Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - ¡Bienvenido, Raphael! 1968

¡Bienvenido, Raphael! 1968

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, РАФАЭЛЬ! 1968

ПОСЛЕ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО ТУРНЕ ПО АМЕРИКЕ

 
Силам общественного правопорядка пришлось защищать его в Барахасе от трех тысяч обезумевших поклонников.

ОН ВЕРНУЛСЯ ПОСЛЕ ТРИУМФАЛЬНОГО ШЕСТИМЕСЯЧНОГО ТУРНЕ ПО АМЕРИКЕ.
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, РАФАЭЛЬ!

 
Текст в левом столбце:
«АВА ГАРДНЕР СКОРО ВЕРНЕТСЯ В ИСПАНИЮ И МЫ СНОВА УВИДИМСЯ»
«Я СПЕЛ «АВЕ МАРИЯ» ПЕРЕД ДЕВОЙ ГВАДЕЛУПСКОЙ, ЧТОБЫ ВСПОМНИТЬ, КАК Я БЫЛ РЕБЕНКОМ И ПЕЛ В ХОРЕ»
«Я НЕ КУМИР, Я ОБЫЧНЫЙ ПАРЕНЬ, КОТОРЫЙ ПОЕТ О ТОМ, ЧТО ЧУВСТВУЕТ»

Подпись над фотографией: Рафаэль, щеголяющий в пиджаке китайского покроя, веселый и довольный тем, что снова вернулся в Испанию, приветствует взмахом шляпы толпу поклонников, собравшихся в аэропорту Барахас, чтобы встретить его.

РАФАЭЛЬ вернулся в Испанию после триумфального шестимесячного турне по Америке. Из Нью-Йорка он прилетел на самолете через Париж. Во французской столице он пробыл едва ли шесть часов, воспользовавшись этим временем для долгого отдыха в номере отеля и похода в магазин для того, чтобы купить несколько психоделических светильников для своей мадридской квартиры, хотя это желание ему выполнить не удалось. Ему едва хватило времени пообедать, и Рафаэль сел в DC-9, который доставил его в Барахас.

«DELIRIUM TREMENS» (белая горячка)

Все окрестности аэропорта содрогались от истерических криков. В распоряжение многочисленных поклонников певца из Линареса, число которых доходило до трех тысяч, было предоставлено тридцать пять автобусов, и они приехали со своими плакатами, транспарантами и афишами с портретами своего кумира. Они кричали в унисон: «Рафаэль, Рафаэль, Рафаэль, Ра, Ра, Ра!»

Когда певец снова ступил на испанскую землю, он несколькими взмахами поднятой руки поприветствовал своих преданных поклонников. Пятнадцатилетние девочки использовали до конца…



Подпись под фотографией вверху: Репортеры начали щелкать своими вспышками уже при выходе певца из самолета, он со своей прирожденной любезностью принимал перед фотокамерами различные позы, демонстрируя свои характерные жесты.

Подпись под фотографиями внизу: На летном поле и у выхода Рафаэля ожидал легион поклонниц с плакатами и оглушительными криками. Силы общественного правопорядка должны были своевременно вмешаться, чтобы не началась неразбериха. Они просто проявляли свою горячую привязанность к эстрадному кумиру.


… мощь своих голосовых связок. Рафаэль, на котором была расстегнутая бежевая куртка с китайским воротником-стойкой, брюки того же цвета и черный свитер, склонился над дорожкой, словно отвешивая поклон своим фанатам. Король испанской эстрадной песни благодарил своих поклонников, своих верноподданных «йе-йе», за теплую встречу.

Сразу после этого три тысячи фанатов в безумии устремились к Рафаэлю, едва не сбив его с ног. Певец потерял равновесие и чуть не упал. Караван тронулся в путь. Рафаэль, преследуемый толпой, продолжавшей без устали повторять его
имя, умчался по шоссе на своем туристическом авто.

АВА ГАРДНЕР СНОВА ВСТРЕТИТСЯ С НИМ

Разговор с Рафаэлем о его крепкой дружбе, с оттенком романтической идиллии, с Авой Гарднер был неизбежным.

- Мы с Авой лучшие друзья, - признался он, - уже два месяца. Мы обедали вместе и по ночам ходили в разные клубы потанцевать. Я испытываю к ней, прежде всего, огромное уважение, а дружба, которую я с ней поддерживаю, не больше и не меньше той, которая может существовать между дамой ее возраста и таким молодым человеком, как я.

- Вы встретись снова?

- Разумеется. Ава скоро приедет в Мадрид.

- В последнее время мир испанской эстрадной песни очень изменился. Массиэль получила премию на Евровидении, а Жоан Мануэль Серрат вышел теперь на первый план. Какова твоя позиция сейчас?


- Я все еще сижу в своем кресле. В этом маленьком или огромном мире песни есть место для всех.


- Если тебе предложат, ты будешь снова защищать честь Испании на Евровидении?

- Несомненно. Я должен сказать тебе, что – и это логично – я первый порадовался успеху Массиэль в Лондоне, потому что наконец-то это был триумф Испании – событие, которое я хотел бы увидеть еще раз. В следующем году я поеду на конкурс, как зритель, и первый буду аплодировать.


Подпись под фотографией вверху справа: Два момента визита Рафаэля в базилику города Мехико, где он исполнил свою последнюю песню, «Аве Мария», перед образом Девы Гваделупской. Сам он признался, что сделал это, чтобы вспомнить, как он был ребенком и пел в хоре, как и те дети, что стоят рядом с ним.
Подпись рядом с фотографией внизу справа: Вверху - еще один момент пребывания Рафаэля в гваделупской базилике.
Рядом с ним, на втором плане, стоит его менеджер, господин Гордильо.
Слева от этих строк – снимок с одного из выступлений певца в Мексике, где он, как всегда, вызвал привычную сумятицу, усилившуюся огромным ожиданием.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, РАФАЭЛЬ!
ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ ЗАДЕРЖАНИЕ В МЕХИКО

В новостях, несколько дней назад пришедших к нам из страны ацтеков, сообщается, что Рафаэль задержан и ему запрещен выезд из страны, и все это из-за тянущегося уже некоторое время судебного разбирательства между его прежней и теперешней фирмой грамзаписи.

Певец защищает себя следующим образом:

- Я должен быть назвать человека, чтобы он на законных основаниях представлял меня в Мексике от моего имени. Сейчас я не связан ни с одной фирмой грамзаписи, и все зависит от решения кассационного суда, куда мой адвокат подал апелляцию на приговор суда, который вел это дело.

- Но во время пребывания в Мексике ты снова записывал песни?

- Только песни из моего последнего фильма, «Хулиган», ленту на английском.

 В Мексике, как и в других странах Южной Америки, Рафаэль добился потрясающего успеха. Достаточно такого примера. По одному телеканалу шел прямой показ футбольного матча между национальными сборными Мексики иРоссии. По другому – концерт Рафаэля. Даже невероятная любовь к футболу, процветающая в стране ацтеков, не заставила телезрителей следить за перипетиями матча, потому что они предпочли присутствовать при грандиозном триумфе Рафаэля.

- Почему ты спел «Аве Мария», твою последнюю песню, перед Девой Гваделупской?

- Я сделал это, чтобы вспомнить, как я был ребенком и пел в хоре, и, кроме того, из-за огромной любви, проявленной ко мне мексиканской публикой. Когда я покидал Мексику, у меня слезы текли по щекам.

Подпись рядом с фотографией внизу справа: Фанаты Рафаэля рвались к нему на всем пути по аэропорту Барахас. Полиции пришлось охранять его от постоянных преследований, хотя она не смогла удержать некоторых поклонниц, и они пылко обнимали его. Повсюду царила атмосфера ожидания. Одетый по последней моде Рафаэль выдавал свои характерные жесты и принимал позы, принесшие ему такую славу.

«И Я НЕ ПОЮ, КАК СИНАТРА, И ОН НЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ТОГО, ЧТО ДЕЛАЮ Я»

- Рафаэль, ты кумир…

- Нет, нет. Я – Рафаэль. Обычный парень, который поет, потому что ему этого хочется.

- В время пребывания на американской земле у тебя была возможность увидеть лично этого монстра песни по имени Фрэнк Синатра?

- Да. Два раза. В Майами.

- Он смог бы спеть твои песни?

- Нет, я точно говорю – нет, но и я не пою, как Синатра, а он не смог бы сделать то, что делаю я.

- Ход этой беседы навел меня на мысль спросить вот о чем: Ава Гарднер была женой Фрэнка Синтары, ты когда-нибудь говорил с ней на эту тему?

- Нет, конечно. Фрэнк Синатра – певец, которым я восхищаюсь. Ава Гарднер – хорошая подруга. Нет никаких причин смешивать их в одной беседе.

- Ты пел Аве Гарднер «Hablemos del amor?»

- Нет, но если бы я это и сделал, не думаю, чтобы она обратила на это внимание.

ГОВОРЯ О ЛЮБВИ С РАФАЭЛЕМ

В Майами за шесть часов до начала концерта Рафаэлю угрожали смертью. Он спокойно вышел на сцену, не зная о готовящемся политическом заговоре против него.

- Я никогда не думал ни о чем, кроме пения.

- А о любви? Поговорим о любви, как гласит твоя популярная песня?

- Я влюблялся чаще, чем должен был бы, но все кончалось достаточно плохо. До того, как я стал знаменитостью, ни одна девушка не признавалась мне в любви. Да и сейчас, когда я стал тем, кем стал, тоже. Это должен делать я. Но да, будет тебе известно, что я не Адонис, и не думаю, что я похож на него.

- О чем ты мечтаешь?

- Иметь сына.

- Ты бы умер от любви?

- Я не понимаю самоубийства, будь то из-за любви или чего-то другого.

- Что ждет тебя теперь?

- Много работы. Выступления в лондонском Метрополитене, в парижской Олимпии, в нью-йоркском Метрополитен-хаус, фильм в Испании под названием «Ангел» и может быть, несколько концертов в первой половине декабря.

- Рафаэль, ты только что закончил фильм «Хулиган», а теперь, как говоришь, делаешь другой, под названием «Ангел». Кто ты из них двоих? Озорной парень или юноша, увенчанный каким-то ореолом кротости?

- Я Рафаэль, обычный парень, который поет о том, что чувствует.

Вот такой у него припев. Петь о том, что чувствует. И отдавать своей огромной аудитории бесчисленные чувства своего сердца. А потом он остается один, в молчании.

- Моя личная жизнь весь день со мной, каждую минуту.

Но у него нет времени, чтобы наслаждаться ею. Его личная жизнь бьется в нем постоянными систолами и диастолами, как «Хуан Грильо» у Пиноккио. (Хуан Грильо – неразлучный друг Пиноккио – прим.пер.) Любому, кто приближается к нему с намерением извлечь на свет тайны, украшающие его, он скажет просто:

- Я Рафаэль, обычный парень, который поет о том, что чувствует.

Потом рассмеется, и я сам себя спрошу – может быть, в глубине души он еще и молча заплакал про себя.

Мануэль Роман
Фото Х. Торремоха
29.06.1968
SEMANA
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано на сайте 11.08.2010