Рафаэль в программе "Мастера" с Д.Берлин. 2011

1 мая 2011 года

Юбилейному концерту предшествовала широкая информационная кампания. Многие средства массовой информации проявлили истинный интерес к предстоящим гастролям Рафаэля, и потому мы решили представить на этих страницах некоторые материалы, анонсирующие приезд Маэстро и его выступление на главной сцене страны.

Наиболее значимой программой явилась, конечно же, передача Дианы Берлин из ее популярного цикла "Мастера", выходящего по каналу радиостанции "Голос России" по воскресеньям. В студию к журналистке приходят самые известные деятели музыкального искусства, и потому приезд Рафаэля не мог остаться незамеченным.

• Текст интервью

 

Гость программы "Мастера"- Мигель Рафаэль Мартос Санчес, испанский певец. Ведущая - Диана Берлин.

Берлин: Здравствуйте, дорогие друзья, уважаемые слушатели! Это очередная программа из цикла «Мастера». У микрофона Диана Берлин. Сегодня у нас несколько необычная программа, необычная в том плане, что Мастер – гость сегодняшней программы – не наш соотечественник. И, вы знаете, приход этого человека подсказал мне, что, наверное, в дальнейшем нам с вами надо приглашать Мастеров со всего мира. Что мы и будем делать. В конце концов, мы вещаем на весь мир. Ну, почему бы нам не приглашать этих замечательных людей. Итак, сегодня у нас в гостях, думаю, что к большому удовольствию, людей, может быть, более старшего поколения. Потому что именно они знают, очень хорошо знают нашего сегодняшнего гостя. Знают и любят фильм, который с огромным успехом шёл на экранах всей страны, всего Советского Союза – это фильм «Пусть говорят». Ну, вы уже так немножко, наверное, себе представили, кто сегодня у нас в гостях. Нам будет помогать в сегодняшнем разговоре переводчик Галина Соколова. За что я ей, конечно же, благодарна. Так вот, сегодня у нас в гостях звезда мирового уровня. Мастер. Бесспорно, Мастер – известный испанский певец Рафаэль! Буэнос тардес, дон Рафаэль!

Рафаэль: Буэнос тардес! Добрый день, добрый вечер!

Берлин: Я очень рада Вас видеть. И понимаю, как мне завидуют миллионы наших слушателей! Я принадлежу к тому поколению, которое видело Ваш фильм «Пусть говорят». И я подумала о том, что, наверное, не случайно, что Вы родились весной? Вы родились 5-го мая

Рафаэль: Да, 5-го мая.

Берлин: Потому что Вы – человек, которого видишь, и сразу же возникает ощущение весны. Это не лесть!

Рафаэль: Большое спасибо!

Берлин: Спасибо Вам! А вот у Вас возникало такое ощущение, что, вот я родился весной, время, когда любовь...

Рафаэль: всегда очень радуюсь, что я родился именно в мае именно из-за своего знака Зодиака. Это Телец. Это существо, которое всеми ногами крепко стоит на земле. Очень трудолюбивый и художественно одарённый. Я не очень верю во все эти вещи, но, тем не менее, я именно такой!

Берлин: Вы начали петь в три года?

Рафаэль: В четыре.

Берлин: А в девять в Зальцбурге в Австрии Ваш голос был признан лучшим в Европе.

Рафаэль: Да, именно так. В Австрии, в Зальцбурге.

Берлин: Вы помните это ощущение? Мальчик – лучший голос Европы!

Рафаэль: Я прекрасно помню. Но для меня тогда это было что-то вроде игры. Когда меня туда привезли из Мадрида, это было очень развлекательно для меня, интересно. Я был с другими ребятами. Там был целый хор. Там было около сорока человек. И я был первым голосом, но я был самым младшим при этом. Для меня это воспринималось, как игра. Я никогда не мечтал получить эту премию, этот приз. И я, в общем-то, не очень работал для этого. И не особенно старался. Это само так получилось. И было, как удовольствие, как развлечение для меня.

Берлин: Вы, наверное, больше играли в футбол в это время?

Рафаэль: Нет! Я бросал камни. Камешки. У нас было что-то вроде чемпионата, улица на улицу, мы бросали камешки. А футбол в то время был ещё не таким популярным, как сейчас. Мы играли, в такие, плитки...

Берлин: Ой, а у нас тоже что-то подобное было... Типа, монетки... Помню, мальчишки играли.

Рафаэль: Да, бросали монетки, бросали плитки специальные. Но мне больше всего нравилось играть в театр. И у порога нашего дома, около крыльца, я делал такую небольшую сцену, и представлял перед своими друзьями. Но я им всегда говорил заранее, что, когда я закончу, Вы должны очень громко аплодировать.

Берлин: Вот почему Вас потом всю жизнь просто преследуют аплодисменты!

Рафаэль: Может быть, может быть поэтому.

Берлин: Я помню Ваш концерт в Москве. И, конечно, помню фильм «Пусть говорят». На него нельзя было попасть. Мы стояли в очереди...

Рафаэль: Но мне всегда было непонятно, почему же не показали другие фильмы! Больше фильмов.

Берлин: Нам тоже это было непонятно! Ну, будем надеяться, жизнь ещё не кончается.

Рафаэль: Да, именно так, время ещё есть.

Берлин: И. кстати, в этом фильме Вы не только пели. Вы же были артистом!

Рафаэль: Да, конечно! И, кроме того, я ещё исполнил главную роль в мюзикле «Доктор Джекил и мистер Хайд» в театре. А в следующем году или, возможно, через год, я собираюсь сыграть в мюзикле «Сирано де Бержерак».

Берлин: Но, вообще, игра в мюзикле – это особое мастерство!

Рафаэль: Да, это очень трудно. Но, вот в случае с «Доктор Джекилом и мистером Хайдом» я себя чувствовал, как «рыба в воде». И, действительно, мы все где-то в чём-то Джекилы и Хайды в одном лице. И девизом этого спектакля проходила как бы такая тонкая-тонкая линия между добром и злом, которую нам приходилось всё время пересекать в ту или иную сторону!

Берлин: И приходится!

Рафаэль: Да, даже не отдавая себе отчёта, мы это делаем.

Берлин: Но у Вас был ещё один опыт, Вы вели передачу вместе с женой.

Рафаэль: Это была радиопрограмма.

Берлин: О! Коллега!

Рафаэль: Да. Это называлось «Рафаэль–шоу» для радиостанции. И продолжалась эта передача в течение 26-ти недель. И я туда приглашал самых выдающихся европейских артистов. И Наталья сотрудничала тоже со мной.

Берлин: Ваша супруга – известная журналистка.

Рафаэль: Да, известная журналистка. Но более, чем журналистка, она, скорее, писательница. И у неё много книг.

Берлин: Вот, видите, как интересно! Как хорошо, что Вы пришли! Мы много узнаём того, что не знали!

Рафаэль: Я бы хотел приезжать чаще. Я бы с удовольствием приезжал каждые два года.

Берлин: Будем на это надеяться. У Вас 49 платиновых дисков. 327 золотых дисков, премии Грэмми...

Рафаэль: Да, даже уже сейчас больше. Эти подсчёты проводились примерно два года назад, так что сейчас, возможно, уже больше. Но для меня платиновые и золотые диски представляют, главным образом, признательность и нежность публики по отношению ко мне.

Берлин: Да, а что такое «символические ключи» от Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Чикаго и Майями?

Рафаэль: Это действительно ключи. Вместо того, чтобы награждать меня какой-то медалью, премией в виде медали, то мэр города обычно вручает мне вот этот ключ. Это символический предмет, который, на самом деле, ничего не открывает.

Берлин: Открывает! Открывает!

Рафаэль: Но, тем не менее, это признательность публики. Ещё раз подчёркиваю, это символизирует признательность публики. И я также обладаю титулом «Приёмный сын Мексики», «Приёмный сын Севильи», и все эти звания означают одно и то же. Нежность и признательность публики.

Берлин: А вот, на Ваш взгляд, отличается публика в разных странах?

Рафаэль: И «да», и «нет». Возможно, когда ты смотришь со сцены в первые десять минут, она кажется мне разной. Ну, в разных местах, в разных странах. Но через двадцать минут практически всё становится унифицированным. И публика реагирует практически одинаково. Находишься ты в России, или в Нью-Йорке. А, может быть, в Мексике или в Испании. А в конце уже абсолютно одинаково везде.

Берлин: А вот когда Вы выходите на сцену, Вы как-то себе представляете своего зрителя, слушателя. Кто он?

Рафаэль: Я всегда выхожу так, как если бы это было в первый раз. И для меня это всегда очень впечатляюще. Вот, я выхожу на сцену. И впереди меня ничего нет. И, с другой стороны, есть всё. И ничего, и всё. И, когда зажигается свет, и все люди встают и приветствуют стоя, это очень волнует, это потрясает! Это вот то видение, которое возникает у артиста в отношении публики – вот в этот первый момент. И это просто ни с чем несравнимо! Например, в конце концерта, понятно, что люди хлопают тебе, потому что они благодарят тебя за проделанную работу. Но! Когда ты выходишь только на сцену в начале концерта, и люди встают и хлопают – то это потрясает! На презентации моего последнего диска в Испании, одна журналистка сказала мне: «Что Вы чувствуете? Когда, буквально в ту же минуту, что Вы появляетесь на сцене, все встают и аплодируют стоя?» А я ответил: «Ну, не в ту же минуту...» А она ответила, что они аплодируют, может быть, не минуту, а даже пять минут. А я сказал ей: «Нет, это не минута, не пять, не десять минут, а это продолжается вот уже пятьдесят лет!» Они как бы выражают мне благодарность за всю мою творческую карьеру.

Берлин: Если Вы не возражаете, мне бы хотелось вернуться к театру. Судя по всему, театр играет какую-то особую роль в жизни Вашей...

Рафаэль: Абсолютно, да.

Берлин: Может быть, есть театры, которые на Вас произвели особое впечатление? В какой-то стране?

Рафаэль: Особенно, в мою самую первую гастрольную поездку. Первый раз всегда запоминается. В первый раз, когда я был в Мэдисон сквер гарден (Madison Square Garden) или, например, в первый раз в Карнеги-холл (Carnegie Hall), или в Художественном театр в Мексике, или в оперном театре Сиднея в Австралии. В Олимпии, в Париже. И первый раз, когда я приехал в Россию. Всегда первый раз оставляет впечатление. И тебе всегда приятно снова посетить эти театры по прошествии какого-то времени. Это всё равно, что вернуться домой и прийти в гости к старому другу.

Берлин: В этом году Вы поёте в Кремле. И, насколько я знаю, вообще уже билетов нет.

Рафаэль: Это большая удача для меня. Это означает, что моя творческая карьера уже такая долгая! Довольно сложно найти артиста, певца, который бы имел такой большой творческий багаж, и который оставался бы при этом интересным для людей.

Берлин: Да, это так. Ну, в Кремле поют артисты, имена которых известны во всём мире. И на сегодняшний день, Россия стала открытой страной, и поэтому нас уже трудно кем-то удивить. И тем не менее! Аншлаг!

Рафаэль: Я надеюсь, что мой завтрашний концерт Вас несколько удивит.

Берлин: Да? А будет что-нибудь из фильма?

Рафаэль: Да. «Моя большая ночь», одноимённая песня «Пусть говорят», «Акварель реки», «Мой брат».

Берлин: За это Вам отдельное спасибо. Кто будет ещё на сцене, кроме Вас?

Рафаэль: Мой оркестр. Музыканты будут со мной на сцене.

Берлин: Музыканты, с которыми Вы выступаете, как правило?

Рафаэль: Это у нас получается целая «организация объединённых наций». Я их называю «ООН», потому что туда входят представители самых разных стран. Среди них есть испанцы, есть колумбийцы, аргентинцы, из Израиля даже есть представители. Одним словом, настоящее «ООН».

Берлин: После этого концерта появятся русские музыканты!

Рафаэль: Хорошо бы!

Берлин: Дорогие друзья, не буду скрывать от Вас, эту программу мы записывали буквально накануне концерта, о котором сегодня вы слышите. И, вот мне посчастливилось, я побывала на этом концерте, в Кремлёвском Дворце. Должна вам сказать, что это был, действительно, аншлаг! Действительно, это был ураганный успех! Рафаэль был весь в цветах. Публика стояла. И, вы знаете, люди самых разных возрастов. Ну, постольку – поскольку, не всем удалось побывать на этом концерте, давайте послушаем небольшой фрагмент.

(звучит песня)

Берлин: Это программа «Мастера». И сегодня у нас в гостях известный испанский певец
Рафаэль. Мы продолжаем. Для тех, кто, может быть, только сейчас настроился на нашу волну, и не совсем ещё разобрался, что здесь происходит, потому что звучит испанская речь, это переводчик, который помогает нам в сегодняшнем разговоре, замечательный. Тоже мастер своего дела Галина Соколова. Испанский язык, испанский певец, Испания... Так манящая всех нас страна. И, тем более, что Рафаэль – дон Рафаэль – который сегодня является нашим гостем, является для многих и многих наших слушателей настоящим кумиром. Итак, мы продолжаем нашу программу, герой которой известный певец испанский Рафаэль. Скажите, пожалуйста, а классическую музыку Вы слушаете?

Рафаэль: Да, мне нравятся всякие виды музыки, это зависит от времени дня. Но классическая музыка, это альма-матер всех других музыкальных жанров. И многое из того, что я пытаюсь, так сказать, изображать своим голосом, навеяно какими-то мотивами симфонической музыки. И, кроме классической музыки, мне также очень нравится народная музыка. Народная музыка каждой страны, которая, часто имеет между собой много общего. Музыка – это такая универсальная вещь, которая принадлежит всем. И бывают такие моменты, что, кажется, ты слушаешь андалузскую музыку, слушая другую музыку. Тебе кажется, что ты слушаешь андалузскую музыку. Музыка не имеет границ. И она как бы по воздуху перелетает из страны страну, не имея границ.

Берлин: Это так. Это правда. Скажите, пожалуйста, Вы можете назвать тех мастеров, у которых Вы учились? Не обязательно учиться. Слышал...

Рафаэль: Элвис Пресли, Фрэнк Синатра, Тони Беннет, Жильбер Беко, Эдит Пиаф. Многие, многие! Доменико Модуньо.

Берлин: Доменико Модуньо.

Рафаэль: Мина.

Берлин: Роскошная Мина... Вот, смотрите, Мина... Вроде бы, она не появляется, а первые места все её – записи грамм-пластинок.

Рафаэль: Да, действительно, так и должно быть! Потому что она великолепна! Очень хорошая.

Берлин: Вот у Вас тур, который начался в 2009 году, "50 лет на сцене". Есть ли какие-то страны, в которые Вы не попадаете по каким-то причинам?

Рафаэль: Никаких особенных причин нет, чтобы не посещать те или иные страны. Но мой тур, как правило, включает страны, расположенные на различных континентах. Но агентства, с которыми я работаю, практически иногда заставляют повторять визиты в одни те же страны по нескольку раз.

Берлин: Но это потому, что Вы в этих странах Вы особенно востребованы!

Рафаэль: К счастью, да.

Берлин: Вот, если я не ошибаюсь, Вы должны уделять какое-то особое внимание (я смотрю на Вас, я это вижу) костюму. Сценическому костюму.

Рафаэль: У меня всего один костюм. Он, конечно, много раз, так сказать, возобновлялся, но костюм всегда один и тот же – чёрный. Вот в этом новом концерте, в котором я сейчас выступаю, я использую три равных сценических образа. Потому что я исполняю песни в трёх разных стилях. Но мой чёрный костюм, он всегда со мной. Но я Вам гарантирую, что он новый!

Берлин: А почему чёрный? Вы отдаёте предпочтение этому цвету?

Рафаэль: А почему нет? Чёрный цвет – он не отвлекает публику и хорошо сочетается с освещением сцены. А, кроме того, я в зелёном цвете себя не представляю.

Берлин: Это говорит просто о Вашем очень хорошем вкусе. Потому что...

Рафаэль: Не знаю, стараюсь. Я часто хожу на различные спектакли, вижу своих друзей в разных спектаклях. Но я это делаю не для того, чтобы посмотреть, что они делают хорошо, а чтобы посмотреть на то, чего делать никак нельзя.

Берлин: Потрясающе! Вот такого я ещё не слышала! Это надо взять на вооружение.

Рафаэль: Не надо идти и смотреть спектакль для того, чтобы копировать то хорошее, что делает артист. Но, когда ты видишь, что он допускает какие-то ошибки и делает что-то не так, я себе говорю, нет, вот этого нельзя делать никогда. Это очень хорошая школа.

Берлин: Нет, Вы, правда, вызываете только восхищение! Это правда. Я хочу Вам сказать, мы надо было это сказать в самом начале, что эту программу слушают во всём мире. Если у вас есть желание передать привет кому-то из своих близких, Вы можете это сделать.

Рафаэль: Всех целую, всех обнимаю. Потому что друзья у меня есть практически везде.

Берлин: Надо думать! А что такое друг?

Рафаэль: Иметь друга или иметь друзей – это самое важное, что есть в жизни. Мне очень повезло в том, что я имею очень хороших друзей. Может быть, их не слишком много, но я знаю, что это такие люди, которые бы сделали для меня всё. И также я для них. Я думаю, что настоящих друзей, в полном смысле слова, их может быть немного. А много может быть приятелей, если можно так выразиться.

(звучит песня)

Берлин: А как Вы готовитесь перед концертом? Я знаю артистов, которые молчат весь день до этого. Или выпивают немножко коньячку?

Рафаэль: Нет, я ничего не пью. Но я тоже предпочитаю в это день молчать. Я разговариваю знаками, общаюсь жестами.

Берлин: То есть, вот именно в день концерта?

Рафаэль: Да. Но дело в том, то в моём случае иногда концерты бывают каждый день. И тогда получается, что я не разговариваю в течение очень долгого времени. Слава Богу, что у меня есть прекрасная семья, которое всё это терпит.

Берлин: У Вас трое детей?

Рафаэль: Да, трое. Два мальчика и одна девочка. Сын, затем дочь, и затем ещё один сын.

Берлин: Как по заказу!

Рафаэль: Да, по специальному заказу.

Берлин: Они поют?

Рафаэль: Оба мальчика достаточно хорошо поют. А девочка хорошо рисует.

Берлин: Понятно. Иметь такую маму и такого папу обязательно нужно пойти в искусство. Так или иначе.

Рафаэль: Да, у них действительно есть артистическая одарённость.

Берлин: А есть ли такие артисты, на спектакле или концерте которых Вы обязательно хотели побывать?

Рафаэль: Были такие артисты.

Берлин: Ответ исчерпывающий.

Рафаэль: Я уже сказал, что я обычно хожу смотреть на то, чего не надо делать.

Берлин: О! Так, по-моему, сейчас, как раз то самое время! Трудно найти у Элвиса Пресли то, чего не надо делать. Или у Эдит Пиаф.

Рафаэль: Конечно, они всё делали прекрасно.

Берлин: Поэтому надо ходить сейчас!

Рафаэль: Но, надо признаться, несмотря на всё сказанное, сейчас также есть много артистов, которые работают очень хорошо. Я говорю несколько о другом понятии, которым можно определить слово Артист.

Берлин: Вы в это вкладываете нечто высокое.

Рафаэль: Да, слово Артист – это самое прекрасное, что есть на свете. Быть Артистом.

Берлин: Я Вам хочу сказать от души и от имени всех наших слушателей, Вы – Артист. И это правда. Я думаю, что мы ещё раз это увидим на Вашем концерте. И, конечно, очень жалко, что мы не можем посмотреть мюзиклы с Вашим участием.

Рафаэль: А кто знает? А вдруг? Я ещё очень молодой, а публика очень терпелива. Кто знает!

Берлин: Публика очень терпелива, потому что она Вас любит. Это во-первых. А, во-вторых, артист возрастом не определяется уровень артиста. Даже, скорее, наоборот.

Рафаэль: Артист, когда он с каждым разом становиться немножко, немножко старше. Он с каждым разом знает и умеет ещё больше, ещё больше ещё немного больше. Приобретает опыт.
Берлин: Спасибо Вам огромное! И я желаю Вам оставаться Артистом. Собственно, Вы уже иначе и не сможете жить.

Рафаэль: Я очень сильно боюсь, что по-другому я не смогу

Берлин: И это на нашу радость!

Рафаэль: Спасибо!

Берлин: Спасибо Вам большое, успешного концерта. И успешных концертов дальше. На самых разных концертных площадках мира. И счастья Вашей семье. И пусть Ваши дети добьются таких же успехов. Как их папа. Каждый в своём деле.

Рафаэль: Большое спасибо!

Берлин: Спасибо! Всего доброго. Очень жаль расставаться с Вами, дон Рафаэль. Но, к сожалению, время эфирное ограничено, и у Вас завтра концерт. И, как Вы сказали, Вам нужно весь день молчать, поэтому не будем нарушать этот самый спортивный режим. И отпустим Вас. Но делаем это с огромным сожалением. Я благодарю вас за то, что Вы нашли время и пришли к нам сюда, в московскую студию на Пятницкую, в радиокомпанию «Голос России». И от имени всех наших слушателей, примите благодарность и пожелания новых успехов. Где бы Вы ни выступали, на каких концертных площадках Вы бы ни выступали – чтобы Вам обязательно сопутствовал успех. Ну, и ещё, конечно же, хотелось бы увидеть и услышать Вас в мюзиклах. Будем надеяться, что сегодня это уже не преграда. Кто-то поедет в Испанию, кто-то в какую-то другую страну, где Вы выступаете. И мы сможем увидеть Ваше блистательное выступление. А пока спасибо Вам за концерт в Москве в Кремле. И спасибо за то, что Россия включена в Ваш гастрольный тур. И, конечно, за участие в нашей программе. Я благодарю переводчика Галину Соколову, без которой не состоялась бы эта программа. И спасибо всем, кто был с нами в течение этого времени. Мы прощаемся с вами, уважаемые слушатели, ровно на одну неделю. С весной вас! И с наступающим Днём Победы!

Диана Берлин, ведущая программы, - одна из самых известных и уважаемых радиожурналистов страны. Количество наград, премий и званий, полученных Берлин за годы ее работы на  многих радиостанциях России, представляет собой весьма внушительный список из многих пунктов.

В студию к ней всегда приходят "самые-самые". Приглашение любого деятеля искусства к ней на интервью означает то, что гость - персона, давно и прочно завоевавшее свое собственное место в музыкальном мире.

Именно поэтому мы должны, безусловно, отметить, что выбор Дианы Берлин стал для всех нас лишним свидетельством творческих заслуг нашего любимого Маэстро. Его интервью, прозвучавшее на волнах "Голоса России", было  передано по всему земному шару, поскольку именно таков масштаб вещания этой радиостанции, представляющей нашу страну в мировом коммуникативном пространстве.

Стоит отметить также, что Рафаэлю было комфортно беседовать в студии. Несмотря на то, что интервью шло через переводчика, общение было искренним и эмоциональным. Рафаэль легко и радостно ответил на самые разнообразные вопросы, чувствуя, что именно слушателям будет интересно узнать о нем.

Программа "Мастера".

Впрочем, нельзя обойти и такой момент, что несомненная удача встречи во многом зависела и от присутствия именно третьего участника разговора. Личный переводчик Рафаэля Галина Соколова великолепно помогала свободной беседе, так что складывается впечатление, что все говорят на одном языке.

Мы с большой радостью представляем нашим читателям эту программу, записанную накануне концерта, который дал Рафаэль в Государственном Кремлевском Дворце 27 апреля 2011 года.

Natalia A.
Anna_SVSH
Опубликовано на сайте 01.05.2011