мигелю! Чего бы это ей ни стоило. Она не оставит любимого брата…

9.
Она беспрекословно делала все, что велел Домовой. Зажигала свечи вокруг кровати, заваривала кипящим молоком сиреневые цветы, отчего по комнате расползался горьких запах, ничуть не напоминавший цветочный аромат. Она рисовала на постельном белье странные знаки углем, раскладывала вокруг головы брата кусочки ладана. Домовой что-то шептал. Глаза его стали совсем черные, волосы всклокочены. Не человек, а ворон. Да он и был не человек. 
Альма старалась об этом не думать. Ведь никто, кроме этого странного хозяина не мог им сейчас помочь. 
Мигель тяжело дышал. Испарина не проходила. Румянец стал ярче.
- Домовой…
Он жестом остановил ее. Приказал встать по другую сторону кровати и вытянуть руки над братом, ладонями вниз. А сам не переставал что-то быстро шептать. В комнате нарастал гул. С каждой секундой становился все сильнее. Альма еле держалась. Ладоням становилось все горячее. Домовой схватил ее руки, чтобы она не смогла убрать их.
- Стой, Альма! Стой! – закричал он. – Стой и смотри!
- Не могу!
- Можешь!
Казалось, воздух вокруг сейчас взорвется. Домовой продолжал уже кричать свои заклинания. Или все же молитвы? Словно молния, из груди Мигеля вырвалось черное облако и взорвалось между ними, откинув Домового и Альму в разные стороны комнаты.
И сразу все стихло. Только горький запах заваренных молоком цветов все так же расползался по комнате…
- Альма… Альма!
Она не пошевелилась. Немудрено. Столько энергии отдала. Ей надо просто выспаться. Но не на полу. Пошатываясь, Домовой встал на ноги. Давно он не колдовал. Голова раскалывалась. С трудом совладав с собой, он подошел к девушке и осторожно переложил ее на кушетку. После чего без сил упал на пол…

10.
Мара тронула носом хозяина. Еще раз. Поморщился. Значит, все в порядке. Сейчас он встанет и пойдет в свою комнату. Так надо. «Ну, вставай же! Тоже мне – разлегся. Нашел место».
- Мара. Иду… сейчас…
Волчица дождалась, пока он поднимется и пойдет к двери. На пороге он оглянулся на гостей. Хорошие ребята. Теперь все у них будет славно. А завтра они уедут. Как и хотели.

- Ты все погубил, - сказал двойник, едва хозяин переступил порог своей комнаты. – Все кончено.
- Да. Все кончено.
- Но почему? Почему ты направлял ее ладони не на себя, а на ее брата? Какая разница, что бы с ним стало? А теперь часть ее души у него. И нам это не поможет.
- Пусть. Тебе не понять. 
- Ты никогда не станешь прежним. Не вернешь свои годы. А я…
- Все равно. Пусть будет все так, как случилось. Значит, это судьба.
- Ты сумасшедший старый колдун проклятого старого замка…
- Я знаю. Спасибо, что напомнил. 

Мигель проснулся. Странный аромат висел в воздухе. Смесь трав и еще чего-то. На кушетке в комнате спала сестра. Какая она уставшая… Он подошел к ней и укрыл покрывалом. 
- Сестренка, ты всю ночь просидела у моей кровати. Спасибо, милая. Теперь я в порядке.
- Не мне спасибо. А ему, - прошептала девушка.- Это он спас тебя.
Тело еще отзывалось немного болью. Но не так сильно. Никакой опухоли не было. 
Дверь немного приоткрылась. Заглянул волк. Молча позвал вниз в столовую, завтракать.
- А где ваш хозяин? - спросил Мигель у зверей.
Волчица только посмотрела в сторону его комнаты и заскулила. Гости переглянулись. Аппетит тут же пропал. Через миг они уже стояли на пороге.
Домовой ругался со своим отражением. Друг в друга кидали непонятные фразы, но чувствовалось невероятное напряжение, висящее в воздухе. Они даже не заметили, что на них смотрят.
- Мы не вовремя, - еле слышно сказал Мигель.
Хозяин посмотрел в их сторону. И лицо его сразу изменилось. Он словно помолодел. Исчезли морщинки, открывавшие возраст, взгляд стал ярче. 
- Нет, вы вовремя… Ваша машина в порядке. Дорога расчищена. Вы можете ехать, как только пожелаете. Мигель, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо. Спасибо вам. Альма мне все рассказала.
- Благодари свою сестру. Это ей ты обязан жизнью. Я тут не при чем.
- Но… - попыталась возразить девушка.
- Молчи. Уже завтра вы забудете меня. Забудете этот замок. Я не хочу, чтобы помнили все это.
- Почему?
- Потому! Я ждал вашего прихода пятьдесят лет. А теперь делаю совсем не то, что должен. Я проклят. Чтобы снять проклятие, я собирал души. Но не было среди них девушки с именем Альма. А теперь вместо того, чтобы продолжать…
- Он помогает вам, - засмеялось отражение.
- Замолчи! – он схватил со стола подсвечник и бросил в зеркало. 
Серебряное стекло на тысячи осколков разлетелось по комнате. Альма и Мигель с ужасом смотрели на хозяина замка. 
- У меня больше нет ни одного отражения. Поэтому в замке нет зеркал. Это проклятие. Мне было столько лет, сколько вам сейчас. И я отказался служить черному магу, чтобы не становиться таким, как он. Поэтому он проклял этот дом. И меня. И сказал, что проклятие можно снять только вспомнив имя, или взяв душу … или…
- Что «или»?
- Убирайтесь отсюда. Пока не случилось то, о чем все в этом доме будут жалеть. Уезжайте!
Он снова посмотрел на них. И снова он был другим. Еще моложе. 
Альма испугалась. Брат просто вытолкал ее на лестницу, заставил бежать оттуда, сломя голову, как из огня.
Без оглядки они бросились к стоящей совсем недалеко машине. И через минуту только пыльный след на дороге напоминал об их присутствии здесь…

11.
Он сидел на полу. Среди зеркальных осколков. Закрыв лицо руками. Память не давала успокоиться, доставая давно забытые ощущения. И смешивая с новыми. С чего все началось? С румбы. Да, наверное, именно с нее. Хотя нет. Все началось с его вопроса. И ее ответа. С имени.
Волки лежали рядом, у ног, охраняя покой своего друга и хозяина. Своим десятым чувством они знали, как ему сейчас тяжело. Такое бывает весной, а сейчас позднее лето. Но у людей эти чувства не связаны с временем года. У людей…
Домовой не мог не думать о ней. Он отпустил ее. Хотя не должен был. Мара подняла на него полные тоски глаза. Словно почувствовала что-то. И потом долго слушала, как бьется его молодое горячее сердце. «Странные они, эти люди…» 

Нежнее миллиона поцелуев,
Щека к щеке, дыхание твое.
Под бархатную музыку, волнуясь,
Танцуем мы с тобою здесь вдвоем.
Воспоминанья душу обжигают,
Огонь и страсть в пылающей крови.
Во все века все это называли
Рождением прекраснейшей любви…

12.
- Алехандро! – Альма бросилась ему на шею, едва выскочив из остановившейся машины.
- Альма, милая! Может, ты теперь объяснишь, что с вами было?
- Нет. Лучше не буду. Мы снова вместе. И через неделю наша свадьба. И я ничего не хочу менять!
- Я тоже…
Весь день пролетел словно секунда. Мигель совсем оправился после аварии, они даже танцевали вечером, «отрабатывая» перед родными свою победу…
Ни Мигель, ни Альма не говорили о случившемся с ними приключении. Они просто не помнили его.
И лишь ночью странные сны не давали покоя…
…Альма примеряла свое свадебное платье. Такого роскошного белоснежного шелка больше не было ни у кого. Девушка крутилась перед большим старинным зеркалом, рассматривая себя. Как вдруг замерла.
Зеркало. Что в нем такого странного? Обычное стекло, покрытое серебряной амальгамой. Холодное и загадочное. Как будто проход куда-то. Вот дернешь несуществующую ручку – и дверь откроется.
Нет. Это просто наваждение. Но откуда память вытащила эту тревогу? Непонятно.

Волки не понимали, что с ним происходит. Такое было впервые. Он и выглядел теперь иначе. Словно время повернуло вспять. Он делал все дела в замке, как раньше, выходил в лес, наводя там свой порядок. Но никогда ему не было так грустно и одиноко. Он даже пытался собрать старое зеркало, которое разбил. Но ничего не получалось. А все его колдовские приемы больше не помогали, будто кто-то отнял эту способность…

Альма плохо спала. Нервотрепка перед свадьбой вымотала девушку. Лишь Мигель, любимый брат, понимал ее. Ни Алехандро, ни родители, ни друзья - никто не догадывался, что мучает невесту. Она и сама плохо понимала. Как будто что-то важное было в ее жизни, что она никак не могла вспомнить. 
Проворочавшись полночи, она, наконец, уснула, и в ее сне звучал такой знакомый голос…



Desde El Fondo De Mi Alma

Ven aquí,
Hoy tú vas a saber
Lo mucho que te quiero
Ven aquí,
Siéntate junto a mí
Que te quiero contar.
De un amor
Al que no puedes ver
Un amor tan inmenso
Que lo llevo por dentro.
No se puede medir
Y crece siempre más.

Ven aquí,
Que no puede existir
Quien pueda amarte tanto.
Ven aquí
Hoy tú vas a saber
Mi más grande verdad.
Querida, eres todo en mi vida.
Mis ganas de vivir,
Razón de mi cantar.

Desde el fondo de mi alma,
Necesito decir que te quiero.
Agradezco a la vida
Que me ha dado el amor verdadero

Desde el fondo de mi alma,
Necesito decir que te quiero.
Que no hay nada ni nadie
En el mundo
Que pueda querer más
De lo que yo te quiero.

Ven aquí,
Que no puede existir
Quien pueda amarte tanto.
Ven aquí
Hoy tú vas a saber
Mi más grande verdad.
Querida,
Eres todo en mi vida.
Mis ganas de vivir,
Razón de mi cantar.

Desde el fondo de mi alma,
Necesito decir que te quiero.
Agradezco a la vida
Que me ha dado el amor verdadero

Desde el fondo de mi alma,
Necesito decir que te quiero.
Que no hay nada ni nadie
En el mundo
Que pueda querer más
De lo que yo te quiero.

Из глубины моей души

Приходи.

Ты сегодня поймешь, как сильно мое чувство.

Сядь со мной, я тебе расскажу о великой любви,
Той, что скрыта во мне так давно, так искусно,
И дремлющим вулканом пульсирует в крови,
Её лишь позови.
Нет на свете того, кто полюбит тебя так же страстно.

Приходи,

Я открою тебе свою тайну души.
Не стану пустословить напрасно,
А ты побудь со мной, расстаться не спеши.
Как судьбе я благодарен:
Ключ от вечной любви мне подарен.
Ты сама ещё не знаешь
То, что к жизни меня возвращаешь.
Грёз счастливых пробужденье,
Ты - мой свет и моё вдохновенье,
Сердца боль и души откровенье.
Тебя люблю одну я до самозабвенья. 

(Перевод Ирины Лебедевой.)


13.
Альма торопилась. Открыла гараж, завела машину. Она все вспомнила. Все! До мелочей, до подробностей, до осколков… Дорога. Какие-то полчаса – и она будет на месте. 
Свадьба только завтра. Еще есть время. Немного, но есть.
- Альма, ты куда!? – крикнул ей вслед брат.- Что ты задумала, сестренка?..
Она уже мчалась по шоссе, пытаясь отыскать тот поворот в лес. Кажется, здесь. Свернула. 
Все знакомое, все это она уже видела. Где же этот старинный удивительный замок? Где его хранители-волки? Где же его колдун-хозяин?..
Он услышал ее задолго до того момента, как появилась машина. Словно солнце засияло ярче, озарив все вокруг своим теплым светом. И побежал ей навстречу. Как на крыльях, перепрыгивая через ступени, вихрем пронесся мимо волков, а те встревожено вскочили.
- Альмааа!..
Этот голос она узнала бы из тысячи. Голос из ее сна. Волшебный голос…
- Я не могла не приехать, не могла…- вдыхала она его цветочный запах.
- Знаю. Я ждал тебя. Значит, ты получила мое послание.
- Да… Вы снова изменились.
- Наверное. Я не вижу себя со стороны. Но чувствую, что прежнего меня больше нет. 
- Неужели снова колдовство?
- Нет. Все просто. Альма, все так просто…
Неведомая сила не давала им отойти друг от друга. Девушка смотрела в темные глаза Домового, и словно растворялась в них. 
- Вы говорили, что собирали души? А я хочу сама подарить вам свою. Ведь я и есть – Душа…

14.
Домой она вернулась лишь под вечер. 
- Где ты была? – стал тормошить ее Алехандро. – Ни слова никому не сказала, умчалась.
- Милый, нескромно спрашивать девушку о таких вещах. 
- Я спрашиваю свою невесту. И я имею право знать, где…
- Ни слова больше, ревнивец, - сладко пропела Альма.- Завтра я перестану быть твоей невестой…
Но никто из них даже не догадывался, что может произойти завтра…

Свадебная церемония должна была проходить в саду. Уже готовы были места для гостей, оркестр настраивал инструменты, организаторы вносили последние штрихи к предстоящему торжеству. Альма снова крутилась перед зеркалом. 
- Сестренка, ты выглядишь просто потрясающе!
- Спасибо, Мигель. Я так волнуюсь, просто слов нет…
- Еще бы! Не каждый день замуж выходишь!
- Ох, братишка… как посмотрю в это зеркало – мурашки по коже. Страшно.
- Почему? 
- Разве ты не помнишь?..
- Нет. Что я должен помнить? Твой Алехандро что-то спрашивал о каком-то замке. Это связано с зеркалом?
- Еще как… - она взяла брата за руки, усадила рядом и начала рассказывать. 
Мигель с каждым ее словом поражался все больше. Потом посмотрел в ее ладони, на них не осталось и следа от того чародейства, или как лучше назвать то колдовское действо, которое сотворил Домовой в старом замке.
- И ты отдала ему свою душу…
- Это трудно понять. Еще труднее представить. Я люблю его, Мигель.
- Ты выходишь замуж. Как же Алехандро?
- Он самый прекрасный друг. Самый лучший. Но я не могу приказать своему сердцу. Да, я выйду замуж за Алехандро. И постараюсь сделать все, чтобы он стал самым счастливым. Он это заслужил.

15.
Чем меньше времени оставалось до начала церемонии, тем больше она волновалась. Волновалась, что потом будет мучить и себя, и Алехандро, а главное – его. Домового. Смутно представляя, как будет жить дальше, Альма последний раз посмотрелась в зеркало. И улыбнулась своему отражению. 

«Куда ты?» - Густав обходил старенький автомобиль, натертый до блеска и совсем не потерявший свой превосходный вид.
- Она сказала это, ты понимаешь? Сказала!
«Неужели ты поедешь к ней? Тебя там никто не ждет!»
- Меня ждет Альма. Этого вполне достаточно.
«Там сегодня много людей. Ты не боишься?»
- Боюсь? Чего? Теперь я свободен, ты понимаешь? Свободен! Проклятие исчезло. 
«Как был мальчишкой в душе, таким и остался», - сказала подошедшая Мара.
Он машинально развернул к себе боковое зеркало и замер… На него смотрел веселый счастливый парень чуть больше двадцати лет. 

- …Алехандро, согласен ли ты и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии быть с Альмой, покуда смерть не разлучит вас?
- Да, согласен.
- Альма, согласна ли ты и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии быть с Алехандро, покуда смерть не разлучит вас?
Она молчала. Алехандро улыбнулся. Конечно, она просто переволновалась. Она сейчас ответит. Альма сквозь опущенную фату смотрела на дрожащие руки и не могла произнести ни слова. Они столько раз репетировали это, а теперь все идет совсем иначе.
- Альма, согласна ли ты и в горе, и в радости…
- Нет! – раздался голос над садом.
Альма вздрогнула, словно ожила. Все обернулись назад. Она узнала его. 
- Альма? – спросил Алехандро, ничего не понимая. – Кто это?
- Прости… - и бросилась бежать.
Никогда она не была такой счастливой… Весь мир закружился вокруг них. И ничего больше не осталось. Лишь они вдвоем. 
- Я люблю тебя, волшебник…
- Моя Душа, теперь мы навсегда вместе. Навсегда…

КОНЕЦ.

Наталия Постолаки, август-сентябрь 2009 года, Москва