Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Видеть Рафаэля

Видеть Рафаэля

Хосе Мария Фуэртес, наблюдения журналиста

Вчера, 20 марта 2015 года, Хосе Мария Фуертес, журналист из Севильи, опубликовал новую статью о Рафаэле. Как всегда, на своей страничке в Facebook, и, как всегда, мы не смогли пройти мимо.

ВИДЕТЬ РАФАЭЛЯ

Среди многих комментариев о Рафаэле есть один классический: «Мне нравится слушать его, но не нравится смотреть на него». И вот здесь начинается большой просчёт относительно Рафаэля. Люди составляют своё мнение о нём после того, как видят его по телевизору, но Рафаэль не вмещается в его рамки, телевизор слишком мал для такого большого артиста, не охватывает всю его величину, а только намекает, даёт минимальное представление о том, каков Рафаэль на сцене. Телевизор нам представляет его лишь в виде эскиза, простого намёка, лёгкого наброска. В какой-то степени телевизор «проигрывает» Рафаэлю. Не в аудитории, конечно, она всегда миллионная, а в естественной неспособности самого средства донести в полной мере мощь артистических возможностей этого исполнителя. И это при том, что певец знает все нюансы поведения перед камерами: подставляя им лицо, вызывая их на себя, робея, соблазняя, влюбляя в себя. Камеры любят его до невероятности, как будто он сам выбирает для себя нужные планы, сам решает, как надо их снимать, и сам управляет направлением объективов в момент определённого выражения или жеста. Снимаясь на ТВ, он поёт так, будто сидит за пультом управления. Я ни разу не видел, чтобы такое происходило с кем-то ещё. Только с Рафаэлем. Невероятно, учитывая, холодность и сложность ТВ и то, как непросто обычно бывает находиться на платó в студии, в отличие от того, как всё это нам видится из дома. Кроме того, с невероятной скрупулёзностью он следит за расположением камер, за освещением, за своим макияжем и т.д.

Тем не менее, несмотря на всё это, именно театр лучше всего и полностью раскрывает Рафаэля, та самая «арендуемая площадка», которая является сценой. Театр делает его своим, как будто он ждал этого артиста с незапамятных времён, даже, когда он ещё не родился. Тот или другой, они оба, - две части самой природы. То, что на самом деле останется после Рафаэля – его концерты, его бесчисленные концерты, спетые «вживую». Три часа без остановки, без отдыха и без обмороков. И даже по нарастающей, словно он обладает редкой и удивительной способностью, физической и вокальной, увеличивать свою выносливость в обратной зависимости от того, сколько продолжается его полная самоотдача на сцене. Будто он наделён непонятной силой, способной очерчивать траекторию нескончаемой спирали. Он кажется безрассудным игроком в казино, который весь свой выигрыш, полученный за ночь, с риском потерять его, ставит на один номер. Так в последний момент, когда, кажется, он готов уже покинуть сцену, - и я этому свидетель, - Рафаэль выдаёт ни больше, ни меньше, а «Балладу о трубе». Он обладает храбростью безрассудных людей и безрассудством храбрецов. Когда Рафаэль заканчивает свой концерт, создаётся ощущение, что он только начинает его. Это когда больше всего чувствуется, что он – словно начинающий артист, жаждущий аплодисментов, новичок, попавший в этот жестокий мир музыки, только приступающий к своим репетициям в академии маэстро Гордильо, дебютант, стремящийся к победе в Бенидорме, кандидат, которому предстоит проба, чтобы записаться на фирме Philips. Это потрясающий момент, в котором артист, каким он был и каким он является сейчас, чувствует себя учеником, как никогда.

Мой большой опыт человека, посещающего концерты Рафаэля, позволяет мне констатировать, что каждый раз, всегда, всё заканчивается одной и той же реакцией у всех, кто, отказываясь от первоначального неприятия певца, в конце концов, попадает на концерт:

- Я даже и представить себе не мог, что Рафаэль такой. Это невероятно!

Когда Рафаэль поёт на сцене, кажется, что это происходит не в этом мире, сколько бы событий не происходило в в нём. То, что мы видим в Рафаэле, это возможно только с Рафаэлем, и это уйдёт однажды с ним. Смотрите Рафаэля, не довольствуйтесь лишь тем, что вы слушаете его. Наслаждайтесь им сполна. Хотя бы один раз в жизни вы должны увидеть его близко, своими глазами, неповторимый феномен артиста. Кроме того, от него исходит какая-то неповторимая, настоящая аура, означающая мир театра, самого подлинного, в чистом виде. Эту ауру невозможно передать с помощью телевизионных камер. Претендовать на это так же бесполезно, как требовать, чтобы фотографии Севильи источали аромат цветов апельсиновых деревьев.

Занавес, кулисы, рампа, прожектора, оркестр, кресла… всё здесь пропитано духом театра, как ни у кого другого, всё это составляет атмосферу, где кажется, что каждый предмет чувствует на его концертах несравненную радость, потому что видит человека, как будто специально родившегося для того, чтобы как никто другой дышать воздухом сцены. Будто эти предметы находят с его присутствием подлинный смысл и одну из главных причин являться частью самой международной сцены. Если Вы не уловили, о чём я говорю, вы поймёте это, когда побываете на концерте Рафаэля.

Сегодня он продолжает своё турне 2015. Он выступает в Сарагосе. Все билеты проданы.
Когда-нибудь, не знаю, когда это будет, и что это будет за время, кому-нибудь захочется объяснить невероятный феномен артиста, существовавшего в действительности. Наверное, им придётся изучать его в музее Рафаэля, в Линаресе, так, словно они исследуют наскальную живопись в Альтамире. А для мира международной эстрадной музыки он останется навсегда гигантской фигурой, которая исчезнув, не имеет никакой возможности возродиться в подобном виде, как после окончания эпохи, когда на земле господствовали динозавры.

Пепе Фуэртес

www.facebook.com/photo

Перевод Елены Абрамовой