Nuevo e interesante

30.09.2017

Разговор о творчестве и планах на будущее


Интервью в преддверии концертов в Бильбао

Мой Рафаэль 

Издание «El correo» опубликовало накануне концертов Рафаэля в Бильбао интервью с ним. Предлагаем вам ознакомиться с этой беседой. 

РАФАЭЛЬ ВЫСТУПИТ В БИЛЬБАО:
 «Я НИ О ЧЕМ НЕ ЖАЛЕЮ»
 
Его концерты тура «Loco por cantar» пройдут во Дворце Euskalduna в эту пятницу и субботу. В свои 74 он не останавливается: он планирует записать диск, сняться в кино…

Хосу Оларте. Пятница, 29 сентября 2017 года

«Каждый вечер – великий вечер для меня». Перефразируя слова своей знаменитой песни Сальваторе Адамо, Рафаэль (Рафаэль Мартос, Линарес, 1943) намекает на череду концертов, с которыми, начиная с апреля, он гастролирует в рамках турне «Loco por cantar». Уже третий раз за четыре года он приезжает в Бильбао. Артист, которого Пако Умбраль охарактеризовал как «живое воплощение нашего китча и сентиментального испанского барокко», стал со временем классиком, идущим против течения, для которого сочиняют постмодернистские и молодые авторы, типа тех, кто написал для него диск «Infinitos bailes». Песни этого альбома он исполняет на сцене вместе с теми «неизбежными», которые он пел на протяжении более пяти десятилетий своей карьеры. «Каждый концерт я воспринимаю как последний», - отмечает 74-летний артист накануне двух предстоящих концертов, которые состоятся в зале Euskalduna в эти пятницу и субботу (начало в 20:00, стоимость билетов: от 30 до 70 евро).

– В «Infinitos Bailes» Вы исполняете песни молодых артистов и композиторов. Вы пытаетесь привлечь внимание публики, которая на фестивале музыки Indi «Sonorama» наслаждалась Вашим выступлением?

– Мне казалось, что мне необходим был такой диск, глядя на большое число молодых людей, которые ходят на мои концерты. Я хотел петь песни их языком, который отличается от языка моих замечательных постоянных авторов. Исполнение этого проекта я поручил моему сыну Мануэлю. 

– Этот проект схож с тем, который пытался осуществить Том Джонс с одним из своих сыновей, записывая диск «Reload», он имел огромный успех в Соединённом Королевстве. 

– В этом есть логика – поручить такое тому, кто тебя хорошо знает. Я попросил авторов писать, не думая обо мне, но некоторые песни, как, например, те, что сочинили Диего Кантеро (псевдоним Funambulista – «Igual, Loco por Cantar») или Дани Мартин («Aunque a veces duela»), кажется, что были моими всю жизнь. Когда я их пою, зрители встают со своих мест. Песен Бунбури, который для меня как брат, я спел уже много. Иван Феррейро, Микель Исаль, Росален, Пабло Лопес или Ману Карраско тоже написали для меня чудесные песни. Все эти авторы сказали, что сочинять для меня им казалось естественным, потому что я для них как член семьи, они выросли с моими песнями.

– … Вы отделяете себя-человека от своего образа? 

– Абсолютно. Я научился быть человеком, стоящим на сцене, и другим – вне её. У меня никогда не было приступов эго, я довольствуюсь тем, что веду себя по отношению ко всем так, как мне свойственно. Я чувствую себя очень любимым.

– Как Вы готовите себя к тому, чтобы подолгу отсутствовать дома во время длительных гастролей?

– У меня за плечами уже 57 лет дорог, только представь себе… Я много отдыхаю и не разговариваю, если в этом нет необходимости. И обладаю тем преимуществом, что не курю и не пью.

«НА МОИХ КОНЦЕРТАХ БЫВАЕТ МНОГО МОЛОДЁЖИ, И Я ДОЛЖЕН ПЕТЬ НА ИХ ЯЗЫКЕ»

НОВЫЕ АВТОРЫ

– Раньше да, Вы это делали, согласно Вашей книге, опубликованной в 2005 году после того, как Вам была сделана пересадка печени.

– Пересадка печени была необходима по другой причине (гепатит), которая усугублялась при употреблении алкоголя. Я стал употреблять его в 80-х годах, когда обнаружил, что это был единственный способ, позволяющий мне засыпать, потому что накопившаяся усталость не давала мне возможность уснуть. Человек всему учится, и, благодаря этому, а также трансплантации, которую я пережил, я нахожусь сейчас в том состоянии, в каком нахожусь. Имею ещё возможность делать то, что хочу, это бесценно.

УТКА С ХУЛИО ИГЛЕСИАСОМ

– Вы видите себя на сцене в 90 лет, как Шарль Азнавур?

– Хорошо, предупреждаю. Я всегда был тем, кто безумно любит петь.

– У Вас есть планы на будущее, которое наступит после этого турне?

– Да, я готовлю новый диск, о котором я не должен пока рассказывать. Я оставил для него окошко в моём расписании, чтобы записать его в январе. Также, учитывая то, как хорошо прошли съёмки фильма «Mi gran noche» с Алексом (де ла Иглесиа), я планирую сняться в новом фильме.

– Вокруг Рафаэля ходит много всяких слухов. Какой из них Вам запомнился больше всего?

– Их было столько, касающихся моей якобы конфронтации с Хулио Иглесиасом, что не знаю… Дело в том, что меня никогда не волновало то, что обо мне говорят, никогда я не придавал значения всему этому шуму, ни раньше, ни теперь, с чем сейчас проще обстоит дело благодаря соцсетям. Мне важно то, что думают обо мне моя жена и мои дети.

«У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО ПРИСТУПОВ ЭГО. Я НАУЧИЛСЯ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ, СТОЯЩИМ НА СЦЕНЕ, И ДРУГИМ – ВНЕ ЕЁ»

ХАРАКТЕР

– Ваша знаменитая «Digan lo que digan» - песня, которую можно интерпретировать, как угодно. Так же как и «Qué sabe nadie», которую воспринимали как песню геев.

– «Digan lo que digan» не была той, которую не считали песней протеста, наоборот, а «Qué sabe nadie» совсем не такая, как «A quién le importa», моей подруги Аляски. Нужно спросить об этом у их автора, великого Мануэля Алехандро, которому я стольким обязан. В любом случае, это песни, которые звучат уже очень много лет.

– Имеются франкистские толкования таких песен, как Ваша версия песни «La canción del trabajo». Говорили, что Вы – один из артистов, которых предпочитал Генералисимус.

– Говорят много всякого. Я – артист, который старался прожить как можно лучше ту жизнь, которая его коснулась. Если я когда-то пел перед Франко, я это делал, так же, как и другие. Я всегда пел перед всеми, не спрашивая ни у кого об их политической принадлежности. Моя совесть чиста. Я не о чём не жалею. Я также не ностальгирую ни о чем. Нужно жить в настоящем и будущем.

– Вы вернётесь в Рождество на телеэкран? 

– Да, сеньор. Рафаэль неотделим от Рождества, как и туррон.

Мой Рафаэль 
«Каждый вечер - это великий вечер для меня», - говорит он после 57 лет карьеры. 


Фото агентства EFE
http://www.elcorreo.com

 
Перевод Елены Абрамовой
Редколлегия сайта