Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Красивая легенда: Легенда о башне молодых вдов

Красивая легенда: Легенда о башне молодых вдов

Утром прогулка по городу. Я углубляюсь в старые кварталы. Я поднимаюсь на вершину. Напротив - Каспийское море. И огромные корабли. Рядом - Турция, Афганистан... На меня удивленно смотрят женщины, мужчины и дети. Время остановилось в этих, самых узких переулках, на этих, абсолютно восточных площадях, в мечетях, которые появляются, как сонные, из-за угла... Все дома с деревянными балконами и большими зелеными виноградными лозами, спадающими до земли. Многие мужчины носят такие, типично турецкие, шапочки. А у большинства женщин головы покрыты черными или цветными шалями. Я прихожу в Башню Молодых Вдов. У нее красивая легенда: важный господин, владелец района, захотел взять себе самую красивую девушку, влюбленную в бедного парня. Ни власть, ни богатство, ни легкая жизнь не ослепили несчастную, которая предпочла скорее умереть, чем продать себя хозяину. Но было бесполезно сопротивляться. Построена эта Башня напротив моря, массивная и серая, как крепость. И девчушку привели в нее. Когда богач воображал уже, что его возлюбленная стала послушной и принадлежит ему, девушка бросилась с высоты и разбилась.

Подпись под фото: Баку, на Кавказе, создает впечатление того, что находишься в Турции. Сверху, старые кварталы города, похожие на те, что в Стамбуле, и Башня Молодых Вдов, у которой красивая легенда. Внизу - крепостные стены города.

Затем я вхожу в Мечеть Таса - пир, полную молящихся мужчин, босых, поднимающих руки к потолку и потом целующих землю.

Говорят в этом районе язык отличается от русского, больше похож на арабский, который большинство советских людей не понимает. Улицу переходит группа школьников. Все одеты, как жители Памплоны в эпоху Сан Фермина: брюки и рубашка белые, красная косынка на шее. Огромные очереди у киосков с фруктами и зеленью. Пахнет плохо. То есть, это плохо пахнет для нас, странно. Не знаю, почему... Город полон парков, деревьев, памятников художникам и каруселей для детей. На заборах и на площадях я видела афиши к кинофильмам. Почти все фильмы советские. И один испанский, здесь и в остальных местах, которые мы проезжали: постоянно "Пусть говорят", с Рафаэлем, режиссера Марио Камуса, по сценарию Антонио Гала.

Очень тяжело избежать, по истечении многих дней совместного прибывания в поездке, разговоров о политике. Олег всегда на своем месте, безупречен. Он умеет вести беседу. И он очень хорошо знает — я уверена — вопросы, которые испанец задаст ему рано или поздно. Принимает их, как мяч в футболе. Как очень хороший игрок, очень натренированный, очень уверенный. И возвращает его, не теряя улыбки.

Появляется, естественно, "Пассионария" в наших разговорах ( Долорес Ибаррури – прим. перев.).

— Для вас — я спрашиваю его, - это что?

— Символ. Ей уже много лет. Она появляется время от времени на важных встречах. У нее свое место, свой трон. Она как памятник.

В один из дней говорили о религии... Олег говорит:

— Нам внушили Идею о вечности другого рода, не такого как у вас. Если человек работает хорошо в течение жизни, если является примером, если это, как должно быть, будущие поколения будут помнить его имя. Этого не достаточно? Это другая форма вечности...

Он добавляет, после долгих разговоров:

— Я думаю, что у нас самая справедливая система, которая может быть.