Nuevo e interesante

07.06.2018

Большая и познавательная беседа на радио Pudahuel


Видеозапись интервью, часть 1 / parte 1

 Мой Рафаэль

Рафаэль, как только приехал в Чили, тут же был приглашён на популярный радио канал Padahuel. Беседа с Пабло Агилерой (Pablo Aguilera) была довольно продолжительной, она длилась целый час, из неё мы узнали много нового. Предлагаем вам её посмотреть и послушать. Она была записана кем-то из сотрудников радио и выставлена в сети Facebook. Из-за того, что разговор получился очень долгим, мы решили разбить его на две части. Сегодня мы предлагаем перевод первой части этой беседы. Наш перевод заканчивается на 28-ой минуте, продолжение следует.

РАФАЭЛЬ В ГОСТЯХ У ПАБЛО АГИЛЕРЫ НА РАДИО PADAHUEL

https://www.facebook.com             https://www.youtube.com


Содержание видео. Часть первая, до 28 минуты.

Пабло Агилера: Представляет Рафаэля как одного из величайших артистов испанопоющего мира и говорит, что встреча с ним в этой студии – огромная удача для них. Выражает сожаление, что какой-то другой артист, который также должен был принять участие в программе, их подвёл и не приехал.

Рафаэль (обращаясь к нему), большое спасибо, за твой визит к нам.

Рафаэль: Пожалуйста, вы – мой рупор. Для меня удовольствие бывать у вас на радио, которое я так люблю. Много лет вы ставите мои песни, оберегаете меня всеми способами.

Пабло Агилера: Находишься ли ты в Чили или нет, но здесь у нас всегда имеются твои песни.

Рафаэль: Я это знаю.

Пабло Агилера: Люди просят их всё время.

Рафаэль: Мне рассказывают об этом по секрету.

Пабло Агилера: А... Тебе говорят об этом? Очень хорошо. Так как мы располагаем сегодня немного бóльшим временем, давай расскажем твою историю. Мигель Рафаэль Мартос Санчес родился в Линаресе (провинция Хаэн, Испания). Его первые успехи приходятся на 60-е годы, когда он записал такие песни, как “Yo soy aquel”, “Al ponerse el sol”, “Hablemos del amor”, “Mi gran noche” – эту песню написал Адамо?

Рафаэль: Да, и спустя столько лет она снова вошла в моду, она чаще других сейчас звучит по радио в Испании.

Пабло Агилера: Рассказывает Рафаэлю, что на этом радио Pudahuel есть программа, которую ведёт один популярный ведущий, много лет работающий на радио. Песня “Mi gran noche” лежит в основе его программы, она звучит каждый день.

Рафаэль: Говорит, что больше всего его впечатляет, когда эту песню поют на стадионах. Каждый раз, когда забивают гол, звучит “Mi gran noche”. В Мадриде, Барселоне, Севилье… Везде. Откуда это пошло, и кто решил, что так должно быть, он не знает. Раньше часто звучала “Escándalo”, а сейчас - “Mi gran noche”, и он никак не ожидал, что именно эта песня получит такое широкое распространение на стадионах во время футбольных матчей, это впечатляет. 

Пабло Агилера: Какая испанская команда тебе нравится?

Рафаэль: Сейчас сборная Испании.

Пабло Агилера: А о чилийском футболе ты что-нибудь знаешь?

Рафаэль: Мне сказали, что чилийцы не поедут на чемпионат. Почему?

Пабло Агилера: Потому что они проиграли. У нас есть замечательные футболисты, которые играли и в испанских клубах тоже, но что-то не сложилось, и они не едут, не знаю, почему.

Возвращаясь к теме 60-х годов, он спрашивает у Рафаэля, когда впервые он приехал в Чили.

Рафаэль: Я не помню точно, какой это был год, 68-ой или 67-ой. Я путаю года. Бывает, что я рассказываю о чём-то и называю дату, например, 1974 год, а мне говорят, что это было в 1976 году.

Пабло Агилера: Подтверждает, что присутствие Рафаэля в программе имеет большое значение для них, и это не какая-то ложная лесть, это правда; что он попробовал поискать в интернете информацию о нём, то есть истории о нём, опубликованные разными людьми, и этих историй у него набралось страниц на 40. Он зачитывает одну из них: “В 1982 году ты получил урановый диск за продажу 50 млн. копий. В то время эта премия была единственная в мире, а потом такой же диск получили Майкл Джексон и группа Queen”. 

Рафаэль: Такое больше не может повториться.

Пабло Агилера: Почему не может?

Рафаэль: Потому что сейчас никто не может продать 50 млн. дисков. Те времена прошли. Другое дело, что такого количества прослушиваний, может быть, можно добиться через интернет, через разные каналы, но продать 50 млн. физических дисков сегодня невозможно. Это уже в прошлом. Я имел честь присутствовать в том историческом периоде, потому что это ведь история, когда один двойной диск был продан в количестве 50 млн. экземпляров.

 Мой Рафаэль Мой Рафаэль

 Мой Рафаэль Мой Рафаэль

Пабло Агилера: Предлагает сделать краткий обзор некоторых дисков Рафаэля, имеющихся на данный момент в студии, не всех, потому что его дискография огромна. Просит своего коллегу, который работает этажом выше, быть внимательным к этому разговору, говорит, что они общаются друг с другом, в частности на тему песен Рафаэля. Говорит: “У меня есть один твой альбом, и я считаю, что это – чудо, здесь записаны песни в стилях танго, болеро и ранчера. Как ты сумел сделать такую комбинацию из этой трилогии?”

Рафаэль: Для меня Америка – второй дом, и люди это знают, потому что я говорил об этом миллионы раз, кроме того, по мне это видно. Если хотите, второй дом, но это так. Я могу проехать по всей Америке, с Северной Америки до Патагонии, и это мой дом, меня здесь все знают, кроме того, здесь все говорят на моём языке, или я говорю на их. И этим диском я хотел отдать дань уважения Америке, но я запишу ещё один, с бóльшим числом песен, ведь есть страны, которые я не могу включить в тур, а я хочу, чтобы были представлены все они.

Пабло Агилера: Конечно, латиноамериканский фольклор очень…

Рафаэль: Он чудесный, я – большой поклонник этих песен. Каждая чилийская песня, записанная мной, будет выстрелом.

Пабло Агилера: И ты включишь что-то наше в твой новый диск?

Рафаэль: Конечно. 

Пабло Агилера: Давай поставим фрагмент этого танго, который, без сомнений, просто чудесный.

ЗВУЧИТ ТАНГО “LA CUMPARSITA”.

Пабло Агилера: Это одно из самых символичных танго.

Рафаэль: Рассказывает, что ему очень легко петь для Латинской Америки, потому что это почти то же, что и петь для Андалусии. С музыкальной точки зрения в этих мелодиях есть немало общего, и ему часто кажется, что, исполняя что-то латиноамериканское, он поёт своё родное. Он говорит, что заметил это сходство ещё во Франции, слушая Эдит Пиаф, с которой, как ему кажется, у него тоже немало общего, хотя внешне это, может быть, и не очень заметно. Он это заметил, когда услышал в её исполнении песню “La foule” с текстом, написанным на французском языке Жаном Кокто. В действительности - это перуанская песня “Que nadie sepa mi sufrir”. Он удивился тогда, что это оказалось возможным, чтобы перуанская песня с французским текстом так задела бы его и так подошла ему, уроженцу Андалусии. Это совершенство, когда андалузец поёт латиноамериканские песни.

Пабло Агилера: Замечает, что костюм чилийского ковбоя, живущего в провинции (гуасо - huaso), является почти точной копией андалузского национального костюма. 

Рафаэль: Соглашается с ним, говоря, что лишь поля шляпы чилийцев немного наклонены, а во всём остальном костюмы идентичны, особенно жакеты.

 Мой Рафаэль

Пабло Агилера: Что происходит, когда ты слушаешь свои песни, записанные тобой раньше? Например, этому диску уже года два есть.

Рафаэль: Нет, ему уже 4 года, даже 5. Знаешь, я не слушаю себя.

Пабло Агилера: Почему? Ты себе не нравишься?

Рафаэль: Говорит, что слышит лишь одни дефекты. Кроме того, когда наступает момент, где звучит ошибка, он говорит себе: “Вот она, здесь”. Далее он рассказывает о песне, очень известной, которую все слышали уже миллион раз. Там он вместо слов “entre nieblas” произносит “trenieblas”, и когда он это слышит, он просто умирает (речь идёт о песне “Cuando tú no estás” – прим. переводчика).

Пабло Агилера: 
Продолжая разговор об этом диске с песнями танго, болеро и ранчера, говорит, что диск ему очень нравится, и он всегда держит его под рукой. Здесь есть потрясающие песни - болеро: “Historia de un amor”, “Voy”, “Una vida”, которую он слушал ещё в детстве в исполнении Лучо Гатика (Lucho Gatica). Говорит, что недавно ему удалось приобрести диск песен танго, где звучит чистый молодой голос в сопровождении великолепного оркестра. Полагает, что петь танго, наверное, трудно тому, кто не относит себя к этому жанру музыки.

Рафаэль: Доказывает, что с ним было не так, что, артист, приехавший в Аргентину издалека, но любящий танго, может хорошо петь эти песни. Когда он приехал в Аргентину, музыканты оркестра, с которыми он записывал этот диск, смотрели на него поражённые и задали ему вопрос: “Ты где родился?”. Он ответил им, что в Андалусии. Они никак не могли в это поверить, настолько хорошо, по их мнению, он исполнял танго.

Пабло Агилера: Предлагает послушать песню в стиле болеро “Tres palabras”, которая ему очень нравится.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ “TRES PALABRAS”.


Пабло Агилера: Подтверждает свои слова, сказанные раньше, что им доставляет огромное удовольствие беседовать с Рафаэлем в студии и вспоминает момент, когда они имели такую же продолжительную беседу с мексиканским певцом Хуаном Габриэлем, но не записали её на видео. Это было их большой ошибкой. Возвращаясь к диску Рафаэля, он говорит, что никак не мог выбрать, какая же из песен болеро ему нравится больше - “Tres palabras”, великолепная, или же “Una vida”, написанная Лучо Гатика, которая тоже является частью их музыкальной истории.

Как ты чувствовал себя (обращаясь к Рафаэлю), когда исполнял болеро?

Рафаэль: Очень хорошо, как дома. Латинская Америка – мой дом.

Пабло Агилера: Что ты делаешь, чтобы выбрать себе песни?

Рафаэль: Чтобы выбрать? Что касается танго, их не так много. Вообще-то их много, но по-настоящему хороших не очень. Относительно болеро, их уйма, и выбрать 12- 14 песен болеро весьма трудно, потому что их тысячи.

 Мой Рафаэль Мой Рафаэль

 Мой Рафаэль Мой Рафаэль

Пабло Агилера: Послушай, мы никогда не говорили о твоём детстве, мы всегда говорим о твоей повседневной жизни, о том, что ты собираешься делать, о концертах, о только что вышедшем диске. Но мы хотим иметь информацию и о твоём детстве тоже. Какое оно было? Какие воспоминания остались у тебя о тех временах?

Рафаэль: Я начал петь с 4-х лет. Моё детство – это тоже музыка. Я учился в школе, где я пел солистом в хоре. И, поскольку я пел там, то и учился там бесплатно. Родителям моя учёба не стоила ничего, я сам её оплачивал голосом. И тот, кто меня устроил туда, был мой брат. Он уже учился в этой школе, когда услышал, что там искали мальчика с высоким голосом. Он сказал преподавателям: “У меня есть брат, который обладает таким голосом”.

Пабло Агилера: Ты был старше или младше твоего брата?

Рафаэль: Младше, на 4 года младше. Его спросили: “Сколько лет твоему братику?” - “4 года, он ещё маленький” - “Ничего, приведи его”. Так я там и остался.

Пабло Агилера: В 4 года тебя приняли? Что сказали твои родители относительно этого?

Рафаэль: Родители об этом мне ничего не сказали, но полагаю, они были рады этому. Они уже двух своих детей устроили в школу и ни за кого из них не платили. Я учился там до 9 лет. В этом возрасте мне дали премию – лучшему детскому голосу Европы в Зальцбурге, в Австрии. Но я не думал быть певцом, я хотел быть актёром… И когда настал период устраиваться в жизни, мне было тогда лет 13 – 14, мне всегда предлагали петь. И я думал: “Надо же, что за мания у них, всё время предлагают петь”. В конце концов, я понял, что моя дорога – пение.

Пабло Агилера: Ты не только певец на сцене ты и актёр тоже. Может быть, это оттуда идёт твоя “театральность”?

Рафаэль: Это всё связано друг с другом, обе эти вещи.

Пабло Агилера: Ты ведь ещё снимался в фильмах. Что ты думаешь о них? Ты смотришь их иногда или нет?

Рафаэль: Последнее время их часто показывают по ТВ. Последний фильм, в котором я снялся 2 года назад, “Mi gran noche” Алекса де ла Иглесиа. Есть задумка сняться ещё в одном, но мои турне такие продолжительные, что пообещать что-либо я не могу.

Пабло Агилера: Кроме того, тебя постоянно приглашают на радио и т.д. Для нас это удовольствие, а для тебя – рутина. В скольких фильмах ты снялся?

Рафаэль: В 12.

Пабло Агилера: Вспоминает один фильм, который недавно у них показали по кабельному ТВ. В нём Рафаэль играл роль молодого певца, и его качества актёра хорошо проявились. События развёртывались на острове.

Рафаэль: Подсказывает, что это был фильм “El golfo”.

Пабло Агилера: Это очень известный фильм, хорошо смотрится и хорошо воспринимается. Далее, чтобы закончить с этой трилогией песен, он переходит от болеро к песням ранчерас. Говорит, что надо было иметь решительность, чтобы взяться за мексиканский фольклор.

Рафаэль: Ай, но он мне так нравится!

Поясняет, что ему нравится решаться на что-то серьёзное, и что в пятницу часть его концерта будет посвящена латиноамериканским песням, где он представит произведения разных стран Америки. Он уверен, что публике это понравится. Он это называет “Прогулкой по Америке”. 

Пабло Агилера: 6-го, то есть через два дня, так как сегодня 4-е, ты будешь дебютировать в Чильяне, а затем 8-го здесь, в Саньяго. Пусть жители Чильяна готовятся к твоему концерту.

Рафаэль: Они уже готовы (смеётся, имея в виду то, что билеты на его концерт в этом городе, давно закончились в продаже).

Пабло Агилера: Рассказывает Рафаэлю, что окрестности Чильяна очень красивы, это высокоразвитый сельскохозяйственный район страны. Раньше существовала железная дорога, которая, проходя по побережью, связывала этот город с другим – с Консепсьоном. Тот поезд всегда ходил груженный фруктами, дарами моря, мясными продуктами. Это был пассажирский поезд и товарный одновременно. В Чильяне также производят очень хорошую водку.

Рафаэль: Это я не могу употреблять (смеётся).

Пабло Агилера: Я тебе не рекомендую, она слишком крепкая.

Он предлагает поставить одну из песен, написанную в стиле ранчера. 

ЗВУЧИТ МЕКСИКАНСКАЯ “ELLA”.

Пабло Агилера: Ты реально поёшь её так, как её поют в Халиско. Этот альбом я принёс сюда, потому что мне доставляет истинное удовольствие слушать эти ритмы, такие разные, но они так гармонично звучат здесь.

Рафаэль: Сейчас мы готовим ещё один диск, который станет “бомбой”, я на это надеюсь. Это может превратиться в диск всей моей жизни. Мы сейчас над ним работаем. Голос я буду записывать в Лондоне, и музыку тоже в Лондоне.

Пабло Агилера: Что будет на этом диске?

Рафаэль: Не могу удовлетворить твоё любопытство, потому что хочу, чтобы это стало сюрпризом. Он выйдет в декабре. Если я тебе сейчас всё расскажу, это не станет изюминкой потом. Это для всех, это будет чудо.

Пабло Агилера: 60-е годы. С начала этого периода прошло уже 58 лет. Ты сумел преодолеть все трудности, которые сопряжены с творчеством, с твоей дорогой. Ты всегда близок к семье, к детям, иногда ты даже ходишь с компьютером в руке, ты постоянно на связи с ними. Ты всегда такой, всю жизнь?

Рафаэль: Всегда.

 Мой Рафаэль

 Мой Рафаэль

Пабло Агилера: Спрашивает его о соблазнах, которые сопряжены искусством в целом, с миром театра.

Рафаэль: Соблазны… Хорошо, что имеются таковые, потому что они тебя предупреждают о том, что может произойти, и тогда ты их отвергаешь или же не отвергаешь. Каждый поступает по своему усмотрению. Но я вёл жизнь очень организованную. 

Пабло Агилера: Несмотря на твои разъезды?

Рафаэль: Несмотря на разъезды повсюду, на бессонные ночи, на возможные болезни, которые возникают из-за всего этого. Моя жизнь всегда была упорядоченная. Кроме того, мне повезло в том, что я женился на женщине тоже очень организованной. Мои дети уже не такие, но они идут в хорошем направлении, и их дети, то есть дети моих детей…

Пабло Агилера: Кстати, сколько внуков у тебя?

Рафаэль: Детей моих детей (смеётся).

Пабло Агилера: Детей твоих детей? Извини. Сколько у тебя детей твоих детей?

Рафаэль: Восемь, уже восемь! Все очень красивые и хорошо воспитанные, и очень похожие на своих родителей.

Пабло Агилера: Кто-нибудь из них похож на отца их родителей, говорю так, чтобы не произнести “дедушкa”?

Рафаэль: Они ещё очень маленькие, чтобы говорить об этом. Когда я был в их возрасте, я понятия не имел, что я буду делать и чем заниматься. Я хотел быть актёром.

Пабло Агилера: Ты пел уже в 4 года.

Рафаэль: Да, но я хотел быть актёром. Получается, что я ошибся.

Пабло Агилера: И в этом движении по жизни, тебе пришлось пережить такой удар, как пересадка печени.

Рафаэль: Говорит, что для него это было так, будто ему выпал выигрыш в лотерею. Ему поставили новый мотор, наверное, от Мерседеса или Ролс Ройса, потому что внедрили в него невероятную скорость. Ему не то, чтобы понравилась сама пересадка печени, но, раз это должно было произойти, то хорошо, что произошло так прекрасно…

Пабло Агилера: … Это нечто сенсационное, кроме того, твоя дисциплина достойна восхищения, и это хороший пример для всех людей, то есть, такое возможно.

Рафаэль: Возможно. Будьте донорами, потому что всё возможно.

Пабло Агилера: Это очень важно. Здесь в Чили, к сожалению, снизилось число доноров.

Рафаэль: Не понимаю, почему, ведь нет ничего более надёжного. Я написал книгу об этом, и Чили была одной из стран, где я её представлял. Я был разочарован, потому что заметил, что публика здесь не очень информирована. Вообще-то этим должно заняться правительство – продвигать тему донорства. 

Пабло Агилера: Что касается СМИ, мы достаточно много об этом говорим, пишем в газетах, но всё-таки нам здесь не хватает немного… 

Рафаэль: Я думаю, что правительство должно издать такое распоряжение, это должно стать законом.

Пабло Агилера: Рассказывает, что сейчас кое-что изменилось в этой сфере, все доноры должны дать письменное согласие - должны расписаться, поставить печать на документе, указать номер своего паспорта…

Рафаэль: Это уже шаг вперёд. Раньше, например, если что-то случалось, приносили человека, готового отдать свои органы, но семья возражала. Такого не должно быть.

Пабло Агилера: Пока ещё есть недоверие к этому.

Рафаэль: В Испании его нет.

Пабло Агилера:
 Однако, когда люди слушают человека, который, благодаря пересадке органа, выжил, а пересадить можно сердце, печень, как в твоём случае, лёгкие… Когда его видят вот такого… Например, Хосе Луис Родригес…(известный певец, Puma). 

Рафаэль: Рассказал, что недавно разговаривал с ним по телефону во время беседы с Миртой Легран. Хосе Луис позвонил ему, чтобы поздравить с наградой, и у них состоялся разговор непосредственно на эту тему. Хосе Луис нуждался в пересадке двух лёгких, и ему была сделана операция, но восстановление после неё – более длительный период, чем у Рафаэля, поскольку речь идёт сразу двух лёгких… 

Пабло Агилера: Да, тем более, что лёгкие певцу очень нужны, чтобы хорошо дышать. Мы передаём ему горячий привет. Он тоже большой друг нашего радио Padahuel и принимал участие во многих концертах.

Рафаэль: Он замечательный певец.

Пабло Агилера: Да, он ещё и великолепный певец.

Далее он просит Рафаэля напомнить ему о том слове, которое звучит неправильно в одной из его песен.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ!

 

https://www.facebook.com/RadioPudahuel 
https://www.pudahuel.cl 
https://www.facebook.com/multimusica/photos

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта