Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Мadrid. Enero 2010

Мadrid. Enero 2010

МАДРИД. ЯНВАРЬ 2010

Моя краткая поездка началась в четверг рано утром. И, хотя некоторые друзья нашего сайта меня упрекают в многословности в моих рассказах, я должна начать именно с этого момента, потому что, как вы увидите далее, здесь состоялась весьма занимательная встреча.

Итак, я летела через Париж. Вызвано это было тем, что в последнее время моя персона как-то не слишком полюбилась испанскому консульству, которое дважды мне отказало в мультивизе. Решив не искушать судьбу более, я обратилась к французам, и они отнеслись ко мне значительно более благосклонно, и по собственной инициативе наградили меня годовой мультивизой, о которой я даже и не заикалась. Словом, Vive la France!

Ожидая у стойки начала регистрации  рейса на Париж, я обратила внимание на некого весьма импозантного мужчину, прогуливающегося по залу. Лицо его мне показалось очень знакомым, и почему-то сразу возникли ассоциации с Рафаэлем. После некоторого напряжения памяти я поняла, кто это... Прошло минут десять, и стойка открылась. Очередь сразу образовалась довольно длинная. Я встала в самом конце, потому что у меня было фиксированное место и не стоило спешить. Тот господин, на которого я обратила внимание, тоже, не спеша, подошел и встал сразу за мной. Очередь продвигалась довольно медленно. Мы переглянулись, вздохнув, как бы делясь недовольством этим фактом, и тогда я, улыбнувшись,  спросила его: "Простите, вы случайно не принимали участие в программе Малахова в июне прошлого года? О Рафаэле..." Он ответил, что у Малахова бывает довольно часто, передачу помнит хорошо, и поинтересовался, почему я упоминаю именно ту, июньскую. Я же, в свою очередь, сказала, что вопрос мой вызван одной простой причиной - я отношусь к той самой несколько безумной плеяде поклонников Рафаэля, о которых в программе, собственно-то, и шла речь.

Как вы понимаете, это был господин Б. Я не даю его имени полностью, поскольку наша беседа носила целиком приватный характер, и я не слишком уверена, что ему будет приятно полное описание ее в Интернете. Но те, кто смотрел июньский выпуск, полагаю, без труда поймут, о ком идет речь, а остальным и полное имя  мало, что скажет.

Он с интересом  взглянул на меня. И начался достаточно длинный разговор о нашем любимом Рафаэле. Он посетовал, что материал смонтировали странным образом, выбросив много интересного именно про нашего певца. Вспомнили о Ворошило, "сокращенном" до нуля. И т.д. А я, в свою очередь, довольно подробно рассказала ему о том, что Рафаэль представляет собой сегодня. О его последних турах и том огромном успехе, который его сопровождает весь год. Он был удивлен, поскольку (естественно!) ничего об этом не знал, да и не мог знать. Думаю, он явно пожалел, что не поехал в Барвиху. Я упомянула, что лечу на концерт, причем особого характера. И так далее... Он с интересом расспрашивал о нашем певце. И уже у стойки, как бы итожа беседу и находясь в некоторых размышлениях, сделал вывод, что, наверное, таких сегодня больше нет.

Мы договорились встретиться на паспортном контроле, но  там он подзадержался. А мой новенький, биометрический, паспорт лишил меня необходимости стоять в очереди. И далее мы потерялись. Вот так началась моя поездка. Думаю, эпизод весьма примечателен, а потому я решила поведать вам о нем.

Приземлившись в Париже, я окунулась сразу в холодный московский март. И, хотя температура после московских морозов была много выше - порядка пяти градусов тепла, меня на ветру стало колотить изрядно. Довольно легко перебравшись в другой аэропорт - Бове - на единственном в течение всего дня  автобусе, я оказалась в маленьком аэропорту, принадлежащем компании Ryanair. Оговорюсь сразу, что никогда не посоветую пользоваться ее услугами. И неудобно, и далеко, и хамское поведение персонала, сопровождающее все путешествие, и постоянные поборы за все, компенсирующие дешевизну билетов в пользу авиакомпании. Тем не менее, вечером того же дня я была в Мадриде. Взяв такси, минут через тридцать я добралась до отеля, совсем недалеко от Гран Казино, где на следующий день должен был состояться концерт нашего Рафаэля.

Войдя в номер четырехзвездочной гостиницы, я как всегда удивилась фантастической способности моей подруги Светы находить потрясающее по качеству жилье за смешные деньги. Моему взору открылся роскошный трехкомнатный номер(!) по цене обычного в двух-трех звездах. Искренне пожалев, что это богатство со мной не разделяет никто из моих подруг, я с шиком устроилась в предвкушении завтрашнего праздника души.

На следующий день, не поехав в Мадрид (этот район находится в тридцати километрах от города), я отчаянно искала цветы, которые очень хотелось положить на сцену. Но - увы! Единственный магазин, который мне посчастливилось обнаружить, оказался в тот день закрыт, как мне сказали по соседству, но и качество товара, выставленного внутри, оставляло желать много лучшего. Несколько расстроившись, что мне не удастся сделать намеченное, я  отправилась собираться на концерт.

С Росой я первый раз созвонилась еще из аэропорта, и она была осведомлена, что я уже в Испании. Я не имела представления, во сколько начнется основная часть, но мы договорились встретиться у Казино в 8 вечера. Я подъехала чуть раньше, на всякий случай. Увидела большую группу дам, прибывших из Севильи. Мы поздоровались, правда, на расстоянии.

Вскоре появилась Роса, вместе с которой находились Мария Анхелес и моя любимая Ракель, примчавшаяся из Галисии, из того удивительного края, который во мне всегда будит самые теплые воспоминания. На этих страницах уже много рассказывалось, сколько счастливых минут я испытала, дважды посетив эту часть Испании. И очень надеюсь, что такая возможность представится и в будущем.

Тепло обнявшись, мы вошли в холл. Должна сказать, что место это действительно  сияет богатством. В силу некоторых жизненных обстоятельств лет десять назад я побывала практически во всех, в том числе и самых дорогих и шикарных, казино Москвы, и потому могу сравнить достаточно объективно. У нас ничего подобного я не видела. И по размерам и по уровню. В большом холе на стенах висели приличной величины экраны, на которых периодически шла реклама предстоящего концерта, правда, почему-то с фрагментами из выступления Рафаэля на Винья дель Мар в 2005 году. Удивившись выбору организаторов, мы пошли оформлять билеты.

И вот тут, практически перед тем, как пройти дальше, в зал, я получила очень неприятное сообщение из дома. И самое главное, мой муж, человек выдержанный и неистеричный, очень плохо реагировал на информацию. Я не знала, как его успокоить, хотя и сама находилась не в лучшем расположении духа. Я позвонила Светлане и попросила ее включиться в ситуацию, потому что сама могла в тот момент немногое. Надо отдать должное моей подруге, она сделала все, что только возможно, чтобы как-то стабилизировать отношение к случившемуся, потому что исправить или изменить что-либо в принципе уже было нельзя. Не знаю, сколько она провисела с ним на телефоне, работая психотерапевтом, но результат был положительным определенно. Забегая вперед, скажу лишь, что мне пришлось много раз выходить из зала, чтобы в течение ночи как-то контролировать положение дел. Признаюсь честно, если бы в тот момент у меня была хоть минимальная возможность вернуться в Москву, я бы незамедлительно это сделала, несмотря на концерт, который должен был  начаться довольно скоро.

Получив билеты, очень красиво оформленные, как открытки со знаменитой рекламой декабрьских гастролей, мы проследовали в игровой зал.

Должна признать, что зал меня поразил. По размерам он превосходил все знакомые мне до сих пор залы казино. Зная, что  уровень заведений подобного рода определяется во многом количеством столов, я, подсчитав, пришла к выводу, что только столов с рулеткой было порядка тридцати. Но дело, в конечном счете, было не в  масштабах и наполнении помещения. Сама атмосфера была сильно отличной от того, что я когда-то наблюдала в Москве. Сюда люди пришли не выигрывать, они пришли просто отдохнуть и развлечься. Публика была практически вся возрастная, от пятидесяти и старше. Молодых, а именно такие составляли основную часть завсегдатаев московских игорных домов, я не видела совсем. Только один господин, на беглый взгляд, до сорока, сильно выделялся. Впрочем, не только возрастом, но и своей странноватой манерой игры. Было ощущение, что он затеялся промотать как можно больше. И, насколько я успела понять, удавалось ему это вполне успешно. Упомяну, что выиграть по дистанции в рулетку нельзя. Можно лишь минимизировать потери, ожидая куш, который иногда все-таки случается. А тут происходило нечто невообразимое. У меня сложилось впечатление, что это определенно наш соотечественник. На все эти наблюдения хватило времени только  потому, что мы довольно долго ожидали открытия ресторана и гуляли по залу. В четверть десятого  распахнулись большие двери, и мы получили возможность пройти туда, где должен был состояться концерт.

Зал ресторана был весьма велик тоже. Он весь был уставлен круглыми столами самого разного размера, который, судя по всему, зависел от количества людей заказавшей его группы. Наш, весьма не маленький, находился в первом ряду около сцены, но не в центре, а сильно смещенный в правую сторону. Тем не менее, я с удовлетворением отметила, что расстояние до сцены не слишком велико. Мы сели за стол, в полной уверенности, что нам не полагается никакого угощения, и были  приятно удивлены, что вскоре стали выставляться какие-то яства и напитки. Мои испанские подруги уже писали, что угощение могло бы быть и лучше. Я не совсем с ними согласна, поскольку кое-что было весьма прилично приготовлено. Да и не есть, в конечном счете, мы сюда пришли.

Вскоре появился Кристиан. Мы поприветствовались очень  радушно, и я спросила, как Рафаэль. Он ответил, что прекрасно и он сегодня в очень хорошем голосе. Я  несказанно  поразилась этим словам, потому что никогда, ни перед одним концертом  за все мое двухлетнее знакомством с Кристианом, он не упоминал подобных вещей. И я поняла, что ожидается нечто грандиозное!

Сцена, совсем крохотный пятачок, в этот момент была отдана трем молодым музыкантам, которые развлекали собирающуюся на концерт публику. Исполняли они достаточно известные английские песни и звучали очень мило. Время текло неспешно. Постепенно зал все интенсивнее наполнялся публикой, прибывшей на концерт. Официанты были проворны и сновали безостановочно между столиками, обслуживая посетителей. Стрелка часов приближалась к 12 ночи, то есть к той заветной минуте, когда на сцену должен был выйти Рафаэль.

Когда на сцене установили рояль, стало ясно, что других музыкантов не предвидится, потому что размер сцены был крайне мал. Я даже почувствовала некоторое волнение за Рафаэля, которому всегда требуется большое пространство, когда он выступает. Здесь же двигаться так, как он обычно делает, было невозможно.

И вот свет был приглушен, а на сцене появился  наш Артист. Зал взорвался аплодисментами как безумный. Мы встали, и многие последовали нашему примеру. Рафаэль начал петь. С первых же нот я поняла, что   не обманулась в своих ожиданиях. Голос звучал великолепно! Мощно, полетно, широко, раскатываясь по залу во всей своей неповторимой звуковой палитре. И пусть на меня накинутся наиболее рьяные  защитники моего любимого Рафаэля, но я должна признать, что за все предыдущие 29 концертов (я не поленилась и подсчитала точно) такое звучание я слышала только в третий раз! Я как-то писала о предыдущих – в Памплоне, в Мадриде - на юбилейном концерте 2 декабря 2008, и вот теперь. И, знаете, друзья мои, в этот момент я почувствовала некоторое сожаление, что такое небольшое количество истинных почитателей неповторимого таланта Рафаэля могут это слышать! А концерт катился дальше…

Я не согласна, что состоялось возвращение к “Cerca de ti”. Нет, это не совсем так. Хотя атмосфера была несколько иной, чем на концертах в гигантских аудиториях, как происходило весь прошлый год, не считая последнего, декабрьского тура в Мадриде. Наличие экранов ведь – не самое важное. Это лишь технические средства, помогающие ведению концерта на  огромных площадках. Та, прошлая, программа по настроению была очень минорной, интимной, и в ней не было той искрометности и веселья, которое от души дарит Рафаэль в своем юбилейном туре. Здесь безусловная вынужденность вернуться к исполнению под рояль не привела к тому, что настроение изменилось кардинально. Это все-таки другая программа. И хотя, как писала наша обожаемая Монтсерат Муньенте, Рафаэль восстановил две песни - "Precisamente tu" и "Inmensidad", не исполнявшиеся последний период, связано это было, скорее, со специфичностью именно этой сценической площадки. А оставит ли он эти произведения далее или же вновь откажется, покажет будущее, которое, к счастью, не за горами.

Я пыталась снимать довольно много. Но беда была в том, что место нашего стола находилось как раз перед проходом, по которому беспрестанно сновали люди. Рафаэлю это не мешало, поскольку это происходило с краю, мне же это движение совершенно перекрывало точку съемки. Единственный ролик, который я сочла возможным представить общественности, об этом явно свидетельствует. Дело осложнялось еще и тем, что мои личные проблемы и некоторое “не то” расположение духа постоянно приводили  к тому, что я все время опаздывала с началом съемки. Да и из зала пришлось выходить для переговоров по телефону весьма часто. Но, тем не менее, что-то все-таки осталось, и вы имеете возможность услышать, как звучал наш Рафаэль в этот незабываемый день.

Концерт закончился  шквалом аплодисментов. Мы, конечно, встали, но многие оставались сидеть, приветствуя артиста с энтузиазмом. За соседнем столом  располагалась группа молодых людей, с двумя из которых я перекинулась в фойе несколькими словами – они хорошо говорили по-английски. Я подошла к ним и показала, что надо бы встать. Они тут же вскочили, и их молодые дамы тоже. А я прошла чуть дальше к сцене, аплодируя Рафаэлю. Если честно, я просто извинялась перед ним за некоторое невнимание, которое  в силу личных обстоятельств вынуждена была проявить на протяжении всего концерта. В ответ получила улыбку, очень добрую, и поклон. Надеюсь, он действительно не обиделся. И в этот момент я так пожалела, что не сумела достать цветов. Как они были нужны именно тогда…

Публика к концу, видимо, подустала, учитывая, что шел третий час ночи, и не сумела вызвать Рафаэля  на “бис”. А, может, это и к лучшему. Мне показалось, что работать на такой маленькой площадке для нашего любимого артиста – занятие более напряженное, чем на гигантской арене. Рафаэль слишком значим, и ему нужен простор. Я, по крайней мере, так считаю.

После окончания мы вышли на улицу и направились к выезду из гаража. Наш Мерседес появился неожиданно быстро. Рафаэль весело нам помахал и заулыбался: у него определенно было хорошее настроение. Вот, пожалуй, и все. Осталось только добавить, что я попрощалась со своими испанскими подругами, договорившись непременно встретиться в будущем. И, взяв такси, уехала к себе в гостиницу.

На следующий день я  отправилась в Мадрид. Хотелось прикупить кое-какие мелочи для дома, намеченные еще в прошлый приезд. Да и успокоиться не мешало бы немного. Город   был по-весеннему солнечным. Совсем недавно, всего полтора месяца назад здесь царило Рождество с достаточно холодной зимой. А сейчас все сияло в предвкушении грядущего тепла. Я прошла во Гран Виа  до театра “Компак”, постояла у входа, вспоминая счастливые дни. Сейчас там идет какой-то мюзикл…

Но у меня было еще одно важное дело. Мне необходимо было получить билеты на будущие концерты, заказанные по Интернету. Для себя и своих подруг. Ведь жизнь продолжается. А в плане уже стоит очень многое. И в следующую субботу в Картахене состоится новый концерт, на который летит наша дорогая Валюша М. Мне все это очень нравится! Пусть так будет как можно дольше. Разве я не права?

 Natalia A.
Видео автора
Фото  Ракель Андреу и Марии-Анхелес