Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Raphael se luse en NY

Raphael se luse en NY

Несмотря на проблемы с экранами и с микрофоном, Рафаэль привел в восторг публику.

Роскошный театр был заполнен до отказа, почти 3000 человек. Голос Рафаэля звучал, как самый лучший музыкальный инструмент. Он способен петь а капелла при погашенных экранах и не работающем микрофоне (Para vover a volver). И из всего этого он способен превратить концерт в настоящий Великий вечер. Концерт длился почти 3 часа. Публика подпевала ему в каждой песне. Сказал фразу: «Я столько раз был в Нью Йорке, но вы всегда меня удивляете». Это он так отметил теплоту публики. Впервые в Нью-Йорке он побывал в 1967. Перечисляют песни, пишут, что закончил концерт без оркестра, исполняя «A mi manera» (Американская песня-то).

Предлагаем Вашему вниманию перевод одной из статей.

Raphael блистает в Нью-Йорке.

При проблемах на экранах и сбоях микрофона, певец из Линареса вызвал восхищение, как самый надежный механизм и лучший из инструментов.

Сольным концертом, который сегодня Рафаэль дал в Нью-Йорке, он показал, сам того не желая, почему в свои 70 лет и десять дней он способен зажечь своего зрителя. При проблемах с экранами и сбоях микрофона, певец из Линареса вызвал восхищение, как самый надежный механизм и лучший из инструментов.

Почти перед тремя тысячами зрителей наполнивших под завязку Beacon Theatre Большого Яблока(Gran Manzana, или Big Apple, в английском варианте - это псевдоним города Нью-Йорк) Raphael доказал, что он тот же, что и всегда: он «сила морей», «напор ветра».

Тот, который, не подкупая ни своими манерами, ни своей галантностью других времен, может позволить себе роскошь петь, «а капелла» и с выключенными экранами «Para volver a volver» и превратить техническую проблему в самый задушевный и особенный момент «его великой ночи».

С тех пор, как он был выбран лучшим голосом Европы в 14 лет и до сегодняшнего дня, прошло 56 лет, на протяжении которых он не переставал выходить на сцены, но в то же время он не поддался магии большого шоу, облегчению фонограмм или аранжировкам новой музыки.

«Моя великая ночь», - именно так называется и его международное турне и, в течение почти трех часов он огранивал сегодня свои «драгоценности короны», как он называет свои большие хиты, и утвердил в правах другие менее популярные песни, похороненные среди его больших хитов.

«Каждый диск включал в себя двенадцать песен. Когда запись заканчивалась, выбирались три для продвижения на радио, и которые ты пел перед публикой. Другие девять оставались забытыми. Я достал их из тени и они пользуются невероятным успехом», - сказал он EFE за час до своего концерта.

«Si ha de ser así», первая «спасенная» песня, была выбрана артистом, чтобы открыть концерт, одевшись в черное, со своей по прежнему густой шевелюрой и своей целенаправленной энергией. Концерт, в котором он предстал перед аудиторией, где преобладают женщины латинского происхождения старше пятидесяти лет, которые пели все его песни хором и которые уже после второй песни, «Mi gran noche», начали переживать все песни, как будто в последний раз.

Закрывая свой начальный блок легендарной «Digan lo que digan», он уже напрямую общался с партером, поблагодарив: «В Нью- Йорке я был так часто и вы всегда меня поражали».

Обращаясь к любви, он переходит от безоговорочной самоотдачи до сентиментальной неопределенности, как в «Cuando tenga mil años», до пораженчества в «Ella ya me olvidó». От ностальгической «Desde aquél día» («Самая красивая песня, которую написали мне», - сказал он), до мстительной, как ранчера, «Toco madera».

Все состояния влюбленной души, представленные с безупречным мастерством артиста, который крикнул «я продолжаю быть тем, всегдашним Рафаэлем» и который, не поддаваясь моде, прошел через мед массового успеха и через переоценку как идолы современности Энрике Бунбури или кинематографисты Álex de la Iglesia или Jonás Trueba.

«У музыки, которую мы делали раньше, были впечатляющие мелодии и они оставались в сердце людей, поэтому имели очень продолжительный успех, это не были цветы-однодневки», - сказал он EFE. Потом, на сцене, вспоминая свой первый нью-йоркский концерт, тогда в 1976 году, он признался: «Когда я был молоденьким, я обычно был робким. Сейчас я выхожу поделиться с Вами песнями, спокойно».

Также на подмостках Beacon Theatre он вспомнил некоторых композиторов авторов его великих хитов, Мануэля Алехандро, и также автора его «самой романтической» песни, невыразимого Хосе Луиса Пералеса. Так, понемногу, он приблизился к финалу, который усилил «En carne viva», «Escándalo» и «Qué sabe nadie», давая ясно понять что, несмотря на его оттачу на сцене, его личная жизнь остается только его.

«В посланиях моих великих песен, всегда есть новое, которое будет брать за живое, тех, кто хочет извлечь большую пользу», - опередил он. И зная, что его голосовые связки попробовали уже все необходимые регистры и показали с чрезмерной эффективностью свою гибкость, он оставил для повтора на бис две самых востребованных песни из своего репертуара: «Balada de trompeta» и «Como yo te amo».

Но напоследок он подмигнул публике, покоренной в течение ста восьмидесяти минут более чем тридцатью песнями: он спел без оркестра «A mí manera», как настоящее заявление о намерениях.

www.eluniversal.com
Перевод Людмилы Виноградовой
Три нижних фото Светланы Дубенской

Опубликовано на сайте 17.05.2013