Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - "Espejo publico" con Raphael. 2010

"Espejo publico" con Raphael. 2010

РАФАЭЛЬ НА КАНАЛЕ ANTENA 3. 2010

Это интервью вышло в эфир на канале Antena3 накануне премьеры минисериала "Raphael", посвященного жизни прославленного певца.

В основу сюжета положены значемые эпизоды жизни артиста разного времени, но  композиционным стержнем сценария является самый тяжелый период в судьбе Рафаэля, связанный с болезнью и последующей операцией по трансплантации печени в конце 2002 - начале 2003 годов. А для всех нас особенной радостью было то, что запись состоялась 25 сентября - в День "Raphaelista" в Мадриде, на котором присутствовали многие российские поклонники.

Ведущая. - Как дела?

О Боже, сколько аплодисментов!

Рафаэль. - Хорошо, очень хорошо...

Рафаэль рассказывает о многочисленных планах, о скорой презентации диска 19 октября, о начале новой "хиры", новых гастролей..., о том, что, как никогда, он сейчас завален планами, делами.

В. - Ты видел минисериал?

Р. - Да.

В. - И каким ты его находишь?

 

Р. - Эта история началась с того, что, исходя из здравого смысла, я не  считал целесообразным и благоразумным посвящать его мне.., так как я еще "в строю" и полон сил... Такие фильмы посвящают ушедшим совсем или вышедшим в отставку...

Но когда мы поговорили с директором картины Мануэлем Риосом и я прочитал киносценарий, то увидел, что это очень подходящий случай и  хорошая возможность поговорить опять о донорстве. Для меня эта тема - святая… Главная!

И сериал, по моему  скромному мнению очень, хорошо сделан, с очень большим уважением и любовью,что очевидно. Хорошо подобраны актеры...

В. - Давай посмотрим на Рафаэля - ребенка...

Р. -  С удовольствием!

С интересом смотрят фрагмент фильма.

В. - Ты хотел стать артистом? Ты хотел петь?

Р. - Нет, я уже пел, с 4-х лет... Но я хотел стать артистом, и в этом есть разница! Одно дело - петь, другое - стать артистом, это две разные вещи!

В. - И можно сказать, что ты танцуешь  не хуже, чем поешь?!

Р. (лукаво улыбаясь) - Да...

В. - И материально было трудно?

Р. - Это где-то и неплохо, потому что делает человека амбициозным, в хорошем смысле этого слова, ты стремишься сделать все отлично, достичь всего...

В. - И по фильму ты даешь обещание своей матери много работать и приобрести хорошую квартиру....

Р. - Да, и я выполняю свое обещание, и неважно, чего мне это стоило.

В. - Фильм начинается с того, что ты узнаешь о своей болезни, это было во время премьеры мюзикла в Барселоне...

Р. - Нет, болезнь ощущал еще раньше, в Мадриде несколькими годами ранее...

В. - Но ты не говорил ничего своим, держал в секрете...

Р. - Я сам не понимал, что происходит... был в неведении, вернее, не хотел знать, что происходит.., молчал от страха знать правду.

В. - Давай посмотрим, как твоя семья тебя заставила согласиться на обследование.

С волнением смотрят фрагмент фильма.

Врач. - Цирроз печени... Извини, Рафаэль, но мы должны делать дальнейшие исследования, чтоб избежать возможных осложнений...

Р. - Но я не могу находиться здесь, завтра мне необходимо записывать рождественскую программу.

В. - Но в тебе 10 литров жидкости! Ты должен отменить запись!

В. - Цирроз... как ты себя чувствовал?

Р. - Плохо, очень плохо.., но в тоже время, когда ты чувствуешь себя ужасно, нечто внутри тебя говорит "вперед,.. ты должен быть в порядке!", но вместе с тем, имея эту проблему, я строил планы и которые потом выполнил.., которые выполнил!

Есть внутри некая сила.., и это важно знать всем, кто сейчас таком положении, как я тогда... Не сдаваться, идти вперед...

В. - В то время, если говорить прямо, твоя семья просила твоего друга Педро Руиса уговорить тебя сделать операцию, и ты ему ответил, что, если в течение года не станет лучше, тогда... А Педро  сказал, что у тебя может и НЕ быть этого года...

Р. - Да, да, он был безжалостен ко мне, но он был прав... Он был прав, и это была последняя капля, переполнившая стакан...

В. - И что ты чувствовал? Страх?

Р. - Страх?.. Нет... УЖАС! Но я из числа тех, кто постоянно строит всякие планы... И это было превыше всего... И это желание воплотить их в жизнь, даже если для этого понадобится трансплантация... Это было чудовищно...

И я спрашивал доктора Морено, смогу ли петь опять...

В. - Ты на самом деле боялся, что не сможешь больше петь?

Р. - Надо иметь в виду, что с этой проблемой ты НЕ имеешь сил ни на что,  даже на то, чтобы просто ходить, ни на что... И я думал, что не буду иметь сил для пения... поэтому я и спрашивал доктора об этом...

Смотрят фрагмент фильма.

В. - И никто не замечал, что с тобой происходит? Росио Хурадо, с которой ты пел?

Р. - Росио меня знала хорошо и спрашивала - "Этот блеск твоих глаз! Куда он  подевался?"...

И моя семья тоже... Но я ничего не говорил, я не хотел ничего знать...

В. - Ты был " непослушный" больной?

Р. - Нет, я был очень "хороший" больной. Решив раз не делать чего-либо, я не делал, старался не повторять ошибок...

В. - И какие ошибки ты допускал?
Ты не шел со всеми в рестораны после спектакля, возвращался в отель, берег свой голос... Но для того, чтоб заснуть...

Р. - Да.., и я спал...

В. - И тебе это вредило...

Р. - Я не знал, как  развивается болезнь.., не хотел знать.., и это было плохо...

В. Завтра будет премьера первой серии фильма, а в следующую среду - второй.
И мне говорили, что Хуан Рибо - прекрасен, просто фантастический! Это правда?!

Р. - Да, это, действительно, так! Справедливости ради, должен сказать, что и Феликс, и маленький Рафаэльчик тоже «не подкачали». Все трое – великолепны!

В. - А Хуан жестикулирует и двигается так же, как и ты?!

Р. - Что он делал хорошо – так это то, что не имитировал меня, а интерпретировал. Это абсолютно разные вещи, он профессионально интерпретировал персонаж.

В. - Когда ты видишь эту интерпретацию, не раздражает ли тебя что-либо? Есть что-то, что тебе не нравится?

Р.Далеко не все должно нравиться изначально, но, ознакомившись глубже с материалом, мне понравилось все. Все очень и очень хорошо. И Феликс хорош!

В. В фильме есть очень красивая сцена, когда ты просишь руку Натальи у ее отца.
Все показано так, как было в действительности?!

 Р. - К сожалению, артистам почему-то не всегда верят..., но времена и нравы меняются...
Действительно, это был сеньор «высочайшей пробы», прекрасный человек, и я его любил, как своего отца до конца его дней..., он тоже ко мне относился замечательно…

В. - У тебя были очень хорошие отношения с Росио Хурадо и Росио Дуркаль...

  

Р. - Какая она великолепная!..

В. - Какое трагическое совпадение…, ведь вы страдали от болезни все трое, и только ты выжил, благодаря пересадке...

Р. - И  ирония судьбы еще в том, что они приходили навещать меня, ведь плох был я...

В. - Тяжело было смотреть этот фильм, переживая все заново...

Р. Да, конечно! Но я все это делал для того, чтобы увеличилось число доноров! Это то, что меня волновало!

В. - Твоя семья видела фильм?

Р. - Нет!

В. И не будет смотреть?

Р. - Разводит руками...

В. - А ты, конечно, видел…

Р. - Я - да....

В. - И плакал…

Р. - Пауза... Да, конечно…, но это были слезы радости, потому что я выжил, и настоящее - прекрасно!
Все позади, и сейчас я чувствую себя так хорошо, как никогда...

В. - Единственным донором могла быть Алехандра, но она была беременна..., и не могла помочь...

Р. - Все мои дети, вся семья в этот тяжелый момент стали моей опорой, "фундаментом".
Я всегда получал от них поддержку, как в работе, так и в личной жизни, они всегда "за моей спиной", это мой тыл… И это очень хорошо показано в фильме…

В. - И это твоя сила!

Р. - Мои дети ... - это все!
К примеру, когда я запускаю какой-либо проект, (как сейчас - новый диск - это трилогия, достаточно сложная работа…), мои дети никогда не говорят: «Это трудно…, не берись за этот проект!» Наоборот, они всегда подталкивают меня вперед и во всем поддерживают…

Далее ведущая спрашивает Рафаэля о приступах энцефалопатии..., атакующих приступах ужаса, когда человек ничего не помнит...

Р. - Да.., это действительно страшно.., сумасшествие, вызванное циррозом - это ужасно...

В. - Мне Наталия говорила..., что ты не помнил, что…

Р. - Да..., я ничего не помнил...

В. - А как себя вела пресса?

Р. - Кто страдал - так это моя семья… Я - нет…
Меня не интересовали камеры... Я думал только об одном - ВЫЙТИ из этого состояния!
Я ждал ДОНОРА - и это единственное, что меня волновало…
И на все вопросы я всегда и всем спокойно отвечал: «Все хорошо!»

 

B. - Давай посмотрим фрагмент фильма, когда ты признаешься в своих страхах и тревогах...

Внимательно смотрят фрагмент фильма.

Р. - Хуан  великолепен! Да-да, великолепен!

В. - Мы видим последние приготовления перед спектаклем... Я вижу, ты всегда ощущаешь страх перед тем, как выйти на сцену, как все получится... Ты обожествляешь сцену...

Р. - Я из тех, кто получает неимоверное наслаждение от того, что происходит... Выхожу перед тысячами зрителей, чтобы вместе с ними  получать удовольствие в течение двух с половиной часов.

Я очень "илюсионадо" в моей профессии и сегодня более, чем когда-либо! И в последние 6 лет это усиливается. Я стремлюсь делать все лучше, и самое важное то, что будто только начинаю свою карьеру, будто начал ее вчера! И, в действительности, я начинаю свою карьеру сейчас!

В. - Двай посмотрим фрагмент фильма о начале воего артистического пути.

Звучит песня INMENSIDAD

В. - Ты это исполнял когда тебе было 16?

Р. - Или меньше... Я брал разрешение у моего отца, чтоб работать там... в баре, который назывался ЛА ГАЛЕРА...

В. - Там началась карьера.., и теперь ты скоро представляешь свой новый диск с танго, ранчерас, болеро...

Р. - Это диск очень амбициозный, его я записывал в Буэнос-Айресе, Мехико, Мадриде. Он фантастический!

В. - Мы тебе желаем продолжать все так многие-многие годы!

Перевод Татьяны О.
Опубликовано на сайте 05.10.2010