Nuevo e interesante

14.03.2017

Рафаэль в “Morfi, todos a la mesa”


Интервью за чашкой чая. ЧАСТЬ 3

Рафаэль в “Morfi, todos a la mesa”
 
Исполнитель танго Рауль Лавье поет для Рафаэля. Сандро о Рафаэле. Разговор о Наталии, о безумных поклонницах, о России, о популярных и не очень популярных песнях и о многом другом...

 

https://www.youtube.com/watch?v=Za3iy_k7ZBs...eature=youtu.be 

Херардо Росин: Дома ты посвящаешь себя Наталии, вне сцены, в твоём доме. Да?

Рафаэль: Да, или в поездках, мы много путешествуем вдвоём и много смеёмся (он протягивает руку, чтобы взять печенье).

Херардо Росин: Это всё очень вкусно. Ешь, здесь всё домашнее, очень вкусное.

Рафаэль: (Возвращает печенье обратно) Это не прилично - есть перед публикой. Я вас слишком уважаю (обращаясь к телезрителям, прямо в камеру).

Херардо Росин: Знаешь, если ты хочешь поесть и отдохнуть немного от разговоров, я могу предложить тебе один чудесный сюрприз. Я знаю, что тебе нравится танго.

Рафаэль: Дааааа.

Херардо Росин: Говорит, что среди артистов не аргентинского происхождения тот, кто лучше всего исполняет танго, по его мнению, это он, Рафаэль, который даже слова, содержащие “ll” произносит по-аргентински с характерным для них звуком, похожим на русский “ж”, например, в словах lluvia, llorona. 

Рафаэль: Рассказывает, что этот звук у него выходит непроизвольно, это даже явилось определённой проблемой, когда он играл в спектакле “Доктор Джекилл и мистер Хайд”. Это было ещё до операции, он играл эту роль два года, и спектакль имел огромный успех. Режиссёр боялся, что слова, содержащие “ll”, Рафаэль будет произносить так, как это делают аргентинцы, чего не должно быть, поскольку доктор Джекилл – англичанин, и бестия Хайд тоже, и речь у них должна быть безукоризненно чистой. Режиссёр просил Рафаэля не произносить этот звук по-аргентински и не говорить с андалузским акцентом. Разумеется, Рафаэль сказал, что он всё произносил, как надо. 

Херардо Росин: Хочу сказать тебе, что этот спектакль сейчас идёт в Аргентине. 

Рафаэль: Я знаю, я видел вчера афишу, и мне стало завидно.

Херардо Росин: Великолепное произведение.

Рафаэль: Прекрасное.

Херардо Росин: Здесь присутствует один человек. Он – лучший или, может быть, один из трёх лучших исполнителей танго в Аргентине, друг нашей программы. Когда он узнал, что ты будешь здесь, он сказал, что придёт сюда.

Господа (обращаясь к зрителям), для Рафаэля поёт Рауль Лавье. Это роскошь для нас, мы очень признательны ему. Кроме того, “Naranjo en flor” – чудесное танго.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ “NARANJO EN FLOR”

Рафаэль и Рауль Лавье: Вспоминают свою первую и единственную встречу, которая состоялась в 1967 году в Мексике, в одной из телевизионных программ. С тех пор прошло много лет, но, как сказал Рауль Лавье, они оба по-прежнему красивы и молоды.

Рауль Лавье говорит, что в настоящее время он занят в спектакле “Доктор Джекилл и мистер Хайд”, где исполняет роль одного из ведущих персонажей. Он пригласил Рафаэля на спектакль, но оказалось, что тот не может на него придти из-за нехватки времени, очень сожалеет об этом и просит пригласить Кристиана, своего помощника, который мечтает посмотреть этот мюзикл.

Херардо Росин: Уверяет, что в этой постановке заняты лучшие аргентинские артисты – певцы и сама постановка великолепная. 

Рафаэль: Не могу сказать тебе, что закончу раньше свой концерт, чтобы пойти посмотреть на вас. В это никто не поверит (в шутку).

Рауль Лавье: Я очень рад видеть тебя, весёлым, как всегда, хорошим профессионалом, каким ты и был всегда. Я тоже не могу пойти на “Sinphónico”. 

Рафаэль: Мы, артисты, никогда не имеем возможности видеть друг друга на сцене.

Рауль Лавье: Да, в хорошем смысле этого слова. Я желаю тебе большого успеха в Аргентине. Как всегда тебя ждут здесь с распростёртыми объятиями.

Херардо Росин: “Доктор Джекилл и мистер Хайд” в Metropolitan Citi! Не пропустите!

Пока все были заняты прощанием Рафаэля и Рауля Лурье, студию незаметно покинул пианист. Его назвали пианистом – невидимкой.

Херардо Росин: Если бы мы захотели приготовить сластей и мармелада из нежных посланий, адресованных Рафаэлю, можно было бы сделать запасов на целый батальон, состоящий из 500 человек! Такое количество сообщений мы уже получили. Среди них много видео, некоторые из них мы ещё не просмотрели. Сообщения для Рафаэля продолжают поступать на адрес Morfi Telefe … 

Херардо предлагает приступить к просмотру сообщений и спрашивает Рафаэля, как он себя чувствует.

Рафаэль: Очень хорошо.

Обзор этих сообщений, поступивших в адрес Рафаэля, проходит на фоне песни “Balada triste de la trompeta”. Все они полны любви и нежности, признания того, что Рафаэль – часть нашей истории, великий артист и человек. Люди выражают огромную благодарность за то, что его пригласили в эту программу.

Херардо Росин: На протяжении всех этих лет было ли такое, что твоя жена устроила тебе сцену ревности?

Рафаэль: Нет. Она узнала меня уже таким. Она сумела управлять той ролью, которая ей отпущена. Она очень умная женщина, великолепная. Она знает, что моим сердцем владеет она, чтобы там ни говорили остальные. 

Херардо Росин: Как интересно. И никогда ей не приходилось испытывать неприятностей из-за разговоров о политике, о двусмысленности каких-то вещей? 

Рафаэль: Мы даже никогда не говорили с ней о всяких таких вещах. То, что абсурдно, даже не комментируется, мы проходим мимо этого. Разумеется, если речь идёт о чём-то очень серьёзном, как например, о том, что однажды меня убили… Об этом, конечно, мы говорили.

Херардо Росин: Да, когда, прочитав об этом в прессе, она вдруг тебе говорит: “Ой, кажется, тебя убили”. А ты отвечаешь: “Да, любовь моя…” Знаешь, почему я так подробно спрашиваю тебя об этом? Я хотел бы узнать, что нужно сделать, чтобы суметь прожить вместе столько лет?

Рафаэль: Нужно любить друг друга. Иногда мы слишком много сил тратим на разговоры, никому не нужные, это лишь подарок ушам. Ты должен своим поведением, своим образом жизни, тем, как ты работаешь, как общаешься с детьми, как живёшь с ней, доказать ей, что именно она владеет твоим сердцем. 

Херардо Росин: Как красиво это, как здорово!

  

Херардо предлагает снова вернуться к сообщениям, которые будут цитироваться на фоне песни “Balada triste de la trompeta”. Но до этого он хотел бы задать ему ещё три вопроса, и у Малены тоже есть свой вопрос. Говорит, что это честь для них иметь в программе таких артистов, как Рафаэль, которые изменили мир. Признаётся, что его очень впечатлил рассказ Рафаэля о том, что он, приехав в Латинскую Америку, не желая этого, или, может быть, желая, изобрёл свой способ “общения” певцов с камерой. Все музыканты, выступающие в прямом эфире, которых мы видели за последние 20 – 30 лет, используют этот способ.

После показа короткой рекламы, на телеэкране появляются кадры одной из программ Реалити шоу. Смысл её в том, что молодые пары расходятся друг с другом и сходятся с другими. Это происходит в режиме онлайн, и телезритель должен проголосовать за тот союз, который ему покажется наиболее подходящим. Разумеется, для победителей в голосовании предусматриваются денежные премии. 

Рафаэль: Как это трудно (с иронией). А как же можно голосовать, если они всё время спят? (на экране показана картина спящих людей).

Херардо Росин: Нет, это сейчас они спят. А позже, вечером, они спят очень мало.

Далее он говорит, что к Рафаэлю у него есть ещё три вопроса и спрашивает Малену, о чём она хотела бы спросить его.

Малена: Какое самое большое безумие совершали ради тебя поклонницы? Чтобы покорить тебя или чтобы привлечь твоё внимание? У нас, например, есть певец, Сандро. Ему бросали на сцену женские трусики. Это очень аргентинский жест – бросать трусики.

Рафаэль: Я расскажу тебе очень красивую историю, связанную с Сандро. Мы никогда не были знакомы лично, но когда однажды я приехал в Буэнос Айрес, не знаю, смотрят ли сейчас эту программу члены его семьи, если он им об этом рассказал, они это знают. Я приехал в Буэнос Айрес, и в номере гостиницы меня ждала бутылка шампанского и записка: “Добро пожаловать в Аргентину. Ты – да.”

Херардо Росин: Как здорово! Как здорово!

Рафаэль: “Ты – да”. Хотя мы никогда не были знакомы.

Херардо Росин: Он всегда говорит о тебе с большой любовью. Смотри:

  
Сандро: Я думаю, что Рафаэль и я - мы были первыми, кто открыл для мира латиноамериканский рынок музыки. Между нами происходили большие битвы. Не мы их инициировали, а наши менеджеры, разные издания, телевидение… На тему кто из нас лучше, кто поёт лучше, кто красивее и т.д. Таким образом, мы с Рафаэлем много лет назад открыли латиноамериканский рынок, и я думаю, что поэтому мы постоянно звучим по радио. Или с нашими новыми песнями, или с теми, которые звучали раньше. 

Херардо Росин: Здорово, да?

Рафаэль: Видишь, я тебя не обманывал. Он ничего не сказал о шампанском, но в остальном всё так.

Херардо Росин: Да, почти.

Малена: Но мне он не ответил (обращаясь к Херардо).

Рафаэль: А какой был вопрос? 

Малена: Безумный случай, связанный с поклонницами. Может, было такое, что кто-то пробрался в номер твоего отеля?

Рафаэль: Нет, не в номер отеля, а в мой дом, который мне предоставили, когда я приехал сниматься в кино. Съёмки проходили в Барилочи, также здесь, в столице. Фильм назывался “Digan lo que digan”. Она залезла в мой дом.

Малена: Как она пробралась?

Херардо Росин: Как воровка…

Рафаэль: Она не сказала как, но пробралась. У меня была охрана, не знаю, как она её обошла, но как-то она это сделала. И я всю ночь гулял вокруг дома. Я был вынужден вызвать охрану, чтобы выдворить эту девушку из дома, и чтобы ничего плохого не произошло. Было такое.

Малена: И это произошло в Аргентине?

Рафаэль: Да, много лет назад.

Херардо Росин: Сумасшедшая поклонница была нашей!

Малена: Такое могло произойти только в Аргентине!

Рафаэль: Она ничего плохого не сделала, бедная.

Малена: Она всего-навсего залезла к тебе в дом, и больше ничего.

Херардо Росин: Что она тебе сказала? Она хотела тебя соблазнить?

Рафаэль: Нет, наоборот. То есть, что такое наоборот? Она хотела поговорить со мной, но было 4 часа утра. Я её просил: “Выйдите, пожалуйста, выйдите”... Пришлось вызвать охрану.

Херардо Росин: Какая страна больше всего удивила тебя в том, что ты увидел там твоих поклонников?

Рафаэль: Россия. Россия, а также Япония. По причине того, что, как говорят, мы очень разные, хотя это не правда.

Херардо Росин: Не правда?

Рафаэль: Нет, конечно. Русские очень похожи на латиноамериканцев, невероятно похожи.

Разговор прерывается какой-то информацией о футболе, но Херардо, не отвлекаясь, продолжает расспрашивать Рафаэля.

Херардо Росин: Так они не очень отличаются от нас?

Рафаэль: Совсем не отличаются. Они тоже очень романтичны, они просто выше ростом, но они очень романтичны.

Херардо Росин: Как они тебя понимают?

Рафаэль: Они выучили испанский язык, слушая мои песни. Мне сказали, что в университетах число желающих изучать испанский язык, чтобы понимать меня, выросло на 60%. 

Херардо Росин: Это невероятно!

Рафаэль: Это самое прекрасное, что произошло в моей жизни.

Херардо Росин: Подумать только! Я полагаю, что не во всех странах наиболее популярной является одна и та же песня.

Рафаэль: В основном одна и та же.

Малена: Какая?

Рафаэль: Ты спрашиваешь про одну? Но их несколько. Когда “Cuando tú no estás” была хитом, она была им повсюду. Также происходило и с “Digan lo que digan” и с “Mi gran noche”. Говоря об этой песне, скажу, что я её записал в 1966г. (по нашим данным, в 1968г. – прим. переводчика). Она была довольно популярна, но потом чуть-чуть “опустилась вниз”, хотя всегда оставалась моим важным хитом. Но лет 8 назад, начиная с тех пор, она стала самой популярной и остается ею сейчас. 

Херардо Росин: Почему? Что произошло?

Рафаэль: Рассказал, что её поют на стадионах, самые разные радиоканалы ставят её по два-три раза в день.

Малена: Есть ли такие песни, которые нравились тебе, и ты думал, что они будут иметь большой успех, но этого не происходило?

Рафаэль: Таких много.


Херардо Росин: Прости (обращаясь к Малене), я тебя перебью, как всегда. Песня “Mi gran noche”…

Рафаэль: Всё утро ты нас ругаешь (обращаясь к Херардо в шутку).

Херардо Росин: Неееет, она знает, что я пытаюсь сделать. Но я никогда не слышал эту песню, какая она, “Mi gran noche”?

Рафаэль: Вот эта: “¿Qué pasará, qué misterio habrá? Puede ser mi gran noche” (напевает). Это самая узнаваемая песня.

Малена и Херардо в восторге пожимают друг другу руки и говорят Рафаэлю, что всё утро они пытаются склонить его к тому, чтобы он напел хоть что-нибудь.

Рафаэль: Ну, надо это было делать с самого начала. 

Малена: Спой нам, пожалуйста, ну, пожалуйста. 

Херардо Росин: Можно попросить тебя вот так? И они вместе с Маленой начинают напевать “Como yo te amo”.

Рафаэль: Говорит, что они повторяют его жесты.

Херардо Росин: Признаётся в том, что они долго репетировали, чтобы спеть эту песню перед ним. В конце концов, они начинают её петь, пытаясь имитировать его жесты и смотреть в камеру так, как он. Рафаэль сначала слушает их, а потом присоединяется, и они поют уже втроём, при этом Херардо и Малена указывают Рафаэлю на камеры, в которые нужно смотреть. Их радости нет придела. Из студии слышится: “Невероятно! Роскошный номер!”

  

  

  

 

Рафаэль: 
Рассказывает, что таким образом, смотря в камеры так, как они это только что сделали, он снимается на ТВ. Многие операторы уже запомнили его приёмы и, каждый раз, когда он приезжает к ним в студию, они уже знают, как нужно себя вести, следуя его знакам. 

Херардо Росин: Объявляет, что на концерт “Raphael Sinphónico”, который состоится 8 марта в театре Gran Rex остаётся очень мало билетов. 

Рафаэль: В Женский день!

Херардо Росин: Сколько музыкантом играют на сцене?

Рафаэль: Это зависит от оркестра. 120 музыкантов – это самый большой оркестр, какой был у меня. А вообще от 60 до 120 человек. Если это не филармонический оркестр, он немного меньше. 

Херардо Росин: Это должно быть чем-то впечатляющим – слушать тебя с таким оркестром.

Рафаэль: Это нечто потрясающее! ... Премьера этих концертов состоялась в Teatro Real в Мадриде. Когда я входил в театр, кто-то сказал: “Здесь должно произойти нечто мощное”.

Херардо Росин: Говорит, что он видел небольшой фрагмент симфонического концерта Рафаэля и сравнил его с одним из концертов Фрэнка Синатры в театре Медисон Сквер Гарден. Спрашивает Рафаэля, в каком возрасте он впервые выступил в этом театре?

Рафаэль: Мне было 18 лет, и привёз меня туда Брайан Эпштейн, менеджер группы Битлз… Нет, мне было 20 лет. 

Далее он рассказал историю о своём первом приезде в Нью Йорк, чтобы дать концерт в Медисон Сквер Гарден. Его тогда никто не знал в лицо, поскольку в фильмах он ещё не снимался. Хорошо знали только его голос, но не лицо, поэтому он спокойно мог ходить по улицам. Английского языка он не знал совсем. Во время репетиции в театре он спросил у менеджера, “Папи (он так его называл), как ты думаешь, кто-нибудь придёт на мой концерт?” - “Ты очень популярен здесь. Мне сказали: Sold out”. – “Как? Desolao?” (Опечаленный?)

Во время беседы на экране появляются тексты посланий, присланных в студию телезрителями. Все они адресованы Рафаэлю, и пронизаны любовью и уважением к нему. 

Херардо Росин: Ты был совсем молодым.

Рафаэль: Мне было 20 лет. Теперь, когда я нахожусь на гастролях и пишу жене СМС-ки, я пишу: “Всё хорошо, даже Sold out”, а она мне: “Всё ясно, Desolao”. 

Херардо Росин: Тебе страшно, если билеты не продаются? Или у тебя такого уже не бывает?

Рафаэль: Я никогда этого не боялся. Когда-нибудь это может стать сигналом к тому, чтобы я ушёл со сцены. Но до сих пор это меня не беспокоило. То, что меня волнует, это чтобы всё получилось превосходно, и чтобы я был в форме, и люди вышли бы довольные, потому что я знаю, что на следующий год те же люди придут на мой концерт.

Херардо Росин: У меня остаются две минуты, и мне уже не о чем спросить, только об одном, о группе Битлз. 

Рафаэль: Рассказывает, что в Испанию их привезли те же продюсеры, с которыми он работал. Он видел их в отеле Ритц. Отвечая на вопросы Херардо и Малены, он сказал, что Пол, по его мнению, был на хорошей волне. Харрисон на волне пониже. Ринго Стар – тоже на хорошей.

Встреча закончилась громкими аплодисментами, рукопожатиями и объятиями.

Херардо Росин: Громкие аплодисменты Рафаэлю! Большое спасибо за то, что пришёл. Тебе было хорошо здесь?

Рафаэль: Очень хорошо.

Херардо Росин: На самом деле. Для нас это была большая честь! Большое спасибо!

 
Конец.
 
Начало интервью:
http://my-raphael.com/news/1871/71/rafael-v-Morfi-todos-a-la-mesa - Часть 1.

 


Перевод Елены Абрамовой

Редколлегия сайта