Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Barcelona. Diciembre 2012

Barcelona. Diciembre 2012

БАРСЕЛОНА. ДЕКАБРЬ 2012

Испанию любила всегда, сколько себя помню. Величественные замки и гордые идальго, изящные каравеллы и отчаянные покорители океанских просторов, высокие гребни и юбки с оборками, своенравная Кармен, огненное фламенко, звуки кастаньет и гитары… Все это обладало особым смыслом и притягательностью. Выписала себе в школьную тетрадочку слова одного испанского классика: Quiéno ama, no vive (которые и до сих пор остаются моим девизом). И теперь уже кажется, что я всегда знала, что Испания – родина наипрекраснейшего в мире певца Рафаэля.

Все наши стремления, даже не вполне осознанные, должны рано или поздно реализоваться: если не в этой жизни, так в следующей (хотя уж лучше пораньше!). Только надо понять, что самая главная преграда – не расстояния и границы, а наше сознание. И тогда все начнет получаться. После того как мое понимание дошло до нужного уровня, а звезды на небе расположились правильным образом, я оказалась в Барселоне в преддверии цикла из пяти концертов.

Разместившись в отеле, который находился на бульваре Рамблас, недалеко от театра Колизеум, пошла погулять по вечернему городу, сразу окунувшись в обилие предпраздничной иллюминации: скоро ведь Navidad! Площадь Каталонии была залита огнями, а на магазине El Сorte Inglés – стандартная композиция из снежинок (так наверное, оформлены все подобные магазины в любом уголке мира).

Наутро побежала посмотреть, как обстоят дела в Колизеуме. Надо было пройти вверх от площади Каталонии по Rambla de Catalunya и свернуть влево на Gran Via de les Corts Catalanes. Сразу после перекрестка как раз и расположился этот театр. Его только начали готовить к приезду Рафаэля, а сам маэстро в этот день подписывал свой новый диск для всех желающих в Мадриде.

Касса не работала, на ней висело какое-то объявление.

Впереди наметилась масса свободного времени. И кто бы вам что ни советовал – что стоит посмотреть в первую очередь, что во вторую и т.п. (Diga quien diga!), отправляйтесь, вооружившись картой с отмеченными ориентирами, бродить по городу сами, куда душа просится и ноги несут. Пусть вы пройдете всего три улицы, но это будут ваши улицы. Город откроется только для вас той своей ипостасью, которая вам милее всего, и останется навсегда с вами. Меня ноги понесли по Рамбле прямиком в порт. Какая же романтика без моря! В конце бульвара увидела такую вот картинку:

 

Не раз побывавшие в Испании могут догадаться, что зеленоватая статуя на колесике – не статуя вовсе, а живой человек. Время от времени он начинает двигаться и издавать какие-то звуки. Можно бросить ему монетку и сфотографироваться. Одному богу известно, как эти люди выдерживают такой труд. Дорога к морю заканчивается памятником Колумбу. С такой высоты, наверно, можно увидеть Америку.

 

Площадь перед памятником. На красном экскурсионном автобусе довелось покататься несколько позже. Наконец, Rambla de Mar, я до тебя дошла! А оттуда можно полюбоваться на эту красавицу:

 

Более длительный поход можно совершить в Барселонету, если от порта идти влево по набережной.

 

Скульптуры из песка – еще один промысел местного люда. Этим занимаются, скажем так, выходцы из Африки. Прохожие бросают им монетки. А вот на такой пейзаж я могу смотреть ну очень долго. Особенно если включить плеер. Море – оно как любимый человек, никогда не надоедает.

Когда наступил день первого концерта, театр встретил нас светящейся рекламой:

 

Однако увидеть маэстро перед концертом нам так и не довелось. «Заднего крыльца» в здании нет как такого, потому что дома плотно примыкают друг к другу. Поэтому все ждали Рафаэля у парадного входа, но тщетно. Все построено очень хитро, и театр имеет подземную стоянку, находящуюся на достаточном отдалении. Помог его величество случай. Двое из наших путешественниц разместились в отеле, где поселился маэстро, и увидели его там. А уж информация разносится быстро! И начались пять волшебных вечеров с Рафаэлем.

Так выглядел театр изнутри:

На первом концерте присутствовало много представителей прессы. Не знаю, что они потом написали, но зал, от партера до галерки, принимал своего любимца со всем пылом южного темперамента. В Испании Рафаэля обожают люди всех возрастов. Рядом со мной сидела молоденькая девочка лет 20 с небольшим, тоненькая, смугленькая, хорошенькая, как куколка. Весь концерт она звонким голосом кричала маэстро что-то очень лестное, махала ему рукой, подпевала и буквально выпрыгивала из своего топика.

Рафаэль на сцене выглядел счастливым, растроганным, и понятно было, что здесь он чувствует себя более раскованно, чем, скажем, на московском концерте. Хотя он всегда – сама естественность и искренность.

Каждый его выход на сцену завораживает, будь то исполнение задорной и ритмичной песни вроде Escándalo, когда мы любуемся его неповторимой пластикой, красивыми, отточенными движениями; или кипение бури страстей в Ella, когда нас увлекает вихрь любви и отчаянья; или спокойное и проникновенное размышление зрелого человека о том, что есть главное в жизни, в песнях диска El Reencuentro, и зал успокаивается и даже как-то мудреет, слушая Рафаэля.

Артистизм, доведенный до совершенства, чувства, обостренные до предела, - вот что такое Рафаэль. При всем том он со своей утонченной чувствительностью очень хорошо понимает этот предел. Ничего лишнего, ничего «чересчур». Выверено каждое движение, каждый жест, каждая нота. И, вместе с тем, никогда ни на одном концерте ничего не повторяется. Все рождается заново, потому что идет из сердца.

Голос. Голос, который заставляет забыть все голоса мира, - в чем его магия? И вообще, que misterio habrá? – думала я. А может, тайны никакой нет, а есть эффект настоящего, эффект подлинности – подлинного искусства, настоящей искренности, неподдельной сердечности? В наш-то век суррогатов и подмен, фальшивых улыбок и халтуры. Как сказано современным поэтом: «По нему грущу, настоящему…»

Как здорово, когда он стоит на сцене и жмурится от счастья, как котенок, купаясь в любви, исходящей от зала, - и кто в этот момент более счастлив – он или мы, его зрители? Это взаимный энергетический обмен, получение и отдача, без которых нет ничего.

Еще люблю вот такие моменты общения с публикой:

На одном из концертов рядом со мной сидели три очень пожилые испанки, они каждую песню оживленно обсуждали между собой, а по окончании концерта одна из них с круглыми от восторга глазами схватила меня за рукав и стала что-то быстро говорить. Я ответила, что, простите, но не понимаю я вас. Тогда она помедленней уже спросила: "Понравилось ли тебе выступление, - это-то хоть поймешь?" Я как можно убедительнее ответила, что да, да, очень, очень понравилось!

И после услышала, как моя соседка, довольная, пересказывала другим, что вот, мол, когда я сказала этой иностранке то-то и то-то, она не поняла, а когда спросила, понравилось ли, ответила, что очень. И гордость такая у этой женщины чувствовалась «за своего». Они бы очень удивились, если бы узнали, что он – и наш тоже, и мы его называем – «наш», а уж гордимся-то как!..

После концертов мы шли к гостинице, где жил Рафаэль, чтобы выразить ему благодарность и пожелать спокойной ночи  (благо отель находился совсем рядом, только дорогу перейти). Это вход, возле которого его неизменно встречали аплодисментами.

 

В холле отеля маэстро встречали и провожали на концерты. Перед вторым концертом Алисия, наша палочка-выручалочка, подарила Рафаэлю книжку под названием «Весь Рафаэль» - сборник своих переводов серии Todo Raphael, первую часть, состоящую из 22 выпусков.

На барселонских концертах присутствовала также внушительная группа испанских поклонников. Приехал милейший человек – Мигель Рейес, президент Ассоциации. Его портрет в интерьере:

Так что первый этаж гостиницы превратился в нечто вроде временного штаба по обмену последними новостями. Здесь все время можно было кого-нибудь встретить – либо компанию испанцев, либо наших, которые, к примеру, зашли, чтобы отдать Кристиану диск для получения автографа.

Смешанная группа русско-испанских товарищей в холле и сам холл, где проживал Рафаэль:

Барселона – город хотя и большой, но маленький. Потому что на каждом шагу встречались знакомые лица. Так, например, проводив Рафаэля на концерт и фотографируя здание театра с противоположной стороны бульвара, я, повернув голову в сторону, с удивлением обнаружила, что недалеко стоит Габриэль (театральный администратор Рафаэля) с Хуаном Пьетранерой (пианистом) и что-то с жаром ему объясняет. В этом не было бы ничего особенного, если бы Габриэль, размахивая руками, при этом не пел, демонстрируя незаурядный голос и слух. Не знаю, может, Габриэль учил Хуана, как надо играть на рояле. Не устаю удивляться, до чего же музыкальные люди собрались вокруг Рафаэля.

Тот же Габриэль встретился нам на другой день в кафе, куда мы зашли после концерта, потому что невозможно было с переполнявшими душу эмоциями отправляться сразу в гостиничный номер. Я только тогда заметила, что Габриэль сидит за соседним столиком, стул к стулу, когда мы, человек 8, уже расселись и схватились за меню. Габриэль невозмутимо выдержал все наши громогласные обсуждения, из которых, надеюсь, ему понятно было одно только слово – «Рафаэль», а когда уходил, обернулся и сказал всем: «Adiós».

 

Когда на душе хорошо, кажется, это никогда не кончится. Хотя в уме начинается обратный отсчет – еще три концерта осталось, потом два, и вот – последний. На последнем концерте достала видеокамеру, хотя можно было бы сделать это и пораньше, особых строгостей не наблюдалось. Одна из заключительных и самых пронзительных песен – En carne viva. После нее маэстро взгрустнулось. Мне тоже стало грустно, но оттого, что концерт подходит к завершению и завтра я буду в Москве. И тогда в моей камере появилась вот эта фотография, одна-единственная.

Клянусь, я ничего для этого не делала, не нажимала ни одной кнопки! Как это получилось, не знаю. Просто дома обнаружила фото в одной папке с видео.

Когда готовила этот материал, в голове все время крутилась одна стихотворная строчка. Оказалось, это стихотворение Иннокентия Анненского. Я немножко переделала (поэтому из уважения к поэту прошу не цитировать!), и вот, что получилось:

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя.
Не потому, что я ее люблю,
А потому, что мне темно с другими.
И если мне в сомненьях тяжело,
Я только у него ищу ответа,
Не потому, что от него светло,
А потому, что с ним не надо света.

Marta18
Видео автора
Фото автора, Светланы А. и Natalia A.
Опубликовано на сайте 26.12.2012

 

С другими материалами по теме Вы можете познакомиться на страницах нашего сайта

Raphael en el Teatro Coliseum (Barcelona). 2012
Digan lo que digan yo sigo siendo aquel ruiseñor de Linares. 2012