Рафаэль Мартос Санчес - Raphael - Rafael Martos Sánchez - Часть X

Часть X

Говорят о чем-то на мексиканском сленге...
- Я ничего не думаю о твоей жизни, Мануэль, но я совершенно уверен в том, что тебе может помочь только женщина, которую зовут Патрисия.

- Она приходила сюда? Ты ее видел?
- Нет, я понятия не имею, кто это. Но она постоянно присутствует в твоем пьяном бреду.
- Это моя невеста.
- Она любит тебя?
- Очень. И это больше всего меня мучит. Что она делает, пока я здесь?
- Ты не стоишь ее любви.
- Почему ты так говоришь?
- Потому что, когда ты выйдешь отсюда, то обеспечишь себе место в сумасшедшем доме.
- Я прошу тебя, помоги мне.
- Я не раз пытался это сделать. Но ты ведешь себя как безумец.
- Баканоре нужны только твои деньги. Неужели ты этого не понимаешь? Он специально спаивает тебя. Все что передают тебе, все идет на его дружков.
- Это его бизнес.
- Они играют с тобой. А ты сам себя разрушаешь. Мануэль, держись, не пей больше, иначе тебе конец.
- Ты прав. Я обещаю тебе не делать этого больше.
- Я так ждал этого. Ты ведь можешь бросить пить. Откажись от этого.
- Да, я брошу.
- Думай о своей девушке, это всегда помогает.
- Я не буду больше пить. Я обещаю, обещаю.
- Как дела, Мануэль?
- Я неважно себя чувствую.
- Какие проблемы? Хочешь выпить?
- Нет, Баканора, я больше не буду пить. Не хочу.
- Хозяин, барин. Сегодня вечером мы хотим перекинуться в картишки. Не хочешь присоединиться?
- Без алкоголя?
- Ну, если ты хочешь, то можно и без алкоголя.
- 50 и еще 50
- Ну, ты ходишь или нет?
- Я лучше пойду.
- Почему ты уходишь, Мануэль? Не хочешь побыть с нами немного? Выпей с нами по рюмочке, бесплатно, парень.
- Я не хочу пить, не хочу.
- Послушай, что с тобой?
- Отстань от меня, я хочу спать.
- Но так, на сухую, ты не заснешь.
- Оставь меня.
- Ну, я понял, что ты не хочешь пить, но я не могу оставить тебя в таком состоянии. В конце концов, всего одна рюмочка тебе не повредит. На вот, выпей. Ты же знаешь я твой друг, парень.
- Нет, нет, я не хочу, чтобы ты приходила, Патрисия. Нет, нет, я не хочу тебя ни в чем винить. Нет.
- О какой вине ты говоришь? Ты ведь не совершил ничего такого, не так ли?
- Нет, я нет, это Орландо забрал все до последнего сентаво.
- О каких деньгах ты говоришь? Кто этот ублюдок, скажи мне.
- Нет, это сделал не я, папа, папа, не оставляй меня одного.
- Где, где эти деньги?
- Что ты здесь делаешь?
- Ничего. Ему, наверное, снятся кошмары. Он кричал.
- Ну и ночка, Господи!
- Ну, что удалось вытащить из него что-нибудь?
- Какие-то отдельные слова, блеяние сумасшедшей козы.
- Но он выпил, шеф?
- Это да, он выпил. И отключился.
- Идиот, чего ты ржешь? Это что тебе шутки? Он говорил о каком-то подлоге, церкви, об отце и какой-то Патрисии.
- Это его невеста. Очевидно, его кинули.
- Разве он первый, или последний, обманутый женщиной?
- Я не смог отказаться. Я совершенно себя не контролировал. У меня было такое чувство, что если я не выпью, то умру.
- Именно это тебя и убьет.
- Это сильнее меня.
- Тебе не стыдно говорить это? У тебя есть желание, ты образованнее меня. Ты что не понимаешь, что ты делаешь со своей жизнью? Ты превращаешься в алкоголика.
- А тебе, в конце концов, какое до всего этого дело?
- Ты считаешь, что меня не должна волновать судьба себе подобного? Очнись, Мануэль. Подумай, о чем я тебе говорю. Я твой друг.
- У меня нет друзей.
- Тебе сделали очень больно, не так ли?
- Да, очень.
- Прости меня, Роке, мне очень хотелось бы довериться кому-нибудь, но я не могу. Не могу.
- Эта Патрисия, о которой ты все время бредишь. Тоже тебя обманула? Почему ты не хочешь мне все рассказать? Тебе нужно выговориться и тебе станет легче.
- Я не могу этого рассказать.
- Ты мне не доверяешь?
- Нет, если бы я знал правду о том, что произошло.
- Расскажи мне все, Мануэль. Ты же задыхаешься от всего этого. Рассказав мне все, ты освободишься от этого груза, и тебе станет легче.
- Если я расскажу, то нанесу вред очень близким мне людям, друзьям. Но этот груз очень давит на меня. Я не хочу этого.
- Мы дружим уже очень давно. В деле Мануэля, есть неточности, некоторые процедурные огрехи, ну, в общем, я не очень хорошо разбираюсь в юридической терминологии.
- Да, но тут все, как раз, очень все понятно.
- Вы думаете, что мы можем вытащить Мануэля из тюрьмы?
- Вполне возможно, мне только будет необходимо поговорить с адвокатом Редондо.
- Сделайте это как можно скорее.
- Обещаю. А сейчас мне нужно идти. Я хочу все хорошо обдумать.
- Да, конечно. Я провожу вас.
- Не беспокойтесь, я знаю дорогу.
- Мне кажется, что этот человек не делает то, что должен делать. Какой-то он слишком безразличный.
- Ну, посмотрим, к чему приведет его разговор с Редондо.
- Дай Бог, чтобы все получилось.
- Да.
- Ты очень обеспокоена?
- Очень, а ты?
- Не знаю, вполне возможно, что невиновный парень сидит в тюрьме. Злую шутку сыграла с ним жизнь. Но может это все пойдет ему на пользу?
- А зачем ты это делаешь?
- Ради тебя. Да и кто не ошибается в этой жизни.
- Да, ты совершенно прав.
- Вы друзья Мануэля?
- Да.
- Я его товарищ по камере. Я очень уважаю его, и потому решил с вами встретиться.
- До сегодняшнего дня с вами встречался другой заключенный.
- Да, сеньор Баконара.
- Это не друг. Он вас обманывает. Он присваивает почти все деньги, которые вы передаете Мануэлю.
- Я же говорил, Хуан Пабло.
- Но почему Мануэль не приходит? Он все еще болеет?
- Послушайте, Мануэль никогда и не болел. Дело в том, что Баканара пристрастил его к алкоголю, и потому, Мануэль все время пьяный.
- Но он никогда и капли в рот не брал.
- Здесь всему учатся. От безделья, отчаяния.
- И что можно сделать?
- Нужно вытащить его отсюда.
- Это мы и пытаемся сделать, и делаем все, что в наших силах. Поверьте, он очень скоро будет на свободе.
- Дай Бог, чтобы это произошло не слишком поздно. Пока он будет здесь, он не сможет бросить пить. И не имейте больше дела с Баканарой.
- Конечно, с этого момента мы будем встречаться только с вами.
- Ладно, я пойду, поговорю с ним. Может мне удастся уговорить его выйти к вам. С вашего разрешения, сеньоры.
- Спасибо.
- Послушай, какого черта ты суешь свой нос в мои дела? Зачем ты встречался с друзьями Мануэля? Что ты им наговорил? Мне не нравится, когда лезут в мои дела. Скажи мне всю правду, о чем ты с ними говорил?
- Единственно, что я хочу сделать…
- Меня не интересует, что ты хочешь сделать, говори, что ты им наговорил.
- Я сказал им всю правду.
- Немедленно отдай мне эти деньги.
- Я ничего тебе не отдам. Отстань от меня.
- Это мои деньги.
- Роке, что случилось?
- Ты должен пойти и встретиться со своими друзьями. Они тебя ждут.
- Баканара мне сказал, что они не пришли.
- Нет, это не правда. Я попросил, чтобы они тебя подождали. Иди.
- Нет, я не хочу.
- Они расскажут тебе многое. И ты сейчас же пойдешь. Ну же, иди. Не хочу.
- Маноло, как мы рады тебя видеть. У нас для тебя очень хорошие новости. Возможно, что очень скоро ты выйдешь на свободу. Теперь ты не откажешься встретиться с сеньорой Альконеда?
- Возможно.
- Маноло, сеньора очень переживает за тебя, почему ты не хочешь с ней поговорить?
- У меня на то есть свои причины.
- Но они ведь хотят тебе помочь.
- Именно поэтому я не хочу причинять им боль. Ни сейчас, ни тогда, когда выйду.
- Я бы встретился с Патрисией, но не с ее родителями.
- Пойми, Мануэль, такое поведение только вредит тебе, они очень хотели видеть тебя, но ты все время отказываешься.
- Я хочу, чтобы вы знали, что, когда я выйду отсюда, то буду вести совершенно другую жизнь, совершенно ни с кем не связанную.
- Ты очень изменился, Мануэль. Тебя ничто и никто не интересует. Патрисия просто раздавлена.
- Я не знал этого.
- Естественно, что ты этого не знаешь. Ты ведь думаешь только о себе. Ты стал совершенным эгоистом. Мануэль.
- Перестань, Орландо, хватит нотаций, не здесь же.
- Подожди, не перебивай. Кто-то же должен ему сказать правду. Тебя совершенно не интересует, что ты своим поведением причиняешь боль всем тем, кто вообще не виноват в том, что с тобой произошло. Мы почти два года пытались увидеть тебя, а ты не соизволил к нам выйти.
- Орландо.
- Отстань от меня.
- Хуан Пабло отказывает себе в куске хлеба, чтобы принести тебе деньги. Мальчишки, все, что экономят за неделю, посылают тебе, для того чтобы тебе было хорошо. Чтобы ты стал алкоголиком? И я говорю это не для того чтобы тебя обидеть, просто я твой друг. Ты потерял всякий стыд, злоупотребляя нашим к тебе отношением. Не трогай меня! А что ты делаешь со своей невестой? Бедная Патрисия целыми днями сидит взаперти дома, проливая слезы по тебе. А ты, что делаешь? Ты не достоин ее любви, ты не заслуживаешь усилий сеньоры Альконеды, ты не заслуживаешь нашей дружбы. Потому что ты эгоист, который думает только о себе. Тебя никто и ничего не интересует. Мне противно с тобой общаться. Мне противны такие люди как ты. Кто тебе еще скажет правду о том, что ты украл все деньги.
- Орландо!
- Оставь меня в покое.
- Именно это я и собираюсь сделать и навсегда. Потому что ты не умеешь быть другом и не заслуживаешь ничьей любви.
- Время свидания вышло. Так что прощайте.
- Да. Джино Гутьеррес? Ладно, соедините. Привет Джино, как дела? Да, конечно. Маноло скоро будет на свободе. А что ты хотел, чтобы я сделал? Нет, сеньор Альконеда очень влиятельный человек и очень активно подключился к этому делу. Нет, нет, ни за какие миллионы мы не сможем помешать этому. Джино, пожалуйста, услышь меня. Лучше ничего не предпринимать, и оставить все как есть. Я сделал все что мог, не могу же я компрометировать себя. Поступайте, как знаете, однако я хочу тебя предупредить, что всякие необдуманные действия могут вытащить на свет очень много нежелательных для тебя вещей. В этом деле слишком много виновных.
- Что ты делаешь?
- Ты разве не обещал мне, что больше не будешь пить?
- А ты, зачем меня силой отвел к людям, которых я не хотел видеть.
- Это твои друзья, Мануэль.
- У меня нет друзей.
- Не будь таким невыносимым.
- Мне все равно. Пусть уважают мои чувства. Я боюсь, меня гложет тоска.
- Мануэль, ты должен понять, что очень скоро выйдешь отсюда, и ты хочешь унести с собой это свое проклятое пристрастие?
- Если я начну новую жизнь, то она будет такой, какой я хочу. Чтобы не быть обязанным никому и ничему. И без чьих-либо советов.
- Значит, ты не послушаешься меня?
- Нет. И оставь меня в покое.
- Сейчас занимаются подготовкой всех необходимых для освобождения документов.
- И сколько это займет времени?
- Не знаю, я говорила с Ромеро, и мы договорились вечером встретиться. Он не вдавался в детали, однако сказал, что имеет очень хорошие новости.
- Ты права, что может быть важнее освобождения Мануэля.
- Конечно. Ты не хочешь поехать со мной?
- Дело в том, что мне еще нужно забрать одежду, которую подарил нам один спонсор.
- А кто-либо другой не может ее забрать?
- Да нет, с тех пор, как нет Хасинты, все должен делать я.
- Ну, так давай сделаем это сейчас. Я на машине.
- Мне бы не хотелось тебя напрягать.
- О чем речь, Хуан Пабло. Что за глупости. Я отвезу тебя. Поехали.
- Спасибо. Ну, все, можем ехать.
- Ты так быстро.
- Добрый вечер, уважаемые сеньоры. Извините меня за беспокойство. Вы не могли бы дать мне немного денег? Сколько сможете.
- Вам не стыдно просить милостыню?
- О чем вы говорите сеньора! Милостыня – признак нужды. Мне нужны деньги не на еду, а на выпивку.
- И ты сам признаешь свой порок?
- Почему нет, если так и есть. И потом это спорный вопрос, вопрос окружения, так сказать. Если бы я напился, находясь в кругу уважаемых людей из высшего общества, то никто бы к этому осуждающе не отнесся. Но поскольку я принадлежу к низшему сословию, пьющему у каждого ларька, то каждый может меня осудить. Так вот я и спрашиваю, а справедливо ли это?
- Хорошо. Вот тебе, сын мой.
- Сеньора, я очень обязан вам за вашу щедрость. И знайте, что это не милостыня. Я принимаю это как солидарную помощь.
- Все, все иди, сын мой и да поможет тебе Господь.
- Доброй ночи вам. С вашего позволения.
- Какой странный человек
- Похоже, что он образован или много читал.
- Возможно.
- Да, какое бесстыдство. Как противно.
- Очень странный человек, дочь моя.
- Ну, ладно, я сейчас вернусь.
- Не беспокойся?
- Патрисия, не уходи, Патрисия. Не оставляй меня, Патрисия.
- Как только вы уплатите залог, Мануэля освободят.
- Спасибо, какая прекрасная новость.
- Да, но дело полностью зависит от вас.
- Я поговорю со своим мужем, думаю, что мы завтра же внесем деньги.
- Думаю, что Мануэля освободят менее чем через неделю.
- А можно будет узнать конкретную дату, адвокат?
- Почему нет. Как только я об этом узнаю, то сразу же вам сообщу.
- Наконец-то, Хуан Пабло.
- Но вы должны предупредить Мануэля, что он выпущен под залог, и его поведение должно быть безукоризненным.
- Да, конечно. Спасибо.
- Его освободят? И когда, Хуан Пабло.
- Пока не знаю точно, но это вопрос нескольких дней. Через 8-10 дней.
- Его признали невиновным?
- Нет, нет. Это довольно долгий процесс. Его выпускают под залог.
- Ничего, это не важно, главное, что он выйдет.
- Думаю, что мы должны приготовить небольшой праздник по этому поводу. Как вы считаете? Соберем всех друзей, сеньоров Альконада…
- Нет, нет, подождите. Я хочу вам кое-что сказать. Мануэль немного изменился. Он столько пережил в тюрьме. Думаю, что ему сейчас больше нужны не праздник, а, прежде всего любовь, понимание и дружба.
- Я считаю, что будет неплохо, если мы соберемся здесь и порадуемся за него. Организуем для него здесь небольшой праздник, поужинаем, послушаем музыку и чуть-чуть выпьем. Совсем немного.
- А почему бы и нет, Хуан Пабло. Мы же одна семья, разве нет?
- Я поговорю с ним, посмотрим, захочет ли он.
- Зачем говорить, пусть это станет для него сюрпризом.
- Ладно, дайте мне подумать.
- Думаю, что мы должны окружить Мануэля заботой и теплотой.
- А это что?
- Новый костюм, рубашки и туфли. Это все передала сеньора Альконада.
- И, когда все это произойдет?
- Завтра в 6.
- Они знают?
- Нет.
- Вы же сказали, чтобы я им ничего не говорил. Хотя у меня из-за этого могут быть неприятности. Я сказал им, что вы выйдете в пятницу утром.
- Пусть это будет последний раз, когда я кому-то доверяю. Не подведите меня, адвокат.
- Нет. Хотя я не согласен с вашим поведением. Сеньоры Альконеда, Хуан Пабло – ваши друзья.
- Не надо лишних слов, сеньор адвокат.
- Хорошо, я только хотел сказать, что ваши друзья очень за вас переживают и ждут.
- Нет у меня никаких друзей!
- Завтра я хотел бы видеть только вас.
- Спасибо.
- Сколько будет стоить все это?
- 5000-6000 песо?
- Ты что, шутишь?
- Одна бутылка?
- Ладно, только ради тебя.
- И где ты все это достал?
- Мне принесли.
- И что, ты собираешься на праздник, или на первое причастие?
- Ничего подобного.
- Просто, завтра я выхожу отсюда. Да, в 6.
- Ну что ж, я тебя поздравляю.
- И я бы хотел выпить за мое освобождение.
- А его ты берешь с собой в качестве сопровождающего?
- Что тебе надо?
- Ничего. Я узнал, что завтра тебя освобождают, и хотел с тобой попрощаться.
- Не хочешь с нами выпить?
- Нет.
- Ты скоро этим себя угробишь.
- Почему ты так думаешь, Роке?
- Потому что такова жизнь.
- Прощай, Мануэль. Мне бы очень хотелось, чтобы мы остались с тобой хорошими друзьями. Настоящими друзьями. Без ненужных советов и критики. Это всегда мешает дружбе.
- Я знаю, что ты меня уважаешь.
- Когда-нибудь ты поймешь это. Мануэль, ты уходишь отсюда, как выйдем и все мы. Избавься от этого проклятого пристрастия.
- Я думаю, что ты тоже выйдешь отсюда, и мы увидимся при других обстоятельствах. Вот увидишь.
- Посмотрим. Здесь мы все одни, а там у каждого свое место. Я желаю тебе…