Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Balada triste de trompeta. 2010

Balada triste de trompeta. 2010

ПЕЧАЛЬНАЯ БАЛЛАДА ДЛЯ ТРУБЫ

Год выпуска: 2010
Режиссер: Алекс де ла Иглесиа 
Сценарий: Алекс де ла Иглесиа
Продюсеры: Веран Фредиани, Герардо Эрреро, Франк Рибери
Оператор: Кико де ла Рика
Композитор: Роке Баньос

В ролях: Каролина Банг, Сантьяго Сегура, Антонио де ла Торре, Фернандо Гиллен Куэрво, Хосе Мануэль Сервино

О фильме: 1937 год... Испания... Что и говорить, период один из самых сложных в истории страны. Ведь тема гражданской войны даже сейчас, столько лет спустя, остается весьма болезненной, о которой не так уж много говорят и пишут в стране. Режиссер и сценарист Алекс де ла Иглесиа выстраивает начало сюжета так, что сразу погружает зрителя в ее эпицентр, где герой повествования, странноватый рыжий клоун, вынужденно прерывает свое выступление, поскольку в цирк врываются республиканцы, за которыми гонятся франкисты. Рыжий клоун, попадает в гущу битвы, оставаясь в своем театральном костюме, и, словно принимая правила новой игры, агрессивно сражается, не слишком вдаваясь в смысл противостояния. Он получает в руки мачете и начинает крушить все и всех вокруг, словно запустилась какая-то специальная программа, до того находившаяся в спавшем режиме. Странноватый сюжет, в котором изощренно соединены краски комедии дель Арте и театра Кабуки, художественные принципы позднего классицизма и элементы театр абсурда порождает пугающее зрелище о любви и ненависти, крайности чувств и обнаженности всех человеческих эмоций, доведенных до высшей точки, до предела, до конца, за которым может существовать только молчание.  Наверное стилистику можно определить как откровенное выражении идей постмодернизма в кинематографе.

Фрагмент с участием Рафаэля, взятый режиссером Иглесиа из "Не прощаясь"

Итак, спустя сорок с лишним лет, в 1973-м году, на излете эпохи правления Франко, сын того самого рыжего клоуна, Хавьер, ставший в детстве свидетелем страшной картины и увлекаемый воспоминанием о том, чем занимался его отец, приходит в цирк. Но он слишком много пережил, и потому в нем нет веселья. Амплуа белого клоуна единственно становится его уделом.

В бродячем цирке он встречается с  весьма странноватыми персонажами, среди которых грубый и агрессивный рыжий клоун, Серхио, унижающий Хавьера и издевающийся над ним, поскольку тот не может дать ему отпора. Причиной еще большего раздора становится  акробатка Наталия, жена Серхио, которую тот мучает не меньше и которая никак не может сделать выбор, разрываясь между двумя героями, что обостряет конфликт до предела... Никто не собирается отступить, и разгорающееся столкновение приводит к фактической войне между двумя героями...

Каролина Банг

Сюжет катится дальше, и герой, побывав в плену у франкистов, становится сам маской, знаком,  ненавидя всех и вся за исковерканную жизнь и отсутствие будущего и желая только мщения ко всем и без разбору...

Все оголено в этом фильме до предела. Большие мазки, которыми рисует автор художественное полотно произведения лишены даже намека на полутона. Здесь всего слишком и чересчур, но эта обнаженность повествования завораживает, заставляя признать, что и многочисленные откровенные кинематографические цитаты работают на решение творческой задачи.

Российская афиша кинофильма

Итак, содержание фильма - это, по сути, огненное смешение самых актуальных испанских тем первой половины 70-х, получивших наименование эпохи позднего франкизма.

Режиссер воссоздает образ времени через те явления и героев, которые наиболее громогласно могут воплотить соединение гротеска и трагедии, столь характерного для описываемого периода в восприятии самого кассового режиссера современной Испании.

Сегодня режиссер говорит, что это его лучший фильм:

"Я сделал этот фильм, чтобы изгнать из души боль, которая не смывается, как нефтяное пятно, - пишет режиссер. - Я чувствую себя искалеченным жутким прошлым, как если бы я тонул в ностальгии по чему-то, чего не было. Я хочу аннигилировать ярость и боль шуткой и гротеском, которые заставят людей смеяться и плакать одновременно".

Ряд критиков увидел здесь неприкрытый политический треугольник между идеями социализма, франкизма и несчастной Испанией, находящейся десятилетия в плену противоречий между двумя крайностями и неспособной определиться и понять пагубность обоих вариантов. Впрочем, режиссер и не пытается хоть сколько-нибудь придать изящества заложенной аллегории, обнажая и доведя до абсурда возникшее противостояние.

Режисер на фоне постера к фильму

По сути, условная завязка и развитие сюжета в своей откровенной простоте и бьющей в лоб прямолинейности вряд ли действительно могли бы претендовать на какой-либо изыск повествования и желание вовлечь зрителя в изощренную разгадку аллюзий, то есть ту игру, которая требует тонкого анализа и некоторого напряжения воображения.

Аудиовизуальные масс-медиа, террор в виде самоопределяемого аспекта политической составляющей  реальности и клоунада как ее зеркальное отражение - внешне несоединимые элементы повествовательного полотна Алекса де ла Иглесиа, позволяющие ему представить странноватые события, которые были порождены его эмоциональным восприятием трудных лет. Гротеск как инструмент  трактовки действительности - очень опасное средство, безошибочно пользоваться которым может только истинно большой художник.

А теперь давайте поразмышляем, почему в этой неординарной ленте появился Рафаэль, а сам автор назвал артиста подлинным вдохновителем своего фильма.

Режиссер Алекс де ла Иглесиа, обращаясь к Маэстро, писал:

"Спасибо, маэстро, за всё, что ты сделал для меня. Спасибо за подаренную мне радость, за твою нежность, за то, что ты был рядом, за то, что помогал мне. Спасибо за то, что ты настоящий джентльмен, прежде всего. Спасибо за то чувство юмора, которым обладаешь лишь ты один. Спасибо за то, что ты являешься человеком, которым я хотел бы стать, хотя заранее тебе скажу, что это невозможно. Самый современный, самый открытый, самый юный, самый приветливый. Рафаэль – ты щедрый человек, и благодаря твоей щедрости состоялся этот фильм. Ты – душа фильма, моего лучшего фильма, самого искреннего".

(Перевод Елены А.)

Начало 1970-х годов в Испании – период, когда динамика развития страны и в политическом и социальном отношении фактически сошла на нет, поскольку все резервы движения были полностью исчерпаны. Современное испанское общество может сколь угодно долго заниматься политическими диспутами, страстно сталкиваясь в полемическом задоре, насколько верным был для него переход к иной форме организации жизни страны, что принес и что отнял, но тупик массовым сознанием, а точнее подсознанием (вспомним Фромма), ощущался тогда весьма отчетливо.

Телевизионное вещание на практически единственном канале, в котором господствовали шоу с его площадным юмором, бесконечные кулинарные программы и полное отсутствие серьезного разговора, куда же на самом деле идет Испания (сдается, что все это российскому зрителю многое напоминает!) отчетливо проявляло непонимание перспектив...

Рафаэль в его фантастической «Балладе о трубе», пронзительной по эмоциональному накалу, сумел выразить весь ужас современного на тот момент положения, мятежность и противоречия духовного состояния общества, находящегося в многолетнем плену политически замкнутого дуализма, когда только лишь ощущения, одни лишь ощущения, а не сформулированная мысль, позволяли определить отношение социума к возможным перспективам. А точнее – к их отсутствию в массовом восприятии того времени. И тем самым зародил идею в режиссере, став лейтмотивом будущего весьма неординарного произведения.

Настоящий художник часто творит за гранью своих осознанных намерений только лишь потому, что ему многое дано свыше... Так произошло и с нашим великим Маэстро. Режиссер не объяснял всего этого в своих многочисленных интервью, просто назвал Рафаэля душой фильма. И что тут еще можно добавить?..

Фрагмент, посвященный съемкам фильма.

Может быть, только лишь то, что представляется не слишком оправданным введение образа актера, исполняющего "Балладу", как участника действия. Заявка оказалась, чего уж скрывать, много сильнее ее дальнейшего художественного развития. Да и разница между исполнителями слишком заметна...

И еще то, что массовое сознание не простило Рафаэлю того первого, самого первого сигнала. Тем более, что наметились и сильные противоречия между художественным заявлением великого художника и тем реальным образом артиста и человека, который сложился в восприятии многомиллионной армии почитателей. Пройдет совсем немного времени, буквально пара лет, и любимцу нации весьма рьяно начнут предъявлять неоплаченные счета...

Но это, видимо, уже иной предмет разговора. Так что об этом - как-нибудь в другой раз...

P.S: На Венецианском кинофестивале 2010 зрители устроили трехминутную овацию фильму Алекса де ла Иглесиа "Печальная баллада для трубы". Председатель жюри Квентин Тарантино аплодировал стоя. А приз Серебряный Лев увенчал ленту за лучшую режиссуру.

 

Natalia A.
Опубликовано на сайте 28.08.2011

С дополнительными материалами по этой теме Вы можете ознакомиться на странице нашего сайта:

Alex de Iglesia retrata el horror, el amor y el humor de las dos Españas. 2010