Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Este tango es mucho tango… 1973

Este tango es mucho tango… 1973

ЭТО ТАНГО - ТО ЕЩЁ ТАНГО... 1973

Подпись под фото:
В сюжете "Последнего танго в Париже" - два главных героя: Марлон Брандо и Мария Шнайдер.
И такая хроника: поток испанцев, встречающихся в Биаррице, чтобы посмотреть фильм.

Несомненно, даже самая искусная реклама не смогла бы сделать его лучше, "Последнее танго в Париже", фильм, который внезапно превратился в нечто неординарное во многих отношениях. Как уже бывало неоднократно, и как бывает практические всегда, мы все были как не от мира сего. Мы - со своими экстремальными взглядами, само собой... Которые в данный момент не в состоянии изменить. И сейчас мы переживаем "корь" "последнего танго" так же, как несколько лет назад переболели "скарлатиной" "дольче вита" ("La dolce vita", "Сладкая жизнь" - фильм Федерико Феллини, 1960 - прим. пер.). Фильм подобного рода врывается в какой-то определённый момент и становится "звездой", своего рода, флюгером всего, что запретно, что осуждаемо, всех тех фильмов, которые нам было запрещено смотреть. Уверена, - и это ещё на самый скромный взгляд, - что с "Последним танго" виной тому была излишняя, непомерно преувеличенная реклама. Некоторые местные фирмы даже устраивают "уик-энды" с просмотром "Танго", в Перпиньяне или Биаррице, к примеру (города во Франции - прим. пер.).

"Вы не останетесь без Танго, - это могло бы стать весьма неплохим рекламным лозунгом. - И вы тоже! Те, кто имеет широкие взгляды и не отстаёт от моды. Посетим Биарриц. Отличный экскурсионный автобус, поездка туда и обратно, два дня, гостиница с неполным пансионом... Включая просмотр фильма".

Говорят, организованные экскурсии и в самом деле проходят именно так, хотя и под другими лозунгами.

"Последнее танго в Париже" привлекает испанскую публику" - так озаглавил свою статью Жак Бали в ежедневнике "Юго-Восток", выходящем на Баскском побережье. "Дата 23 января 1973 г. была запечатлена в летописи зрелищной индустрии Биаррица, - писал он. - Это был день успешной премьеры фильма в городском Казино. И с тех пор, неделя за неделей, к билетным кассам выстраиваются гигантские очереди. Сбор составляет миллионы франков: никогда ещё не было ничего подобного в городе. Приезжают зрители и из всех районов Испании. Кассирши принимают телефонные звонки из Мадрида с вопросами, будет ли продолжаться демонстрация фильма, и возможно ли приобрести билет. В эти праздничные дни в соседней стране невероятно увеличился поток машин, пересекающих границу. Эта масса прибывающих из Испании сказывается и на экономике: владелец известного чайного салона признался мне, что он практически удвоил свой доход по сравнению с прошлым годом.

А официанты большого кафе, считающие минуты до появления на кино-экране слова "конец", готовы ежедневно обслуживать сотни клиентов... И хотя фильм - без субтитров, это не имеет никакого значения. Мы были на четырнадцатой неделе показа, и скорее всего, фильм и не собирается сходить с экрана.

Благодаря испанскому зрителю, "Последнее танго" побьёт все рекорды билетных продаж в истории Баскского побережья".

Другой журналист, Клод Монсерон, в статье под названием "Фан-танго", рассказывает о точно таком же явлении в Перпиньяне:"Перед билетной кассой стояла очередь более пятисот метров длиной. Фильм демонстрироали по шесть сеансов в день. Праздники Дня Святого Иосифа насчитали двенадцать тысяч испанских зрителей".

- Ваши соотечественники приезжают из всех районов, - объясняет мне портье Казино Биаррица. - Прибыль возросла невероятно. Подите, посмотрите на номерные знаки машин снаружи.

Убедилась в этом на большой стоянке перед кино. Даже смешно: на два французских автомобиля насчитывается двенадцать испанских. Номера из Бильбао, Сан-Себастьяна, Сарагосы, Наварры...

В прошедшие дни Святой Седмицы Биарииц был оживлён, многолюден и весел. Яркое солнце, синее небо. Народ прогуливается, заполняя торговые лавки и магазины, снуёт туда-сюда, разглядывает витрины, обсуждает непомерно возросшие цены, занимает столики бистро на открытом воздухе... Чаще слышна испанская речь, чем французская.

На границе таможенник ехидно усмехался:
- Что? На "Последнее танго"?..

Меня раздражает эта смесь удивления, издёвки и лёгкого презрения, когда французы, разглядывая нас, бросают подобные фразы. Однако, признаюсь, что вполне их понимаю, у них есть основания обращаться с нами так. А мы разве не вели бы себя точно так же. на их месте? Должно быть, в некоторые моменты я чувствовала себя довольно нелепо в этой длинной, огромаднейшей очереди перед кассой кинозала Казино. За редким исключением, практически все мы здесь - испанцы. Поглядываем друг на друга, улыбаемся один другому с ощущением некоего соучастия, неловкости, беспокойства. И стыда. А также и злости. Почему? Потому что нам неудобно, - давайте всё-таки признаемся, - чувствовать себя деревенщиной,ощущать себя мухами, слетевшимися на мёд, или каким-то маньяком, рвущимся к "запретному плоду"... Адамом, завладевшим яблоком...

Забавно выглядит, как всех нас вдруг обуяла потребность оправдываться. И никто не показывает своё истинное лицо. Слышатся приветствия, более или менее приличные, нечто вроде: "Привет! Что тут делаете?.." "Да вот, в отпуске, путешествуем. Так, проезжали мимо... Так что, как видите... Ну, оказались тут... Вот подумали, может, посмотреть это кино... О нём столько говорят... Только имей в виду, я тебя предупреждаю, лично у меня - никакого желания его смотреть... Но вот с Пепе поспорили в поездке. Ладно... Посмотрим, что оно такое. Тем более, мы как раз тут, в Биаррице, так что..."

Каждый из нас стремится продвинуться вперёд, ещё на шаг, в этой веренице, добраться до кассы, приобрести свои билеты и дождаться, наконец, когда погаснет свет в зале, и когда зазвучит это злополучное танго...

Одна фраза повторяется довольно часто:
- Да я уже видел этот фильм... Ну да, уже давно. Ещё когда была премьера, и никто тогда о нём не говорил. А не о чем было... А теперь вот опять иду, но только чтоб сопроводить Хуаниту, ей так хочется посмотреть...

И подобные субъекты - настоящие короли очереди, чувствующие себя петухами в курятнике, этаким могучим колоссом, смотрящим на всех остальных свысока, и бросающим свои категоричные замечания с видом превосходства.

В ресторане "День и ночь" испанская супружеская чета просят, чтобы им подали их ужин как можно скорее:
- Дело в том, что мы спешим в кино...

Официант улыбается, поглядывая сквозь огромное окно на фасад Казино со светящейся афишей фильма.

- "Последнее танго", сеньоры? Ужин тотчас подадут! Не беспокойтесь, у вас вполне достаточно времени, успеете на самые "сливки"...

Испанцы, негодующие и полные достоинства, восклицают:
- Но вы ошибаетесь, месье!.. Мы вовсе не на "танго" собираемся идти. Хотим посмотреть совсем другой, - в Ройяле, фильм с Ивом Монтаном, он нас очень интересует, понятно вам?

И ещё две сеньоры поражались сами себе собственным всевозможным оправданиям, которые они выдавали улыбающемуся официанту, не верящему ни единому их слову. И он с иронией замечает:
- Ну да, да-да... Вам сейчас же подадут ужин. Вы успеете, у вас достаточно времени.

Киноафиши на протяжении этой Святой Седмицы в Биаррице, Сен-Жан-де-Люс и Байоне, среди прочего, предлагали: "Последнее танго в Париже", "Заводной апельсин", Кентерберийские истории", "Я - нимфоманка", "Распутный массажист", "Я испорченная"...

Заслуживают внимания и комментарии, услышанные на выходе из кино, после просмотра "Танго". И были они - на любой вкус. Одни после фильма были просто оторопевшие и в ужасе:
- Какой ужас, Бог мой!.. До чего мы докатимся? Это возмутительно!

Другие, наоборот, ожидали большего, гораздо большего. И разочарованно восклицали:
- Ну вот, и ничего особенного!..

Две приятельницы, преклонного возраста и без сопровождения, выйдя на улицу, вздохнули:

- Да уж!.. Хорошо, что хоть... Вот и посмотрели это пресловутое "Танго". Теперь зато сможем высказывать о нём своё мнение, когда будут об этом говорить...
Они чувствуют огромное облегчение. А одна из них - весьма озабочена и непрерывно переспрашивает другую:

- Слушай, ты уверена, что в церкви Святой Евгении есть служба в Страстной Четверг? Ведь в этой стране нам, иностранцам, никогда ничего не известно. Здесь вообще ничего не празднуют. Даже Святую Седмицу...

(Слыша это, думаю, что Минготе (Антонио Минготе - испанский журналист, писатель, художник - прим. пер.) попал в самую точку, говоря: "Нам в то время не хватало только церковных праздничных шествий в Биаррице и Перпиньяне.")

Комментарии лились бесконечно:
- Какой значительный фильм и какой великий актёр Марлон Брандо!
- Что за отвратительный тип!..
- А она тоже поразительная актриса, да? Вы согласны?
- Она просто гадкая девчонка.

Вспоминаю её заявления во французской прессе. Имею в виду "её", главную героиню, Марию Шнайдер: "Вы полагаете, что переплюнули Брижит Бардо?" - спрашивали её. А она отвечала: "Брижит Бардо? Ну, во-первых, эта мадам на двадцать лет меня старше. А во-вторых, я - актриса."

Испанки, успокоенные и очень довольные, зашли помолиться в свою церковь.
Молодой человек из Памплоны говорит своим друзьям:
- И ради чего столько шумихи? Вот уж действительно, нам всё преувеличили! Да этот фильм - просто ничто по сравнению с теми, что я смотрел здесь летом, на полуночных сеансах, которые... эти, как их там называют? - да, порнография... Вот это просто дух захватывало! Помню один эпизод, с главной героиней и небольшим крокодилом - в ванной... Ох, какая жуть! Вот, вот то было - "мощное" кино, а не то что это "танго"...

Заполняются чайные, бары. Везде большое оживление, многолюдно. Опять вспомнилась статья Жака Бали: "Благодаря Испании билетные кассы побили все рекорды продаж на Баскском побережье".

Мне и смешно, и грустно... Очень грустно...

Наталия Фигероа
06.05.1973
ABC
Перевод Марианны
Опубликовано на сайте 15.12.2010