Nuevo e interesante

12.06.2018

Незадолго до концертов в Колумбии


Дома у Рафаэля, видео

 Мой Рафаэль

В преддверии концертов в Колумбии программа Los Informantes (телеканал Caracol TV) показала своим зрителям небольшую запись – интервью с Рафаэлем, которое было записано ещё в Мадриде незадолго до его отъезда в Америку. Интервью у Рафаэля брала молодая и симпатичная ведущая Элизабет Кортилес (Elisabet Cortiles), а представила эту беседу хозяйка программы Los Informantes, Мария Эльвира Аранго (María Elvira Arango). Разговор состоялся дома у Рафаэля, в эфир он вышел 10.06.2018.
 
Рафаэль в программе Los Informantes. 10.06.2018
RAPHAEL en el programa Los Informantes. 10.06.2018

Перевод ролика.
 
Мария Эльвира Аранго: 75 лет – не маленький возраст, но Рафаэлю по-прежнему не хватает времени, чтобы спеть везде. Его турне, в котором он представляет свой последний диск, в полном разгаре, и при этом он уже думает о новом диске и собирается выпустить его в следующем году. (Выпуск нового альбома планируется в конце ноября - в декабре 2018 года - прим. переводчика). Испанскому артисту есть, где совершенствовать себя, скоро он отметит 6 десятилетий своего присутствия на сцене, о любви он говорит новым языком, благодаря которому он покорил молодую публику. Певец открыл для нас двери своего дома в Мадриде, чтобы Элизабет Кортилес спела ему “Поздравляю с Днём рождения” и постаралась найти источник его неиссякаемой энергии.

Рафаэль: Помню, когда я первый раз пришёл домой в два часа ночи, а я пришёл из театра, моя дорогая мама мне дала звонкую пощёчину. И я сказал ей что-то типа этого: “Хорошо начинаем. Такое будет происходить каждый день, потому что я каждый день буду ходить в театр, я не собираюсь делать ничего плохого, я хочу познавать”. 

Элизабет Кортилес: Были причины, чтобы Рафаэль заслужил хорошую пощёчину, ему едва исполнилось 10 лет – возраст не тот, чтобы загуливаться до утра, но уже тогда он ясно понял, что он родился для того, чтобы быть артистом. Человек рождается артистом, и это на всю жизнь.

Рафаэль: Он и умирает артистом. Я пою с 4-х лет, я побеждал на конкурсах, но однажды я решил, что буду находиться наверху, на сцене, а не внизу среди публики. И тогда всё началось.

Элизабет Кортилес: И как повезло, что со сцены он не спустился, его имя пишется с буквами “ph”, чтобы можно было бы его прочесть на всех языках. Он – живая легенда. Он служит абсолютным примером в мире музыки и имеет в качестве наград 350 золотых дисков, 50 платиновых и один урановый за продажу более 50 млн. копий лишь одного альбома. Честь обладать такой наградой он разделяет лишь с Майклом Джексоном, группами Queen и AC/DC. 

Рафаэль: … Человек чувствует себя хорошо, делая то, что делает, зная, что делает. Он знает, что люди получают удовольствие от его работы, потому что он видит этих людей, и сам он получает удовольствие от того, что другие его получают.

Элизабет Кортилес: Он – кумир в России. Он записал диски на испанском, итальянском, французском, английском, немецком языках и даже на японском, в этой стране его диск стоял под №1 в списке самых продаваемых.

 Мой Рафаэль

В свои 75 лет, только что исполнившихся, он – молодой ветеран, который и не собирается уходить на пенсию. Каждый день утром он приходит в свой офис, расположенный в окрестностях Мадрида, и здоровается с каждым в отдельности из своих товарищей по работе, которым он в деталях рассказывает о том, что всё идёт хорошо. Его турне, в котором он представляет свой последний диск, в полном разгаре, но он уже готовит что-то новое для следующего года, и чего не бывает в недостатке у этого дива из Линареса, так это желания петь.

Он всё тот же, кто поёт с той же страстью, как и в первый день его появления на сцене. Возможно, сейчас его жестикуляция стала чуть более умеренной, чем тогда, когда он начал выступать, но это точно, сила в нём такая же, как и всегда.

Вы научились этому где-то или Вы вставали перед зеркалом и говорили себе: “Я буду делать такие движения”?

Рафаэль: Нет, я – артист, который не обращается к зеркалу. Моё зеркало – публика. Наоборот, я каждый раз, каждый день разный, потому что каждый день уникален и неповторим. Я не сделаю потом то, что я сделал в тот день. То, что я делаю, у меня получается лишь в конкретный момент. Я не заучиваю ничего.

Элизабет Кортилес: Мигель Рафаэль Мартос Санчес приехал в столицу Испании в 9 месяцев. Он – сын домохозяйки и рабочего строителя, они переехали в Мадрид с юга страны, из Андалузии, в поисках лучшей жизни.

Сейчас иметь сына артиста – нормально, но в те годы, это не было таким обычным, было труднее открыть для себя дорогу, кроме того нужно было, чтобы семья приняла бы решение сына стать артистом.

Рафаэль: Мне очень повезло, потому что единственное, что мои родители сделали для меня – позволили делать то, что я хочу.

Элизабет Кортилес: Какая удача, что тебе позволили делать то, что ты хочешь.

Рафаэль: Да. Большую поддержку, большую помощь, которую я получил от моей семьи, была эта – вера в меня.

Элизабет Кортилес: Ещё бы, он обладал невероятным талантом, в 4 года он был солистом хора церкви, где он пел, а в 9 лет он завоевал премию лучшего голоса Европы.

Рафаэль: Я был плохим учеником, каждый день меня выгоняли.

Элизабет Кортилес: Но, имея такой голос, возвращали обратно.

Рафаэль: Я приходил в ризницу, и у меня спрашивали: “Что случилось? Тебя опять выгнали?”, - “Да”. Они говорили: “Его нельзя выгнать. Поставьте его последним, но выгнать его нельзя”.

Элизабет Кортилес: Ему нравится хвалиться тем, что он был “блудным сыном”, но в нём нет тщеславия, свойственного “звезде”, хотя он мог стать таким, потому что в день, когда он дебютировал в Мэдисон-сквер-гарден в Нью-Йорке в возрасте 18 лет, сам The New Times его представил как Элвиса Пресли, поющего по-испански.

 Мой Рафаэль

Свой великий вечер он переживает каждый день, когда поднимается на сцену, хотя были случаи, когда он спотыкался.

Рафаэль: Я поскользнулся один раз очень сильно.

Элизабет Кортилес: Если уж поскользнуться, то сделать это нужно хорошо (смеётся).

Рафаэль: Да, такие вещи делаются или не делаются. Я вышел и буууууум. Но потом я встал и сказал: “Я здесь”. 

Элизабет Кортилес: Триумфальное появление!

Рафаэль: Это был первый раз, когда я упал.

Элизабет Кортилес: Падение самое тяжёлое у него было в 2003, когда он перенёс пересадку печени. Он чуть не умер, оттого что в течение нескольких лет имел заболевание печени, он испытывал панический страх перед необходимостью сделать операцию.

Рафаэль: Это очень сильная вещь, такая операция… Дело не в ней самой операции, а в том, что ты не знаешь, что может произойти.

Элизабет Кортилес: Кто Вас убедил?

Рафаэль: Меня убедило реальное положение вещей, семья, друзья.

Элизабет Кортилес: Его жена, Наталия Фигероа, ей пришлось вытаскивать его из комнаты, чтобы отвести его в операционную. Сейчас он смеётся, вспоминая об этом, и ему нравится повторять: “Мне поставили новый мотор”.

Рафаэль: У меня теперь новый мотор, кроме того донор был очень молодым. То есть мне столько лет, сколько моей печени.

Элизабет Кортилес: Но самым трудным в жизни для него была не операция и не взлёт к “звездам”. Самым большим вызовом был этот – убедить своего свёкра, испанского маркиза, сына графов, в том, что он, Рафаэль, хорошая партия для его дочери.

Рафаэль: Я сказал своей жене: “Дай мне войти в твой дом, я хочу поговорить с твоим отцом”. Она мне всё говорила, что нет, не нужно… Но однажды я поговорил с ним по телефону, и он назначил мне встречу.

Элизабет Кортилес: И что он Вам сказал?

Рафаэль: Чтобы я остался с ними пообедать.

Элизабет Кортилес: И что вы ели?

Рафаэль: Не помню, но я остался на обед. Не буду говорить тебе о том, что я сказал её отцу, потому что это нечто личное.

Элизабет Кортилес: Но закончилось всё хорошо?

Рафаэль: Даааа.

Элизабет Кортилес: Ведь Вы столько лет уже живёте вместе.

Рафаэль: Я обожал своего свёкра, и он меня любил, как сына.

Элизабет Кортилес: Рафаэль и Наталия уже 46 лет в браке, они живут в огромном доме в одном из самых престижных предместьев Мадрида, в котором выросли его трое детей и который сейчас с удовольствием посещают его 8 внуков. Он их называет детьми своих детей. Им почти запрещено называть его дедушкой, хотя ему нравится исполнять эту роль, но само слово ему не очень нравится.

Рафаэль: Они зовут меня по имени, потому что они слышат, когда его произносят. Только самый маленький, который не умеет ещё говорить, зовёт меня Пепель.

Элизабет Кортилес: Живопись – его большое хобби, и почти всё, что он рисует, он раздаривает.

Рафаэль: Я довольно много рисую на Ибице. Здесь нельзя, дома невозможно.

Мой Рафаэль

Элизабет Кортилес: Зал, где он нас принимает, полон его фотографий с высокопоставленными лицами, например, с королями Испании и даже с Габриэлем Гарсия Маркесом.

Рафаэль: Они находятся здесь, потому что мы их любим. 

Элизабет Кортилес: Потому что они любимы?

Рафаэль: Конечно. Мы же не будем дома помещать фотографии врагов. 

Элизабет Кортилес: Вы были одним из первых артистов, выступления которых люди смотрели сидя? 

Рафаэль: Да. В Испании и в Америке тоже, певцы пели для того, чтобы публика танцевала. Я её посадил, чтобы она меня слушала. 

Элизабет Кортилес: Они подумали, что Вы сумасшедший, это точно.

Рафаэль: Ну, да. Но это было до тех пор, пока они не поняли, что смотреть на меня, сидя - лучше.

Элизабет Кортилес: Что бы там ни говорили, Рафаэля нам хватит ещё надолго. Его рубашка в цветочек и джинсовая курточка выдают в нём с головы до ног молодого человека. Он скоро отметит 6 десятилетий пребывания на сцене, и возраст ему не помеха.

Рафаэль: Мне совсем не помеха, Вы же видите меня.

Элизабет Кортилес: Его чудесный голос и его манера поведения на сцене покорили целое поколение, и до сих пор его поклонники поют ему, что любят его “с силой всех морей и порыва ветра”.

 Мой Рафаэль

Колумбийская публика, какая она?

Рафаэль: По отношению ко мне она не была, она есть. Чудесная.

Элизабет Кортилес: Она будет такой всегда.

Рафаэль: До тех пор, пока я в один прекрасный день встану утром и скажу: “Всё, хватит”. Такое произойдёт. Я позвоню в офис и скажу: “Послушай, отменяй программу”. И я исчезну.

Элизабет Кортилес: Вы просто уйдёте в отпуск.

Рафаэль: В длительный. Но это настанет ещё не скоро. Как говорят на языке тавромании, “я весь в полном здравии”.

Элизабет Кортилес: Он сумел возродиться, заговорить о любви на обновлённом языке и завоевать уважение молодой публики.

Рафаэль: Мне говорили: “Мой отец слушал Вас постоянно… Я слушал Вас с рождения…”. Это я могу понять, но есть люди, которые не имели контакта раньше со мной, кроме того, их обижает, если им говорят, что они пришли на концерт из-за родителей. Они говорят: “Нет, я пришёл, потому что мне это нравится”.

Элизабет Кортилес: … В своём последнем диске он исполняет песни, написанные новыми талантами, которые имеются в испанской музыке.

Рафаэль: Я хочу поблагодарить вас за то (обращаясь к музыкантам), что вы написали песни для меня и особенно за то, что вы написали их такими, какие они есть.

Элизабет Кортилес: Такое впечатление, что время не проходит, несмотря на то, что его многочисленные успехи и “Infinitos bailes” говорят об обратном.

Рафаэль: Я тот человек, который всегда смотрит вперёд и никогда назад, хотя у меня много поводов, чтобы сесть в кресло и начать рассказывать истории детям моих детей, но нет. Я не такой.

Элизабет Кортилес: Всегда вперёд и безумно любит петь.

Рафаэль: Я безумно люблю петь, и людям безумно нравится слушать меня, что ещё лучше. 

Элизабет Кортилес: Говорят, если безумец побеждает, он становится гением. Гениальность Рафаэля заключается в том, чтобы присутствовать на сцене десятилетия. Неподвластны времени ни его песни, ни его желание петь.
 
 
 
Перевод ролика Елены Абрамовой
Редколлегия сайта