Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Noches como ésta. 2008

Noches como ésta. 2008

РАФАЭЛЬ В НОЧНОМ ЭФИРЕ. 2008

Это интервью интересно тем, что появилось в эфире первого канала испанского телевидения как раз в те дни, когда щла запись программы  "50 años después" для Рождественской ночи и сразу после знаменитого юбилейного концерта в театре Лопе де Вега. Многие из нас впервые увидели интервью тогда, нахлдясь в Мадриде, после съемок на телестудии.

ВЕДУЩИЙ: …сопровождаемый музыкой. Фонограмма одного артиста, родившегося в Линаресе. Он объездил полмира, очаровывая своей уникальной манерой петь и двигаться. Рафаэль. Добро пожаловать на программу "Вечера, как этот".
Наш следующий приглашенный – наше общее достояние. Самый обожаемый, самый имитируемый, самый заслуженный, самый-самый. С тех пор, как в девять лет он стал лучшим детским голосом Европы, он не покидает сцену. Он из Линареса, его зовут Рафаэль. Добрый вечер, дон Рафаэль Мигель Мартос Санчес.

РАФАЭЛЬ: Мигель Рафаэль Мартос.

ВЕДУЩИЙ: Добро пожаловать в этот дом…

[Здесь они шутят, но шутка основана на игре слов]

ВЕДУЩИЙ: Полвека на сцене. И ты остаешься тем же, что бы ни говорили.

РАФАЭЛЬ: Я искренне надеюсь, что многому сумел научиться, поэтому я сейчас немного лучше того, о котором мы говорим. Ведь много значит опыт, и мне повезло многому научиться. Я – мальчик очень прилежный.

ВЕДУЩИЙ: Пятьдесят лет "воюя", как говорится, "убивая" себя каждый раз, но если посмотреть на тебя, можно подумать, что ты заключил договор с дьяволом или что-то в этом роде.

РАФАЭЛЬ: Договор с дьяволом. Да, да…

ВЕДУЩИЙ: Все это должно было много стоить тебе.

РАФАЭЛЬ: Кто-то однажды спросил меня: ты что-то сделал, чтобы так выглядеть? Я сказал: да, несомненно. А морщины? – спрашивают. А я: есть, но там, где они находятся, не видно.

ВЕДУЩИЙ: Единственное, что было, это то, что ты перенес операцию 1-го апреля 2003-го, трансплантацию печени. Ты снова родился, Рафаэль?

РАФАЭЛЬ: Да, несомненно, полностью. Я родился второй раз, и никогда я еще не чувствовал себя так хорошо, никогда еще не был таким довольным и таким спокойным.

ВЕДУЩИЙ: Говорят, что когда человек переживает такое, когда посмотрит в глаза смерти, то меняется все, меняются ценности…Ты стал ценить жизнь?

РАФАЭЛЬ: Да, меняется суть. Видишь вещи совершенно по-другому. Понимаешь, что на самом деле имеет ценность, а что не имеет, на то не обращаешь внимание. И твой способ видеть жизнь меняется совершенно. Это переворот настоящий.

ВЕДУЩИЙ: Сейчас ты уже не можешь сказать, что тебе 23 года, потому что тебе исполнилось пять лет, пошел шестой…

РАФАЭЛЬ: Точно, в следующем году исполнится шесть.

ВЕДУЩИЙ: Как выглядит жизнь теперь?

РАФАЭЛЬ: Очень хорошо выглядит.

ВЕДУЩИЙ: Ты сказал, что твои ценности изменились. Я хочу знать подробнее: кто-то, как ты, находится на вершине, с ним происходит это, и он понимает, какой он уязвимый, тогда он начинает видеть вещи по-другому, должен больше ценить…

РАФАЭЛЬ: С этого нового положения все выглядит невероятным. Ты как будто смотришь вдаль во времени. Когда ты болен, то все ускоряется, кажется, что ты уходишь, уходишь… Но когда ты чувствуешь себя настолько хорошо, и появляются новые мечты – потому что очень важно не только быть здоровым, но чувствовать вдохновение делать что-то, – жизнь кажется такой длинной, ты можешь двигаться вперед. И все видится иначе, под другим углом зрения. Я совершенно искренне говорю, что никогда в жизни не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Никогда. Даже в самые великолепные моменты моей карьеры я не был так доволен, настолько в мире с собой, с окружающими, с публикой, с делом, которым я занимаюсь. То, что со мной происходит, это невероятное счастье. То, что со мной происходит, я бы хотел, чтобы происходило со всеми, потому что это прекрасно.

ВЕДУЩИЙ: То есть ты работаешь с большим удовольствием? Потому что ты не замедлил ритм своей работы.

РАФАЭЛЬ: Нет, просто я теперь работаю по-другому. Есть то, что я сейчас не делаю так, как раньше. Я все делаю, не торопясь. У меня ведь столько времени впереди, что я не спешу.

ВЕДУЩИЙ: Каждый день как подарок?

РАФАЭЛЬ: Да.

ВЕДУЩИЙ: И Наталия – какое отношение она имела к этой "битве" после 36-ти лет совместной жизни?

РАФАЭЛЬ: Наталия к этому и ко всему, что касается меня, имеет самое прямое отношение.

ВЕДУЩИЙ: На данный момент что означает Наталия?

РАФАЭЛЬ: Наталия – это намного больше, чем моя жена и мать моих детей. Наталия – это Наталия. Это невозможно объяснить, не впадая в пафос. Она это ненавидит, и я тоже.

ВЕДУЩИЙ: Я тебя полностью понимаю. Несмотря на то, что вы вместе 36 лет, очень трудно дать определение…

РАФАЭЛЬ: Точно, есть вещи, которые не имеют объяснения. Невозможно объяснить это словами. Наталия – это Наталия. Кроме того, и мои дети сейчас имеют гораздо большее влияние, чем раньше.

ВЕДУЩИЙ: Ты женился 14 июля…Сейчас поговорим о детях и детях детей… Ты женился в Венеции, и я спрашиваю, ты сделал это из-за романтизма или из практических соображений, потому что тогда Рафаэль не мог свободно ходить по улицам?

РАФАЭЛЬ: Думаю, и то, и другое. Это был коктейль из разных причин. Конечно, тогда Испания еще не была такая, как сейчас. Хочу сказать, когда СМИ всегда за твоей спиной. Это выглядело по-другому. Но все-таки, чтобы не было шума, мы с Наталией решили – и думаю, что правильно – поехать в город, который мы очень любим, мы туда возвращаемся всегда, когда можем. Ну, и все вышло очень хорошо. Не скажу, что мы это предвидели, но все вышло.

ВЕДУЩИЙ: Потом родились дети. Ты когда-то сказал, что дети – твой лучший концерт.

РАФАЭЛЬ: Они – три мои лучшие концерта.

ВЕДУЩИЙ: Расскажи об этом.

РАФАЭЛЬ: В это время я был "сеятель".

ВЕДУЩИЙ: Неплохо получилось у тебя.

РАФАЭЛЬ: Очень даже хорошо получилось.


ВЕДУЩИЙ: Но почему ты их именно концертами назвал?

РАФАЭЛЬ: Ну, так я выразил… концерт, театр, мир искусства для меня – очень серьезная вещь… и фантастическая. Я горжусь тем, что принадлежу к миру искусства… настоящего.

ВЕДУЩИЙ: Что это означает?

РАФАЭЛЬ: Потому что есть другой мир – не очень настоящий. Поэтому я и сказал, что дети – это мои три больших концерта, имея в виду, что они – три самые лучшие вещи в моей жизни.

ВЕДУЩИЙ: Прости, но не уходи от ответа. Что тебе не нравится в мире искусства?

РАФАЭЛЬ: Есть два мира искусства: один, которым занимаются всерьез, и другой, где участвуют… так, чтобы получить возможности, заработать денег и так далее… и все это знают.

ВЕДУЩИЙ: Есть много недостойных в музыке? Сейчас в Испании?

РАФАЭЛЬ: Да нет, не так уж много. Кризис ведь. Но звукозаписывающие компании обеспокоены по поводу начинающих артистов, потому что не хотят, чтобы появлялись все новые клоны кого-то. Нет яркой индивидуальности. Это плохо. Думаю, что те, кто начинает, должны посмотреть на себя и сказать себе: я хочу быть другим, я не хочу петь, как тот, причесываться, как этот, быть таким, как этот или другой, ни одеваться, как вот тот, не хочу быть испанским Синатрой или андалузским Томом Джонсом, я хочу быть собой. Это то, что я делал, – я всегда избегал любых шаблонов…

ВЕДУЩИЙ: Для тебя это было ясно с самого начала, поэтому ты так ярко проявил себя в этой стране и в других.

РАФАЭЛЬ: Да, но, видишь ли, это вышло как-то… бессознательно, я даже сам не знаю, как. Когда меня спрашивали… например, выходил мой диск, а следом сразу следующий, мне говорили: смотри, сейчас так не делают, почему ты делаешь именно так? Я отвечал: почему нет? Я должен делать то, что умею, и совершенствовать это, делать это лучше, но именно то, что умею. На меня никогда не действовали успокаивающие "песни сирен".

ВЕДУЩИЙ: Вернемся к детям. Если дети – это концерты, то дети детей – это тогда что?

РАФАЭЛЬ: Это "бенефисы"[буквально – "выход на бис"].

ВЕДУЩИЙ: Иногда эти "бенефисы" выходят лучше, потому что…

РАФАЭЛЬ: Эти все получились очень хорошо.

ВЕДУЩИЙ: …Потому что говорят, что мы заводим детей для того, чтобы потом были внуки.

РАФАЭЛЬ: Ну, да. Естественно, ведь если не будет детей, то и внуков не будет. Сначала нужно детей завести…

ВЕДУЩИЙ: Ты не любишь, чтобы тебя дедушкой называли?

РАФАЭЛЬ: Я – дедушка, просто мне слово нет нравится. Оно мне не подходит, потому что я еще очень молод.

ВЕДУЩИЙ: Это видно.

РАФАЭЛЬ: Сколько мне лет, ты не сказал?

ВЕДУЩИЙ: Исполнилось пятьдесят лет, как ты на сцене…

РАФАЭЛЬ: Нет, я имею в виду – по жизни. Сколько мне лет? Мы ведь уже выяснили, что мне пять с половиной лет…

ВЕДУЩИЙ: Очень мало времени прошло после этого возрождения, которому пять с половиной лет исполнилось, и ты вернулся на сцену, которую можно назвать твоим вторым домом.

РАФАЭЛЬ: Когда я спросил врачей, смогу ли я петь, то они мне ответили: а разве ты не певец? Так пой, кто тебе препятствует? …Да, я вернулся сразу же. Через четыре месяца.

ВЕДУЩИЙ: В Театр Сарсуэлы.

РАФАЭЛЬ: Там я начинал.

ВЕДУЩИЙ: Вспомним это, Рафаэль… "Сегодня я выйду вечером…" ("Hoy saldré por la noche"). Это был особенный день, правда?

РАФАЭЛЬ: Но это была еще немного маска...

ВЕДУЩИЙ: Мне кажется, все было хорошо.

РАФАЭЛЬ: Я-то знаю, о чем говорю… Глаза…

ВЕДУЩИЙ: Как ты себя чувствовал там?

РАФАЭЛЬ: Счастливым, очень счастливым. Это была моя великая ночь.

ВЕДУЩИЙ: Ты это говорил раньше и, думаю, что можешь повторить, что ты не жалеешь себя на сцене, где бы ты ни выступал. Ты себя "убиваешь", поэтому люди тебя так любят. В этом состоит исключительность Рафаэля?

РАФАЭЛЬ: Может быть, не знаю. Я не различаю людей ни по городам, ни по национальностям. Иногда люди вокруг меня – с самыми лучшими намерениями – говорили, если речь шла о каком-то не очень важном месте: зачем ты себя убиваешь, притормози немного, не стоит так себя тратить… Я говорил: как это не стоит? Мне совершенно неважно, пою я в Нью-Йорке или в самом скромном месте на свете. Потому что я настолько уважаю сцену и свою публику, что мне все равно, где я пою. Я выхожу, чтобы отдать то, что должен отдать, отдать все до капли. В тот день, когда я это не смогу – это еще далеко, но когда не смогу, то уйду в длительный отпуск. Потому что слово "уйти" я не употребляю.

ВЕДУЩИЙ: Куда же уйдешь в отпуск?

РАФАЭЛЬ: Не знаю, но очень длительный.

ВЕДУЩИЙ: И далеко?

РАФАЭЛЬ: Нет, не обязательно. Спрячусь где-нибудь поблизости.

ВЕДУЩИЙ: Эта исключительность характера, это желание быть только собой и никем другим привели к тому, что у тебя много имитаторов. Сейчас ты увидишь, мы пригласили кое-кого, кто как-то тебя имитировал.

Мильян Сальседо: Представь себе, Рафаэль, меня попросили – меня! –поприветствовать тебя. Поприветствовать – это самое малое, что я могу сделать, а, прежде всего, поблагодарить тебя за то, что ты есть – в профессиональном плане, я имею в виду. Потому что, действительно, такие, как я, мы жили, можно сказать, за твой счет… Что бы мы без тебя делали?! Я не знаю! Спасибо за то, что ты есть. Ты, как доктор Джекилл и мистер Хайд, имеешь своего Джекилла и своего Хайда. Так вот, для меня ты мой мистер Хайд. Меня попросили, чтобы я рассказал одно смешную историю, которая произошла в доме Лусии Босе, не знаю, вспомнишь ли ты. Мы там обедали и проводили время вместе – с Наталией, с Лусией Босе… и мы с тобой все время передразнивали друг друга… а Лусия тогда сказала: не пойму, кто кого имитирует? [здесь я не разобрала слов] Большое спасибо, Рафаэль. Счастья тебе.

РАФАЭЛЬ: Спасибо тебе. Это очень хороший артист.

ВЕДУЩИЙ: Он делал талантливые имитации.

РАФАЭЛЬ: Да, он – большой артист. Я его очень ценю, поэтому он может делать, что хочет.

ВЕДУЩИЙ: Тебе мешает, что тебя имитируют?

РАФАЭЛЬ: Нет, если это сделано с добрыми намерениями, то нет. Дело в том, что, согласись, что никогда не имитируют того, кто не нравится.

ВЕДУЩИЙ: …Конечно, ты прав… Я никогда об этом не думал так, но…

РАФАЭЛЬ: Да, да, именно так. Когда ты кого-то имитируешь, то в глубине души он тебе нравится. Поэтому с одной стороны, я этим всегда доволен. Но если кто-то делает это, чтобы посмеяться, то мне его жаль, потому что, по-моему, это стыдно – зарабатывать себе на жизнь таким способом.

ВЕДУЩИЙ: В семнадцать лет…

РАФАЭЛЬ: Но этот человек – очень хороший артист, это точно.

ВЕДУЩИЙ: Очень хороший. Так вот, ты в 17 лет победил на фестивале, а когда ты в таком возрасте, то, чтобы двигаться вперед, нужно было быть очень ответственным человеком. Мне говорили, что это ты унаследовал от своего отца.

РАФАЭЛЬ: Думаю, я всегда был очень ответственным по отношению к тому, что я делаю, как делаю и почему делаю. Всегда, всегда. И когда я был маленьким, и когда мне было 12, и 11, и 13 лет – я уже был очень ответственным. Возможно, потому, что в моей семье моя мать меня использовала, хочу сказать, я был "посланником" моей матери в делах, потому что она была главная в семье.

ВЕДУЩИЙ: О твоей матери мы еще поговорим, а здесь ты со своим отцом…

РАФАЭЛЬ: Это снято в Олимпии, в Париже. Тогда мой отец ворчал, что должен был лететь самолетом. Он сказал, что больше никогда туда не сядет.

ВЕДУЩИЙ: Он очень взволнован был, когда наблюдал триумф своего сына.

РАФАЭЛЬ: Естественно, как любой отец, который желает, чтобы у детей все было хорошо, поэтому и взволнован.

ВЕДУЩИЙ: А теперь посмотрим на твою мать.

РАФАЭЛЬ: Сокрушительная индивидуальность моей матери.

ВЕДУЩИЙ: Сокрушительная индивидуальность.

РАФАЭЛЬ: Это была женщина-лидер. Очень сильная.

ВЕДУЩИЙ: Ты пережил нужду…

РАФАЭЛЬ: У меня с ней есть много общего. Очень много. В глазах, в проявлении…

ВЕДУЩИЙ: Ты пережил нужду в детстве…

РАФАЭЛЬ: Ну, в то время…

ВЕДУЩИЙ: Но ты не выглядишь… ущемленным в чем-то.

РАФАЭЛЬ: Я был ребенок упитанный и счастливый.

ВЕДУЩИЙ: Есть кое-кто из твоего города, кто также хочет приветствовать тебя этим вечером.

Хуан Фернандес (мэр Линареса): Мы тебя любим. Мы относимся к тебе с огромной нежностью. Ты это знаешь: когда ты приезжаешь, то тебя просто рвут на части, и это именно потому, что таким образом твои земляки выражают свою искреннюю нежность и внимание к тебе. Ты нам оказал большую честь тем, что, несмотря на твою занятость и огромную популярность, твое первое появление перед публикой было именно в Линаресе, на ярмарке. Это была для нас большая честь, за что тебе всегда будет благодарен твой родной город… Здесь, между прочим, произошел один забавный эпизод, когда Наталия споткнулась о камень на балконе, у входа на балкон Городского совета, и твой сын сказал: мама, не беспокойся, тебя никто не видел, а, кроме того, ты упала очень элегантно.

РАФАЭЛЬ: Хуан, прекрасный человек и великолепный мэр.

ВЕДУЩИЙ: Вернемся к тому, о чем мы говорили раньше. Ты получил премию в Зальцбурге как лучший детский голос Европы…

РАФАЭЛЬ: Но все это для меня была игра. Имею в виду, что это мало что значило для меня, я это делал, потому что кормили бутербродами и катали в автобусе. Это все меня очень развлекало. Я и в мыслях не имел тогда, чтобы быть певцом и так далее… До 15-ти лет.

ВЕДУЩИЙ: До 15-ти лет… И два года спустя ты побеждаешь на фестивале в Бенидорме.

РАФАЭЛЬ: Да. Тогда отец мне дал разрешение, потому что требовалось родительское позволение, так как я был слишком мал, и меня экзаменовали, и дали мне диплом артиста, потому что тогда он нужен был… Да, я победил на фестивале в Бенидорме и все – с тех пор работаю, не останавливаясь. Я – работяга.

ВЕДУЩИЙ: Давайте посмотрим отрывок из этого фестиваля, потому что там впервые мы увидели Рафаэля таким, каким он продолжает быть сейчас.

Диктор: Было представлено много произведений. Первую премию получила песня, которая называется "Llevan" de Martinez Llorente y Reguiero. Ее исполнил уже известный Рафаэль, молодой певец 17-ти лет.

ВЕДУЩИЙ: Ты еще немного стеснялся… но уже показывал…

РАФАЭЛЬ: Я был тогда мертвый от страха… да, скорее мертв, чем жив. Но все же это был чудесный период. Это было время начала, когда работа была один день, а три месяца не было… Это интереснейший этап для артиста.

ВЕДУЩИЙ: Три года спустя, если я не ошибаюсь в датах и подсчетах, песня "Барабанщик" становится песней номер один, лидером продаж в Испании. Есть фантастическая запись, когда Рафаэль поет "Барабанщика" на испанском телевидении.
Но это был не первый раз на телевидении?

РАФАЭЛЬ: Нет. Впервые я выступил на телевидении, закрывая одну программу. Тогда режиссером был Рамон Диес.

ВЕДУЩИЙ: Создатель испанского телевидения.

РАФАЭЛЬ: Прекрасный человек и большой мой друг потом. Тогда в телестудии [не поняла здесь, что он сказал]. Они не учли того, что я – аллергик. У меня аллергия на древесные опилки. Меня одели пастухом и… это видела вся Испания, потому что эту программу транслировали на всю Испанию. Я вышел, а петь надо было живьем… я начал петь, и опилки мне попали в нос… и настал момент, когда я больше не мог терпеть, и на самом крупном плане…засунул палец в нос. На следующий день люди шли в магазины, где продавались диски, и просили: дайте мне диск этого парня, который вчера в носу ковырял.

ВЕДУЩИЙ: А почему ты уверен, что у нас нет этой записи?

РАФАЭЛЬ: Потому что мы ее нигде не нашли! Мы все испанское телевидение перевернули вверх ногами, разыскивая эту запись. 

ВЕДУЩИЙ: Чтобы уничтожить ее, конечно?

РАФАЭЛЬ: Нет, что ты говоришь! Я бы хотел сохранить все о своей жизни с большой нежностью.

ВЕДУЩИЙ: Да, это, конечно, забавно, но мне кажется, что впервые мы увидели Рафаэля с сильным характером в 1966 году на фестивале Евровидения.

РАФАЭЛЬ: По телевидению – да, но сначала был концерт в Театре Сарсуэлы…

ВЕДУЩИЙ: Это уже РАФАЭЛЬ!

РАФАЭЛЬ: Это было дело чести, как говорится…

ВЕДУЩИЙ: Ты держался так… и так продолжаешь.

РАФАЭЛЬ: "На том стоим". Нет другого пути. Другие пути ошибочны. Это единственный путь.

ВЕДУЩИЙ: Нужно оставить все…

РАФАЭЛЬ: Даже если это был бы последний раз. Я всегда пою так, как будто это последнее, что я сделаю, как будто это прощание. Как будто это первый и последний раз, когда ты поешь в жизни. Так должно быть

ВЕДУЩИЙ: Если и есть другой голос, который для испанской песни имел значение, сравнимое с тем, что имеет голос Рафаэля, который – единственный в своем роде, то это голос Росио Хурадо.

РАФАЭЛЬ: Чудесный человек, без всякого сомнения.

ВЕДУЩИЙ: Есть одна песня, которая в 80-х годах принесла и тебе успех. Это "Как я люблю тебя", которую пела и Росио Хурадо. Мы сегодня вспомним ее, посмотрев ваше совместное выступление.
Эту песню Мануэля Алехандро первая спела она или ты?

РАФАЭЛЬ: Нет, она сначала спела. На пару месяцев раньше… мы ее записали почти одновременно. Она на три месяца раньше. Дело в том, что ее продюсеры решили сделать акцент на песне "Сеньора", которая была на том диске, а эту песню оставили в стороне. Это дало возможность моей версии песни выйти, и она имела невероятный успех. Но записала ее первой она, это именно так было.

ВЕДУЩИЙ: Росио была потрясающая, да?

РАФАЭЛЬ: Для меня… я ее не забываю, она всегда со мной. Росио – личность, которая оставляет след – как артистка и как человек. Поэтому для меня… конечно, ее нет с нами, но… она есть, всегда есть.

ВЕДУЩИЙ: Женщина, о которой мы уже говорили раньше – та, которая уже 36 лет с Рафаэлем, с 1972 года. Посмотрим на вас вдвоем.

РАФАЭЛЬ: Да, вот она.


ВЕДУЩИЙ: Красивое фото, да?

РАФАЭЛЬ: Да. Чудесное. Это в доме ее отца, мне кажется.

ВЕДУЩИЙ: Тут вы еще жених и невеста?

РАФАЭЛЬ: Да… нет, мы уже женаты…да, уже женаты. Только что поженились.

ВЕДУЩИЙ: У меня здесь есть…

РАФАЭЛЬ: Мне кажется, что я всегда был женат…

ВЕДУЩИЙ: Нет, до этого ведь что-то происходило…

РАФАЭЛЬ: Ну, об этих вещах я даже и не помню.

ВЕДУЩИЙ: Нет?

РАФАЭЛЬ: Нет. Зачем? Я родился, когда приобрел мою семью. Я очень комфортно чувствую себя в этой обстановке.

ВЕДУЩИЙ: Ты много лет прилагал усилия, чтобы сохранить эту обстановку.

РАФАЭЛЬ: Мы и сейчас продолжаем эти усилия.

ВЕДУЩИЙ: Вы каждый день боретесь?

РАФАЭЛЬ: Да, каждый день.

ВЕДУЩИЙ: …Здесь часть текста – в этом издании, посвященном 50-й годовщине Рафаэля. Часть текста, который тебе написал Хоакин Сабина.

РАФАЭЛЬ: Да, Хоакин написал впечатляющую песню для этого диска, которая называется "50 лет спустя". Диск должен был называться просто "50-я годовщина", и когда Сабина написал это, мы решили, что название должно быть, как у этой песни.

ВЕДУЩИЙ: Ты мне скажешь ту строфу, или я сам?.. "50 лет спустя я остаюсь тем же…

РАФАЭЛЬ: "…сказал доктор Джекилл мистеру Хайду. Такой молодой и такой старый, ища в зеркале мое изображение Питера Пэна и Дориана Грэя…". В песне звучит красивее.

ВЕДУЩИЙ: Мы ждем, когда услышим это, как те люди, которые два дня назад были на презентации в Мадриде. Большое тебе спасибо за то, что поделился с нами…

РАФАЭЛЬ: Пожалуйста, с удовольствием.

ВЕДУЩИЙ: Нет, это мы получили удовольствие. И через 50 лет надеюсь встретиться снова, если, конечно, еще будет существовать телевидение, потому что ты-то уж точно будешь.

РАФАЭЛЬ: Я намерен продолжать. И ты тоже.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Рафаэль.

 Телеканал rtve.es
04.12.2008
Перевод Надежды
Опубликовано на сайте 20.08.2010