Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Raphael en El Hormiguero 3.0 con Pablo Motos. 2012

Raphael en El Hormiguero 3.0 con Pablo Motos. 2012

РАФАЭЛЬ В МУРАВЕЙНИКЕ 3.0 С ПАБЛО МОТОСОМ. 2012

Пабло Мотос: Добрый вечер! Добро пожаловать в Hormiguero! Сегодня у нас роскошная передача, с нами настоящая музыкальная легенда – Рафаэль. И мы встретимся с Марио Вакерисо. И с Луисом Пьедраита. И с Мароном. Это великая неделя, друзья, потому что я напоминаю, что кроме того в четверг будет эксклюзив по всей Европе - Том Круз.

А сейчас пока мы ждем, мы покажем шутку, которую сыграли над сотрудниками, потому что хотели, чтобы все, кто работает здесь, проснулись. Например, в Японии, когда ловят рыбу, то к рыбам запускают акулу, и рыба бывает более свежей и вкус у нее лучше, потому что акула заставляет ее проснуться. Так что мы сыграли веселую шутку с нашими людьми, которых так любим.

Съемки скрытой камерой.

П.: Лучший кадр (Девушка с тремя стаканчиками, кричащая от страха). Ну вот, все проснулись. Сегодня вы будет веселиться в Hormiguero с Рафаэлем. Лично!

Вот новый, такой хороший, диск, который ты только что выпустил – новый альбом CD и DVD, который называется El reencuentro, записанный вживую в театре Сарсуэла.

Get Adobe Flash player

Рафаэль: Сарсуэла - это мой культовый театр.

П.: У тебя много связано с этим театром.

Р.: Я начинал там. Первый концерт, который я дал в своей жизни, прошел в этом театре.

П.: Первый концерт, на котором публика сидела.

Р.: Сидела, вот именно.

П.: Потому что до того…

Р.: До того она танцевала под певцов, которых назвали «крунеры». А я сказал "нет, мне не нравится, чтобы под меня танцевали". Нет. Под какой-то номер, может быть, и станцуют, но в целом – нет. Я считаю, что артиста больше всего вдохновляет, когда его слушают.

П.: А почему ты пошел в театр? Ты был новатором, это было очень необычно...

Р.: Да. Когда я рассказал об этом друзьям, меня позвал генеральный директор и сказал: «Ты собираешься дать трехчасовой концерт и хочешь, чтобы мы все сидели? Что мы тебе сделали?» Я сказал: «Не беспокойся, все будет хорошо». И там началась моя история. И история концертов в Испании.

П.: История концертов, на которых публика сидела.

Р.: Да, сидела. Иногда поднималась, чтобы потанцевать. Бывают моменты, когда она вставала, чтобы размяться. Она поднимается на «Escándalо».

П.: Она поднимается. Дело в том, что очень трудно оставаться сидеть под «Escándalо».

Р.: Ясное дело. Поэтому я вижу, что она может встать.

П.: Тебе нравится, чтобы зрители сидели.

Р.: Да, сидели...

П.: А турне «Lo mеjor de mi vida»...

Р.: Да, это решающий штрих, блистательный. Я завершаю турне этого года, которое началось в феврале.

П.: Сколько концертов ты дал, приятель?

Р.: Все. Но мне осталась еще неделя. Мне осталось дать три концерта вне Мадрида. Я буду в Овьедо – послезавтра, в Бургосе, в…

П.: В Туделе.

Р.: В Туделе. Вернее - в Овьедо, Туделе, Бургосе. А в следующую субботу – тут, в Мадриде, во Дворце Спорта, 22 числа, заканчиваем турне. Я приехал из Барселоны, где дал пять концертов подряд.

П.: Пять концертов подряд?

Р.: Да. Нет, не один за другим, а пять дней подряд.

П.: Не обманывай. Ты же ночью спишь

Р.: Я никогда не обманываю.

П.: Ты спал в кислородном отсеке, как Мадонна, или принимал…

Р.: Нет. Единственное, что я делаю, - я сплю без подушки

П.: Что?

Р.: Я сплю без подушки.

П.: Я попробую это сегодня ночью. Если я буду спать без подушки...

Р.: Пабло, на мне хорошо сказывается сон без подушки. Это предпочтительно.

П.: Сегодня ночью мы все попробуем. Будут ночные испытания.

Р.: Если утром ты проснешься с кривой шеей, то я ничего не говорил.

П.: Итак, Рафаэль, диск записан вживую в театре Сарсуэла.

Р.: Да.

П.: Мой вопрос таков: ты предпочитаешь совершенство студии, где все идеально, или тебе лучше записи в живую?

Р.: В живую. Это настоящая история. Мне нравятся хорошие диски, и я знаю, что они получаются хорошо, но там, где поешь в живую, они всегда лучше. Если они записаны напрямую, то это лучше.

П.: Потому что у тебя возникает ощущение, что если ты этот диск сделал вживую, то и ты находишься там?

Р.: Понятно. Это совершенно другое ощущение. Диск вживую - живой, а другой просто хорошо обработан. Раньше – нет. Раньше, когда я начал записываться, все записывали с оркестром и хором вместе, а меня отделяло от них стекло и больше ничего. И так было лучше записываться. На мой вкус, это было идеально. Когда я начинал, были комнатки. Здесь – труба, в той – еще не знаю, что... Я бы предпочел, чтобы было так, как записывали раньше. Может быть, потому что я начал раньше, но мне больше нравится, как записывали раньше. Это звучало лучше.

П.: Тебе дали премию журнала «Роллинг Стоун» за 52 года твоей карьеры и 50 миллионов проданных дисков ... Ты этого добился на два года раньше.

Р.: Чем они?

П.: Да.

Р.: Понятное дело.

П.: Много говорят о том, чтобы обойти Роллинг Стоунз. У тебя было два года форы.

Р. Да. Но в этой профессии внимание обращают не на время, я надеюсь, что это все-таки за качество, а не за стаж.

П.: Да. Ты собрал все диски, какие есть. И множество народу интересуется, кто тебе нравится: Гарсия Маркес, Кантинфлас, Ава Гарднер.

Р.: Это хорошие друзья. Все, кого ты назвал, – хорошие друзья. И очень любимые.

П.: И Ава Гарднер – тоже друг?

Р.: Тоже. Достаточно хороший.

П.: Очень-очень?

Р.: Очень-очень. Должен предупредить, что ей нравились все испанцы. Смотри, что произошло. Я же был молоденький парнишка, и… юное тело притягивает...

П.: Оставим эту тайну. Есть одна вещь, которая связывает тебя с трудной ситуацией, в которой в этот момент находится Испания, и тебя с ней связывает твое детство. Потому что ты был совсем ребенком, (я немного читал о твоей жизни). Когда ты был совсем ребенком, вас выселили из дома.

Р.: Да-да. Ты прав. В самом деле, это связывает с…

П.: С тем, что происходит. Ты пережил это с твоей матерью.

Р.: Ужасно. Ужасно, просто ужасно.

П.: Как так?

Р.: Просто ужасно. Я был не так уж мал, чтобы не понять, мне было лет восемь, и видеть, как мать в отчаянии плачет... Это было ужасно. Ужасно еще из-за соседей. Я сочувствую людям, которые переживают это сейчас, потому что…

П.: Почему ты говоришь о соседях?

Р.: Не знаю, почему. Такое было время. Не знаю, у меня такое ощущение, это мое мнение. Может быть, я ошибаюсь...

П.: Понимаю. Все смотрели, как...

Р.: Это было не важно, но так было, потому что ты не такой, каким должен быть - законопослушный.. Ужасно.

П.: А какой ты видишь Испанию? Ведь ты столько путешествуешь.

Р.: Там, под Францией и направо. (Смеется). Это большая проблема. Знаешь, я считаю, все уладилось бы пятью миллионами рабочих мест.

П.: Правда? Поаплодируем. Потому что на деле у правительства есть приоритетные обязанности.

Р.: Обязанности и власть. Я считаю, что его цель – управление. Надо создать пять миллионов рабочих мест. И никаких проблем не было бы. Не облагали бы налогами лотерею.

П.: Да, обложили даже лотерею.

Р.: С этого года.

П.: Со следующего года налогов не будет

Р.: Посмотрим, как будет без налогов.

П.: Это хорошая идея... У тебя есть друзья, которые мне очень нравятся: Аляска и Марио. Я знаю их давно. Я иногда встречаюсь с Марио, а сейчас он появится за нашим столом. Марио Вакериса! Добрый вечер! Как ты себя чувствуешь?

Марио: Счастливым!

П.: Рафаэль, сдвигайся сюда.

Р.: А где твоя половинка?

М.: Моя половинка дома, смотрит тебя и меня. Я ревную, потому что она считает, что ты красивей меня.

Р.: Так она ж говорит правду. Правда, ты выше: это компенсирует.

М.: Это обман

Р.: Да, обман.

П.: А сколько у тебя трюков?

М.: Очень много. В этой жизни всегда надо быть обманщиком.

П.: Ну-ка посмотрим. Каблук высотой в четыре пальца?

М.: Вот каблук – четыре пальца, пять…Хотя Рафаэль мой друг, и у нас очень близкие отношения, он всегда мне внушает почтение. Потому что я очень тебя уважаю. Особенно потому, что я пришел к выводу, что мы никогда не знаем своих кумиров. Верим в ложь. Раньше я восхищался Рафаэлем, но с тех пор, как познакомился с ним, восторгаюсь еще больше.

П.: Ты познакомился с Аляской благодаря Рафаэлю, да?

М.: Да. Он всегда присутствовал в жизни Аляски: с тех пор, когда она была совсем маленькой. Много времени. А я начал работать с Аляской как ее промоутер, сделал диск в 1999 году, ты делал для моей компании передачу, это было лучшее введение в мир работы. Я познакомился с Аляской, Росио Хурадо, Рафаэлем, всеми твоими друзьями.

Р.: Дуркаль...

М.: Со всеми. Моя первая работа была – сделать с Аляской песню: она пела с тобой «Estuve enamorado de ti». Это было 16 марта 1999 года. У меня на камере стоит нумератор.

П.: А я-то думал, ты такой романтик…

М.: А через 7 месяцев мы поженились.

Р.: Они мне сказали. Они прислали сообщение: «Мы это сделали. Никому не говори».

М.: Я отношусь к Рафаэлю как к своему отцу, правда? И открытку мы тебе тоже послали. Рафаэль сказал: «Аляска, это безумие, но будь счастлива».

П.: Один раз вы сидели вместе, закрывшись в лифте...

Р.: Это было у меня дома.

Get Adobe Flash player

М.: Это было в доме Рафаэля. Просто я в Испании не видел никого, у кого бы в доме был лифт. Для меня такие вещи много говорят в пользу… Это говорит о классе. В этом есть что-то американское. Очень похоже на Майами, которое нам нравится. Тогда был вечер перед сочельником. Мы ужинали у тебя дома: Наталия, Аляска, ты и я. И ты сказал: «Пошли наверх, поднимемся на лифте». И я был очарован: подняться в лифте с Рафаэлем и Наталией... И вдруг он остановился. И я сказал себе: «Ладно, мне все равно, даже если я проведу тут рождественскую ночь, потому что я всегда провожу ее с Рафаэлем». Ты позвонил в аварийную службу, потому что там была кнопка вызова. И когда они спросили «Кто это?», сказал тем, кто занимается аварийными ситуациями: «Я Рафаэль». И я закрыт в лифте с Аляской. И это чудесно. И потом все уладилось, помнишь? К моему несчастью, потому что я воображал, что там могло бы произойти: четверо вместе, лифт просторный, удобный, сиденье…

П.: У Рафаэля есть диск, записанный живую в театре Сарсуэла, El reencuentro, с его хитами и новыми песнями Мануэля Алехандро.

Р.: Мануэля Алехандро. Естественно. Это надо сказать - естественно.

П.: Вы разрывали отношения.

Р.: Нет, у нас всегда были хорошие отношения. Дело в том, что, как я думаю, произошло следующее: мы устали от успеха за успехом (они тоже иногда утомляют и наедают). И мы решили разойтись - каждый в свою сторону. Но между нами ничего не произошло. И так миновало 28 лет.

П.: И вот вам новая встреча, и вот вам результат, и вот – Транкас и Барранкас*.

***

Транкас: Мать моя, что я вижу. Я слышал, 14 декабря в тебя концерт в Туделе?

Р.: Да.

Барранкас: Ты много лет говоришь, что ты все тот же. Но я хотел бы знать, узнаешь ли ты на фото некоторые детали твоей одежды, скажешь ли, кто из двух, тот самый. Ведь тебя копировало очень много народа. Потому мы приготовили подборку. Начнем с первого фото. Кожаная куртка...

Р.: Я тот, что слева

Т.: Номер один?

Р.: Номер один. Я всегда номер первый.

П.: Посмотрим.

Т.: На втором фото проверим, как завязан узел на галстуке: в нем особое очарование. Вот два.

Р.: Я – вот этот.

Т.: Который?

Р.: Первый.

Т.: Посмотрим. А как ты узнал?

Р.: У меня открыт… это…

Т.: Смотри хорошо – куртка с поднятым воротом.

Р.: Первый. Могут быть и оба, потому что, но… Первый!

Т.: А как ты надевал смокинг? Сейчас поучимся.

Р.: Номер два.

П.: Ты угадал на все 100 процентов. Невероятно.

Т.: Последний вопрос. Как завязывать шарф...

Р.: Это фото сделано в Нью-Йорке. Номер один.

Т.: Какая память!

П.: Мы празднуем выход этого диска, и хотим поделиться с тобой и твоим другом Марио Вакерисо кое-чем, что мы пытаемся сделать. Ну, знаешь - 2016 год, Олимпиада, Бразилия... И мы хотим подготовить совершенного атлета. Сделаем из Марио Вакерисо суператлета!

Р.: К 2016 году?

П.: К 2016.

Р.: Он будет суперподготовлен.

П.: Он очень похож на атлета. Сегодня мы подготовили немного сложноватое испытание. Фигурное катание.

(На катке)

П.: Вот Серхио Каналес. Громкие аплодисменты для Серхио. Это чемпион Испании. Четвертый в Европе. Ой, извините, камера там. Он устроит небольшое выступление, чтобы научить Марио Вакерисо. Великий Серхио! Вперед, Серхио.

Смотри хорошо, Марио. Этот образец ты должен превзойти. Это тоже попробуешь – двойной аксель. Двойной аксель – это самое сложное. И обороты. Ты дашь какой-нибудь совет, указание?

Серхио: Сконцентрируйся. Поднимись и вперед.

М.: Надо немного скользить. Прошу об услуге: дать мне сделать несколько разворотов, чтобы разогреться.

П.: Мы увидим и двойной аксель. Марио, расслабься! Больше уверенности! Ты готов к сальто? Поаплодируем немного.

М.: Я поднимусь с помощью этой страховки.

П.: Очень хорошо! Ты великолепен! Тебе немного не хватило высоты.

Р.: Что-то я не вижу большого энтузиазма.

П.: Большое сальто. Десять баллов!

(В студии)

П.: Одно из любимых занятий...

Р.: Это еда?

П.: Это поющие головы.

Р.: Это фуршет?

П.: Нет. Смотри. (Снимает крышку). Это люди. Ну, Рафаэль, приближается рождество. А рождество – это ты. Все мы, испанцы будем на это рождество петь El tamborilero. Здесь разные фрагменты песни. Тебе надо попробовать организовать исполнение El tamborilero. И посмотрим, как у тебя с музыкальной памятью.

Р.: (Снимает крышки). Все наоборот.

П.: Накрой ее, а то она будет продолжать петь.

Р.: Думаю, это здесь. (По очереди понимает крышки, пока не складывает песню).

П.: Готова! Пусть входит Луис Пьедраита!

Луис: Это уникальная книга исключительно для тебя. Я написал ее, всю жизнь ждал возможности когда-нибудь встретить личность твоего уровня и подарить ее.

Р.: Это ты говоришь всем.

Л.: Нуууу… Конкретно это – нет...

Р.: Но...

Л.: Перейдем к делу. Вот покерная колода. Рафаэль, я хочу, чтобы ты ее перетасовал, со всей осторожностью и силой. Вот она. Растасована. Пабло, ты подтверждаешь, что это так?

П.: Подтверждаю.

Л.: Когда Рафаэль перемешал карты, я теперь попытаюсь найти четыре самые главные в колоде карты. Первая: туз червей, который символизирует любовь. Никаких пометок. Туз треф – удача. Туз бубен и туз пик.

П.: Впечатляет!

Л.: Вы можете подумать, что все подготовлено заранее или там есть пометка, подсказывающая, где они. Нет-нет. Я могу сделать это с любой картой из колоды. Выбери любую карту.

Р.: Эта!

Л.: Отлично. Семерки. Посмотрим, что получится с семерками. Трефы тут. Теперь подпишите семерки. Рафаэль, пожалуйста. Пабло, пожалуйста. Разборчиво. Я ни к чему не прикоснусь. Положите так, чтобы было видно в камеру. Рафаэль, положи их в колоду, куда ты хочешь. Я отойду. Пабло, заметь, что я стою как не имеющий никакого отношения к ситуации.

П.: Да, да.

Л.: Соберите их. А теперь, если хотите, потасуйте. Тасуйте хорошенько. Вот теперь они хорошо перетасованы. Пабло, есть хоть малейшая возможность найти карты?

П.: Ну, если ты не найдешь, то…

Л.: Рафаэль, покажи одну – какую хочешь.

Р.: Вот эта.

Л.: Мы ее вытаскиваем. Не трогай ничего, покажи другую. Пабло, покажи другую, какую ты хочешь. Пабло, еще одну, какую хочешь.

П.: Эта.

Л.: Вот четыре выбранные карты У меня в руках ничего нет. Я ничего не делаю. Из колоды выбраны четыре карты.

Р.: Вау!

П.: Он уникален!

Л.: Я могу найти любую карту. Более того - даже если эти карты потеряны, я способен найти их. Положи их сюда, под ладонь. Вот теперь я беру четыре карты - любые. Это магия. Вот дама, двойка, шестерка и восьмерка. Раз-два-три! (Показывает четыре семерки). Подписи на месте. Подними руку – и вот они: двойка, восьмерка, шестерка и дама.

 * * * 

П.: У Рафаэля вышел диск с записью из Сарсуэлы.

Марон: Рафаэль выпустил чудесный диск, и поэтому мы хотим сделать одну вещь – придать этому научный оттенок. Мы сделали копию – особенную.

П.: Это очень интересно. Посмотрите все – и те, кто в студии, и кто смотрит нас дома по телевизору. Смотрите внимательно на экран. Вот копия диска. И вот что происходит.

М.: Я ее беру – и вот что. Мы сделали трехмерное изображение. Наведите камеру. Вот у нас Пабло настоящего размера. А куб тоже плоский.

П.: Приближается рождество, и есть шанс, чтобы все зрители, которые сегодня находятся здесь, унесли с собой подарок – игру «Человек в черном». Идея следующая: пожалуйста, пусть все снимут один ботинок. Каждый – по одному. Это фантастика! Не бросайте, пока я не подам сигнал. Подтянем поближе. А сами отойдем подальше. Отходим назад. Когда я досчитаю до трех, вы должны бросить ботинок внутрь. Если снаружи останется меньше тридцати штук, все присутствующие здесь зрители получат игру «Человек в черном». А если больше – то ничего. Все готовы? Отходим назад. Раз, два, три!

Подсчитаем. На этой передаче с нами Рафаэль, у которого вышел новый диск, записанный вживую в театре Сарсуэла. Мы можем попросить тебя узнать - будет ли вся это публика отдыхать с нашей игрой.

Р.: Здесь нет тридцати.

П.: Нет тридцати? Давай считать. Один, два, три … двадцать шесть! Рафаэль угадал, он всегда прав. Огромное спасибо!

11.12.2012
Antena 3
Комментарии Р. Марковой
Опубликовано на сайте 20.12.2012

Примечания переводчика:

* Исп. a trancas y barrancas – через пень-колоду или правдами и неправдами.