Nuevo e interesante

27.10.2018

Журнал «Vogue», ноябрь 2018


Представляет интервью с Рафаэлем

Мой Рафаэль

Только вчера в испанских киосках появился новый ноябрьский номер журнала «Vogue». Это роскошное глянцевое издание специализируется на рекламе предметов одежды высокой моды от известных производителей, представляющих популярные бренды. Эти бренды, фирмы, имена их основателей рекламируются, как правило, при участии известных лиц: моделей, телеведущих, артистов… На этот раз Рафаэль, дав интервью корреспонденту журнала, продемонстрировал несколько новых моделей одежды. Ну, а мы с удовольствием представляем вам это интервью вместе с фотографиями, опубликованными на страницах ноябрьского номера этого журнала.

Журнал VOGUE, ноябрь 2018

Мой Рафаэль 
Стр. 208 

Рафаэль

Фотографии: Пабло Саморра (Pablo Zamora) и Леонор Делькадер (Leonor Delcader).
Текст: Летисия Эчавари (Leticia Echávarri)


Бесконечный артист 

Популярные классические хиты, возвращение к симфоническому оркестру, звучание, как на звуковой дорожке, да ещё сюрприз: парень из Линареса подключает электронную музыку. И делает он это с подачи того, кто может стать ему лучшим помощником в этой авантюре - это Лукас Видаль. О его новом диске, его несгораемой энергии, о рекламном ролике, который он предпочитает забыть, и о новом моторе, сделавшим его вечным, мы говорим с этим всемирно известным артистом, в котором нет ни тени от зазнайства дивы.

Мой Рафаэль Мой Рафаэль
Стр. 209                                                        Стр.210

Надпись на странице: 
На этой странице и на предыдущей – пиджаки от Prada; красный свитер с высоким горлышком от Massimo Dutti; вельветовые брюки и ботинки – собственность певца; и очки от Moschino. На следующей странице – тёмно-синий пиджак от Lemaire.

Рафаэлю было три с половиной года, когда началась его музыкальная карьера. В один прекрасный день одному его старшему брату пришло в голову сказать руководителю церковного хора, что в семье есть младший брат, который хорошо поёт. И он стал солистом. Он поёт до сих пор. Сегодня Рафаэль (Линарес, 1943) врывается в студию с удивлённым лицом. Дом, в котором он вырос, церковь, где он пел в хоре, и где открыли его талант, находятся за поворотом. «Я не знал, что иду сюда», - признаётся он. «Я жил на этой самой улице, когда был маленьким, рядом с церковью Сан Антонио. Тут я пел по воскресеньям на службе, которая начиналась в 12 часов. Смотри, какая жизнь, первый раз за 60 лет я возвращаюсь на эту улицу. Дом всё такой же, и у меня до сих пор осталась отметина от камешка вот тут – и он показывает это место на голове – это когда мы, играя, дрались за эти улицы». Рафаэль не крупный, он обладает этой своей улыбкой, которая дарована ему, чтобы побеждать, и излучает ощутимую харизму, почти как ауру музыкальной святости. Несмотря на то, что в этом году ему сопутствуют круглые цифры - 75 лет, 60 из них на сцене, и он получает титул приёмного сына Мадрида, он не из тех, кто оборачивается назад. «Я не люблю ни ностальгировать, ни говорить о прошлом. Меня волнует то, что будет». И ему не о чем тосковать. Он записал 80 оригинальных альбомов. Он имеет на своём микрофоне гравировку «Урановый диск» – такая награда присуждалась лишь пять раз в истории музыки – Майклу Джексону, группам U2 и AC/DC, группе Квин и ему самому. Он выступает почти столько же, сколько существует испанское ТВ, и немного больше, чем Боб Дилан и Роллинг Стоунз. «На 4 года больше», – уточняет он, который, наверное, ведёт свой счёт. Оборачиваться назад – от этого точно у него кружится голова. Или ему лень. Но Рафаэль по-прежнему всё тот же. Он держит в руках подборку своих популярных хитов, заново записанных на диск под названием Resinphónico в легендарной студии Abbey Road Studios под руководством Лукаса Видаля как продюсера и аранжировщика. То, что выйдет в свет, будет важным поворотным моментом в его карьере.

Артисты познакомились друг с другом, по словам Видаля, «на одном увлекательном мероприятии, на ужине, на котором он мне вручал премию, а я посвятил ему речь». К тому времени, признаётся мадридский композитор, он уже танцевал однажды "Escándalo" на одной свадьбе в 6 часов утра. Также, причёсываясь пред зеркалом, пел это: "Yo soy aquel". «Но с тех пор до нашего сотрудничества прошло немало времени». От этого временного разрыва его избавил парень из Линареса, который не поленился и быстренько устроил обед на следующий день после того ужина. «Я оставил своего сына парковаться», - вспоминает певец. И, когда Мануэль Мартос, арт-директор Рафаэля, присоединился к ним, они уже обо всём договорились. «Дело в том, что я очень шустрый и, поскольку я осуществляю свои планы с огромным желанием, я людей хватаю на ходу». Видалю он сказал, что опять хочет записать диск с симфоническим сопровождением. «Больше, чем с симфоническим, с ре-симфоническим», - подчёркивает он. «Я не знал, из чего оно будет состоять до тех пор, пока не встретился с Лукасом, и это был сюрприз. Я не знал, что существуют великолепные приёмы в электронной музыке». Может, тут родился ЭлектроРафаэль? Не такой уж электро, но электронная музыка появляется время от времени, и на всём виден отпечаток кинематографа – марка фирмы Видаль. Или, как говорит певец, «ты её слушаешь и, чёрт возьми, оказывается, это невероятная сила». 

Мой Рафаэль Мой Рафаэль
Стр. 211                                                         Стр.212

Надпись на странице: 
На следующей странице на Рафаэле зелёный кашемировый свитер с высоким горлышком от Eric Bompard; пиджак от Versace; вельветовые брюки и ботинки – его собственные, и очки с эффектом зеркала от Smith.

Турне планируется начать сразу после того, как 9 ноября выйдет диск. И почти никакого продолжения того, что относится к предыдущему диску. «Это то, что я делал всю жизнь. Начинаю один тур, и по ходу дела приступаю к следующему. В начале моей карьеры были годы, когда я представлял до трёх дисков одновременно. Да, это было невероятно. Один диск с новыми песнями, другой – с песнями из очередного фильма и ещё всегда появлялся какой-то другой, записанный под гитару или что-то ещё, который я вытаскивал из рукава».

И это помимо тех его специальных программам, которые появились позже, прежде всего, рождественских, потому что мы, испанцы, не воспринимаем эти праздники без Рафаэля. «Да, я это знаю, я словно туррон. Когда я первый раз спел на телевидении, мне сказали: "Ты будешь заключать рождественскую программу", как будто мне открыли дорогу к звёздам». И та песня стала классикой. Так же, как и в 2013 году он принял участие в рекламе новогодней лотереи, где он пел вместе со звёздами высокого уровня – Монсеррат Кабалье, Нинья Пастори, и все они тогда ужасно замёрзли. Та реклама всех заморозила, и Рафаэль до сих пор закрывает себе лицо, когда в этой связи спрашивают о нём. «Ужасно, ужасно, та ночь была самая длинная в моей жизни. Мы окоченели так, что ты не можешь себе представить, это были ужасные съёмки. Даже не называй моё имя». Эта злополучная реклама, тем не менее, не канула в бездну. «Тот образ Рафаэля, приветствовавшего публику, запомнился мне», – рассказывал позже Алекс де ла Иглесиа на страницах этого журнала. «Я сказал себе: "Боже мой, с этим человеком нужно сделать фильм"». Фильм «Mi gran noche» о новогодней программе, снятый в ключе едкого юмора, помог ему «помириться» с некоторыми праздниками, которые, он уверяет, ему по-прежнему очень нравятся. Так, что он смотрит свои собственные программы в семейном кругу, когда они дома ужинают вместе. «Конечно, мои дети должны смотреть их, чтобы иметь возможность критиковать меня», - говорит он в шутку. «Когда мы собираемся за обедом по воскресеньям, то же самое – мои дети хорошо развлекаются, спрашивая меня о планах и высказывая своё мнение обо всём. Я их выслушиваю так, словно играю партию в теннис. Когда меня это утомляет, я их оставляю, поднимаюсь наверх и ложусь отдыхать». То, что он никогда, судя по всему, не делает дома, он не поёт. Даже в ванной. «Зачем мне надрываться? Нет, дома я не пою, даже не могу сказать, почему. Для этого существуют репетиции и концерты. Есть много артистов, которые приезжают ко мне на ужин, или мы встречаемся у них, они тут же берут гитару и начинают петь. А я всегда думаю: «Чёрт возьми, опять?». 

Мой Рафаэль 
Стр. 36

Надпись на странице:
На Рафаэле пальто от Asos, куртка от Massimo Dutti, свитер от Eric Bompard, брюки и ботинки – его собственные.
 
Cцена – это другое дело. И, когда в свои 75 он тебе поёт "Como yo te amo", до сих пор это приводит в восторг. «Его энергия гипнотизирует людей», - поясняет Видаль. «Я смог побывать на его концерте в Kodak Theatre в Лос -Анджелесе. Люди сходили с ума, это было потрясающе. Но в то же время после двух часов концерта он выглядит расслабленным, словно он пришёл для того, чтобы прогуляться по Plaza Mayor». Певец поясняет, что годы назад он очень нервничал на концерте, что плохо сказывалось на голосе. «На четвёртой песне у меня уже возникали проблемы. Сейчас наоборот, я на сцене уверенный и расслабленный. Завершаю концерт великолепно. Люди не видят во мне страдальца, и это заметно». Перефразируя Алекса де ла Иглесиа, «Рафаэль, как Синатра, переходит через свои собственные рамки». Только ты не находишь в нём манер, присущих диву, когда его видишь близко. «Воспринимай то, что ты видишь», - скромно говорит он. «Я совсем не диво, говорю открыто, не прячу свой возраст. Я – артист, это так. Ещё я телец, большой труженик и упорный. Но я довольно обычный человек». Мигель Босе, его добрый товарищ по профессии, это подтверждает. «Рафаэль грандиозен. В нём есть все эти дарования и таланты, которым так завидуют в этой профессии, но к этому ещё прибавляется сверхъестественная работоспособность. И в результате мы имеем артиста, который родился, чтобы не исчезнуть». Он к тому же не нуждается в представлении. Ни в фамилии. «Да, я всегда был парнем без фамилии. Моему отцу это совсем не нравилось. Ему не нравилось, что я не использовал фамилию Мартос. "Что происходит? У тебя нет отца?", - часто говорил он». 

То, что действительно было в нём – это большая тяга к театру. Достаточно увидеть его на сцене, как он отбрасывает стул далеко от себя, а затем накидывает на плечо кожаную куртку и удаляется с опущенной головой в другом направлении. Он рассказывает, что его мать потихоньку напевала, но она не была никакой артисткой, так что он не знает, откуда это в нём. Так же, как и эта его улыбка, которой где-то могли и научить, и которой мало что могло противостоять, даже не устояла его жена, Наталия Фигероа. «Она – чудесная мать и великолепная жена. Она всегда была рядом. Отсутствовала там, где считала уместным, и присутствовала там, где это было необходимо». Как в той истории с пересадкой печени, которой он подвергся в 2003 году, и когда она была так близко, что не передать. «Мне стоило огромных усилий выйти из дома, меня были вынуждены вытащить оттуда. Но потом всё произошло очень быстро». Та операция его вернула к жизни, вернула ему хорошую форму и голос. Сейчас его голосовые связки звучат, как струны только что настроенной скрипки, и это в его возрасте, уверяет он, показывая горло, «звучать так – это чудо». Но то, что с ним произошло, расставило всё по-другому. «В моём возрасте мой голос не мог бы звучать, как в 20 лет. Но я – человек, чей организм обновился максимально, благодаря новому мотору, который мне поставили». Какой самый лучший мотор? Феррари? Вот, его. И каждый раз это всё заметнее, потому что этот мотор продолжает отлаживаться». Рафаэль говорит, что после той операции он стал больше верующим, хотя не стал чаще ходить в церковь, потому что «те церковные службы в 12 часов меня утомили», но что также он потерял страх перед тем, что нас подстерегает. «Когда настанет день, она настигнет меня, где бы я ни находился, но меня это не волнует, потому что в этом горниле я уже побывал». Об уходе со сцены, об этом мы и не говорим. Или совсем чуть-чуть. «Слово "пенсия" мне не нравится, хотя в какой-то день я должен буду уйти. Я встану утром, позвоню в офис и скажу: "Послушай, из того что я запланировал, не будет ничего". И мирового прощального тура, чтобы я всё время плакал, тоже не будет. Когда нужно будет уйти, я уйду по-французски»*. Некоторое время он пребывает в тишине, возможно, сожалеет о сказанном. Это аналогично слову «никогда».

Мой Рафаэль 
Стр. 213 



*уйти по-французски: обычно говорят «уйти по-английски», то есть не прощаясь. Видимо, Рафаэль имеет в виду то же самое, но произносит известную фразу по-своему, то есть «по-французски». - Прим переводчика.
 
 
 
Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта