Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Un santo. 2004

Un santo. 2004

НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ (СВЯТОЙ). 2004

Неотъемлемая заслуга Рафаэля – создание им уникального жанра, который он начинал, и он же закончит...
Все то, что другие называют преувеличенной манерностью, он считает природной естественностью...

Без зеркала

Рафаэль. Он выступал в переполненном барселонском Palau de la Música в рамках пятого фестиваля del Mil-lenni со своим обычным репертуаром. В свои 60 лет (хотя он утверждает, что ему всегда будет только 23) и, перенеся пересадку печени в апреле прошлого года, он продолжает оставаться все тем же - “Yo soy aquel”, не изменяя своемy неповторимомy стилю.

Начиная со взлета на фестивале в Бенидорме в 1962 и до нынешнего «десантирования» в музыкальном театре, его безграничная карьера победителя кажется несгораемой. Равно, как и его жесты…

«Иконы» «мягкой» поп-музыки периода франкизма плавно преобразовались в миф культа причудливого музыкального стиля (freeke), а Rafael Martos Sánchez, познав несколько поколений зрителей вместе со своим совершенным «двойником» по имени «Raphael», все такой же неподражаемый и неоднократно имитируемый; среди его фанатов встречаются, как ностальгирующие по Niño de Linares, так и ироничные, обожающие вульгарный «китч», которые «находят» в оригинале лучшую пародию на артиста.

Неотъемлемая заслуга Рафаэля – создание им уникального жанра, который он начинал, и он же закончит.

Поэтому, Рафаэль может без какого-либо преувеличения смело утверждать, что он - лучший!

Никто не превзойдет Рафаэля в Рафаэлизме!

Артист, чьи выступления уже с юности были окутаны ангельским ореолом, как нельзя больше, соответствующим его имени, действительно - святой. На протяжении многих лет его ангел-хранитель, не уставая, ткал шлейф (тунику) успехов.

И сегодня, когда блеск уже не так ярок, как раньше, святость остается все той же. Те, кто постарше, помнят, как в 1965 первый испанский исполнитель так называемой «легкой» музыки «держал» зал более двух часов.
Но каждый святой должен творить чудеса…

Окончательным и удивительным доказательством того, что он никогда не сворачивает с пути, преодолевая все барьеры, стало его «паломничество» за границу, включая даже недосягаемый тогда СССР.

Святой, который стал универсальным, не отказываясь при этом от своего происхождения и уникальности.

Чего же еще можно было желать?

Рафаэлю никогда не нравилось “porompompero” (Spanish Folklore, музыкальное фольклорное направление  - прим. перев.).

Его цель состояла в том, чтобы поместить подлинный испанский продукт (стиль) в международную упаковку (своего рода – «сублимация» – прим пер.), придавая стандартный, но с присущей ему индивидуальностью, внешний вид всему, к чему он прикасался.

Как продукт интернациональной кухни, но в то же время - очень испанский.

Это была очень своевременная и современная инициатива, особенно в период развития режима Франко, когда такого рода нововведение стало успешно сочетаться («вступило в брак») с туризмом, развитию которого способствовали, в первую очередь, дочери военных и всеобщее желание забыть, раз и навсегда, XIX век.

Рафаэль стал официальной альтернативой и утвержденным исключением из правил в испанской песне. Взамен он получил, конечно же, обожествление… Обожествление и возможность быть в согласии с властью, даже, если власть была такой не авантажной, как диктатура. Супружество с дочерью маркиза и внучкой графа Romanones закрепило его звездный статус. Так, простой и скромный парень, возвысившийся благодаря своему неповторимому искусствy, сумел объединить свои гены с «голубой кровью» знати.

Таким образом, борьба классов была заменена их «стратегическим» слиянием.

И, тем не менее, Рафаэлю до сих пор, неприятно, когда назойливо упоминают о его desclasado... (потерявший связь со своим классом, утративший классовые признаки – прим. перев.)

Открытый вопрос о Рафаэле, никогда им не обсуждаемый, и на который нет ответа – это безуспешные попытки разузнать продолжает ли «функционировать» его маска гистриона (лицедея) и за закрытыми дверьми…

Его мемуары не проливают много света по этому поводу, вы быстро заблудитесь в калейдоскопе анекдотов.

Точеный, как фарфоровая статуэтка Lladró* (только посмотрите на эти две фотографии! – прим. перев.),



красноречивый, с искренними взрывами смеха, обладатель сюрреалистического языка и мышления…

Нет способа узнать, где начинается и заканчивается тот образ, который поднимается на сцену, как бы «для вкручивания электрических лампочек»…

Он использует интерпретацию для гротескного подчеркивания своих преувеличений, и утверждает, что никогда не смотрится в зеркало для отрабатывания своих характерных жестов. Он уверяет, что они возникают естественно, по мере необходимости, следуя «рисунку» песни и, что он определяет эту необходимость только по реакции и глазам зрителей, сидящих в зале.

Защищая свой стиль, и все то, что другие называют преувеличенной манерностью, он считает это природной естественностью. Лик святого уже не допускает даже частичных изменений. Только он вправе решать, будут ли это любить или пародировать...

Как уходят святые? Рафаэль несколько раз упоминал о том, что он хотел бы закончить свои дни, руководя театрами, например, одним в Мадриде, и другим в Мексике. Но он также высказался как-то, что было бы неплохо тихо уйти в своей гримерной, в окружении жены и троих детей.

Совершенно определенно одно – чтобы там ни говорили, он вернется на свое небо - «digan lo que digan»...

Примечание переводчика:

Lladró* - старинная испанская компания, базирующаяся в Tavernes Blanques, Valencia, и специализирующаяся на изготовлении высококачественных фарфоровых статуэток и скульптур – настоящих произведений высокого искусства.
Испанскую марку Lladró можно смело называть культовым явлением в мире современного дизайна. Продукция компании известна во многих странах мира, художественные произведения марки находятся в коллекциях Эрмитажа, Королевского Музея Искусства и истории (Брюссель), Музея современного искусства (Санто-Доминго).

Francese-Marc Álvaro
Gustavo Cuevas/EFE
04.01.2004
Sup. Domingo
Перевод anna g
Опубликовано на сайте 21.09.2010