Nuevo e interesante

07.07.2018

Интервью для колумбийскго ТВ


Беседа с Пилар Унг

 Мой Рафаэль

Пилар Унг (Pilar Hung) – журналистка из Колумбии, работающая на телевидении, на канале СaliTV. Она – большая поклонница творчества Рафаэля и никогда ни от кого этого не скрывает. Все интервью, которые она берёт у него, интересны и содержательны. Одно из них мы предлагаем вашему вниманию. Эта беседа вышла в эфир три недели назад (14.06.2018) во время пребывания Рафаэля в Колумбии, в преддверии его концерта в городе Кали.


БЕСЕДА ПИЛАР УНГ С РАФАЭЛЕМ
ДЛЯ ПРОГРАММЫ “GENERACIÓN R”

ENTREVISTA DE PILAR HUNG CON RAPHAEL
PARA EL PROGRAMA “GENERACIÓN R”


ПЕРЕВОД ИНТЕРВЬЮ: 


Пилар Унг: Рафаэль уже здесь, в Колумбии. Он приехал в нашу страну и в наш город Кали со своим диском “Infinitos Bailes” и, кроме того, с безумным желанием петь (Loco por cantar).

Рафаэль: Я – абсолютно Loco por cantar. Спасибо большое, в очередной раз я здесь.

Пилар Унг: В очередной раз, ещё один год. “Loco por cantar” – у нас была возможность в прошлой раз рассказать предварительно о том, каким будет это турне, а сейчас мы хотим представить его немного более подробно. “Igual” или “Loco por cantar” - так называется здесь одна песня. Я осмелюсь сказать, Рафаэль, что такое название получила и песня, и само турне, и весь альбом.

Рафаэль: Да, и виноват в этом я. Я сказал тогда композитору: “Ты назвал эту песню “Igual”, но она будет называться “Loco por cantar”. Потому что здесь есть эта фраза, она очень важна”. Кроме того, это абсолютная правда, я совершенно безумно люблю петь. Всегда.

Пилар Унг: Какое самое большое безумие совершил Рафаэль в своей жизни?

Рафаэль: То, что я делаю ежедневно.

Пилар Унг: Кроме пения. Другое безумие?

Рафаэль: Но петь так, как пою я каждый раз на сцене – это быть немножечко того.

Пилар Унг: Вообще-то – да, петь так без устали и так страстно – это быть немного сумасшедшим.

Рафаэль: Да, но эта та жизнь, которая мне нравится, и та профессия, которая сводит меня с ума, лучше и не скажешь.

Пилар Унг: Давай немного глубже коснёмся того, что имеет отношение к этой музыкальной работе, которая кроме всего прочего просто великолепна, мне она очень понравилась. Песня: “Igual que ayer, pero más fiero, pero más tierno, con más verdad...” отражает то, каков Рафаэль в реальности, каков он в сущности.

Рафаэль: Во все песни, которые я пою, я вкладываю мой способ чувствовать, мой способ существовать. Все эти песни мои, они написаны для меня, и композиторы при написании их подхватывали нечто, свойственное мне. И когда я их пою, я всё это раскрываю. Каждая песня – это часть моей истории. Люди могут думать так, что это часть моей истории.

Пилар Унг: “Loco por cantar”, человек, который написал конкретно эту песню, он говорил с Рафаэлем? Он знал о нём, о Рафаэле прошлом и о теперешнем? 

Рафаэль: О том, каким я был раньше, не знаю. Что-то знал, возможно, он очень молодой парень, но он много знает о Рафаэле теперешнем. А вообще вся моя жизнь известна. 

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: Сегодняшний Рафаэль – он “более мягкий, в нём больше правды”?

Рафаэль: Да. Преимущество человека, более старшего возраста, заключается в том, что ты становишься мудрее, становишься лучше. С годами что-то уходит, но ты приобретаешь другие ценности, которыми не обладал в молодости. Я очень доволен тем, что становлюсь старше, потому что я вижу всё с другого ракурса, всё воспринимается мощнее, глубже, с большей правдой.

Пилар Унг: Более мудро, с большей правдой. Это происходит оттого, что ты становишься старше или ты стал это ощущать после пересадки печени? 

Рафаэль: Это одно и то же. Становиться старше – это приобретать опыт, который накапливается с годами. И после пересадки печени я приобрёл такой опыт, какой далеко не каждый имел возможность пережить, в этом моё преимущество. Я вовсе не радуюсь тому, что со мной такое произошло, но это произошло, и хорошо, что всё удачно разрешилось.

Пилар Унг: И не каждому дано с годами выглядеть так хорошо, как Рафаэлю.

Рафаэль: Это то, о чём я тебе говорил. Люди более старшего возраста, если они заботятся о себе, они выглядят лучше, чем раньше, потому что мудрость делает многое.

Пилар Унг: И ещё что-то относительно этого: “... algo de miedo” (…немного со страхом). Рафаэль чего-то боится?

Рафаэль: Кого-то?

Пилар Унг: Чего-то, ну, или кого-то.

Рафаэль: Нет. Раньше, как и все мы, я испытывал определённый страх перед смертью, но сейчас…

Пилар Унг: Ты её победил.

Рафаэль: Конечно. С тех пор, как я прошёл через это, я спокоен. Теперь это вопрос времени.

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: Я хотела бы использовать эту возможность, чтобы Рафаэль проинформировал бы нас (para que Raphael nos de chivas). Ты знаешь, что такое chivas?

Рафаэль: От сhivar?

Пилар Унг: От сhiviar – извещать, информировать о предстоящем. На протяжении твоего турне, ты частично касался каких-то его моментов. Давай поговорим более подробно о некоторых из них. Например, приближается выход второй части твоего диска. Вот первая: “Loco por cantar” - “Infinitos Bailes”. Но ты говорил раньше, что вторая часть будет содержать произведения латиноамериканских авторов.

Рафаэль: Американских авторов, потому что там могут быть композиторы из США, мы же находимся на одном и том же континенте, нравится ли вам это или нет (смеётся). Первый диск я записал с испанскими композиторами, а над новым работают американские авторы, или латиноамериканские, или испано-говорящие – как вам больше нравится. Они работают над этим.

Пилар Унг: Полагаю, что авторы уже выбраны.

Рафаэль: Этим занимается Мануэль, мой сын. Лучше сказать, что это авторы, о которых рассказывают мне.

Пилар Унг: То есть имеется очень много предложений?

Рафаэль: Да, об этом были извещены все, и многие говорят, что хотели бы предложить свою музыку.

Пилар Унг: И они посылают вам свои предложения уже написанные?

Рафаэль: Конечно. Или же в записи, или как-то по-другому. Они уже знают, в каком виде нужно предлагать свои работы по Интернету. Я приступлю к выбору композиций в сентябре. Они все знают, что пишут для Рафаэля, а песни такие, какие они захотят. Они сами выбирают композиции. Они знают мою историю. Я не могу им указывать: “Напиши мне это или что-то обо мне. Нет. Просто напиши для меня”.

Пилар Унг: Они свободны в выборе.

Рафаэль: Именно так, они свободны в выборе.

Пилар Унг: Как это было и с предыдущим диском. От Колумбии есть ли какие-то предложения? 

Рафаэль: Не знаю, я этого не могу знать ещё.

Пилар Унг: Я не верю этому. 

Рафаэль: Серьёзно.

Пилар Унг: У нас есть Хуанес, Карлос Вивес, Сантьяго Крус, Сепеда.

Рафаэль: Полагаю, что они будут, но утверждать этого не могу, потому что я этого не знаю.

Пилар Унг: Даже чуть-чуть?

Рафаэль: Я только знаю, что у меня будут две потрясающие песни…. не могу сказать, чьи. 

Пилар Унг: Скажи, пожалуйста. Это молодые авторы?

Рафаэль: Да, молодые, но кому-то из них может быть лет 40. Сейчас 50 лет – это ещё молодой. Раньше считалось, что эти люди уже в годах, а сейчас… Моя свекровь, например, скончалась, когда ей было 103 года. Её сестре на следующей неделе исполнится 100 лет, и она катается на велосипеде.

Пилар Унг: Какое чудо!

Рафаэль: Всё очень относительно. Люди сейчас живут гораздо дольше, а если ты ещё и бережёшь себя то…

Пилар Унг: Это правда. Ладно, я знаю, что ты не скажешь заранее ничего, не назовёшь ни одного имени, даже начальной буквы имени (смеётся).

Рафаэль: Начальную букву имени скажу: А.

Пилар Унг: Андрес Сепеда?

Рафаэль: Не знаю (смеётся).

Пилар Унг: Ладно, до какого месяца нам нужно ждать?

Рафаэль: Но до выхода этого диска будет ещё кое-что.

Пилар Унг: Что? Лондон! И симфонический оркестр! Это ещё одна новость. Конечно! Расскажи нам немного о sinfónico. Мне это кажется фантастикой. У тебя уже было симфоническое турне, но работать с лондонским оркестром - это совсем другое. 

Рафаэль: Это нечто особенное, возможно, самое значимое из того, что я делал, самое целостное. Я с ума схожу от того, что приступаю к этому, голос я запишу в августе.

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: Эта запись выйдет на CD?

Рафаэль: Да, конечно, хотя она появится и во всех остальных форматах, которые имеются сейчас.

Пилар Унг: А песни, ими будут те, которые ты относишь к “драгоценностям твоей короны”?

Рафаэль: Да, но они будут записаны совсем по-другому.

Пилар Унг: С симфоническим оркестром.

Рафаэль: Даже больше, чем это.

Пилар Унг: Я хочу, чтобы в этом интервью он предварил бы нам хоть чуть-чуть что-то (обращаясь к публике).

Рафаэль: Я знаю, что публика некоторые вещи может не понять. Это больше, чем sinfónico, это resinfónico, то есть то, что состоит из симфонической и электронной музыки, это очень мощная комбинация.

Пилар Унг: Это, как Битлз-симфонико, что-то типа этого?

Рафаэль: Вот увидишь и услышишь. Роскошные песни, ты будешь слушать их с открытым ртом. Каждый раз возможности записи улучшаются. Я просто безумно рад тому, что мне предстоит это сделать.

Пилар Унг: Если ты запишешь этот диск в августе, значит, он выйдет в сентябре?

Рафаэль: Нет, он выйдет в конце ноября или начале декабря, как всегда.

Пилар Унг: Ты его записываешь в Лондоне?

Рафаэль: Голос в – Испании, а симфонический оркестр – в Лондоне.

Пилар Унг: Это будет что-то невероятное. Если он сам говорит, что это будет лучшей работой его жизни…

Рафаэль: Думаю – да. Это будет комплекс мудрости и всего того, что аккумулировалось столько лет…, это навсегда, и это потрясающие песни.

Пилар Унг: Время бежит очень быстро. Недавно мы говорили: 50 лет спустя, и теперь, не моргнув глазом, и уже будет 60 лет спустя.

Рафаэль: Нет, до этого мы ещё не дошли, это будет в 21-ом году. 

Пилар Унг: Ещё три годика, и всё. Смотрите, какой путь уже прошёл Рафаэль, но он продолжает открывать новое, как, например, это – то, что его сводит с ума – работа с симфоническим лондонским оркестром.

Рафаэль: Да, так и должно быть. Если тебя это не захватывает, оставайся дома.

Пилар Унг: Да, выключаем свет и ложимся спать.

Рафаэль: Выключай ТВ и всё.

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: Ещё одна новость, но пусть он нам о ней расскажет подробнее. Он говорил о второй части диска с песнями в стилях танго, болеро и ранчеро, но посвящённом другим странам. Я что-то слышала, как ты говорил, что в него не вошли песни некоторых других стран, соседних с теми, чьи песни записаны на нём. 

Рафаэль: Да, очень многие песни туда не вошли.

Пилар Унг: Будет ли ещё диск, подобный этому, вторая часть с песнями танго, болеро и ранчеро?

Рафаэль: Да, будет вторая часть, потому что это великолепные песни, их тысячи, я даже не могу их все перечислить.

Пилар Унг: А колумбийские темы, их столько потрясающих!

Рафаэль: И колумбийские тоже. Особенно их много в колумбийском фольклоре. Он мне нравится очень. Сейчас, в этой программе “Loco por cantar”, я полчаса посвящаю символическому пробегу по Латинской Америке и пою песни в стиле ранчеро, и колумбийские тоже, и перуанские, и чилийские, и аргентинские – танго, разумеется. Людям это очень нравится, и тут ты начинаешь понимать, чего на самом деле хочет публика. Многие артисты иногда очень ошибаются и записывают то, к чему люди остаются равнодушными. 

Пилар Унг: Я думаю, что в этом и заключается один из секретов Рафаэля - уметь петь то, что хотят слушать люди.

Рафаэль: Нет, я просто очень близок к людям. Я знаю, что им нравится. В третьей песне, которую я пою сейчас, а это одна из новых, я приветствую зрителей и говорю им спасибо за то, что пришли и т.д., и что прозвучали мои новые песни, но что я очень хорошо знаю, зачем люди сюда пришли. И тогда начинается то, чего на самом деле они ждут от тебя.

Пилар Унг: И это то, что людям знакомо кроме всего прочего, от А до Я. Ещё я слышала, как ты говорил, что Андалусия и Колумбия имеют много общего.

Рафаэль: Вся Латинская Америка имеет много общего с Андалусией.

Пилар Унг: Латинская Америка?

Рафаэль: Да, во всей Латинской Америке имеется много чего испанского и особенно андалузского. Мотивы, ритмы… В перуанских есть много общего с ритмами района Кадиса, например.

Пилар Унг: А Колумбия как?

Рафаэль: И Колумбия тоже имеет много общего, очень много. Например, с фламенко. Наша музыка универсальна, поэтому я исполняю много народных произведений каждой из стран, ведь есть чудесные мелодии. Даже в музыке Северной Америки есть что-то.

Пилар Унг: Хотя люди могут подумать, что этого не может быть.

Рафаэль: И что у них только один рок, но нет. Есть вещи, которые исходят из североамериканского фольклора, и их много. Когда вдруг люди слышат их, они говорят: “A… Это вот оттуда-то”. Многие и не думают, что в этих странах поют такие песни, но их поют.

Пилар Унг: Это правда. Всё содержит эту магию, которая исходит от своих корней, от истоков.

Рафаэль: Которая исходит оттуда…

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: Если я кем-то восхищаюсь, кроме Рафаэля, который для меня на первом месте, разумеется, то это Эдит Пиаф. Снимаю шляпу перед ней, перед её силой, перед тем, какая она женщина, перед её борьбой за жизнь. Каким образом Эдит Пиаф повлияла на Рафаэля?

Рафаэль: На меня как артиста не повлияла, хотя меня она восхищала.

Пилар Унг: Её экспрессивность, дикция…

Рафаэль: Нет, я ведь андалузец. Выражая себя, я андалузец, а она нет. Но было нечто, что привлекало моё внимание.

Пилар Унг: Страсть?

Рафаэль: Да, это да. Когда я увидел её в Олимпии, кстати, в следующем феврале я снова буду петь там, и в Лондоне тоже, и в России… Когда я её увидел и видел публику, прикованную к своим креслам, я сказал себе: “Это то, чего я хочу для себя”. В то время в Испании и вообще везде певцы пели для того, чтобы люди танцевали. И тогда, когда я начал петь в Испании, я сказал, что под моё исполнение не танцуют. Я не танцевальный певец, Пиаф тоже не была такой. В этом мы имеем нечто общее, в этом мы пересекаемся с ней.

Пилар Унг: Ещё одна новость, Рафаэль. На данный момент за тобой числятся 12 фильмов. Говорят, что, возможно, будет и 13-ый? 

Рафаэль: Да, но это зависит от наличия у меня свободного времени. К сожалению, поскольку мне очень нравится давать живые концерты… 

Пилар Унг: Но раньше ты говорил, что тебе нравится быть больше актёром, чем певцом.

Рафаэль: Да. Когда я начал свою деятельность в очень раннем возрасте, то, имея голос, какой у меня был, я хотел быть актёром.

Пилар Унг: Невероятно!

Рафаэль: Но, когда мне стали предлагать работу, мне предлагали петь. И я всё время задавался вопросом: почему они хотят, чтобы я пел? Для меня это было проще всего. Вот такие противоречия существуют в жизни.

Пилар Унг: Это судьба.

Рафаэль: Да, судьба.

Пилар Унг: И что происходит с фильмом?

Рафаэль: С фильмом происходит следующее: мне представляют сценарий, и я говорю, что он мне нравится. У меня спрашивают, когда я могу сниматься. И в этом заключается основной вопрос: когда я смогу сниматься?

Пилар Унг: Но каким будет фильм №13?

Рафаэль: Не знаю.

Пилар Унг: Но есть вероятность, что он будет снят?

Рафаэль: Да. Есть 2 или 3 сценария, которые мне нравятся, но я не знаю, когда смогу сниматься, поэтому не знаю, какой из этих сценариев будет реализован. Алекс де ла Иглесиа, например, написал для меня два сценария до того, как снял меня в последнем фильме. Есть два фильма, которые имеют некоторое отношение ко мне. Это “Balada de la trompeta” (“Баллада о трубе”), и ещё один… Не помню, как он называется, но он тоже имел отношение ко мне. Но я всё время на гастролях. В третьей его картине я всё-таки снялся, в “Mi gran noche”.

 Мой Рафаэль

Пилар Унг: “Mi gran noche” – фильм, где были разрушены все представления о Рафаэле–джентльмене и т.д., и где он превратился в злобного Рафаэля.

Рафаэль: И какого забавного тоже.

Пилар Унг: И ещё ты нам говорил о музыкальном театре. 

Рафаэль: (Вздыхает.)

Пилар Унг: Рафаэль – неутомимый. У него турне в разгаре и 100 проектов впереди.

Рафаэль: Это ты неутомимая. В том смысле, что ты хочешь, чтобы я работал очень много. 

Пилар Унг: Эта песня о работе ("Canción del trabajo"), она очень подходит Рафаэлю.

Рафаэль: На сегодняшний день у нас будет концерт в Кали, а потом будут и другие вещи.

Пилар Унг: С Кали у Рафаэля связано много воспоминаний. Однажды (обращаясь к нему) в нём ты встретил Новый год, это город, где тебя любят.

Рафаэль: Колумбийская публика всегда демонстрирует мне свою любовь повсюду, к счастью. Но, возможно, в Кали теплее, чем везде.

Пилар Унг: Да, это климат + тёплый приём?

Рафаэль: Да, тепло во всём. Это и солнце, и люди. Чудесные, весёлые, очень похожие на андалузцев.

Пилар Унг: Как здорово, это здорово. Рафаэль, мы не можем уйти без твоего рассказа о премии “Приёмный сын Мадрида”, это очень важная награда.

Рафаэль: “Приёмный сын Мадрида” и …

Пилар Унг: “Приёмный сын Мадрида” и “Любимый сын Линареса”, долго пришлось ждать тебе этой премии.

Рафаэль: Нет, она была присуждена давно, но всё зависело от моего свободного времени, чтобы присутствовать на акте вручения. Поскольку в моём родном городе у нас доверительные отношения, мы договорились, что с вручением можно и подождать. Но, когда мне дали премию “Приёмного сына Мадрида”, то и в Линаресе решили вручить свою премию почти сразу же после мадридской. 

Пилар Унг: Вручение всё время откладывалось.

Рафаэль: Да, оно всё время откладывалось, но награда была присуждена мне лет 15 назад, не меньше.

Пилар Унг: Премия “Приёмного сына Мадрида” важна для Рафаэля особенно.

Рафаэль: Да. Это не тот город, в котором я родился, меня сюда привезли в возрасте 9 месяцев, но все счастливые случаи, которые мне выпали в жизни, связаны с Мадридом. Я не стану говорить, что это тот город, где меня любят больше всего, но в конечном итоге меня здесь любят очень, здесь очень заботятся обо мне. Всем удачным международным предложениям я обязан Мадриду. Это город, который я обожаю, и которому я очень благодарен.

Пилар Унг: И возвращался ты откуда-то всегда в Мадрид.

Рафаэль: И если я даю какую-то премьеру в Мадриде, это всегда событие. Я очень благодарен этому городу.

Пилар Унг: Рафаэль, ты каждый раз бываешь в разных местах: сегодня ты в Боготе, завтра в Кали, потом в Мадриде, США, России. С тобой не происходит такое, что, проснувшись, ты говоришь себе: “Чёрт побери, где я?”

Рафаэль: Да. У меня даже песня есть такая, в которой поётся: “A veces me pregunto ¿dónde estoy?” ("Иногда я спрашиваю себя: где я нахожусь?"). Такое бывает часто. Я просыпаюсь утром и, это о том, когда я не дома, я оглядываюсь по сторонам и задаюсь вопросом: где я? Потом только я начинаю узнавать кое-что, но первый момент, когда я только что проснулся, я спрашиваю себя: “Где я был вчера?”

Пилар Унг: Приближается День Отца, и мы все знаем, что Рафаэль – великолепный отец, обожает своих детей. Но мне хотелось бы знать, какой Рафаэль отец детей, у которых уже есть свои дети. Всегда говорят, что дети детей очень привязывают к себе. Я не могу представить себе, как Рафаэль играет с ними. Ты садишься на пол и играешь с ними в машинки?

Рафаэль: Я скажу тебе правду и хочу, чтобы её восприняли так, как я скажу. Если кто-то говорит: “Когда у тебя будут свои внуки, ты поймёшь, что будешь любить их больше, чем своих детей”, и всякие подобные вещи, это неправда. Невозможно любить кого-то больше, чем собственного ребёнка. Если кто-то говорит обратное, он обманывает. Не может быть такого, потому что твой сын – это твоя кровь, в твоём внуке примешивается кровь уже другого человека. Я их очень люблю, очень, обожаю, но всё-таки мои дети – это мои дети.

Пилар Унг: Это правда.

Рафаэль: … Для меня первое – мои собственные дети, разумеется.

Пилар Унг: Очень хорошо. Рафаэль, огромное спасибо за то, что ты уделил нам время. Ты знаешь, как мы тебе благодарны.

Рафаэль: Знаешь, там, где я – там твой дом.

Пилар Унг: Оооой, я скоро буду у тебя дома?

Рафаэль: Когда захочешь, лишь бы совпали по времени.

Пилар Унг: Мы тебе очень благодарны. Ты знаешь, что в Колумбии всегда рады тебе. Ты принадлежишь к поколению романтической песни. И в Кали мы придём на твой концерт в театр Сalima, чтобы аплодировать тебе, петь вместе с тобой. Мы уже знаем твои новые песни. Для тебя петь – это безумная страсть, а для нас слушать тебя в Колумбии – безумная радость, которая пусть никогда не заканчивается. Спасибо, Рафаэль.

Рафаэль: Спасибо, чао.
 
 
Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта