Nuevo e interesante

14.04.2018

Рафаэль на канале MOVISTAR, в программе Late Motiv


И разговор, и прекрасно исполненная песня 

Мой Рафаэль 

12 апреля Рафаэль был гостем музыкальной программы Late Motiv, которую транслирует канал MOVISTAR. Её постоянным ведущим является Андреу Буэнафуенте (Andreu Buenafuente). Рафаэль не первый раз появляется в эфире этой программы. Как и в прошлые годы, он оказался хорошим собеседником. Они успели поговорить на самые разные темы, и Рафаэль спел для присутствующих в зале одну из своих последних песен – «Aunque a veces duela». 

Запись этой передачи, которая была выложена в сеть Интернет, разделена на две части. Одна из них представляет фрагмент, где звучит непосредственно песня: 

AUNQUE A VECES DUELA

https://twitter.com/LateMotivCero/status/984717840392511488  

А в этом видео мы можем послушать вполне увлекательную и интересную беседу, которая состоялась между хозяином программы и его гостем: 


https://www.youtube.com

ПЕРЕВОД БЕСЕДЫ: 

Андреу Буэнафуенте: Добро пожаловать, Рафаэль! Дай мне его, если хочешь (микрофон). Большое спасибо. Добрый вечер.

Рафаэль: Добрый вечер. Он очень любезен (обращаясь к публике).

Андреу Буэнафуенте: Большое спасибо. Немного зная тебя… 

Голос из зала: Guapo – красивый.

Андреу Буэнафуенте: Это сказали тебе, а не мне. Мне – нет, мне сказали другое, гораздо хуже (шутя). Добро пожаловать, Рафаэль, в программу. Немного зная тебя, и, судя по тому, что ты рассказываешь, ты полон желания выступать. Сейчас бы ты пригласил музыкантов и…

Рафаэль: И начал бы концерт.

Андреу Буэнафуенте: И началась бы подлинная литургия большого и продолжительного концерта, какие обычно у тебя бывают. Это должно быть… Как ты живёшь в этом? 

Рафаэль: Это чудесно. Вся эта литургия, как ты говоришь, – это чудесно. Театр – самое прекрасное, что было изобретено. Это лучше, чем кино, пусть меня простят любители кино, но театр – это жизнь, это сама правда.

На экране проходят кадры концертов Рафаэля.

Андреу Буэнафуенте: Мы видим, что происходит здесь сейчас (огромный зал стоя аплодирует Рафаэлю). Люди тебе возвращают то, что ты отдал им.

Рафаэль: И такое никогда не бывает одинаковым.

Андреу Буэнафуенте: Послушай, ты сказал, что если ты не выступаешь месяц, ты чувствуешь себя неуютно, тебе не по себе. Ты – это не ты.

Рафаэль: Ну, не совсем так. Я обычно хорошо провожу время в семье, мы путешествуем и всё такое, но в конечном итоге Рафаэлю нравится пребывать на сцене.

Мой Рафаэль 

Андреу Буэнафуенте: … В эти дни отдыха пока у тебя перерыв в турне, половина которого уже позади, мы благодарны тебе за то, что ты, не имея концертов, пришёл к нам. Безумно любящий петь.

Рафаэль: Как ты сказал? Bolos? Какое неуважение (все смеются)!

Андреу Буэнафуенте: Почему? Я автоматически перестану их так называть, если надо.

Рафаэль: Так их называли 500 тысяч лет назад. Bolos - это концерты!

Андреу Буэнафуенте: Но актёры обычно говорят так: «У меня сегодня bolo в театре, или сегодня у меня bolo на Майорке». Ты хочешь сказать: концерт?

Рафаэль: Ну… ладно.

Андреу Буэнафуенте: Нет, если ты мне скажешь, я больше не буду называть их так.

Рафаэль: Я больше не буду ничего говорить, я уважаю это. 

Андреу Буэнафуенте: Я больше не буду так говорить. 

Рафаэль: Нет, я уважаю это, каждый может говорить так, как ему хочется.

Андреу Буэнафуенте: Это всё равно, что сказать: шар для игры в боулинг, хотя речь идёт о концерте…

Рафаэль: Да это странно.

Андреу Буэнафуенте: «Loco por cantar». Я хочу поговорить об этой песне, которую мы только что услышали. Её написал Дани Мартин.

Рафаэль: Он написал её для этого диска.

Андреу Буэнафуенте: Да, он написал её для тебя. Какое-то время назад, и ты что-то говорил о сближении поколений, как мне кажется, это неслыханно в испаноязычной музыке. Этот мост между поколениями почти никогда не виден. 

Мой Рафаэль 

Рафаэль: Но я всегда старался бать рядом с молодыми. Всегда. Возможно, поэтому молодёжь приходит на мои концерты. Возможно, ведь всё это передаётся от одних другим. Я отлично себя чувствую, исполняя этот репертуар, хотя и не забываю о «драгоценностях моей короны», выдающихся песнях Мануэля Алехандро. И хорошо, что каждый год я вставляю в репертуар какие-то новые вещи, чтобы публика видела, что я продолжаю совершенствоваться, что я в голосе и всё такое.

Андреу Буэнафуенте: Кроме того ты бросаешь серьёзные вызовы. Эту же самую песню можно исполнить тихонько, но ты словно говоришь: «Сейчас я вам дам». 

Рафаэль: Да, это не одно и то же.

Андреу Буэнафуенте: Постоянный вызов.

Рафаэль: И это хорошо, это означает: бороться за то, что тебе нравится. Вызовы – это хорошо.

Андреу Буэнафуенте: Послушай, эти молодые, какие они? Например, ты им говоришь: «Мне нравится петь о любви, но я хочу петь языком, который используется в наше время».

Рафаэль: Конечно, в основном в моих песнях поётся о любви. Но язык прежних лет не используется сейчас. Мне нужны были песни сегодняшних авторов, чтобы в них звучал современный язык. Потом я подстраиваю их под себя, но текст мне нужен был тот, который придуман ими.

Андреу Буэнафуенте: Да, когда ты слышишь, например, эту песню, написанную Дани для Рафаэля, ты видишь в ней Рафаэля.

Рафаэль: Конечно, а если бы нет, не было бы смысла в этом.

Андреу Буэнафуенте: Конечно, но в тебе больше мощи, чем в Дани, я тебе скажу.

Рафаэль: Ладно, но он ещё и сочиняет, а я нет. Я не сочиняю, потому что с юношества считаю, что пусть другие, лучшие композиторы, пишут для меня. Так как я не лучший среди них, пусть эти лучшие пишут для меня, а я буду петь.

Андреу Буэнафуенте: Очень умно, да, сеньор! Послушай, чтобы я не забыл, чтобы мы не забыли, хочу поздравить тебя с тем, что исполнилось нечто, чего ты очень желал. Только вчера тебе вручили удостоверение Приёмного Сына Мадрида. Аплодисменты, пожалуйста (обращаясь к публике).

Рафаэль: И медаль тоже.

Андреу Буэнафуенте: Да, и медаль. У нас есть фотографии вчерашнего события. Мы можем их посмотреть, коллеги (обращаясь к команде программы)?

Аплодисменты в зале, а на экране появляются фрагменты видео вручения награды.

Мой Рафаэль 

Рафаэль: Мне было очень приятно.

Андреу Буэнафуенте: Мы видим здесь Мануэлу Кармену, которая будто говорит тебе: «Теперь ты мой сын», так или иначе.

Рафаэль: Такую же награду вручили Педро Альмодовару.

Андреу Буэнафуенте: Что ты ощущал Рафаэль?

Рафаэль: Я был очень тронут, потому что это не обычная премия. Это не просто золотой диск, которых, к счастью, у меня не один. Мадрид значит для меня многое. Меня привезли сюда в возрасте 9 месяцев, и всё хорошее, что я смог реализовать, всё связано с Мадридом. Лучшего подарка для меня не могло и быть.

Андреу Буэнафуенте: Это город, принятый тобой, и это твой город.

Рафаэль: Конечно, это, как то, что он признаёт меня, и я тоже признаю их (жителей), они всегда помогали мне очень. Публика Мадрида – моя публика всю жизнь. Эти очереди на Гран Виа, этот Teatro de la Zarzuela, и все эти вещи. Мне было очень приятно.

Андреу Буэнафуенте: Каждый раз, когда я читаю твою биографию, я узнаю что-то новое. Когда тебе вручали удостоверение артиста, необходимое в то время, ты пришёл на прослушивание, а тебе сказали: «Вот твоё удостоверение». А ты им в ответ: «Но я же не спел ничего».

Мой Рафаэль 

Рафаэль: Было не так.

Андреу Буэнафуенте: Было не так?

Рафаэль: В результате так и получилось, но я вышел на сцену, там стояло пианино, как и здесь, я собирался спеть, а мне сказали: «Достаточно, можете уходить». В жюри тогда сидели Аугусто Альгеро (Augusto Algueró), Антонио – Антонио Руис (Antonio Ruíz), очень важные деятели театрального мира. Спустя три года в Мехико я познакомился с Антонио и, конечно, я вспомнил тот случай и сказал ему: «Послушай, почему вы мне не дали спеть тогда?» - «Когда?» - «Когда вы меня должны были прослушать» - «А… Ты хотел ещё и спеть?» Я тогда вышел, а он сказал: «Ну, этот готов, годится».

Андреу Буэнафуенте: Это по тому, как ты вышел, по твоей манере поведения.

Рафаэль: По тому, как я вышел, как я воспринял публику. Он сказал: «Этот годится».

Андреу Буэнафуенте: Этот свой. Здорово! Хорошо, возвращаясь к сказанному, ты сказал, наверное, вчера Альмодовару, что настало время снять какой-нибудь совместный фильм с ним. Да? Или что?

Рафаэль: Было бы хорошо сняться в его фильме. Было бы хорошо.

Андреу Буэнафуенте: Тебе понравилось сниматься в кино в последнее время?

Рафаэль: Мне всегда нравилось сниматься. Я начал свою карьеру с кино, я снялся во многих фильмах у выдающихся режиссёров, таких, как Марио Камус, я снялся в трёх его фильмах, также Висенте Эскрива, который снял меня в трёх – четырёх картинах. То есть у меня есть опыт работы в кино, а недавно я снялся в фильме Алекса де ла Иглесиа. Но было бы хорошо сняться ещё. Плохо то, что у меня нет времени, я всегда на гастролях.

Андреу Буэнафуенте: Совместить фильм с концертами нельзя?

Рафаэль: Нельзя. Представь, если я должен буду выступать в том или ином городе, а людям сообщат, что концерт отменяется по причине съёмок в каком-то фильме. Те, которые купили себе билеты, скажут: «А нам какое дело до этого?»

Мой Рафаэль 

Андреу Буэнафуенте: Я должен признаться тебе в том, что твои песни звучат чаще, чем ты думаешь, или чем ты об этом знаешь. Достаточно поставить видео, где председатель нашего правительства танцует под твою песню. 

Рафаэль: Я это видел, но видел ещё раньше. Года три назад.

Андреу Буэнафуенте: Эта песня стала уже классической, она звучит на праздниках, на которых присутствует и он тоже. Мы часто заводим её, мы посмотрим один фрагмент.

Рафаэль: Скажем правду, «Mi gran noche», ставшая уже классической, звучит не только на праздниках, на которых присутствует Рахой, но и во время футбольных матчей, и повсюду, я не слышал ни одной песни, которая звучала бы так часто, как эта.

Андреу Буэнафуенте: Это правда. И ещё я бы не сказал тебе, что Мариано – великий танцор. Им он не является.

Рафаэль: Нет.

Андреу Буэнафуенте: Вот тут есть великолепный фрагмент, который записали его коллеги, а потом они его обнародовали. Можете поставить его (обращаясь к команде)?

Запись фрагмента праздника, где Мариано Рахой танцует под «Mi gran noche».

Рафаэль: Не так уж и плохо.

Андреу Буэнафуенте: Да, не плохо. Есть одна запись, не знаю, она следующая или нет, но он как бы говорит, что он не танцует, а просто делает какие-то движения. Когда ты видишь это, что ты говоришь себе?

Рафаэль: Мне это кажется забавным, как и всем испанцам, и, возможно, кому-нибудь из иностранцу тоже, но в глубине души ты ощущаешь гордость, мол: вот тебе, смотри. Это моя песня! А когда её поют на футбольных матчах, это потрясающе!

Андреу Буэнафуенте: Даже если это не твоя команда.

Рафаэль: Даже если не моя. Когда звучит «Mi gran noche»... Это всё.

Андреу Буэнафуенте: Сегодня у меня нет большого желания говорить о футболе, но… ради Рафаэля я могу поговорить.

Рафаэль: Знаешь, о неприятном лучше говорить на сытый желудок, так что иди и хорошенько покушай.

Андреу Буэнафуенте: Это правда, но чемпионат наступит, и нет ничего, что могло бы умерить волнение. Ты любитель футбола?

Рафаэль: Нет, не очень большой. Но мне нравится команда испанской сборной. 

Мой Рафаэль 

Андреу Буэнафуенте: Расскажи мне, пожалуйста, о своём общении с Иванкой Трамп. У тебя были контакты с дочерью Трампа? Да, это дочь президента Трампа (обращаясь к залу).

Рафаэль: Да, как-то мне сказал об этом мой сын, хотя я уже и забыл про это. Это было в Atlantic city, он был нашим импресарио тогда. Это было лет 8 - 9 -10 назад.

Андреу Буэнафуенте: Он вам предложил контракт?

Рафаэль: Да, мне, и он сотрудничал со всеми казино. Он привёл свою дочь, чтобы я дал ей автограф, потому что она была моей поклонницей. Он был такой же светловолосый, как и сейчас. Такой же крупный.

Андреу Буэнафуенте: Если вы вспомните о каком-нибудь персонаже, известном во всём мире, наверняка, он каким-то образом соприкоснулся с Рафаэлем. Где-то, наверняка, их пути пересекались. 

Рафаэль: Да, такое часто происходит в нашей сфере.

Андреу Буэнафуенте: Ты помнишь обо всём? У тебя хорошая память? 

Рафаэль: Да, но я путаюсь в годах. Если какой-то случай произошёл 20 лет назад, я могу сказать, что это было 30 лет назад, или наоборот, потому что это такой круговорот всего, невероятный. Туров всяких у меня было, наверное, сотня, иногда я путаюсь в них.

Андреу Буэнафуенте: То, что твой сын рядом с тобой, внедрённый в твоё творчество, это, наверное, тоже очень хорошо?

Рафаэль: Очень хорошо, и особенно хорошо то, как он это делает.

Андреу Буэнафуенте: Я думаю, что этот постоянный контакт с современностью, с сегодняшним днём, это тоже результат работы твоего сына.

Рафаэль: Может быть, к тому же все друзья моего сына - они и мои друзья тоже. Мой второй сын – режиссёр телевизионных фильмов, он тоже пребывает в этом мирке, и это здорово, у нас всегда есть, о чём поговорить.

Андреу Буэнафуенте: Некоторые тебя называют главным «Инди», и не напрасно.

Рафаэль: Мне остаётся только прикрепить себе перья (рукой показывает на затылок).

Мой Рафаэль 

Андреу Буэнафуенте: Да, тебе не хватает перьев главаря «Инди». Твоему участию на фестивале «Сонорама» все были удивлены, потом оценили твоё выступление перед публикой весьма требовательной. Что ты скажешь об этом?

Рафаэль: Это было чудесно. Когда-нибудь мы вернёмся к этому.

Андреу Буэнафуенте: От этого что-то меняется или что-то подтверждается?

Рафаэль: Подтверждается. Подтверждаются подозрения.

Андреу Буэнафуенте: Хорошо, тебя приняли как главного «Инди», это было в 2014 году. Наверняка, такое ещё повторится, и я думаю, что это повлияло на твой контакт с молодёжью. Ты нашёл в ней хорошего союзника.

Рафаэль: Мне нравится общаться с ними, для меня это удовольствие. К тому же мы находимся на одной волне. Мне не нравится, когда обо мне говорят: в его времена. Моё время – это сейчас.

Андреу Буэнафуенте: Тебе не нравится прошлое?

Рафаэль: Нет, мне очень нравится прошлое, но, как говорила Эдит Пиаф: прошлое прошло, и жалеть не о чем. Важным является не сегодняшний день, а завтрашний или послезавтрашний.

Андреу Буэнафуенте: Не хочу больше отнимать у тебя время, но хочу спросить ещё об одном, последнем. Поделись своим мнением об одном человеке, с которым в какой-то период совпала часть твоей жизни артиста, и которого мы, если всё будет идти так, как идёт, пригласим в нашу программу, и когда-нибудь она услышит то, что ты скажешь сегодня. Её зовут Хоана. Знаешь, о ком я говорю?

Мой Рафаэль 

Рафаэль: Биярнес, Хоана Биарнес. Для меня она как старшая сестра. Она была моим фотографом очень много лет. Мы вместе с ней ездили в Россию, Чили, Соединённые Штаты… Ездили по Испании, разумеется. Самые лучшие в моей жизни фотографии – всегда фото Хоаны. 

Андреу Буэнафуенте: Давайте посмотрим их… Мы хотим пригласить её к нам в студию, чтобы она рассказала нам что-нибудь. Она – чудесная женщина.

Рафаэль: Чудесная.

Андреу Буэнафуенте: Пожалуйста, давайте посмотрим эти фото.

На экране проходит галерея фотографий Хоаны Биарнес.

Это её произведения, она была одной из первых женщин, которая работала в трудные времена для Испании….

Мой Рафаэль 

Рафаэль: Это мой День рождения в Москве.

Андреу Буэнафуенте: Почти все её фотографии, словно образы, они невероятного качества. Наконец, её труд признан спустя много лет. Это потрясающе. Мы хотим, чтобы она приехала к нам как-нибудь. Это всё – свидетельства твоего взлёта, хотя ты к тому времени уже взлетел.

Рафаэль: Я взлетал. Я до сих пор набираю высоту. Серьёзно. То, что ты сделал вчера, уже неинтересно, теперь ты должен сделать что-то другое.

Андреу Буэнафуенте: Но ты находишься здесь сейчас, потому что ты многое сделал вчера.

Рафаэль: Конечно, но я должен продолжать, иначе… Обо мне не могут сказать: был. Я есть. На момент, в котором мы находимся. 

Андреу Буэнафуенте: Да. И до каких пор?

Рафаэль: По поводу этого только за Богом и публикой последнее слово.

Андреу Буэнафуенте: Ты не думаешь об этом?

Рафаэль: Нет, совсем нет. Кроме того, меня всегда ждут дома, мои близкие, моя семья.

Андреу Буэнафуенте: Если они тебе когда-нибудь скажут: остановись хоть на время? Ты не остановишься?

Рафаэль: Ничего страшного. Мы отправимся путешествовать, чтобы посмотреть города, которых в реальности я не видел, кроме их отелей, аэропортов и театров. Мы хорошо проводим время.

Андреу Буэнафуенте: Это правда, что каждый раз перед гастролями у вас дома происходят дебаты?

Рафаэль: Да.

Андреу Буэнафуенте: Вы спорите о том, что тебе надо делать?

Рафаэль: «Что ты собираешься делать, папа?» - «То-то и то-то» - «А я бы сделал…» И начинается спор. Я ухожу, поднимаюсь наверх, и оставляю их спорить. 

Андреу Буэнафуенте: Конечно, в доме Рафаэля, наверное, знают, какой он, Рафаэль. Думаю, они хотят лучшего для тебя. Ведь, правда? Как и все.

Рафаэль: Конечно, это так.

Андреу Буэнафуенте: Огромное спасибо за твой визит.

Рафаэль: Спасибо тебе. 

Андреу Буэнафуенте: Спасибо тебе и твоему пианисту. Извини, я забыл его имя.

Рафаэль: Хуан.

Андреу Буэнафуенте: Хуану, который пришёл аккомпанировать тебе. И желаю тебе всего хорошего. Тебя не было у нас 7 лет.

Рафаэль: Я приду, когда меня позовут.

Андреу Буэнафуенте: Не знаю, будешь ли ты через 7 следующих лет в надлежащем здравии для подобного разговора (в шутку).

Рафаэль: Мы увидимся ещё много раз.

Андреу Буэнафуенте: Спасибо, Рафаэль!

Мой Рафаэль 

 

http://latemotiv.com/
https://twitter.com/LateMotivCero
https://www.youtube.com

Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта