Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Nuevo e interesante

Nuevo e interesante

20.11.2019

Рафаэль в программе “Más de uno”


Интереснейшая беседа на радио "Onda CERO"

my-raphael.com 

19 ноября - ещё один день, который Рафаэль посвятил общению с разными СМИ. Он дал интервью нескольким радио и телепрограммам, которые выходили в прямом эфире. Эти беседы получились очень душевными, необычными, почти семейными. Мы хотим познакомить вас с одной из них, которая состоялась в редакции радио "Onda CERO", Рафаэль посетил программу "Más De Uno". Ведущий Карлос Альсина (Carlos Alsina) почти полчаса расспрашивал Рафаэля, задавая ему вопросы на самые разные темы. Это были вопросы о его планах, о новом двойном альбоме "Sinphónico & Resinphónico", который выйдет уже 22 ноября, о семейных связях и о многом другом. Передача транслировалась по радио в прямом эфире. Операторы записали её на видео и, после того, как Рафаэль покинул студию, видеозапись появилась на сайте радиостанции и на её странице в сети Facebook. Смотрите, слушайте и читайте - получите настоящее наслаждение!

 

Raphael en el programa "Más de uno"
de "Onda CERO" con Carlos Alsina

Рафаэль в программе "Más de uno"
на радио "Onda CERO" с Карлосом Альсина


 
https://www.ondacero.es/mas-de-uno         https://www.youtube.com
 

Перевод ролика.

Карлос Альсина: Здравствуйте, может, вам покажется забавным это напоминание, но тогда было написано так:

Только что закончилось вручение премий Radio España, и радио организовало обед в Riscal. Стоял июнь в Мадриде. Он был артистом, и, наверное, он смотрел на неё, а она, наверное, смотрела на него. Они только что сели за один стол, но никто друг другу их не представил. Они переглянулись, кажется, посмеялись и были способны сказать друг другу: "Привет". Или, может быть это: “Привет, как дела? Я – Наталия”. – “Я знаю, а меня зовут Рафаэль”. – “ Тебя зовут Рафаэль, как я могу не знать этого?”. Ему было тогда двадцать с небольшим, а она всегда будет казаться моложе его. Они понравились друг другу. И началось то, о чём они даже не догадывались. Начал он: “Как дела? Как ты смотришь на то, если мы сходим в театр? А если в кино? А если мы пообедаем вместе? Завтра”. – “Завтра?”. - “Да, потому что я потом уезжаю на гастроли. Тебе не подходит?”. – “Нет, мне очень даже подходит”.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Она думала: “Плохо, что ты уезжаешь на гастроли. А сейчас мы увидимся, и мне не придётся ждать”. А я думал о том, кто бы мог сократить мне эти гастроли, чтобы меня ещё пригласили на вручение премий Riscal, и чтобы я сел рядом с каким-нибудь кавалером. Между турне и турне, которые в 1966 мы называли гастролями, ей хотелось раскрыть человека, который стоял за этим персонажем. Как это присуще журналистам, Наталия! Тот молодой парень, которому покорялся мир, был Superstar, как тогда говорили, он был звездой, тщеславный, уверенный в себе, очарованный тем, что знаком с собой. А, может быть, он не был таким. Возможно, этот образ, каким его представляла себе она и остальные люди в стране, был не полным и, когда она познавала другую его часть, что тут скажешь? Он начал влюблять её в себя. Ему это стоило усилий. Она начала влюбляться не в его пение, хотя и в это тоже, а в его слабости, его страхи, неуверенности, в его маленький круг, состоящий из двух-трёх человек среди сотен тысяч поклонников, обезумевших девочек, которые в какой-нибудь латиноамериканской стране чуть ли не съедали Рафаэля, если не было полиции. “Сегодня здесь нет Рафаэля”, - говорила, наверное, она ему, во время этих исследовательских бесед между турне и турне. Хорошо, что полиция спасла наши следующие 53 года, проведённые вместе. Наверное, это было во время тех бесед, обедов или ужинов, когда он рассказал ей историю мальчика, которому было 11 лет, и ему пришлось вырасти очень быстро. Не в смысле роста, а в смысле зрелости. Этот мальчик должен был заслонить спиной свою семью и дом, когда их выгнали из дома за то, что они не могли заплатить за жильё, и который был способен сказать своей матери: “Больше такого с нами никогда не случится”. Этот мальчик искал себе дело в Мадриде, ему доверяли магазины, он торговал хлебом. Он был влюблён в театр, он упрашивал билетёров пропустить его на спектакль бесплатно. Когда спектакль заканчивался поздно и мальчик не приходил вовремя домой, какое беспокойство он причинял матери, и какую пощёчину она дала ему однажды… Этого мальчишку, авантюриста, активного, беспокойного… Открыла для себя Наталия. Такого его не знали все остальные. И вот так прозвучало это: “Как ты смотришь на то, если мы поженимся? Столько встреч, обедов, ужинов… Дешевле будет”. Разве можно было противостоять объяснению в любви такому, как это? Что она могла сказать, кроме того, что начала думать о подвенечном платье. Что делать? Начинать вместе шагать по дороге, которая никогда не закончится.

ЗВУЧИТ “AMOR MÍO”.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Карлос Альсина: Доброе утро, Рафаэль.

Рафаэль: Доброе утро, Карлос.

Карлос Альсина: Добро пожаловать в эту программу, хотя, как ты знаешь, тебе всегда здесь рады.

Рафаэль: Я очень рад быть здесь, с тобой, в твоей программе. Ты меня немного… Где ты достал это?

Карлос Альсина: Это? Это твоя жизнь.

Рафаэль: Моя жизнь. Но мы с тобой знакомы недавно, а это из другой жизни.

Карлос Альсина: Сколько лет ты рассказываешь о себе?

Рафаэль: Довольно много.

Карлос Альсина: Скажу, откуда мы это взяли, хотя я не должен этого делать. Знаешь, откуда большая часть этой истории?

Рафаэль: Нет.

Карлос Альсина: Из журналов “Blanco y negro”, из приложений, которые публиковала газета “ABC”. Помнишь?

Рафаэль: Да, да.

Карлос Альсина: Это было в семьдесят… Как раз когда вы собирались пожениться. Тогда на одной странице публиковали интервью с Наталией Фигероа, а на другой – интервью с Рафаэлем. И вы разговаривали друг с другом на расстоянии. Видно, как вы воспринимали этот новый жизненный новый этап, который должен был стать вашей совместной жизнью. Наталия тогда сказала: “Желаю, чтобы всё вышло хорошо и боюсь того, если выйдет не очень”.

Рафаэль: Как хорошо сказано.

Карлос Альсина: Очень хорошо. Говори мне, я вместо того, чтобы задавать тебе вопросы…

Рафаэль: Но я только что сейчас узнал это.

Карлос Альсина: Это очень красиво. Здесь мы все знаем тебя. Знаем, что ты хороший парень, великодушный, любезный, сердечный, тёплый. Но, когда тебе было 22 или 23 года, публика думала, что ты хорошо делаешь своё дело, ты – хороший артист, хорошо поёшь, но одновременно с этим, поскольку тебя тогда не знали, могли говорить о тебе: “Не знаю, но что-то немного есть в нём…”.

Рафаэль: Подобные опасения имел мой свёкор, полагаю. Мол, артисты, они такие… Они слышат только аплодисменты, много гастролируют, и они не очень подходят. Наталия ему говорила: “Познакомься с ним, поговори”. – “Нет, мне незачем говорить с ним”. – “Папа, ты всё-таки познакомься с ним и поговори”. И однажды он назначил мне встречу, согласился принять меня. Мы беседовали, и я остался у них обедать. И до сих пор мы вместе. Я его обожал, как своего родного отца.

Карлос Альсина: Ты помнишь, что ты ему тогда сказал?

Рафаэль: Да, прекрасно помню.

Карлос Альсина: Ты нервничал тогда?

Рафаэль: Нет, не нервничал.

Карлос Альсина: Ведь ты ставил на кон свою жизнь.

Рафаэль: Я не нервничал. Я был уверен в том, что всё выйдет хорошо. Он мне сказал, что для него самое важное в жизни – его дочь, а я ему то, что в жизни его дочери самое важное в мире – это он. Он ответил: ”Это было раньше”. – Я: “Нет. Если Вы видите, что я не вписываюсь в вашу семью, я сегодня уеду (в тот день в ночь я улетал в Буэнос-Айрес) и больше не вернусь”. И он спросил, где я собирался обедать. Я сказал: “Я улетаю сегодня ночью, мне нужно заехать в офис, чтобы кое-что сделать”. – “ Сколько времени тебе нужно?”. – “По крайней мере, полчаса”. – “В этом доме мы обедаем в два часа, но, раз такая необходимость, мы отложим обед до двух тридцати”. Я, как штык, был на месте в это время, и больше я уже не выходил из этого дома.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Карлос Альсина: Ты помнишь, о чём ты разговаривал с ним во время обеда?

Рафаэль: В основном о том, о чём я тебе уже сказал: о том, насколько было важно его мнение для его дочери, и что я ни в коем случае не хотел противоречить этому мнению.

Карлос Альсина: Он не говорил тебе о том, что ты много гастролируешь?

Рафаэль: Да, он сказал мне об этом: “Вы, артисты, столько ездите повсюду…”.

Карлос Альсина: И столько девочек вокруг вас крутится. Вы ведёте фривольную жизнь.

Рафаэль: Нет, этого он мне не говорил, он был очень интеллигентным и очень умным.

Карлос Альсина: Есть одно интервью 70-х годов с Наталией, кажется, это был журнал “¡HOLA!”. Конечно, в тот момент это явилось большой неожиданностью для испанской общественности. Два человека, такие разные, как вы, хотя в чём-то личном, может быть, вы не такие уж и разные, но с внешней стороны это казалось удивительным, ведь вы вышли из разных слоёв общества и имели разный круг общения. Для всех было загадкой, как вы сможете ужиться друг с другом и прожить вместе продолжительное время. Наталия объясняла, что ей это не казалось столь странным.

Рафаэль: Так же и я считаю.

Карлос Альсина: Она говорила, что с тех пор, как она познакомилась и пообщалась с тобой тысячу и один раз, то есть не один, не два, не три, и обедала с тобой 150 раз, она увидела в тебе огромное желание читать. Но ты признавал, что из-за своего стремительного образа жизни, тебе трудно находить время для нормального чтения. Тебе очень нравился Лорка. Когда она начинала говорить с тобой на эту тему, ты знал о нём больше, чем Хуан Рамон Хименес. Или вы говорили о “Маленьком принце”. Как ты относишься к нему?

Рафаэль: “Маленький принц” – это наша настольная книга дома. Её любят все мои дети, это наша главная книга и она всегда была такой.

Карлос Альсина: Когда ты прочитал её впервые? Ты помнишь?

Рафаэль: Не помню. Знаю, что в молодости, потому что я ведь тоже был молодым (смеётся).

Карлос Альсина: Получается, ты перепрыгнул от молодости к зрелости.

Рафаэль: De la niñez a los asuntos – От детства сразу к делам, как говорится в одной моей песне. Сразу от детства к работе, другого выхода не было. Нужно было зарабатывать на жизнь.

Карлос Альсина: Тебе было всего 11 лет.

Рафаэль: Я стал главой семьи очень рано. Мама всегда имела меня под рукой, и все поручения она давала мне. Я был ответственным за разрешения всех проблем.

Карлос Альсина: И, когда твоя мама увидела, что ты стал ходить в театр, она говорила тебе “Сделай то-то. Перестань ходить в театр, он отнимает у тебя много времени”.

Рафаэль: Нет. Лучшее, что сделали для меня родители в этом смысле – они никогда не противостояли мне, хотя у них была причина для этого. Только в самом начале мама мне дала пощёчину, но больше такое никогда не повторялось, так как я сказал ей, что не нужно начинать с этого, потому что такое будет продолжаться каждый день. Они поняли меня, или не поняли, но постарались понять мою жизнь, какая она будет для меня. Я никогда не сходил с дороги, я всегда шёл по ней прямо.

Карлос Альсина: Рафаэль пришёл к нам, чтобы представить свой диск.

Рафаэль: Я пришёл сюда, чтобы побеседовать с тобой. И, поскольку я здесь, я представлю свой диск.

Карлос Альсина: Ты не будешь против, если я представлю его слушателям?

Рафаэль: Нет.

Карлос Альсина: Последний раз, когда ты был в этой студии, ты беседовал с Кантисано. Кажется, это было в сентябре. А год назад ты представлял в этой программе “Resinphónico”. Сейчас ты принёс “Sinphónico & Resinphónico” в одном комплекте.

Рафаэль: Да, мы решили, что это особенная запись. Это не норма, когда я записываю диск Sinphónico или Resinphónico, и это прекрасный опыт. Я имею в виду не только диск, но и мои выступления. Думаю, это было самое важное моё турне, которое ещё продолжается. Мы решили сделать такое к Рождеству – объединить оба диска, потому что я больше не буду записывать подобное, так как я уже знаю, что буду делать. Потом у меня будет юбилей, и я знаю, что я буду делать после него. Даже если выйдет что-то симфоническое, я уже не буду посвящать этому весь диск или посвящать диск ресимфоническому сопровождению, где симфоническая музыка смешивается с электронной. Это прекрасная работа, которую мы сделали, она дала хороший результат, но на этом пока всё. Хорошо, если все коллекционеры моих дисков будут иметь это.

Карлос Альсина: Ты заканчиваешь это турне. Сейчас ты едешь в Севилью, о чём ты сказал мне раньше.

Рафаэль: Да, у меня там четыре концерта на этой неделе.

Карлос Альсина: В конце года ты выступишь в Мадриде.

Рафаэль: Да, 19 и 20 декабря, и турне закончится.

Карлос Альсина: Потом наступит Рождество.

Рафаэль: Да, Рождество.

Карлос Альсина: И ты знаешь, что будешь делать потом.

Рафаэль: Послушай, было бы очень плохо, если бы я этого не знал, Конечно, знаю.

Карлос Альсина: И что же ты будешь делать?

Рафаэль: Это пока не для публики. Пока не могу сказать.

Карлос Альсина: Ты не можешь дать мне хотя бы намёк, от чего исходить?

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Рафаэль: Я начинаю готовить мой первый 60-летний юбилей.

Голос из студии: Это случайно не будет кино?

Рафаэль: Кино? Нет. Это будет что-то очень красивое, и мы это готовим. Надеюсь, что людям это понравится, и я порадуюсь.

Карлос Альсина: Ты попытаешься приобщить к этому много людей?

Рафаэль: Да.

Карлос Альсина: “Сирано де Бержерак?”.

Рафаэль: Да, но это часть этого проекта. Я не буду один, как это бывает всегда.

Карлос Альсина: 60-летний юбилей будет в следующем году или в 21-ом?

Рафаэль: В 21-ом.

Карлос Альсина: Ты будешь весь год отмечать этот юбилей?

Рафаэль: Да, но это зависит от публики.

Карлос Альсина: Это будет турне, мюзикл, театр, телевизионная программа?

Рафаэль: Будет всё.

Карлос Альсина: У тебя хватит времени, чтобы сделать всё?

Рафаэль: У меня хватит времени, чтобы сделать всё. Нужно только, чтобы я был бы в таком же хорошем состоянии, как сейчас, чтобы всё это выдержать.

Карлос Альсина: Да, ты в хорошем состоянии.

Рафаэль: Да, ты в хорошем состоянии (смеётся). Как жалко, что я не знал тебя раньше. Ты откуда родом?

Карлос Альсина: Я из Мадрида.

Рафаэль: Ты похож на настоящего андалузца.

Карлос Альсина: Я был бы рад быть им, но моя семья мне этого не простила бы, потому что она из Мадрида. Но наполовину моя кровь каталонская. Знаешь, сегодня в 9 часов утра здесь был Хосе Боно.

Рафаэль: Мой тесть чудесный. Я читал его книгу (указывает на книгу, лежащую на столе).

Карлос Альсина: Он очень хорошо говорил о тебе. Он мне сказал, надеюсь, ему не очень помешает, если я об этом расскажу. Что касается книги, в ней он рассказывает о многих вещах, о которых ему рассказывали на протяжении многих лет. О тебе он сказал, что был знаком с тобой на том этапе, когда ты находился в ожидании органа, чтобы тебе его пересадили. И он был свидетелем того, насколько это тяжело для человека, такого, как ты, или для любого другого, кто находится в таком же положении. Ждать, не имея уверенности в том, что ты дождёшься.

Рафаэль: Это ужасно. И ещё может быть, что, когда наступает момент, ты не хочешь ехать туда. Тебя охватывает паника. Но, к счастью, я поехал. И моя жизнь полностью изменилась.

Карлос Альсина: Тебя охватила паника?

Рафаэль: Да, думаю, такое случается со всеми. Это такой момент, если ты его осознаёшь, если ты не во сне, это очень круто. У меня была паника, но я посмотрел на семью и понял, что надо. Меня увезли, и сейчас я здесь.

Карлос Альсина: И у тебя всё хорошо.

Рафаэль: И у меня всё хорошо.

Карлос Альсина: Я знаю, что ты вёл телевизионные программы, в которых задавал вопросы артистам, но я не знал, что ты вёл ещё и радиопрограммы.

Рафаэль: Да, в течение многих месяцев.

Карлос Альсина: На канале “Cadena SER”.

Рафаэль: Да.

Карлос Альсина: Это называлось “Рафаэль шоу”.

Рафаэль: Там Наталия сотрудничала со мной.

Карлос Альсина: Что это за программа была? В информации я видел, что её спонсировал… Кроме того там говорилось, что певец, то есть ты, Рафаэль, был способен продемонстрировать своё мастерство в других областях. Что ты делал в этой программе?

Рафаэль: Брал интервью, кроме того пел с другими артистами, как с иностранными, так и испанскими. Через эту программу прошли многие артисты, очень хорошие, от Лолы Флорес, до Флор и Ната, которые тогда были известны. Я брал интервью у Антонио Гала. Было очень хорошо, я скучаю по такой программе. Я тогда только что женился, и Наталия сотрудничала с нами, она написала несколько комментариев, статей, их интересно было читать. Она была красивая и хорошо писала. Мы ждали нашего первого ребёнка. Всё было хорошо.

Карлос Альсина: Что означало радио в жизни Рафаэля? Кроме того, что ты слушал…

Рафаэль: Очень многое означало. Имей в виду, что до того, как появилось телевидение, радио было всем. Я начал петь на радио по телефону. Организовывались конкурсы, и я всегда побеждал, и сами ведущие, Херман, Хосе Пекер и все эти люди, прекрасные, мне говорили: “Приходи на следующей неделе”. Я им отвечал: “Я – один и тот же, ведь нельзя же выступать несколько раз”. – “Назови другое имя, и всё”. Я так и делал. Поскольку меня никто не видел, я менял имена и пел по телефону, и всегда побеждал, и получал 100 песет.

my-raphael.com 

my-raphael.com 

Карлос Альсина: Мы рассказали о диске “Sinphónico & Resinphónico”, к тому же турне продолжается. Если вы слушаете нас в Мадриде или его окрестностях, может быть, в Хаэне или Таррагоне, Рафаэль будет выступать в Мадриде, 19 и 20 декабря, о чём мы уже сказали. Это будут заключительные концерты в этом году.

Рафаэль: Да. В WiZink Center.

Карлос Альсина: С тестем у тебя хорошие отношения?

Рафаэль: Очень хорошие.

Карлос Альсина: Вы два дедушки, которые балуют внуков?

Рафаэль: Он больше дедушка, чем я.

Карлос Альсина: Больше дедушка, чем ты? Почему?

Рафаэль: Потому что ему это нравится.

Карлос Альсина: Ему нравится исполнять роль дедушки?

Рафаэль: Я тоже исполняю эту роль, но это слово мне не нравится.

Карлос Альсина: Тебе не нравится это слово?

Рафаэль: Нет. Они меня зовут по имени.

Карлос Альсина: Сколько их у тебя?

Рафаэль: Восемь.

Голос из студии: Они называют тебя Рафа? Рафаэль? Рафита?

Рафаэль: Нет. Рафаэль. Один меня называл шахом, а девочка, старшая, меня называла и называет Пепель. И я не могу сопротивляться. Это те, кого я больше всего люблю.

Карлос Альсина: Восемь. Какого они возраста?

Рафаэль: Самого разного. У Мануэля четыре мальчика, 10 лет, 9, 7 или 6 и 2 года.

Карлос Альсина: Самый маленький. Надо же.

Рафаэль: Все очень красивые. У дочери двое: девочка и мальчик. У Хакобо тоже двое. Николас и Хулиа. Какую ещё информацию ты хочешь о моей семье?

Карлос Альсина: Больше никакую. К тому же ты мне многого не расскажешь, даже если я буду спрашивать. И это хорошо. Ты – очень известный и популярный персонаж. Тебе и Наталии, думаю, вам удаётся вполне достойно отражать чрезмерную любопытность.

Рафаэль: В этом нам оказывают хорошую поддержку СМИ. Достаточно сказать “нет”, и всё.

Карлос Альсина: Мы очень рады видеть тебя здесь.

Рафаэль: А я рад прийти к вам.

Карлос Альсина: Ты знаешь, что можешь прийти сюда в любое время.

Рафаэль: Приду тогда, когда появится что-то новое. В крайнем случае, попью кофе с тобой.

Карлос Альсина: Рафаэль, Пепель, Шах… У тебя уже есть несколько имён, чтобы выступать на радио.

Рафаэль: Ещё это: “El niño” – Мальчик. Соловей из Линареса, помню такое имя. Каких только имён не было. В Америке меня называют Monstruo.

Карлос Альсина: Ух ты, как красиво (смеются). Рафаэль, спасибо тебе за визит. 12 часов 24 минуты…

my-raphael.com 

my-raphael.com 

 

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта

Ещё материалы по теме:
https://www.ondacero.es/programas/mas-de-un...79f0a13de5.html
https://www.ondacero.es/programas/mas-de-un...37c4392707.html
https://www.facebook.com/masdeunoradio/vide...025116/?__xts__ 
https://twitter.com/raphaelnet_com/status/1196796093591425024
https://www.instagram.com/p/B5DO-5BCSQP/
https://www.instagram.com/p/B5CxMXqoFY_/