Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Nuevo e interesante

Nuevo e interesante

18.07.2019

Свадьба в Венеции


Как это было

Мой Рафаэль 

Каждый год испанские издания так или иначе отмечают годовщину свадьбы одной из самых известных супружеских пар - Рафаэля и Наталии Фигероа. И каждый год журналисты придумывают что-то особенное, памятное для такого события. Статья, которую мы хотим вам представить, была опубликована в издании "Vanity Fair" в прошлом 2018 году. Но в ней содержатся некоторые подробности той памятной свадьбы 1972 года, когда даже родственники и близкие друзья влюблённых не знали, куда приземлятся их самолёты...

«NI LOS INVITADOS SABÍAN A DÓNDE IBAN»:
LA BODA SECRETA DE RAPHAEL Y NATALIA FIGUEROA

ДАЖЕ ГОСТИ НЕ ЗНАЛИ, КУДА ОНИ ЕХАЛИ:
СВАДЬБА В СЕКРЕТЕ РАФАЭЛЯ И НАТАЛИИ

46 лет назад певец и журналистка закрепили свой союз, проведя операцию, достойную детектива. Хайме Пеньяфьель, раскрывший их секрет, делится воспоминаниями для журнала «Vanity Fair»

Ману Пиньон (Manu Piñón). 14 июля 2018

Мой Рафаэль 

14 июля 1972 года объявили новость: певец Рафаэль и журналистка Наталия Фигероа сочетались браком в Венеции. Из-за щепетильного отношения к своей частной жизни, они несколько недель устраивали путаницу. Сотне приглашённых гостей на их свадьбу лишь за несколько дней до неё были вручены билеты без указания конечного пункта их следования. Редакции разных изданий кишели противоречивой информацией: одни писали, что это будет скромная церемония на окраине Мадрида, другие – что всё будет происходить на самом высоком уровне в садах Версаля. 

Молодые уже пять лет встречались друг с другом. Они познакомились на радио и, если его чувство охватило сразу, ей потребовалось немного больше времени, чтобы влюбиться. Его друзья рассказывают, что Рафаэль месяцами посылал ей почтовые открытки из мест, где он гастролировал, чтобы она его полюбила. Её, Наталию Фигероа, внучку графа Романонес и дочь маркиза де Санто Флоро, девушку, которая вращалась в высшем обществе, разностороннюю журналистку, способную брать интервью у политиков, артистов и даже у дрессировщиков змей и крокодилов, это не очень впечатляло. На самом деле, когда певец из Линареса сделал ей предложение, её первоначальная реакция была такова, что это шутка. «Почему ты смеёшься?», - спросил он, когда предложил ей это в дверях дома, где жили Фигероа. «На следующий день Наталия рассказала об этом своей подруге Кармен де Оэнлоэ, и та ответила ей: "Готовь свадебное платье", - вспоминал Рафаэль в одном незабываемом интервью, которое брала у него сама Наталия».

С одобрением отца невесты, Августина де Фигероа и неодобрением родственников в лице графини Йебес и Бланки де Борбон, графини де Романонес, о чём говорил журналист Мануэль Роман, оставалось только узнать, когда и где состоится свадьба. Но это было непросто.

Ни у кого из них двоих не было ни малейшего желания продать право на эксклюзивный материал, и также позволить тысячам поклонников Рафаэля присутствовать на церемонии в церкви. Только 16 лет спустя Лолита и Гильермо Фуриасе в качестве главных героев жёлтой прессы Испании представят исторический эпизод своей свадьбы: «Если вы меня уважаете - уходите», - заявит Лола Флорес в тот день у входа в церковь. Но супруги Мартос-Фигероа прекрасно осознавали беспокойство людей и возможность появления толп из-за них. Таким образом, они приняли решение провести мероприятие в секрете. Только они двое знали, где будут венчаться. Даже человек, которому Рафаэль доверял полностью, его импресарио Пако Гордильо, желал знать больше подробностей. «Ты мне не рассказываешь, потому что, если вдруг в этот день появятся журналисты, вы будете думать, что это я им рассказал», - высказывал Гордильо тому, кого он представлял.

Мой Рафаэль 
Рядом со своими посажёнными:
Рафаэлой, мамой жениха, и маркизом Санто Флоро, отцом невесты.
 

За несколько дней до свадьбы скромная сотня приглашённых родственников и друзей были предупреждены. Они должны были быть готовы к путешествию на самолёте за пределы Испании накануне 14 июля. Среди них были представители аристократии и деятели культуры, такие как Антонио Минготе и Хосе Мария Пеман. Но в основном это были родственники молодой пары. Посажённым отцом должен был быть маркиз Санто Флоро, посажённой матерью – Рафаэла, мама Рафаэля. Внучка аристократа Испании и сын сантехника, скромная журналистка и артист–кумир, представляли собой супружескую пару, происходящую из разных сословий, которой большинство прочили недолгое будущее, а сама пара никогда не ограничивала его рамками. «Моя жена не моя, то есть не моя собственность, которую я по случаю взял напрокат», - говорил в интервью Рафаэль Ньевес Эрреро, когда они отмечали 24 годовщину свадьбы.

Встреча в Венеции 

«Я приехал в церковь даже раньше них», - вспоминает сегодня Хайме Пеньяфьель. Ветерану–журналисту, работавшему тогда в журнале «¡Hola!», позвонили, когда он находился в Мадриде. «Вылетай в Рим и жди моего звонка», - сказал ему его источник. Пеньяфьэль, как и многие другие его коллеги, следил за Рафаэлем и Натальей, очень хорошими его друзьями, которые, естественно, ничего не хотели раскрывать относительно своей свадьбы. Однако один из гостей поведал ему подробности, которые он выудил у молодых.

«Не скажу, разумеется, от кого эта информация», - сказал журналист по телефону. «Но это был почти шпионский детектив. Запутали и гостей, и родственников. Даже когда они садились в самолёт, они не знали, где приземлятся. Рафаэль и Наталия хотели сохранить всё в тайне до самого дня свадьбы. Скажу только, что это был человек очень близкий к ним. Настолько, что они пригласили его в этот важный день сопровождать их».

Находясь в Риме, Пеньяфьэль получил новый звонок по телефону. Свадьба состоится в Венеции, в церкви Святого Захария, недалеко от площади Святого Марка. Священник, отец Сенобио, мексиканец, приехал из монастыря Гваделупе, чтобы венчать их. Банкет будет в отеле Danieli Royal. Пеньяфьэль с такой скоростью вылетел туда из итальянской столицы, что опередил саму пару и её свиту. Когда Рафаэль и Наталия увидели его в этом городе каналов, они заулыбались, хотя не казалось, что они были удивлены, увидев журналиста. «Я не был единственным, кроме меня там были также товарищи из журналов «Semana» и «Pueblo», если я не ошибаюсь. Событие закончилось тем, что попало в испанскую прессу на следующий день».

Мой Рафаэль 
Певца и журналистку венчал отец Сенобио.

«Они не восприняли это плохо, абсолютно, и снизошли. Мы раскрыли их секрет. Они вели себя очень дружелюбно и даже позволили мне быть на церемонии и банкете. Что я тебе могу сказать о них? Они очень большие мои друзья... Когда всё раскрылось, они поняли, что должны насладиться этим днём, таким особенным, и позволить мне сделать свою работу наилучшим образом».

Рассказывали, что Наталия забыла в гостинице шёлковое нижнее бельё, которое она купила для этого дня, и что её подруга Палома Гомес Борреротуво должна была поехать туда и забрать его, чтобы Наталия могла быть в нём перед алтарём. Также сам Рафаэль утверждал, что потерял обручальное кольцо в этой суматохе после "да, я люблю". Пеньяфьэль не знал этих подробностей, зато поделился своими, из своего собственного «урожая». 

«Самое забавное из всего этого заключается в том, что на следующий день после свадьбы, в пять утра, когда они ждали машину, чтобы отправиться в аэропорт, я увидел, что Рафаэль ещё был в пиджаке. Он забронировал номер, чтобы переодеться и отдохнуть в том же отеле, что и я, и приехал, чтобы забрать свои вещи. "Мы уже едем в Мадрид". Но этого мало: я летел в том же самолёте, что и он и Наталия. С пересадкой в Риме они отправились в Париж».

«Я сделал репортаж на 30 страниц для журнала «¡Hola!». Не думаю, что есть ещё что-то, чтобы рассказать. Хотя да, есть ещё одна вещь: они были очень влюблены. Я, в отличие от других, не имел какого-то мнения относительно будущего этой пары. Совместная жизнь очень сложна. Есть браки, которые длятся 48 часов, а другие – 48 лет. Никогда не узнаешь». 


https://www.revistavanityfair.es/sociedad/c...-penafiel/32360 

 

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта