Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Parte II

Parte II

ЧАСТЬ II

 Шумиха накануне свадьбы. – Рафаэль и Наталия говорят о венчании, не называя точной даты.

А сейчас в личной жизни певца из Линареса, вдали от шумной артистической популярности, происходят, как утверждают некоторые, сенсационные события, хотя с нашей точки зрения нет ничего сенсационного в том, что молодой артист решил вступить в брак с известной мадридской аристократкой и знаменитой писательницей Наталией Фигероа.

Читатель, мы не знаем, как разрешится загадка женитьбы Рафаэля к тому времени, когда эта книга попадет в твои руки, так как нелегко узнать, чем закончатся события, особенно если в них участвуют такие известные лица, которые, что вполне логично, хотят запутать своими действиями тысячи любопытствующих, которые с упоением выслеживают эту популярную парочку. Говорили о венчании ближайшей осенью; потом утверждали, что оно состоится летом, а кончилось тем, что сами герои уверили любопытных, что на самом деле сами не знают, когда же будет эта нашумевшая свадьба - только для того, чтобы никому не казалось, что эта мысль принадлежит этой знаменитой паре.

Приближаясь к концу этого биографического очерка о нашем земляке, мы хотели бы воспользоваться чудесной информацией Эбреро Сан Мартина, опубликованной в прошлом июне в журнале «Semana” (неделя):
«Неразбериха продолжается… Если ситуация не изменится, то, говоря о свадьбе Рафаэля, мы будем говорить о «самой загадочной свадьбе» года. Кроме того, мы очень жалеем «рафаэлисток», так как многие из них уже на грани инфаркта…»

Наши читатели помнят, что недавно Наталия объявила в мадридской газете «АВС», что ее свадьба с Рафаэлем состоится еще до этой осени. Мы связались с певцом в Каракасе, и он сказал: «Я не могу сказать, поженимся мы до осени или после осени, или до января, или после января.» Вот такая вот галиматья или что-то в этом роде. Пришлось дождаться возвращения Рафаэля в Мадрид, чтобы он удовлетворительно растолковал этот свадебный «иероглиф». Номы этого толкования, как мы сейчас увидим, не добились. Наоборот.

В прошлый вторник, в девять двадцать утра мы ждали прилета Рафаэля из Буэнос-Айреса, где отмечу мимоходом, он выступил с потрясающим успехом. Но певец не прилетел. Гордильо, его менеджер, заявил: «Ему пришлось остаться в Буэнос-Айресе, чтобы уладить некоторые дела. Он вернется на днях». Неразбериха, все большая неразбериха… Он прилетел через девять часов, в среду, в шесть утра (опа, это что у них со временем? – прим.пер.). Это была необыкновенная встреча, потому что никто не ждал известного певца, кроме немногочисленной группы журналистов. И уж конечно, в аэропорту не было Наталии Фигероа. Но все предполагали, что так и случится.

Рафаэль был небрит, еще более худ и бледен, чем обычно, но смеялся, отпускал шутки и был ироничен, как всегда. Линаресский соловей подтвердил, что сбросил вес, потому что привел в порядок щитовидную железу, благодаря чему он потерял четырнадцать килограмм. Он наводит красоту к свадьбе? Ах, тема, которая волнует всех нас – это не проблема похудения, а его брак. Но сейчас мы не можем сказать ничего нового на эту тему. Рафаэль замкнулся в абсолютном молчании.

- Я женюсь, и это все. Мы с Наталией любим друг друга. У нас будет интимная и скромная свадьба, а не всенародное гуляние. Будет только тот, кто нужен. Наталия, я, священник, некоторые родственники и, может быть, несколько близких друзей, и больше никого… А потом, в ответ на вопрос Эбреро Сан Мартина добавил:

- Что значит, когда мы поженимся? Я не знаю. Нам с Наталией надо поговорить, уточнить некоторые вещи… Где? Это мы еще не решили. И я не хочу больше говорить о моей свадьбе.

Это вещь, которая относится к моей личной жизни, и я хотел бы полностью отделить ее от моей артистической карьеры...

Среди всего прочего, репортер сделал вывод, или, крайней мере, он так думал, что «мальчик» из Линареса говорил это, чтобы вести в заблуждение тысячи его преследовательниц, фанаток, чтобы дезориентировать их и, может быть, избежать их непредсказуемой реакции, и - кто знает - чтобы сохранить и физическую целостность. Мы ничего не прибавляем, ни за, ни против столь метких суждений, и говорим, что стоит подождать, пока время раскроет все тайны и расчистит все пути….

Но если Рафаэль и высказался так в журнале «Semana” (неделя), то не менее занятным представлялось узнать реакцию Наталии Фигероа, второго интереснейшего действующего лица этой шумной свадьбы. В «АВС» было опубликовано очень любопытное интервью замечательной писательницы, взятое у нее Тико Мединой, из которого можно сделать забавные выводы; мы предлагаем вам только несколько кратких слов Наталии, чтобы здесь, в конце этой главы, вы могли все взвесить и разобраться, чем же, наконец, закончиться эта матримониальная связь, столь эффектная и столь много обсуждаемая, особенно, как мы полагаем, из-за того, что речь идет о такой популярнейшей паре, что, кажется, весь мир имеет право судить ее и высказывать свое мнение.

Наталия Фигероа сказала Тико Медине следующее:

«Слушай, мы давно знакомы и дружим. Но год назад мы начали встречаться очень часто, потому что он был в Мадриде, отдыхая после болезни. Мы ходили в театр, в кино, на танцы, к общим друзьям… Помнишь, когда появилась эта сенсация о свадьбе в Мехико? Тогда мы просто рот открыли от удивления, потому что в тот момент еще и не думали о свадьбе. Тогда мы и в самом деле были просто друзьями, хотя это звучит тривиально. Потом мы продолжали встречаться время от времени. Мы переписывались, посылали друг другу открытки. Я жила и работала здесь. Он был далеко, выступал в других странах. Когда он приезжал, мы гуляли вместе. Нам было очень уютно и хорошо вдвоем, мы были довольны.

Постепенно эта крепкая дружба начала превращаться во что-то иное, что было больше, чем приятельские отношения. Теперь мы не появлялись вместе в местах, где, как мы знали, бывают фотографы и журналисты. Только для того, чтобы не казалось, что мы стремимся сделать себе какую бы то ни было рекламу. Посмотри сама: фотографии, где мы вдвоем, никогда не были опубликованы – по тем же причинам. Потому что мы решительно отказывались делать себе рекламу в журналах, на телевидении и в газетах, понимаешь…

В другом месте этого содержательного интервью Наталия Фигероа говорит журналисту о предстоящей свадьбе:

- Мы поженимся, наверное, в начале осени. Вскоре, когда приедет Рафаэль, мы все уточним. Пока еще нет точной даты свадьбы, уверяю тебя. Мне очень грустно, что ты думаешь, будто таким образом мы хотим сделать себе рекламу. Я не шучу такими серьезными вещами. И он тоже, знаешь ли. Неужели ты думаешь, что мне нужна реклама – или разве она нужна ему? Я думаю, что это просто желание поболтать. Мы в Испании очень много болтаем.