Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Rafael Martos - "Raphael". 2008

Rafael Martos - "Raphael". 2008

РАФАЭЛЬ МАРТОС - "РАФАЭЛЬ". 2008

Педро Руис: - Он вкладывает в каждую песню исключительное чувство.

Аляска: - Он умеет подать себя, то есть знает, что такое быть звездой, потому что он и есть звезда. И не впадает в "звездность".

Лина Морган: - Не думаю, что Рафаэль как друг, как человек кого-нибудь обманывал. Он – друг, и если он нужен, он всегда рядом.

Ведущая: - Добрый день! Подумайте об одном артисте, которого весь мир знает только по имени – Рафаэль. Конечно же, это андалузский артист наиболее интернациональный, он был бы миллионером, если бы посвятил себя тому, чтобы заставить заплатить за свои авторские права всех своих имитаторов. Но что скрывается за "ph", кто такой Фалин, этот мальчик с огромным желанием быть артистом? Эта программа – история Рафаэля от того времени, когда он получал помощь от своей семьи до того, как он предстал перед 48 тысячами человек в Нью-Йорке. Добро пожаловать в историю человека-легенды, добро пожаловать в историю Рафаэля Мартоса.


Рафаэль:
- Самым важным в моей жизни – помимо моей женитьбы и рождения моих детей, которые до тех пор занимали это место – был момент, когда я открыл глаза после трансплантации и увидел глаза моего сына. Никогда для меня не будет ничего, более прекрасного в жизни. Этот момент всегда будет кульминацией всей моей жизни.

В: - Рафаэль Мартос Мартин родился во второй раз в тот день 1-го апреля 2003-го года, когда успешно перенес трансплантацию печени, которая вернула его к жизни. Возможно, поэтому, несмотря на то, что скоро золотой юбилей его артистической карьеры, нам кажется, что мы видим перед собой ребенка, полного планов и мечтаний. Сейчас, когда он бывает на самых знаменитых сценах мира, когда он стал легендой, звездой во многих странах, нам кажется, что перед нами тот мальчик, который получал двести песет за два выступления в день. Возможно, поэтому, именно поэтому артист продолжает быть таким популярным.

Р: - Это будет очень трудно, потому что "ph" очень срослось с моей жизнью. К счастью, потому что Рафаэль с "efe" смешан с Рафаэлем с "ph", потому что это моя личность.

В: - Что остается от Фалина?

Р: - Остается много, очень много. Прежде всего, вдохновение, мечты, потому что Фалин если что-то и имел, то это были мечты. К счастью, именно мечты и нужны артисту, чтобы существовать.

В: - Фалин, как его называл его брат Хуан, сын Франсиско Мартоса и Рафаэлы Мартин, родился в Линаресе 5 мая 1943 года. Франсиско и Рафаэла, родители Рафаэля, должны были, как многие андалузцы, переехать в поисках работы. Семья Мартосов пережила очень трудные моменты в Мадриде, но донья Рафаэла ни на что не жаловалась и преодолевала много трудностей, чтобы ее дети имели горячую еду в общественных столовых.

Р: - Великая женщина. Моя мать была чудесным человеком во всех смыслах. Она была труженица, очень сильная личность, но, кроме того, очень обаятельная. Абсолютная андалузка.

В: - Вы были командой, да?

 Р: - Мы составляли хороший дуэт, мама и я.

В: - С очень маленького возраста Рафаэль был союзником своей матери. Мальчик для поручений. Рафаэла посылала его в лавку, чтобы ему дали что-нибудь в долг: кто откажет ребенку в хлебе? Всегда происходила одна и та же сцена. Продавщица спрашивала Рафаэля: малыш, почему не приходит твоя мать? И Рафаэль гордо отвечал: потому что она очень занята. Естественно, она была занята – тем, чтобы тянуть своих детей вперед.

- Есть один анекдот в книге твоих воспоминаний, который мне очень нравится: когда вы решили заработать хоть что-то, продавая хлеб солдатам.

Р: - А, это когда сто песет упали в решетку супермар… нет, на рынке, супермаркетов тогда еще не было. Да, это было трагическое происшествие. Самый плохой день моей жизни, мне кажется.

В: - Что произошло тогда?

Р: - Так мы ведь потеряли все деньги, которые заработали. Они упали в решетку из-за моей идеи поменять все деньги на одну купюру в сто песет.

В: - Несмотря на трудности, у Рафаэля нет ни одного плохого воспоминания о детстве. Это счастье разрушилось в тот день, когда их выгнали из квартиры, где они жили, на улицу Каролинас.

Р: - Это был самый трудный и самый несчастный день. Когда нас выгнали вместе с мебелью на улицу, с тем небольшим количеством мебели, которая у нас была…не на улицу, а на лестницу. Самое трудное было видеть переживания моей матери, которая ничего не могла сделать.

В: - Квартира принадлежала не им, а тете отца Рафаэля; она приняла всю семью, когда они переехали из Линареса. Когда тетя умерла, никто не пожалел их. Их выгнали безжалостно – просто выбросили вещи на лестницу. У Рафаэля разрывалось сердце, когда он видел, как его мать умоляла адвоката, чтобы их не выгоняли на улицу.

- Не было твоего отца в этот момент, и они воспользовались этим. Это – одно из твоих воспоминаний...

Р: - Я это помню очень хорошо, даже помню лица...

В: - Соседей?

Р: - И тех, кто нас "вежливо" спустил с лестницы. Но вспоминаю это без ненависти. Такова жизнь. Случилось то, что случилось. Хорошо, что мы смогли выйти из этого. Даже такие вещи тебя учат. Нужно всегда видеть сторону… всегда нужно видеть стакан наполовину полным. Из таких вещей нужно делать выводы и говорить себе: это больше не произойдет со мной. И это больше не произошло. Все тебя учит. Не нужно опускаться только потому, что сталкиваешься с изнанкой жизни, нужно подниматься, потому что все, что происходит, это урок.

В: - Что ты взял от твоей матери?

Р: - Физически я очень похож на нее. Оптимизм, темперамент, индивидуальность – мне кажется, это от матери.

В: - А от твоего отца?

Р:  - Философичность, умение переживать все так... а, ладно... Потому что бывают моменты, когда ты можешь влиять на вещи своей личностью, своей силой, но бывают моменты, которые нужно просто принимать и... ну, ладно...

В: - Будь что будет...

Р:  - Да, будь что будет.

В: - Очень мало фотографий отца Рафаэля. Одну из них Рафаэль сохраняет с настоящим благоговением. Вот она. Она была сделана через несколько минут после одного из самых великих выступлений артиста – в Олимпии в Париже. Франсиско Мартос, взволнованный, целовал своего сына после одного из его успехов. В остальном он был человек немногословный, скромный и очень трудолюбивый.

В: - Твой отец был арматурщик?

Р: - Да, он был одним из тех, кто делает железный каркас перед тем, как придут каменщики.

В: - Когда Рафаэль уже начал зарабатывать, то он захотел, чтобы отец спустился с лесов. Но отец тайком уходил очень рано, чтобы продолжать работать.

Р: - Да, он был такой. Когда я ему говорил, что, мол, папа, ты можешь ведь не ходить туда, что скажут обо мне… он мне говорил: я разве виноват, что ты артист, оставь меня в покое. Позволь мне делать, что я хочу, у меня своя жизнь, а у тебя своя.

В: - Не хотел, чтобы ты его содержал?

Р: - Нет, совершенно не хотел.

В: - Рафаэль нашел решение. Он встретился со своим отцом и сказал: папа, я хочу, чтобы ты работал для меня. Он решил купить землю в Малаге и хотел, чтобы отец руководил строительством. "Ты будешь управляющим, но не поднимайся на леса", – сказал он ему. Рафаэль расширял строительство этой усадьбы в течение многих лет, чтобы его отец был занят.

Р:  - Но настал момент, когда все закончилось. Как я ни старался продлить это строительство, однажды оно закончилось. Три года. Все это время он был у меня занят, но это закончилось. Люди должны работать... Я такой человек... я так люблю работать, что хочу быть занятым всегда, до самого конца. Я скучаю по моим родителям, прежде всего, – по моей матери, потому что она была управительницей дома... Они не были такими людьми... льстецами, имею в виду, такими, что со всеми заискивают... нет, нет. Я жил с родителями, пока не женился. Я вышел из дома, чтобы жениться. Как положено.

ПЕСНЯ: La bamba

В: - С тех пор, как Рафаэль стал осознавать себя, он хотел быть артистом. Впервые он держал экзамен, когда ему было всего четыре года. Это было перед отцом Эстебаном, капуцинским монахом церкви Сан-Антонио, который как раз организовывал церковный хор. Несколько лет отец был в отчаянии, потому что не находил солиста для своего хора. Отец Эстебан сдался, когда услышал, как он поет и танцует, и решил, что оставит его в своем хоре.

 

Р: - Он меня, конечно, совершенно разбаловал, но научил меня тому, что я умею в пении. Прежде всего, он всегда защищал меня, когда меня хотели выгнать, а выгоняли меня чуть ли не каждый день.

В: - Из колледжа?

Р:  - Да, потому что я не был выдающимся учеником. Но он делал, что меня снова принимали, потому что он говорил учителям: что вы сделали, вы не можете его выгнать, он солист. Они говорили: но он же не учится. Он говорил: пусть он будет хоть самым последним, но он должен здесь быть.

В: - Отец Эстебан всегда носился с ним. Когда ему было всего девять лет, он со своими товарищами по хору побывал в Зальцбурге в Австрии, и был назван лучшим голосом Европы.

Р:  - Все это для меня было игрой. Нас везли в автобусе три дня, нам давали бутерброды, и мы были счастливы. Мы себя чувствовали, как будто нам дали Оскар, не меньше.

В:  - После обучения у отца Эстебана Рафаэль записывается в Академию маэстро Гордильо, одного из лучших в этой сфере. Там звучали такие имена, как Марифе де Триана. В Академию он ездил на метро, где случайно познакомился с юной Росио Дуркаль.

- Ты записываешься в Академию маэстро Гордильо. И должен ездить на метро в Академию, да?

Р:  - Иногда пешком, потому что не было денег на метро.

В: - И там ты встречался с Росио Дуркаль?

Р: - Да, с Мариетой. Очень часто. Мариета была чудесной девушкой, впрочем, когда стала старше, тоже.

В: - Чему ты научился от маэстро Гордильо?

Р: - Использовать голос там, где нужно, и не использовать, когда не нужно. Он раскрыл свойственный мне фальцете, научил меня делать это.

В: - В Испании 60-х годов, если ты хотел быть артистом, то должен был получить диплом театра, цирка и варьете в твердой обложке, окрашенной в цвета Фаланги, – черный и красный, с ярмом и стрелами. Прежде чем выйти на сцену, ты должен был получить диплом артиста.

Р: - Он у меня есть.

В: - Ты его хранишь?

Р: - Конечно! Знаешь, чего мне это стоило?!

В: - Что ты отдал за это?

Р: - Ну, я обманываю, ничего не стоило, просто мне позволили петь. Меня травмировало то, что я только вышел на сцену, как мне тут же сказали: вы можете идти. А я не пел и вообще ничего не сделал.

В: - Этот повелительный голос принадлежал танцовщику Антонио, который, только увидев, как Рафаэль вышел на сцену, даже рта не дал раскрыть ему. На Рафаэля просто небо свалилось. Спустя годы в Мехико артисты снова встретились.

Р: - Спустя годы я познакомился с великим Антонио Руис Солером. Когда мы подружились, я спросил его: "Слушай, в самом деле, почему ты тогда не дал мне спеть?" Потому что он был председателем приемной комиссии. Он говорит: "Когда?" "Когда я вышел на сцену на экзамене, а ты мне сказал, чтобы я шел вон". Он говорит: "А, так ты еще и петь хотел? А я увидел, как ты вышел, и понял: ну, этот... этот уже все умеет". Он уже артист.

В: - Рафаэль всегда обожал Антонио-танцовщика. В тот день, когда он умер, Рафаэль закрылся в своей студии, чтобы смотреть снова и снова "Сомбреро из Кордобы", которое танцор провез по всему миру. И что он получил взамен? Рафаэль подумал: как плохо обращается Испания с теми, кто больше всех ей дает.

ПЕСНЯ: Yo soy aquel

Р:  - Это из моего фильма "Когда тебя нет"...

В: - Красавчик, да?

Р: - Ну... раз ты говоришь...

В: - А в армии-то ты так и не отслужил?

Р: - Ну, немного служил. Меня же не оставляли в покое, меня послали на Евровидение, меня посылали туда-сюда. Потом я возвращался, меня встречала в аэропорту, полном публики, военная полиция. Они меня спрашивали: почему Вы выезжаете из страны? Так вы же меня и посылаете, – говорил я.

В: - Есть очень важный момент в карьере Рафаэля – фестиваль в Бенидорме в 1962-м году. С маленького возраста Рафаэль всегда хорошо знал, чего он хочет. Он приехал на конкурс в автобусе и закрылся в отеле. Пако Гордильо, его представитель, приносил ему бутерброды, и в то время как другие конкурсанты теряли голос от жары, он был в порядке.

Бенидорм был очень важным шагом для тебя, потому что...

Р: - Это было важно, но на самом деле, не так, как сегодня, когда все снимает телевидение, и все люди все обо всем узнают. Обо мне никто тогда не узнал, очень мало людей узнали.

В: - Потому что твои товарищи, когда ты выступил, с тобой не разговаривали...

Р: - Да ладно... что говорить... это неважно...

В: - В тот момент это тебя задевало, да?

Р: - Да, но такие вещи быстро лечит время, и понимаешь, что все проходит. Все из-за того, что я выиграл.

В: - В жюри того фестиваля были Кармен Севилья и Аугусто Альгеро, на которых большое впечатление произвел голос артиста. Он выступал на конкурсе в костюме из черной подкладочной ткани, который сам сшил. На денежную премию он оплатил квартиру для своей семьи. Тогда ему было всего 17 лет.

Р: - В те времена люди узнавали артистов только со сцены, а не по телевидению. Я должен был всего добиваться собственными усилиями. И это хорошо, в конце-концов, потому что публика… ты входишь прямо в сердце людей, понимаешь? Они увидят, как ты прогрессируешь, что происходит с тобой. Они обсуждают: он похудел, он вырос, он стал петь еще лучше. Из уст в уста. Это то, что исчезло, к сожалению.

ПЕСНЯ: Mi gran noche

В: - Есть исторический момент в испанской песне, главным действующим лицом которого был Рафаэль. Впервые в истории певец заставляет всех сесть и слушать его.

Р: - Это был исторический момент для музыки, потому что надо иметь в виду, что до тех пор певцы в Испании были "крунерс" и пели, чтобы танцевать. Люди танцевали с ними. Тогда поломалось это. Публика уже участвовала как зритель, смотрела, как поет человек, и не танцевала с ним.

В: - И ты пришел и сказал: хочу, чтобы они сидели и слушали два с половиной часа, как я им пою.

Р: - В моей компании звукозаписи, директор компании мне сказал: слушай, малыш, мне сказали, что ты хочешь дать концерт на два с половиной часа, и предполагаешь, что мы будем сидеть и слушать тебя. Но почему?

В: - В 1965 году Рафаэля выбрали, чтобы представлять Испанию на фестивале Евровидения в Люксембурге. Он тогда еще служил в армии, и Мануэль Фрага должен был дать ему специальное разрешение, чтобы он пошел в определенное время сниматься на телевидении. Только один день, не больше, сказал Фрага своему подчиненному и добавил: со своей стороны, желаю, чтобы ты выиграл.

Потом было Евровидение, которое помогло тебе шагнуть дальше, хотя ты и не победил там.

Р: - Конечно. В то время Евровидение имело вес, не в мире, потому что его не показывали в США, но в Европе. Оно имело довольно важное значение, это был фестиваль очень уважаемый. Все пели вживую, не было фонограмм и всех этих вещей, которые появились потом.

В: - На репетициях люксембургский оркестр, который играл для всех артистов, поднялся на ноги, отставил в сторону инструменты и устроил овацию. Для всех он был победителем, поэтому, когда он не получил премию, поддержка, которую ему стали оказывать, была лучше, чем победа.

ПЕСНЯ: Yo soy aquél

В: - В 1966 году Рафаэль снимается в своем первом фильме в главной роли. В этой ленте он исполняет роль певца, который оставляет театр варьете, с которым объехал всю Испанию, и едет в Мадрид, чтобы в одиночку искать триумфа. Когда он знакомится с журналисткой, которая им заинтересовывается, его история меняется.

Р: - Да, первым был фильм "Когда тебя нет". Это был первый раз, когда я увидел на афишах имя персонажа и того, кто его играл, и даты демонстрации. Режиссер мне сказал, что, мол, только я главный герой. Я по глупости думал, что являюсь единственным, кого будут показывать. Так вот, я увидел, что мое имя было везде, кроме пяти-шести дней, в которые меня не было. Была какая-то Долли. Тогда я пришел к режиссеру и сказал: ты почему меня обманул, ты говорил мне, что я – главный, а там есть кто-то, кто работает больше, чем я. Какая-то Долли там "затесалась".

В: - Америка вскоре тоже упала к ногам малыша из Линареса. Он до сих пор вспоминает с волнением, как нервничал, когда впервые предстал перед 48 тысячами человек Мэдисон Сквер Гарден. Это был первый раз, когда на афише испанского артиста написали "Билетов нет".

Р: - Было бы легче сначала поехать в испаноязычные страны. Но я начал с самого трудного. Начал с Нью-Йорка. Первая моя поездка была в Нью-Йорк, в Мэдисон Сквер Гарден.

В: - 48 тысяч человек...

Р: - Они меня не знали еще в лицо, потому что фильмы в Соединенных Штатах еще не показывали. Они знали мой голос, но лицо – нет. Это было время, когда я мог свободно гулять по улицам. Я помню, как мы репетировали в Мэдисон в полдень, и зал был пустым, конечно, и… этот "монстр" такой огромный… и я говорил своему представителю, его звали Бермудес: "Ты уверен, что…" Он говорит: "Зал полон". "Ты уверен, что полон?" Потому что он мне казался таким большим. Он говорит: Мне сказали, что sold. Это по-английски значит "продано", а мне показалось desolado – опустошенный. Я сказал: "Как – пустой?"

В: - В эти годы Рафаэль – наиболее международный испанский артист. Миллионы человек во всем мире поют его песни, одеваются и причесываются, как он, и появляются сотни фан-клубов, которые его считают идолом.

Р: - Тысячи глаз, которые смотрят, как ты выходишь, дают мне огромную силу, импульс, который толкает меня. Не знаю, я всегда чувствую себя очень защищенным этим огромным черным пятном, то есть публикой, и это меня никогда не пугало, наоборот, это меня заставляло идти вперед. Я чувствую, что всем своим существом хочу этого, я родился для этого.

ПЕСНЯ: Cierro mis ojos

Р: - Я вообще рисковый. Мне нравится хватать быка за рога и делать важные вещи. Мне не нравится… ну, когда "у меня есть это, мне этого достаточно"… нет, мне нравится всегда идти вперед. А в то время – тем более.

В: - Но настоящее признание пришло в декабре 1970 года, когда он выступил в самой важной программе американского телевидения – шоу Эдда Саливана. Тогда Фрэнк Синатра сказал: "После меня Рафаэль – лучший певец в мире".

ПЕСНЯ: Siempre estás en mi pensamiento

 

В: - Один из фильмов, которые принесли Рафаэлю наибольшее удовлетворение, был "На заходе солнца". Режиссер Марио Камус, сценарий Антонио Гала. Артист играет певца, который не может приспособиться к своему триумфу, потому что ему не хватает любви. Успех был такой, что "фанатки" разбивали стеклянные двери кинотеатров. В 1973 Рафаэль снимается в Мексике в фильме, который нельзя было поставить в Испании из-за публичного скандала. Речь идет о "Снова родиться". Это был его последний фильм. В фильме он исполнял роль звезды эстрады, который стреляет в пару певцов, когда они объявляют о своей помолвке. Рафаэль должен сняться в одной сцене полураздетый. Рассказывают, что Рафаэль попросил, чтобы во время съемки в комнате находились только: режиссер, оператор и актриса. В начале семидесятых годов Рафаэль уже был признанным артистом. Он живет в Испании едва ли два месяца в году, а все остальное время ездит по всему миру. В один из своих редких приездов в нашу страну он знакомится с молодой аристократкой, которая старше его на четыре года. Речь идет о Наталии Фигероа. Между молодыми людьми возникает любовь.

Что тебе принесла Наталия?

Р: - Все. Все. Это было огромное везение – встретить ее…сохранить ее. Она – моя большая награда в жизни. Это так.

В: - Какая она?

Р: - Она – просто чудо. Во всем. Во всем: в ее решениях, в том, как она делает что-то, в том, как она это обсуждает, как она разные вещи принимает или не принимает – как жена, как мать, как друг, как все.

ПЕСНЯ: Cómo yo te amo

В: - В течение года пара встречается тайно. Рафаэлю только что исполнилось 29 лет. Тем не менее, отец Наталии, Агустин Фигероа, маркиз де Сантофлоро против их отношений. Рафаэль решает познакомиться с ним и просит маркиза о встрече, чтобы прояснить свои намерения.

Р: - Довольно трудно на это было решиться. Но надо сказать, что это был всего лишь один из моментов, и потом я никого так не любил, как его. Я его любил так, как будто он был мой отец. Мы с ним были в чудесных отношениях до самого конца. Но я тогда пошел, чтобы рассказать о том, как на самом деле обстояло дело. Он мне сказал свое мнение, и мы не согласились друг с другом. Это твоя правда, это – моя, но мы можем уладить это.

В: - В июле 1972 года журналы освещают свадьбу Рафаэля и Наталии. Они решили пожениться в Венеции, чтобы насладиться наибольшей интимностью. Наталия блистала в платье, которое выбрал для нее сам Рафаэль, из белого пике в испанском стиле с двумя желтыми розами в волосах.

Аляска: - Для меня есть такая сила, такая созидательная структура, которая очень четкая, надежная. Это Наталия. Наталия – чудесная женщина. Я, конечно, фанатка Рафаэля, но ты не представляешь, насколько я и ее фанатка тоже, как я ее обожаю, – как писательницу и как человека. Я считаю, что соединение этих двух "планет" идеально.

Наталия: - Мне повезло, потому что вне сцены Рафаэль – самый простой, самый удобный, самый легкий человек для жизни. Поэтому мы столько лет вместе. Думаю, что если бы он был не таким, было бы труднее, но это было очень легко для меня... очень легко.

В: - Ты всегда, с тех пор, как стал РАФАЭЛЕМ, очень оберегал свою частную жизнь, так? Ты женился в Венеции с четырьмя друзьями...

Р: - Ну, не четыре... 70 примерно.

В: - Ну, это мало для...

Р: - Примерно по двадцать пять для каждого – это неплохо.

В: - У Рафаэля и Наталии родились трое детей – Хакобо, Алехандра и Мануэль, они вместе более 35 лет.

Р: - Моя семья – это мои родители, мои братья, моя жена, мои дети. Еще, может быть, какой-то дядя… и все. Для меня, когда говорят: у меня есть троюродный племянник... там... это... я чаще встречаюсь с моими друзьями, с которыми я живу одной жизнью. Мои друзья – это тоже моя семья.

Лина Морган: - Не думаю, что Рафаэль – как друг, как человек кого-нибудь предавал. Он твой друг, и если ты в нем нуждаешься, он всегда рядом.

ПЕСНЯ: Qué sabe nadie

В: - В январе 1982 года Рафаэль получит Урановый диск за то, что были проданы пятьдесят миллионов дисков за 18 лет в профессии.

ПЕСНЯ: Escándalo

В: - В 51 год Рафаэль снова занимает первую строчку в рейтингах продаж более двадцати стран с песней "Скандал". Он доказывает, что популярный, как никогда, после стольких лет в профессии.

Один из случаев, которые демонстрируют профессионализм певца из Линареса, произошел в Барселоне. Во время одного из концертов певец касается кабеля освещения и падает, пораженный током, на пол. Артист чувствует перебои в работе сердца, получив удар током в 380 вольт в течение полутора минут. Несмотря на то, что его левая рука была обездвижена, он не остановил концерт.

К сожалению, здесь очень плохо слышно, что говорит Рафаэль со сцены. Кажется, он извиняется, объясняет, что пришлось доктора позвать. Рука, говорит, не двигается, а он же не может "без рук" петь. Из зрительного зала кричат: "Рафаэль, мы тебя любим!". Он отвечает: "Поэтому я и вышел".

 

Р: - Это был великий день для меня и, прежде всего, надо сказать, для тысяч тех, кто хотели этого для меня. Очень многие хотели, чтобы это произошло. И это произошло. К счастью.

В: - Что в тебе андалузского?

Р: - Что во мне не андалузского?! Дело в том, что это чувства, которые очень трудно объяснить. Но мы, андалузцы, знаем, что есть что-то, что появляется у всех, как только мы пересекаем Деспеньяперрос. Это и наши традиции, которые в других местах могут удивлять большую часть нормального мира. Ну, то, что считается нормальным. Кто решает, что нормально? Я часто слышал андалузский акцент, тем не менее, я говорю "c", но пою "s". Ты можешь объяснить эту загадку?

В: - Кто мог бы это объяснить...

Р: - Эти вещи не делаются намеренно, они просто выходят. Когда я пел в "Джекилле и Хайде", исчезало "s". И сейчас, когда я готовлю "Сирано", исчезает "s". Почему? Но как только я пересекаю Деспеньяперрос, то появляется "s" везде. Я очень андалузец.

 

Р: - "Доктор Джекилл и мистер Хайд" – это один из самых смелых моих поступков. Два персонажа, очень трудные для того, чтобы их сыграть. И мне очень понравилось играть их. Это было очень сложное время для меня, потому что тогда я уже чувствовал себя плохо, но, несмотря на трагические события, которые были потом, я очень горд, что сделал это.

В: - Ты тогда знал, что болен, или нет?

Р: - Я не хотел это знать, что еще хуже.

В: - Без сомнения, самый трудный год в жизни Рафаэля – 2003 год. Медики диагностировали последнюю стадию печеночной недостаточности. Его близкие сделали пробы, чтобы быть донорами. Но они не подошли. Его дочь Алехандра была беременна.

Педро Руис: - Он переживал тогда самое сложное время. Действительно, ему было очень трудно, потому что его печень не функционировала. Он не хотел видеть – это была самозащита – возможность выйти из ситуации с помощью такой тяжелой, травматической манипуляции, как трансплантация.

Р: - В первую очередь моя семья. Они так замечательно вели себя все время. А также друзья. Мои друзья были выше всяких похвал. Я ни минуты не чувствовал себя одиноким. И все старались найти выход. Пока он не нашелся.

 

Лина Морган: - Он это перенес, как я видела, с удивительным смирением. Мне казалось, что это неправда... я попросила разрешения прийти к нему домой повидать его... он сидел и был само спокойствие, и все ждали, что ему позвонят по телефону, зная, что если не позвонят, это будет ужасно.

Педро Руис: - Рафаэль приехал последним, чтобы репетировать для рождественской программы. Он был просто на себя не похож, хотя я видел его разным: от более полного до худого, от худого до более полного. Приехал последним, сел рядом с Линой Морган и со мной, и у него в тот вечер были такие глаза, что я их буду всегда помнить. Я обратил внимание, что в моей голове само собой возникло – это я серьезно говорю – слово "трансплантация".

 

В: - Едва ему исполнилось 60 лет, когда он перенес трансплантацию, которая буквально изменила его жизнь. Неделю спустя он появился на пресс-конференции с прессой, взволнованный и благодарный, как никогда.

Р: -  ...я думаю, что, во-первых, сила воли и желание жить, желание, что бы продолжалась моя карьера, и наслаждаться моей семьей, моими детьми, этой малышкой, которая вот-вот должна появиться... Я не могу это потерять, мой долг побаловать ее, когда она родится.

Самым важным в моей жизни – помимо моей женитьбы и рождения моих детей, которые до тех пор занимали это место – был момент, когда я открыл глаза после трансплантации и увидел глаза моего сына. Никогда для меня не будет ничего, более прекрасного в жизни. Этот момент всегда будет кульминацией всей моей жизни.

Мы сейчас по плану интервью говорим о прошлом, но сам я никогда не говорю о прошлом. Меня заботит только будущее. То, что я сделал, уже прошло, а сейчас я думаю о будущем. И это хорошо. Очень хорошо. Я вижу только позитив.

Плохие моменты тоже тебя учат... жить, учат решать проблемы, правда ведь? Потому что жизнь подкидывает тебе проблемы каждый день. Всем и каждому, и так все время. Дилеммы – что делать, что правильно, что неправильно. Ты меня знаешь немного, знаешь, какой я скрупулезный, настоящий Телец во всем, в том, что надо и чего не надо делать.

ПЕСНЯ: Gracias a la vida

В: - Каким вещам учишься, Рафаэль, когда переживаешь нечто подобное?

Р: - Учишься видеть, на что стоит обращать внимание, а на что нет. Прежде всего. Есть вещи, которые раньше тебя очень беспокоили, но они не стоили того. Совершенно. И есть вещи, о которых ты не заботился, а как раз надо было.

Педро Руис: - Его самое большое достоинство – это сила воли и постоянство. И в отличие от других моих друзей – Серрат тоже большой мой друг – в нем очень заметна, кроме чрезмерности (в кавычках), чрезмерности в желании жить и работать – очень заметна невероятная самоотдача во всем.

 

Р: - До трансплантации сладкое вызывало у меня отвращение, казалось приторным. Но я употреблял много уксуса, соли, перца, любил мексиканскую еду. Мне нравилось все очень острое. А теперь – раньше меня это пугало – я полюбил шоколад. Я ем шоколад каждый день. И не поправляюсь. Могу доказать.

ПЕСНЯ: Ámame

Р: - Я, когда записываю диск, естественно, переделываю много раз до тех пор, пока все будет, как надо. Но потом я перестаю этим жить. Я объясню, почему. Я очень требовательный к самому себе. У меня очень много недостатков. И я их слышу всегда. В конце концов, я начинаю думать, что они не так уж плохи. И это не очень хорошо. Не хорошо, теряется перспектива. Поэтому я себя не слушаю никогда. Как только это вышло в свет, я больше не смотрю это, не смотрю на себя.

В: - Рафаэль записал 76 дисков, имеет 324 золотых диска, 48 платиновых и один урановый. При этом он продолжает говорить, что мечтает стать большим артистом. Сейчас в самом разгаре запись его следующего диска и музыкального спектакля, и у него уже есть проекты на следующие четыре года. Это секрет человека, который постоянно обновляется.

Что еще тебе остается сделать в жизни?

Р: - Если я начну рассказывать, то придется тебе делать еще одну программу. Можно хотя бы проанализировать те десять лет, которые прошли. И увидишь, сколько было сделано. Если я сделаю хотя бы половину из того, что наметил, то это будут очень интересные десять лет. Я знаю, что многие хотят выйти на пенсию, но я – нет. Я никогда не уйду на пенсию. Я буду до конца. Пусть он будет как можно позже, но до конца.

В: - Ты не будешь объявлять, что уходишь, потому что все равно вернешься.

Р: - Потому что это будет ложь. Я не уйду никогда. Я не могу объявлять что-то, что не сделаю. Потому что я могу почувствовать себя уставшим и уйти в отпуск, но отпуск закончится, и я захочу вернуться. Я не могу говорить, что уйду, потому что это неправда, через три месяца я вернусь. Для чего же говорить, что уйду.

 

Аляска: - Ты согласишься со мной, что он умеет подать себя, то есть знает, что такое быть звездой, потому что он и есть звезда. Не только артист, а звезда. Есть большие артисты, которые хорошие ремесленники, но не имеют той ауры. У него она есть. И не впадает в "звездность".

Росио Дуркаль: - Это человек, который всегда вкладывал сердце во все, что пел. Рафаэль – это не только певец, это сердце, сердце, которое он каждый раз, когда выходит на сцену, отдает публике.

 

Р: - Чудесная женщина. Большой мой друг. А какая она артистка, стоит ли говорить. Все это знают. Но, кроме того, замечательный человек. Она меня обожала. И я ее тоже.

В: - Вы составляли отличную артистическую пару.

Р: - Это правда. думаю, что это был человек, с которым я чувствовал себя наиболее комфортно на сцене.

В: - С кем ты еще выступал? Ты, кажется, делал турне с Лолой Флорес?

Р: - Да. Лола – очень своеобразный человек. Лола – это Лола. Это гениальная фигура от начала до конца, абсолютно. Очень особенная женщина, очень.

В: - Выходила со сцены и говорила: "Я пою первая...". Как это было?

Р: - "Я пою первая, чтобы его послушать...".

В: - "Я пою первая, потому что это я – артистка". А он говорит: "Я тоже...".

Р: - Нет: "Он – номер один, но и я – номер один...". Она была права в том, что она – номер один, без сомнения.

ПЕСНЯ: El tamborilero

В: - Читая твою автобиографию, я заметила, что ты пишешь: это были глупости молодости. Мне это очень понравилось, потому что это составляет часть твоей творческой личности. Например, когда у тебя не было денег, ты не хотел брать такси, а всеми силами старался купить машину, только чтобы не ездить в такси в театр. Ты очень заботился об этом...

Р: - Я купил машину, но в рассрочку. Дело в том, что все происходит так, как должно быть. Часто мы большие усилия прикладываем, чтобы все шло так, как нам нужно. Но все такое, каким должно быть.

В: - И артист должен оберегать себя и не слишком рисковать.

Р: - Артист должен заботиться о себе, чтобы люди видели его всегда в форме и всегда новым. Потому что люди имеют право видеть тебя всегда в отличной форме. И я хотел со временем стать хорошим артистом. Поэтому я следовал по своему пути, работал над собой и со временем… Я всегда хотел становиться персонажем песни, которую я пел в этот момент.

В: - А в жизни?

Р: - В жизни я – Рафаэль Мартос, отец Хакобо, Алехандры и Мануэля, муж Наталии Фигероа и друг моих друзей.

В: - Плаксивый?

Р: - Плаксивый? Да, иногда да. Но иногда это хорошо. Это отличный предохранительный клапан. Иногда нужно это делать. К счастью, когда достигаешь чего-то в карьере, то делаешь то, что тебе нравится. Я никогда не делал того, что не хотел. Ты – свидетель этого.

ПЕСНЯ: En carne viva

В: - Есть внуки сейчас?

Р: - У меня ничего такого нет! Ты знаешь хорошо, что этого у меня нет. У меня есть дети моих детей, у которых есть свои имена. Я их зову их именами, а они меня зовут моим именем.

В: - Они тебя зовут Рафаэль?

Р: - Естественно! Как они должны меня звать – Пепе?! Я как говорю: Мануэла! Так ведь? А она меня зовет Рафаэль.

В: - Ты получаешь удовольствие от них, как от того, что есть лучшего в твоей карьере, или потому, что уже не можешь наслаждаться твоими детьми...

Р: - Я от них получаю огромное удовольствие. Но они еще очень маленькие. Когда станут старше, будет лучше.

В: - Ой, я забыла об одной вещи: когда ты начинал гастролировать, а дети были еще маленькие, то говорил про них – мой цирк.

Р: - Да, конечно, это был настоящий цирк. А сейчас цирк стал больше.

В: - Ты всегда возил за собой всю семью.

Р: - Конечно. Так и надо. Я не хотел терять детство своих детей.

В: - Наталия мне сказала, что сейчас ты очень полюбил Андалусию. То есть, ты всегда ее любил, но сейчас...

Р: - Да, сейчас я чувствую сильнее. Я хотел бы закончить свою жизнь здесь, потому что это – моя земля.

В: - Каждому хочется вернуться туда, откуда ты родом, да?

Р: - Да, да. И это очень хорошо, что понимают эти вещи и возвращаются в родные места. Я чувствую себя андалузцем, поэтому езжу туда все чаще и чаще.

В: - Я, когда смотрю на тебя в молодости и в течение всей твоей карьеры, мне кажется, что сейчас ты красивый, как никогда.

Р: - Просто не надо смотреть в прошлое, потому что это хуже. Любой момент прошлого – хуже.

В: Нет, нет… Но ты выглядишь потрясающе.

Р: Имей в виду, что мне только что исполнилось пять лет.

В: Первого апреля.

Р: Первого апреля. День рождения теперь не пятого мая, а первого апреля.

В: Ты отмечаешь его?

Р: Я оба отмечаю. Потому что второй день более важен, чем мой день рождения.

В: Сейчас я должна была бы сказать вам: вот, это история легенды, Рафаэля Мартоса, но это не так. Я говорю: это первая часть истории. Потому что вторую мы еще увидим. Историю артиста, который уверяет, что только начинает. Доброй ночи и спасибо за то, что были с нами.

CanalSur Television de Andalucía
2008
Перевод Надежды
Опубликовано на сайте 30.08.2010