Nuevo e interesante

08.01.2018

«Мануэль Мартос намного больше, чем просто сын Рафаэля»


Опубликовано в газете «El País»

Мой Рафаэль 

Мы знаем, что Мануэль Мартос, сын Рафаэля, сейчас занят в музыкальном проекте - конкурсе «Operación Triunfo», задача которого выявить лучшего исполнителя, чтобы отправить его на Евровидение. Мануэль присутствует здесь в качестве члена жюри. По этому поводу у него уже несколько раз брали интервью, а также писали об этом в разных изданиях. Очередная публикация, вышедшая вчера в газете «El País», ещё раз рассказывает о Мануэле как члене жюри конкурса. В публикации «Operación Triunfo» обозначается как ОТ.

MANUEL MARTOS, MUCHO MÁS QUE EL HIJO DE RAPHAEL

МАНУЭЛЬ МАРТОС НАМНОГО БОЛЬШЕ,
ЧЕМ ПРОСТО СЫН РАФАЭЛЯ

Он – член жюри «Operación Triunfo» и занят продвижением карьеры
Давида Бисбаля и Пабло Лопеса

Мой Рафаэль 
Мануэль Мартос и его отец, певец Рафаэль, на юбилее журнала «ELLE»
в Мадриде 2016.
 

Игнасио Гомар, Мадрид. 7 января 2018
 
На следующее утро после первого выпуска программы Operación Triunfo 2018, Мануэль Мартос выглядел воодушевлённым. «Я ошеломлён выступлением Амайи», - сказал он о конкурсантке из Наварры, которая в прошлый вторник потрясла всех своей версией песни Shake It Out , превратив её в модную тему, и получив за неё хвалебные отзывы жюри. Их трое, судей, и Мануэль Мартос – один из них. Он заявил: «Я очарован, потому что всё выполнено очень хорошо, к тому же всё звучит». Ему 39 лет, и он младший сын Рафаэля и Наталии Фигероа. До сих пор он был знаком нам в основном как член одной из популярных семей Испании. У него был период, когда он выступал как артист, вместе со своей группой он выпустил два диска, но с момента выхода нового этапа ОТ, публика открывает в нём для себя нового Мануэля. 

Мартос – профессионал в музыке, он работает на самом высоком уровне этой сферы. Как арт-руководитель и исполнительный продюсер фирмы Universal Music, он связан с профессиональной деятельностью таких фигур, как Мануэль Карраско, Давид Бисбаль или Пабло Лопес. Благодаря его присутствию в одной из наиболее успешных программ, можно было бы предположить какие-то перемены в нём и то, что теперь его будут знать не только благодаря его происхождению. «Может быть, но я не желал этих перемен и не нуждаюсь в них. Вспоминаю период, когда я работал с группой "Мота". У меня спрашивали об отце, и я замечал, что вопрос задавался с неким опасением, будто меня это могло задеть. Я с самого рождения сын своего отца, у меня не было другого, и нет такого ощущения: "Чёрт возьми, они меня знают только потому, что я сын Рафаэля". Наоборот, из-за этого у меня были свои плюсы и свои трудности».

Из трёх членов жюри этого музыкального шоу талантов, он – самый серьёзный и сдержанный, возможно, меньше расположен к показу по ТВ. Такое поведение не предусмотрено сценарием. «Tinet Rovira (исполнительный продюсер фирмы Gestmusic и тот, кто выпускает программу) связался со мной и сказал, что они хотят иметь профессиональное жюри, но каждый из нас будет такой, какой есть», - разъяснил он. Потом добавил: «Я стараюсь чуть больше сдерживать себя, потому что я сам был артистом, и думаю, что мы должны быть очень осторожными в том, что мы говорим и как мы это говорим. Хорошо то, что конкурсантам принадлежит основная роль, но последнее слово остаётся за публикой». То, что каждую неделю он видит ребят на сцене, у него не вызывает ностальгии к годам, когда он сам был артистом, и когда он выпустил свои два диска. «Как артист я был счастлив, но, к сожалению, я не мог отдавать себя группе на 100%. И я ни разу не воспринял это с печалью. Я просто получал удовольствие, как и от всего остального, что я делал, посвящая себя миру музыки, так же, как и от работы с Карраско или Бисбалем. Или с моим отцом. В ОТ со мной происходит то же самое. От выступления Амайи я ощутил мурашки по коже. Но всё это не вызывает у меня чувства ностальгии или грусти», - уверяет он.

Этот этап полностью завершён. «Когда мы покинули группу, у меня было желание взять гитару и начать сочинять для других, но возникли новые проекты. Самый большой из них – мои четверо детей (Хорхе, Мануэль, Гонсало и Хайме – от их брака с Амелией Боно, с которой они скоро отметят 10 лет супружества, она дочь экс-председателя парламента и экс-министра социалиста Хосе Боно). Теперь они берутся за гитару, бьют по ней и даже рвут её струны», - комментирует он, смеясь. «Иногда я играю дома на гитаре и на кахоне, но только с друзьями ради развлечения, ничего профессионального».

Мой Рафаэль 
Мануэль Мартос и Амелия Боно в момент представления их сына Хайме Мартос Боно в Мадриде, октябрь 2016.

Его карьера артиста закончилась, и одной из причин этому могла стать тень такого гиганта, как Рафаэль. «Не знаю, помешал ли он мне, но совершенно ясно, что сравнение было неизбежным. В мире музыке всегда кажется, что мы хотим воспользоваться чьими-то заслугами. Было бы странным, если бы я стал архитектором, имея таких родителей! Думаю, что он ничем мне не навредил, а если даже и так - неважно. Исполнилась моя детская мечта – иметь собственную группу. Это принесло мне много радости, и хватит. Я не держу никакой обиды. Я горжусь тем, что я сын того, чьим сыном являюсь. Мой отец - маэстро, лучший в мире. Я отдаюсь этой работе, потому что от него я впитал в себя всю музыку», - заключает он.

Мой Рафаэль 
Жюри конкурса ОТ: Мануэль Мартос, Моника Наранхо, Джо Перес Ориве
и певец Давид Бустаманте как гость программы, вышедшей в эфир 4 декабря.
Фото: Gtresonline

Сдержанность, унаследованная от матери

Он признаётся, что сдержанность ему досталась от матери, писательницы и журналистки Наталии Фигероа. Спокойствие ему будет необходимо на финишной прямой ОТ, когда члены жюри должны будут взять на себя совместную ответственность выбрать для Евровидения очередного представителя от Испании. «Рецепт, который поможет артисту победить, всё тот же – заслужить доверие зрителей, и ключ к этому – выступления вживую». Относительно конкурса, наша обязанность и единственная ответственность заключается в том, чтобы подойти к делу профессионально и послать туда хорошего артиста с хорошей песней», - отмечает он. Для поклонников программы и как исполнительный продюсер фирмы звукозаписи, обладающей преимущественным правом подписывать контракты с конкурсантами, Мартос делает маленькое признание «Не стану тебя обманывать. Амайа имеется в наших планах, но и некоторые другие из участников тоже. Нам хочется хорошо поработать с некоторыми из них», - говорит он в заключении.

https://elpais.com/elpais/2018/01/04/gente/...550_428379.html
 
 
Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта